Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему / Читать рассказы / Итоги

2 страниц V  < 1 2  
Ответить в данную темуНачать новую тему
Оружейник (1-3 главы)
Торговец твилечк...
сообщение 9.11.2019, 23:08
Сообщение #21


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 421
Регистрация: 24.10.2019
Вставить ник
Цитата




У махровцев же такое в цене? А здесь может не найтись столько почитателей.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 9.11.2019, 23:58
Сообщение #22


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8594
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Торговец твилечками @ 9.11.2019, 23:08) *
У махровцев же такое в цене? А здесь может не найтись столько почитателей.

Не, там дядьки суровые, хумор (особенно такой) не любят.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 10.11.2019, 15:10
Сообщение #23


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Куда же мне бедному податься?))))
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 10.11.2019, 15:16
Сообщение #24


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8594
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Yann @ 10.11.2019, 15:10) *
Куда же мне бедному податься?))))

На АТ. Там такое с удовольствием хавают.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 10.11.2019, 18:03
Сообщение #25


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(Граф @ 10.11.2019, 15:16) *
На АТ. Там такое с удовольствием хавают.

Ну а по написанию? Сможете прокомментировать?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 10.11.2019, 20:41
Сообщение #26


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8594
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Yann @ 10.11.2019, 18:03) *
Сможете прокомментировать?

Если я отвечу, вы обидитесь.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 11.11.2019, 13:13
Сообщение #27


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(Граф @ 10.11.2019, 20:41) *
Если я отвечу, вы обидитесь.

И все же, если не сложно... желательно развернуто
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 11.11.2019, 13:43
Сообщение #28


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8594
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Yann @ 11.11.2019, 13:13) *
И все же, если не сложно... желательно развернуто

Не-не-не, я такое читаю и рецкаю только за деньги!
Советую разместить на АТ - там много подобного. И ЦА соответствующая.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Торговец твилечк...
сообщение 11.11.2019, 18:34
Сообщение #29


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 421
Регистрация: 24.10.2019
Вставить ник
Цитата




Начало с утреннего утра. Почему бы не начать с сюжетообразующих событий? Длинная, скучная экспозиция через воспоминания и размышления у меня лично вызывает идиосинкразию. Почему бы не начать с проходной – сразу понятно: он здесь работает, вахтёр поздоровался – уважаемый человек, нет – так себе. Зачем мне эти: мечтал, служил? И добивают бодрейшее начало рассуждения на свободную тему.
Впрочем, с проходной и далее – то же самое: длиннотно, с множеством излишних подробностей. Коротко: не повествование, а поток мыслей, или прямой репортаж с места событий. Не упуская никаких мелочей. Моё личное читательское мнение, литинститутов не заканчивал.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 12.11.2019, 18:37
Сообщение #30


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(Торговец твилечками @ 11.11.2019, 18:34) *
Начало с утреннего утра. Почему бы не начать с сюжетообразующих событий? Длинная, скучная экспозиция через воспоминания и размышления у меня лично вызывает идиосинкразию. Почему бы не начать с проходной – сразу понятно: он здесь работает, вахтёр поздоровался – уважаемый человек, нет – так себе. Зачем мне эти: мечтал, служил? И добивают бодрейшее начало рассуждения на свободную тему.
Впрочем, с проходной и далее – то же самое: длиннотно, с множеством излишних подробностей. Коротко: не повествование, а поток мыслей, или прямой репортаж с места событий. Не упуская никаких мелочей. Моё личное читательское мнение, литинститутов не заканчивал.

Спасибо за комментарий! Про мечтал, служил - вводная часть, которую я ввел для "очеловечивания" ГГ. Возможно, я не прав...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 19.11.2019, 22:35
Сообщение #31


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




-Рад приветствовать вас на объекте Ижевск-2, полковник Куан, – ответил я, приложив руку к козырьку форменной кепки.
Из транспортника по трапу спустились и подошли к нам два помощника полковника и отдали мне воинское приветствие.
- Приглашаю вас в наш бункер, где мы сможем поговорить в более комфортных условиях. Следуйте за мной, - я сделал приглашающий жест рукой.
Самолеты прибывших поднимали столбы пыли при приземлении; было трудно не то что говорить, но и просто дышать, кроме того, элементарная вежливость и здравый смысл диктовали поступить именно так, хотя время, конечно, поджимало. Как говорится, на разговоры времени уже было негусто.
Но дойти до бункера мы так и не успели: по всей территории взревели баззеры боевой тревоги, и по громкой связи с несвойственной ему серьезностью в голосе Искин предупредил нас о воздушном нападении. Не сговариваясь, мы вчетвером, щурясь на солнце, устремили взгляды на небо. Полковник, сориентировавшись первым, отдал какую то команду по рации. МиГи, заходившие на посадку, резко отвернули и начали набирать высоту. Те самолеты, которые уже приземлились, снова включили двигатели и начали выкатываться на взлетную полосу.
- Товарищ Командор, я отдал приказ истребителям на влет, они нас прикроют, – по-русски объяснил свой приказ полковник, внимательно глядя мне в лицо.
-Благодарю вас, полковник! Предлагаю все же быстрее проследовать в бункер, посмотрим, что случилось, – стараясь перекричать взлетающие истребители, произнес я, пропуская корейскую делегацию вперед себя в приоткрытую дверь бункера. Корейцев не пришлось уговаривать; придерживая на головах форменные кепки, полковник и двое его помощников шагнули в убежище.
Спустившись на командный уровень бункера и взглянув на дисплей, я ругнулся про себя и приказал Искину доложить обстановку.
- Командор, с запада и севера с ракетоносцев B-54 по нам запущены более тридцати крылатых ракет Томагавк, подлетное время сорок три минуты, – нервно сообщил Искин.
-И как они смогли так близко к нам подлететь? Почему мы не заметили? Насколько я знаю, скорость полета Томагавка менее одной тысячи километров в час?! – воскликнул я, мучительно вглядываясь в монитор.
-Вот-вот, Искин, как так получилось, что ты проспал ракетоносцы, расскажи Командору! - глумливо посоветовал молчавший до сих пор Виктор.
- Да я-то что… это не мой косяк! Последние пару часов я вообще восстанавливал программное обеспечение командной системы нашего бункера после сбоя, – не очень уверенно ответил Искин.
-А теперь расскажи о сбое и о том, что я тебя предупреждал, – продолжал безопасник.
-А что рассказывать? У меня же был приказ что-нибудь сделать с неприятным голосом системы безопасности, вот я пытался. Кто виноват, что ничего не получилось?
-Ты забыл добавить, что еще пробовал ограничить мой доступ к системам бункера, что собственно и привело к «падению», – язвительно добавил Виктор.
-Ну и зачем эта самостоятельность, а, Железяка? – рассерженно воскликнул я. – Может, будем как-нибудь соблюдать субординацию, и думать здесь буду я, а ты – исполнять мои приказы?!
- Командор, мне просто не понравилось, что Виктор без твоего разрешения начал командовать дроидами, которых отправил на расчистку полосы. Мы с ним поспорили о недопустимости таких действий, то есть как раз о субординации. Ну я и решил, что лучше остановить его, пока он мной командовать не начал, – обиженно ответил Искин.
-Так, ладно, разберемся позже, у нас если вы помните – гости и летящие к нам ракеты. Хорошо, что я оставил корейцев в конференц-зале, и они хоть весь этот балаган не слышали! – прервал я своих электронных помощников. - Мы сможем перехватить эти ракеты? ПВО справится?
-С уверенностью, могу заявить, что нет! Их слишком много для отражения системой бункера… Вот если бы некоторые не прошляпили, и мы не подпустили бы их так близко, то С-600 на границах страны отработали бы по ним всем без проблем. Сейчас же будет задействована только наша маломощная система защиты, – с какой-то безнадежностью в голосе отрапортовал безопасник.
-Я вас понял, времени мало, пойду к нашим союзникам, – раздраженно сказал я, от души на прощание хлопнув дверью командного пункта.
В конференц-зале корейцы расположились за большим столом и внимательно наблюдали за монитором, на который дублировалась информация с командной панели.
-Товарищ Командор, насколько я понимаю, скоро этот бункер подвергнется атаке противника? Разрешите помочь вам. Наши истребители смогут перехватить часть ракет, – сказал полковник, вставая при моем появлении.
-Да, конечно мы будем рады вашей помощи. Согласуйте действия с Искином, он распределит цели, - лихорадочно бегая глазами по монитору, кивнул я.
-И еще, товарищ Командор, зная тактику противника на своем горьком опыте, я почти уверен, что после ракетной атаки последует наземная операция под прикрытием ВВС. За вас, похоже, взялись всерьез, судя по количеству запущенных ракет, – добавил полковник, качая головой.
Отличная перспектива, просто лучше не придумаешь. Если нас не расфигачат с воздуха, то непременно явятся добивать по земле. Да уж, похоже, моя миссия довольно явно накрывается медным тазом. Виктор Васильевич будет недоволен. Почему-то мысль о недовольстве безопасника придала мне сил и какой-то молодецкой удали.
-Искин, слушай мою команду! Выводи все танки из ангара и прячь их по капонирам!
Корейцы уважительно посмотрели на меня и тихо обменялись несколькими словами на своем непонятном языке.
-Так точно, выполняю! Согласно протоколу я так же отправил сигнал боевой готовности на все элементы проекта. Системы безопасности развертываются во всех убежищах. Наличествующие резервы будут отправлены к нам на усиление, – спустя несколько секунд доложил Искин.
- Через какое время ракеты противника окажутся в зоне действия нашей ПВО?
- Антон, ракеты войдут в зону уверенного противодействия через восемь минут. Корейские истребители уже могут начать перехват, но я бы посоветовал им заняться теми, которые наша ПВО сбить не сможет. Пусть добивают остатки! – вмешался в наш разговор Виктор.
-Товарищ полковник, вы согласны с предложенной тактикой? – повернулся я к полковнику.
Тот слегка поклонился.
-Ваш офицер совершенно прав! Подобная тактика использовалась и в нашей армии, она позволит уничтожить все, ну или практически все ракеты на подлете. Товарищ Искин, я передаю вам прямое командование над истребителями.
-Произвожу запуск ракет по установленным целям! – доложил Искин.
Даже здесь, на третьем уровне бункера, вибрация от запуска ракет была ощутима. На мониторах транслировалось изображение с камер наружного наблюдения, показывая, как в ареоле огня взлетают наши ракеты, оставляя за собой столбы дыма. Вот это мощь!.. Первый раз в жизни я наблюдал за массовым запуском, и это, хочется заметить, впечатляет! Почему-то вспомнилась песенка:
Медленно ракеты уплывают вдаль,
Встречи с ними ты уже не жди.
И хотя Америки немного жаль,
У Европы это впереди.

Ядерный фугас летит качается, -
От него хорошего не жди!
Даже если в землю закопаешься,
От волны ударной не уйти!

-До перехвата целей три минуты! Внимание! Обнаружены множественные наземные цели! Идет идентификация, – раздался напряженный голос Искина.
-Товарищ полковник, похоже вы были правы! Похоже, противник будет проводить наземную операцию, – обратился я к корейскому полковнику.
-По-другому и быть не могло, они редко меняют тактику. Именно так и были уничтожены основные силы нашей армии, – с горечью в голосе произнес полковник и прерывисто вздохнул, ероша крепкой пятерней седые жесткие волосы.
- Сколько времени до контакта с наземными целями?
-При скорости, с которой они движутся, примерно минут сорок – пятьдесят, – ответил за Искина Виктор. – Судя по данным с радаров, на нас идет не меньше пятнадцати танков и около двух рот солдат. Если бы не ракеты, проблем они нам бы доставить не смогли, раскатали бы мы их, как блин. Но неизвестно, что после обстрела останется от нашей наземной обороны, да и от нас самих...
-Понял, сосредоточимся пока на ракетах, к десанту и танкам вернемся после. Пока они нам не угрожают, – подытожил я и переключил монитор на систему ПВО.
Судя по выводимым данным, наши ракеты практически достигли ракет противника и в ближайшие секунды должно все решиться.
Я нервно похлопал себя по карманам. Чертова привычка, ведь бросил курить лет десять назад! А поди ж ты – в такие минуты руки сами ищут сигареты.
-Есть перехват, четырнадцати ракет! – наконец, доложил Искин. - Есть перехват еще девяти!
-Сбили еще пять! Осталось пять ракет! Осталось четыре… все!.. Наша система отработала, дело за истребителями! – сообщил Виктор.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 24.11.2019, 23:18
Сообщение #32


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




-Истребителям начать перехват целей! – скомандовал я.
До подлета вражеских ракет к бункеру оставалось около двух минут. Перезарядить системы ПВО бункера мы не успевали. Надо во что бы то ни стало остановить противника.
-Истребители запустили ракеты воздух-воздух; полный расход боекомплекта! Ждем перехвата! – отчитался Искин. -Есть подрыв двух ракет! Истребителям - задействовать пушечное вооружение. Передаю рассчитанную траекторию движения!
МиГи согласно рассчитанной траектории сблизились с летящими в нашу сторону крылатыми ракетами и открыли плотный огонь. На мониторе в бункере красные точки целей и зеленые наших истребителей слились в одну.
-Есть перехват еще одной ракеты! Осталась последняя. Командир истребителей докладывает о полном расходе боекомплекта авиапушек! –доложил Искин.
На мониторе угрожающе запульсировала одинокая красная точка, стремительно приближающаяся к нам.
- До подлета ракет к бункеру одна минута! – раздался нервный голос Искина.
Корейцы переглянулись. Полковник снял фуражку и промокнул белоснежным носовым платком капли пота, проступившие на лбу. Два его помощника тихо обменялись несколькими фразами на своем языке; видимо, они не сошлись во мнениях, потому что один, чуть повысив голос, указал рукой куда-то вверх. Второй безнадежно вздохнул и отмахнулся.
Должен признаться, я знатно «взбодрился».
«Начали, блин, за здравие – кончили за упокой! – зло подумал я, снова машинально охлопывая карманы в поисках курева. – И Виктор Васильевич тоже хорош!.. Сначала накосячили с переброской, а теперь – ну, ты, парень, встрял, конечно, да. Не повезло. Но не горюй, добудь «Темпоний» и выполняй уже свою миссию. Ага, а до того будь так добр – не погибни от пиндосской ракеты, фигня же вопрос!.. Черт бы их всех побрал!». Думаю, подвернись мне в этот момент наш безопасник, я на минуточку забыл бы о субординации…
Неожиданно у полковника заработала рация, передав несколько быстрых фраз на корейском. Лицо его на секунду исказилось, словно от боли, но, быстро взяв себя в руки, кореец, судя по интонации, ответил утвердительно. Бросив в передатчик несколько отрывистых фраз, полковник снова снял фуражку и достал платок, но, не донеся его до покрытого испариной лба, застыл на месте, устремив отрешенный взгляд куда-то в угол и закрыл глаза.
Бросив взгляд на монитор, я заметил, что от группы зеленых точек-истребителей отделился один и на форсаже начал догонять последнюю оставшуюся ракету, подсвеченную угрожающим красным цветом.
Меня словно окатили из ведра ледяной водой. По спине сверху вниз пробежала дрожь. Внезапно я догадался, я понял, я осознал, что собирается сделать отважный пилот истребителя, отображавшегося на нашем мониторе простой зеленой точкой, оставшийся без вооружения, и почему на полковника и его помощников было страшно смотреть.
На радаре точки, обозначающие ракету и самолет, совместились и погасли.
-Есть уничтожение последней ракеты! – в полной, звенящей тишине негромко отчитался Искин и с горечью в голосе добавил – Потеряна связь с истребителем командира эскадрильи. Высылаю спасательных дронов. Наземные силы противника остановились. Похоже, получили соответствующую команду.
Рация полковника опять разразилась сбивчивой корейской речью. Слегка вздрогнув плечами, полковник внимательно выслушал доклад, отреагировав буквально парой слов, и повернулся ко мне. Под глазами его залегли ранее невидимые морщинки и тени.
-Товарищ Командор, предлагаю вам отставить отправку спасателей! Пилоты оставшихся истребителей видели момент взрыва; командир самолета не успел катапультироваться, – тихо произнес кореец, сминая в кулаке белоснежный платок. Этот жест был единственным, что выдавало его боль и горечь.
Помощники полковника одновременно сняли фуражки и опустили вниз глаза.
-Товарищ полковник, примите мои соболезнования! Ваш пилот поступил как герой! – негромко произнес я, мучительно терзаясь неумением соболезновать. Понятно же, что словами горю не поможешь!.. Но и просто промолчать – тоже чушь какая-то.
-Спасибо, товарищ Командор, по-другому он, наверное, и не смог бы. Я знаю его давно, майор Ли учился на летчика грузового транспорта. Когда его семья погибла от похожего ракетного обстрела, он бросил обучение и записался в армию. Более отчаянного летчика я не встречал в своей жизни ни разу, – не поднимая глаз на меня, медленно складывая носовой платок и убирая его в карман, произнес полковник.
В зале повисла тишина. Даже словоохотливый Искин предпочитал помалкивать. Неужели прогресс в его развитии дошел до того, что Железяка распознает такие сложные даже для некоторых homo sapiens эмоции, как сопереживание и сочувствие?..
- Кстати, товарищ полковник, рекомендую направить ваши истребители на запасной аэродром базы материального обеспечения. Искин, передай координаты; там их заправят и пополнят боекомплект, - наконец, решился я нарушить гробовую тишину.
-Да, я как раз хотел попросить вас об этом: в самолетах заканчивается топливо, – тряхнув головой и надев фуражку, ответил полковник и отдал по рации команду твердым громким голосом.
Погибшим – память. Живым – жить. И отомстить за погибших!..
-Товарищ полковник, какие у вас планы… –начал было я, как внезапно наш разговор прервал сильный взрыв, освещение мигнуло. Помощники полковника инстинктивно пригнулись и прижали к головам свои форменные головные уборы, с опаской поглядывая куда-то наверх.
-Командор, противник нанес по нам удар! Уничтожена первая линия наземной обороны. Предположительно бомба. Повезло, что на время перезарядки система ПВО была свернута и не пострадала. Носитель с которого была запущена бомба, не установлен. Мы его не видим, – воскликнул ИСкин.
-Антон, судя по данным, которые удалось зафиксировать, это была бомба, сброшенная с ударного беспилотника! РЛС нашего бункера не особо мощная и могла его пропустить из-за слишком большой высоты полета. Перед Катастрофой были у СШП разработки БПЛА с потолком полета в 15 километров. Засечь и сбить эти машины сможет только система С600, но они у нас на дежурстве исключительно вдоль границ страны, – раздался нервный голос Виктора Васильевича.
-То есть, мы ничего не сможем сделать с ним на данный момент? – мрачно поинтересовался я, глядя на корейцев. Они стояли молча, глядя на меня совершенно бесстрастно.
-Абсолютно ничего. Одно хорошо, что беспилотник несет не больше четырех бомб среднего веса, а судя по тому, что нам прилетела кассетная бомба - то этот конкретный скорее всего две, максимум три.
Словно в подтверждение его слов, недалеко от входа в бункер раздалась серия взрывов.
-Наземная оборона уничтожена на семьдесят процентов. Уничтожено два танка в капонирах.
- Дааа… до подхода противника осталось совсем не много времени, а наземная оборона у нас уже уничтожена! Просто замечательный результат! – буркнул я. – Виктор Васильевич, ну посоветуйте что-нибудь, где ваша хваленая логика вместе с аналитикой?!.
- Танки без поддержки стрелковых комплексов не смогут справится с таким количеством солдат и техники противника. Надо подумать об эвакуации, наша миссия важнее,- отозвался безопасник тоном оскорбленной добродетели.
-Об эвакуации не может быть и речи… во-первых, смысла нет – они не отстанут, пока не уничтожат все элементы проекта, во вторых – жертва майора будет напрасна! – уверенно ответил я, вставая.
-Антон, я не вижу другого выхода. Если ты погибнешь, все это все равно будет бесполезно.
-Противник возобновил наземное продвижение. Время подхода – приблизительно тридцать минут, – сообщил Искин.
-Искин, открывай оружейку, встретим гостей, поможем нашим танкам! – решительно приказал я.
-Товарищ Командор, разрешите мне и моим помощникам вступить в бой вместе с вами, – твердо произнес полковник.
-Вы понимаете на что идете, не могу вам этого запретить! Вынужден признаться, что рад вашему предложению. В моем положении, сами понимаете – уже не до книксенов. Сочтемся после боя… - я с благодарностью крепко сжал сухую жесткую ладонь полковника и жестом позвал своих соратников следовать за собой.
Из снаряжения мы выбрали штурмовые бронежилеты «6Б43», отлично зарекомендовавшие себя сто лет назад. Вес в почти пятнадцать килограмм компенсируется отличной защитой, да и особой подвижности на поле боя нам не надо, так как действовать мы будем в обороне из стационарных укрытий. Из оружия, помимо личного, мы выбрали пулеметы Корд - безотказную машинку, проверенную десятилетиями. Сочетание огромной убойной силы и дальности стрельбы позволяло в свое время считать этот пулемет одним из лучших. Один из помощников полковника, оказавшись снайпером, выбрал себе отличную винтовку СВЛК с огромной дальностью стрельбы.
Экипировавшись и захватив приличное количество боекомплектов, мы вышли из бункера и рассредоточились по огневым точкам. Мне достался полузасыпанный недавними взрывами дзот, вход в который пришлось откапывать осмотрительно взятой мной саперской лопаткой. Остальные в качестве укрытий выбрали капониры, из которых дроиды уже вытащили разбитые бомбардировкой танки. Наш снайпер, осмотревшись на местности, полез в кусты, расположенные на вершине холма, заявив, что с такой высоты сможет бить чуть ли не на четыре километра.
За эти пятнадцать минут мне даже удалось починить одну турель, расположенную рядом с моим дзотом. Жаль, что время поджимает; судя по относительно небольшим повреждениям, при наличии времени можно было бы восстановить большую часть обороны.
Устроившись со всем возможным комфортом, мы стали ждать приближения противника. Время потянулось, словно резиновое.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 24.11.2019, 23:18
Сообщение #33


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




-Истребителям начать перехват целей! – скомандовал я.
До подлета вражеских ракет к бункеру оставалось около двух минут. Перезарядить системы ПВО бункера мы не успевали. Надо во что бы то ни стало остановить противника.
-Истребители запустили ракеты воздух-воздух; полный расход боекомплекта! Ждем перехвата! – отчитался Искин. -Есть подрыв двух ракет! Истребителям - задействовать пушечное вооружение. Передаю рассчитанную траекторию движения!
МиГи согласно рассчитанной траектории сблизились с летящими в нашу сторону крылатыми ракетами и открыли плотный огонь. На мониторе в бункере красные точки целей и зеленые наших истребителей слились в одну.
-Есть перехват еще одной ракеты! Осталась последняя. Командир истребителей докладывает о полном расходе боекомплекта авиапушек! –доложил Искин.
На мониторе угрожающе запульсировала одинокая красная точка, стремительно приближающаяся к нам.
- До подлета ракет к бункеру одна минута! – раздался нервный голос Искина.
Корейцы переглянулись. Полковник снял фуражку и промокнул белоснежным носовым платком капли пота, проступившие на лбу. Два его помощника тихо обменялись несколькими фразами на своем языке; видимо, они не сошлись во мнениях, потому что один, чуть повысив голос, указал рукой куда-то вверх. Второй безнадежно вздохнул и отмахнулся.
Должен признаться, я знатно «взбодрился».
«Начали, блин, за здравие – кончили за упокой! – зло подумал я, снова машинально охлопывая карманы в поисках курева. – И Виктор Васильевич тоже хорош!.. Сначала накосячили с переброской, а теперь – ну, ты, парень, встрял, конечно, да. Не повезло. Но не горюй, добудь «Темпоний» и выполняй уже свою миссию. Ага, а до того будь так добр – не погибни от пиндосской ракеты, фигня же вопрос!.. Черт бы их всех побрал!». Думаю, подвернись мне в этот момент наш безопасник, я на минуточку забыл бы о субординации…
Неожиданно у полковника заработала рация, передав несколько быстрых фраз на корейском. Лицо его на секунду исказилось, словно от боли, но, быстро взяв себя в руки, кореец, судя по интонации, ответил утвердительно. Бросив в передатчик несколько отрывистых фраз, полковник снова снял фуражку и достал платок, но, не донеся его до покрытого испариной лба, застыл на месте, устремив отрешенный взгляд куда-то в угол и закрыл глаза.
Бросив взгляд на монитор, я заметил, что от группы зеленых точек-истребителей отделился один и на форсаже начал догонять последнюю оставшуюся ракету, подсвеченную угрожающим красным цветом.
Меня словно окатили из ведра ледяной водой. По спине сверху вниз пробежала дрожь. Внезапно я догадался, я понял, я осознал, что собирается сделать отважный пилот истребителя, отображавшегося на нашем мониторе простой зеленой точкой, оставшийся без вооружения, и почему на полковника и его помощников было страшно смотреть.
На радаре точки, обозначающие ракету и самолет, совместились и погасли.
-Есть уничтожение последней ракеты! – в полной, звенящей тишине негромко отчитался Искин и с горечью в голосе добавил – Потеряна связь с истребителем командира эскадрильи. Высылаю спасательных дронов. Наземные силы противника остановились. Похоже, получили соответствующую команду.
Рация полковника опять разразилась сбивчивой корейской речью. Слегка вздрогнув плечами, полковник внимательно выслушал доклад, отреагировав буквально парой слов, и повернулся ко мне. Под глазами его залегли ранее невидимые морщинки и тени.
-Товарищ Командор, предлагаю вам отставить отправку спасателей! Пилоты оставшихся истребителей видели момент взрыва; командир самолета не успел катапультироваться, – тихо произнес кореец, сминая в кулаке белоснежный платок. Этот жест был единственным, что выдавало его боль и горечь.
Помощники полковника одновременно сняли фуражки и опустили вниз глаза.
-Товарищ полковник, примите мои соболезнования! Ваш пилот поступил как герой! – негромко произнес я, мучительно терзаясь неумением соболезновать. Понятно же, что словами горю не поможешь!.. Но и просто промолчать – тоже чушь какая-то.
-Спасибо, товарищ Командор, по-другому он, наверное, и не смог бы. Я знаю его давно, майор Ли учился на летчика грузового транспорта. Когда его семья погибла от похожего ракетного обстрела, он бросил обучение и записался в армию. Более отчаянного летчика я не встречал в своей жизни ни разу, – не поднимая глаз на меня, медленно складывая носовой платок и убирая его в карман, произнес полковник.
В зале повисла тишина. Даже словоохотливый Искин предпочитал помалкивать. Неужели прогресс в его развитии дошел до того, что Железяка распознает такие сложные даже для некоторых homo sapiens эмоции, как сопереживание и сочувствие?..
- Кстати, товарищ полковник, рекомендую направить ваши истребители на запасной аэродром базы материального обеспечения. Искин, передай координаты; там их заправят и пополнят боекомплект, - наконец, решился я нарушить гробовую тишину.
-Да, я как раз хотел попросить вас об этом: в самолетах заканчивается топливо, – тряхнув головой и надев фуражку, ответил полковник и отдал по рации команду твердым громким голосом.
Погибшим – память. Живым – жить. И отомстить за погибших!..
-Товарищ полковник, какие у вас планы… –начал было я, как внезапно наш разговор прервал сильный взрыв, освещение мигнуло. Помощники полковника инстинктивно пригнулись и прижали к головам свои форменные головные уборы, с опаской поглядывая куда-то наверх.
-Командор, противник нанес по нам удар! Уничтожена первая линия наземной обороны. Предположительно бомба. Повезло, что на время перезарядки система ПВО была свернута и не пострадала. Носитель с которого была запущена бомба, не установлен. Мы его не видим, – воскликнул ИСкин.
-Антон, судя по данным, которые удалось зафиксировать, это была бомба, сброшенная с ударного беспилотника! РЛС нашего бункера не особо мощная и могла его пропустить из-за слишком большой высоты полета. Перед Катастрофой были у СШП разработки БПЛА с потолком полета в 15 километров. Засечь и сбить эти машины сможет только система С600, но они у нас на дежурстве исключительно вдоль границ страны, – раздался нервный голос Виктора Васильевича.
-То есть, мы ничего не сможем сделать с ним на данный момент? – мрачно поинтересовался я, глядя на корейцев. Они стояли молча, глядя на меня совершенно бесстрастно.
-Абсолютно ничего. Одно хорошо, что беспилотник несет не больше четырех бомб среднего веса, а судя по тому, что нам прилетела кассетная бомба - то этот конкретный скорее всего две, максимум три.
Словно в подтверждение его слов, недалеко от входа в бункер раздалась серия взрывов.
-Наземная оборона уничтожена на семьдесят процентов. Уничтожено два танка в капонирах.
- Дааа… до подхода противника осталось совсем не много времени, а наземная оборона у нас уже уничтожена! Просто замечательный результат! – буркнул я. – Виктор Васильевич, ну посоветуйте что-нибудь, где ваша хваленая логика вместе с аналитикой?!.
- Танки без поддержки стрелковых комплексов не смогут справится с таким количеством солдат и техники противника. Надо подумать об эвакуации, наша миссия важнее,- отозвался безопасник тоном оскорбленной добродетели.
-Об эвакуации не может быть и речи… во-первых, смысла нет – они не отстанут, пока не уничтожат все элементы проекта, во вторых – жертва майора будет напрасна! – уверенно ответил я, вставая.
-Антон, я не вижу другого выхода. Если ты погибнешь, все это все равно будет бесполезно.
-Противник возобновил наземное продвижение. Время подхода – приблизительно тридцать минут, – сообщил Искин.
-Искин, открывай оружейку, встретим гостей, поможем нашим танкам! – решительно приказал я.
-Товарищ Командор, разрешите мне и моим помощникам вступить в бой вместе с вами, – твердо произнес полковник.
-Вы понимаете на что идете, не могу вам этого запретить! Вынужден признаться, что рад вашему предложению. В моем положении, сами понимаете – уже не до книксенов. Сочтемся после боя… - я с благодарностью крепко сжал сухую жесткую ладонь полковника и жестом позвал своих соратников следовать за собой.
Из снаряжения мы выбрали штурмовые бронежилеты «6Б43», отлично зарекомендовавшие себя сто лет назад. Вес в почти пятнадцать килограмм компенсируется отличной защитой, да и особой подвижности на поле боя нам не надо, так как действовать мы будем в обороне из стационарных укрытий. Из оружия, помимо личного, мы выбрали пулеметы Корд - безотказную машинку, проверенную десятилетиями. Сочетание огромной убойной силы и дальности стрельбы позволяло в свое время считать этот пулемет одним из лучших. Один из помощников полковника, оказавшись снайпером, выбрал себе отличную винтовку СВЛК с огромной дальностью стрельбы.
Экипировавшись и захватив приличное количество боекомплектов, мы вышли из бункера и рассредоточились по огневым точкам. Мне достался полузасыпанный недавними взрывами дзот, вход в который пришлось откапывать осмотрительно взятой мной саперской лопаткой. Остальные в качестве укрытий выбрали капониры, из которых дроиды уже вытащили разбитые бомбардировкой танки. Наш снайпер, осмотревшись на местности, полез в кусты, расположенные на вершине холма, заявив, что с такой высоты сможет бить чуть ли не на четыре километра.
За эти пятнадцать минут мне даже удалось починить одну турель, расположенную рядом с моим дзотом. Жаль, что время поджимает; судя по относительно небольшим повреждениям, при наличии времени можно было бы восстановить большую часть обороны.
Устроившись со всем возможным комфортом, мы стали ждать приближения противника. Время потянулось, словно резиновое.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 26.11.2019, 22:05
Сообщение #34


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Бой
Бой начался неожиданно, как для нас, так и для противника. Искин отдал дистанционную команду нашим беспилотным танкам на открытие огня, как только развернувшийся в атакующие порядки противник вошел в зону досягаемости.
Наученные горьким опытом сражения за поселок, солдаты противника оказались готовы к нападению. Пехота залегла, прикрываясь своей бронетехникой, которая, моментально сориентировавшись, открыла по нашим укреплениям беглый огонь.
Особого толка эта стрельба не принесла. Капониры, укрывавшие нашу технику, были построены на совесть, правда и наш первый залп особой результативностью не мог похвастаться: был подбит только один БМП Бредли да и то, скорее всего, не критично. Но продвижение противника удалось немного приостановить, чем, судя по частым сухим щелчкам снайперской винтовки воспользовался укрывшийся недалеко от меня лейтенант Йонг. Посмотрев в бинокль, я был поражен его точностью стрельбы. За каких-то пару минут ему удалось ликвидировать двух вражеских офицеров и выиграть дуэль со своим «коллегой», выведя его из строя точным выстрелом в голову.
Сообразив, что дальнейшее промедление будет чревато безнаказанными потерями или переходом боев в позиционные, результат которых не взялся бы предсказать ни один оракул, противник начал движение в нашу сторону мелкими перебежками. Обжегшись на молоке, пиндосские бойцы теперь дули на воду; если в бою за деревню десантники вышагивали, словно на параде, теперь пехота благоразумно использовала в свою пользу и складки местности, и свою бронетехнику, и собственную скорость передвижения.
-Полковник, подпустим их ближе, не будем выдавать свои позиции, – по связи скомандовал я, вспомнив устав организации огневой засады, который мне вдалбливали в голову, еще во времена срочной службы в армии.
Примерно определив, откуда работает наш снайпер, противник открыл шквальный огонь по холму. То ли везение, то ли огромный опыт спас Йонга, за мгновение до этого сменившего позицию и укрывшегося за противоположной стороной холма.
Дружный залп наших танков немного утихомирил стрелявших, проредив строй противника на пару танков и десяток пехотинцев, укрывавшихся за ними.
Подпустив врага поближе, мы открыли ураганный огонь. Ливень свинца прокатился по рядам вражеских пехотинцев, безжалостно выкашивая их целыми взводами. Лейтенанг Йонг снова переместился на новое место; сухие, деловитые щелчки его безотказной винтовки теперь методично звучали где-то у меня за правым плечом. Судя по тому, как регулярно падали на землю пехотинцы противника, лейтенант был «в ударе». Эх было бы у нас больше бойцов! Чем черт не шутит, мы смогли бы положить всех, уж больно хорошие позиции заняли. Кроме нас четверых, беспокойства врагу добавляли наши танки, выбивая технику противника словно в тире. Грохот разрывающихся снарядов, рычание моторов техники, вопли бегущих в нашу сторону вражеских солдат, лязг затворов наших пулеметов заглушали остальные звуки, но я был уверен, что из Кип-боя доносится торжествующий вопль Искина.
Внезапно из-за плотных облаков появились дымные росчерки, скрестившиеся на наших капонирах, скрывавших танки. Раздались взрывы. Инстинктивно пригнувшись, я вжался в земляную стену своего укрытия. Ну, блин, засада!.. Не хватало только остаться без тяжелого вооружения!.. Кажется, моя миссия как никогда близка к провалу, - мрачно ухмыльнулся я, некстати вспоминая змеиную улыбочку Виктора Васильевича. – Или, может, не по зубам пиндосам наши капониры?.. Тогда еще повоюем!
-Искин, срочно меняй позиции танков, по ним работают с воздуха, – проорал я в передатчик Кип-боя.
Впрочем, судя по тому, что танки уже начали выходить из укрытий (Ага! Не приняла земля русская ног вражеских!..), Искин уже сам принял схожее решение, все же скорость обработки информации у компьютеров в разы больше, и шаблонные действия выполняются быстрее.
-Командор, танки сменили позиции на запасные. РЛС засек два флаера, наши потери шесть танков. В строю осталось три, – доложил Искин.
-Твою же дивизию, - ругнулся я. Да уж. Нет, я конечно бесконечно рад, что три танка уцелели, но три – это не девять. Но, чего греха таить, лучше, чем ни одного… Почему-то в голове всплыло про стакан, который то ли наполовину пуст, то ли на ту же половину полон. Что ж, будем оптимистами. В общем-то, ничего другого и не остается. - Что там у нас с корейскими истребителями? Смогут нам помочь? – перекрикивая канонаду залпов, нетерпеливо спросил я Искина.
-Истребители еще не завершили заправку…
-Фигово, Железяка! – я с досадой снова похлопал по своим карманам. – Ладно! Скомандуй танкам пока не выдавать своих позиций, разверни на них ПВО и сконцентрируйся на флайерах. Попробуй сбить их!
-Флаеры развернулись и заходят на нас! Пробую навестись на цель. Уверенное поражение возможно только одной цели! – доложил Искин.
-Сбей хоть одного, желательно до того, как они откроют огонь!
В то же мгновение с танков отработали «Корнеты», и в сторону приближающихся флаеров сорвались три хищных силуэта.
-Есть попадание по головному флайеру! Второй сошел с траектории атаки и уходит! – раздался по связи ликующий голос Искина.
В тот же момент подбитый флайер противника рухнул на нашу многострадальную взлетную полосу, пропахав ее словно картофельное поле.
-Товарищ Командор, они отступают! Мы победили! – сообщил полковник по связи.
Оглядев позиции противника из бинокля, я заметил немного хаотичное отступление войск противника. Да не те пиндосы стали… не те... Помнится, еще во времена моей службы, наш батальон отрабатывал на учениях тактику отступления под прикрытием бронетехники. За то, что происходило сейчас у противника, в нашей армии полетели бы не только погоны. Хотя, буду честным, черт его знает, что бы происходило во время боевых действий. Ведь одно дело – учения, другое дело – бой. Но смотрелось происходящее довольно жалко. От рухнувшего на взлетку флаера в сторону отступавших войск бежали две человеческие фигурки; доблестные десантники, побросав тяжелое оружие, спешно взбирались на боевые машины и исчезали в раскрытых люках. Экипажи тяжелых машин, словно сговорившись, разворачивались на 180 градусов и, взревев моторами, скрывались за небольшим пригорком в направлении леса.
-Антон, у меня шикарные новости! На связь вышел командир подразделения силовой поддержки проекта! Помнишь я рассказывал про криокамеры! – раздался счастливый голос Виктора.
-Если честно, я про них уже и забыл, – признался я, с наслаждением глотая из припасенной фляжки холодную воду.
От длительного напряжения руки при стрельбе мышцы мелко подрагивали; вода тонкой струей стекала по подбородку и забиралась под воротник футболки.
- В общем, бойцы, выведенные из криосна, в составе конвоя выдвинулись в нашу сторону, и через восемь часов будут здесь!
-Подмога нам конечно не помешает, но откуда в тебе столько позитива, ты как кот увидевший сметану! Можно подумать, горстка людей сможет кардинально что-то поменять, – удивился я, вытряхивая последние холодные капли из фляжки себе на затылок.
-Эх, Антон, Антон! Вот сколько тебе повторять – читай сводки по наличествующим силам, ведь я же давал данные! Ладно, просто поверь мне; главное нам теперь продержаться до их прихода! – укоризненно сказал безопасник.
-Товарищ полковник, пойдемте что ли в бункер – перекусим, да и наконец то переговорим! – предложил я по рации корейскому полковнику, перекидывая через плечо ремень своего автомата.
-С удовольствием, вот только надо моих помощников накормить, да и отдохнуть им бы не помешало, – согласно кивнул полковник, подходя ко мне.
Его немолодое, суровое лицо внезапно расплылось в широкой улыбке.
- Можно поздравить вас с боевым крещением? Так, кажется, у вас говорят? – полковник потрепал меня по плечу. – Позвольте восхититься вашей выдержкой и стойкостью. К тому же я заметил, что вы неплохо стреляете.
Я смущенно отвел глаза. Когда-то я действительно любил поработать по мишеням в тире…
-Не забудьте оставить часовых, вдруг пиндосы полезут снова, а системы наблюдения их просохатят, -подал дельную мысль Виктор. Теперь в его голосе слышались доброжелательность и даже какая-то затаенная гордость.
-Искин, ты слышал? – произнес я в Кип-бой.
-Да, Командор, отправлю дроидов. Из них бойцы никакие, но в наблюдении дадут сто очков вперед человеку, – с гордостью за своих соплеменников откликнулся Искин.
Прежде, чем начать разговор с полковником, мы с ним и его спутниками основательно подкрепились на камбузе. Судя по лицам гостей, от моего столетнего тушняка они остались не в восторге. Сам же я уже видеть не мог эту проклятую говядину. Зато полбутылки «горилки», очевидно, забытые у меня кладовщиками, внесли в нашу компанию некое оживление. Хотя и досталось каждому меньше, чем по полстакана (выпили молча и не чокаясь. Корейцы, видимо, помянули своего погибшего товарища пилота; я же, глотая противную обжигающую жидкость, загадал как можно скорее убраться отсюда восвояси), до командного пункта мы еле доползли. Глаза слипались прямо на ходу. Ноги казались ватными. Слегка кружилась голова. Я хотел было еще что-то сказать полковнику, но, подобрав нужные слова, обнаружил его спящим на диванчике. Мысленно махнув рукой, я рухнул в командорское кресло и закрыл глаза.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 26.11.2019, 22:29
Сообщение #35


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




- Командор! – раздалось прямо у меня над ухом.
Я вздрогнул и открыл глаза. Надо же – задремал. Чувствуя во всем теле страшную слабость, я пошевелился. Как оказалось, меня все же сморило в удобном командирском кресле командного пункта. На диване возле стены богатырским сном спал корейский полковник. Его два помощника, видимо, из уважения к старшему по званию, устроились на полу, опираясь спинами на шкаф, битком набитый какими-то бумагами.
- Что? – я зевнул во весь рот и покосился на монитор.
От усталости я соображал куда хуже, чем, в принципе, мог бы. Поэтому скопление каких-то крапинок и точек в левом верхнем углу экрана не произвело на меня никакого впечатления.
- Ну чего? – повторил я, ожидая, что Искин соизволит объяснить, зачем я ему понадобился сию минуту.
- Ополчение, командор, - важно произнес Миха-1. – Датчики передают, что запеленговали отряд людей численностью около двухсот человек. Подходят со стороны тайги. Ожидаемое время прибытия в район Холма – десять минут.
Сон словно сняло рукой. Я снова уставился в монитор.
- Ты хочешь сказать, что вот эти точки – это наше внезапное подкрепление?
- Во всяком случае, мне удалось выйти с ними на связь и сверить координаты. Правда, я не ожидал, что наберется так много добровольцев… Но, очевидно, мой сигнал, отправленный нашим бункерам, получили в радиусе намного большем, нежели я ожидал.
- Много не мало, - лихорадочно приводя себя в приличный вид, пробормотал я. – Главное теперь, чтобы всем хватило вооружения…
- Мне кажется, ополченцы тоже идут не с пустыми руками, - задумчиво сказал Искин. – Во всяком случае, мне доложили, что почти у всех имеется оружие. Надо будет прикинуть, насколько оно боеспособно, кому-то что-то поменять на наши имеющиеся штуковины. В любом случае, уж чего-чего, а оружия в бункере под завязку…
- И вообще, проблемы надо решать по мере их поступления, - подал голос Виктор Васильевич. Как обычно, недовольный и раздраженный. – Позволю себе напомнить, что операции с привлечением гражданского населения всегда несут в себе потенциальный риск…
- Молчать! – гаркнул я так, что сам едва не оглох. – Я готов выслушать альтернативные предложения! – уже спокойнее добавил я. – Ну? Есть варианты, как бы так нам выдержать наземный удар противника, чтобы как минимум уцелеть? Виктор, ты без конца талдычишь мне о моей миссии. Теперь я тебе о ней напоминаю. Не забыл, что я здесь вообще по твоей в том числе милости?! Где я должен быть сейчас? В июле сорок второго!.. А если меня там не окажется никогда – вот это вот, - я обвел рукой вокруг, - станет реальностью не только для тебя в виде голограммы, а еще и для тебя в виде, пардон, живого и здорового… - я шумно вздохнул и надвинул форменную кепку поглубже на лоб. – Я надеюсь, всем тут понятно, что это вот ополчение – наша единственная надежда выкрутиться из того дерьма, в которое мы ввязались не по своей воле. Это последний шанс для меня выполнить мою миссию. Такие дела. Если есть критика – слушаю внимательно. И вопросы тоже. Вопросы есть? Вопросов нет, - бросив взгляд на монитор, я вышел за дверь.
Следом засеменили корейцы. В кип-бое уважительно засопел довольный Искин.
На улице опять было пасмурно и ветрено. На козырек лениво упали дождевые капли. Я осмотрелся кругом и, достав бинокль, устремил взгляд на северо-запад. Небольшая пожухлая рощица уныло чернела на фоне бледно-серого неба.
- Командор, смотри – вот они, - ликующе объявил Искин.
И действительно, на краю рощицы появились два человека. Сильный цейссовский бинокль услужливо продемонстрировал мне их спокойные, собранные лица, показавшиеся знакомыми.
- Это те гражданские, которых ты спас от пиндосского десанта, - словно прочитав мои мысли, подсказал Искин. – Старшего зовут Петровичем. Молодого – Костей.
Я присмотрелся и обрадованно улыбнулся. Действительно, они! Выходит, не напрасно тогда я рискнул!..
Петрович и Костя, оставив отряд в укрытии хоть и жидкого, но все же леса, пригибаясь к земле, быстро провели разведку. Не обнаружив в окрестностях пункта назначения – Холма – никаких вражеских отрядов, ополченцы вернулись к своим соратникам.
- Чисто, - хрипло промолвил Петрович. – Можем выдвигаться.
Толпа мужчин разного возраста и внешности возбужденно загомонила, переговариваясь и пересмеиваясь.
- В колонну по два, - привычно скомандовал Петрович, перехватывая свой автомат поудобнее. – Разговоры отставить. Вперед, шагом марш!
Так, в ровном строю, молча и спокойно, отряд и подошел к ровной площадке возле бункера, где я, поеживаясь на холодном ветру, не мог скрыть при виде отряда радостной улыбки.
- Товарищ командир, батальон численностью двести двадцать четыре человека прибыл в ваше распоряжение, - отрапортовал, прикладывая ладонь к видавшей виды вязаной шапке, невысокий мужичок, сжимавший в руках тяжелый автомат.
- Здравствуйте, товарищи солдаты! – негромко произнес я, крепко пожимая руку Петровича.
По строю прокатился редкий смешок. Вероятно, мое приветствие показалось ополченцам анахронизмом, но – пардон. В мое время командир приветствовал вверенные ему войска именно таким образом.
- Смирно! – прикрикнул Петрович, поворачиваясь к строю. – Разговоры?.. Я кажется ясно предупреждал, что дисциплина в нашем деле – это главное! Кто не согласен – еще не поздно вернуться в лес. Но предупреждаю в очередной раз – скоро здесь будет, похоже, очень жарко… И лес вам если и поможет, то ненадолго.
Бойцы потупились и принялись переминаться с ноги на ногу. Однако же никто не отделился от отряда.
- Рад тебя снова видеть, Командор, - вполголоса произнес Петрович, глядя на меня. – Видишь – довелось снова встретиться. Да, в наше время, как видно, одной техникой тоже много не навоюешь. Так, что ли?..
- Так, Петрович, - вздохнул я. – Откуда столько бойцов набрал?
- Если честно, я не особо и набирал, - пожал плечами староста поселка, спасенного мной от полного уничтожения, и вытащил из-за пазухи… портсигар! На вид старинный, серебряный, тяжелый, украшенный какими-то вензелями. Я во все глаза уставился на сигарету, которую командир ополченцев сунул в угол рта и прикурил с видимым удовольствием. – От вас по радио пошла информация, что нужна помощь. Мы в последнее время приемник не глушим… все подряд слушаем. И как буровикам скважины заказывали, и как кому-то доски везли, и как кто-то в лесу потерялся, - словом, все, все. Ну и когда от вас поступил сигнал вашим бункерам, ко мне почему-то повалил народ валом. И односельчане, и те, кто нас у себя приютил, пока наш поселок заново отстраиваем, и еще какие-то рабочие, в общем, похоже, все, кто может держать оружие в руках. Я ломаться не стал. Выбрали меня командиром? – Добро. Подвести не имею права! Собрались и выступили. Быстро, кстати, дошли, - Петрович снял шапку, отер усталое лицо и улыбнулся.
Улыбка у него была хорошей, открытой и искренней.
- Кормить-то будут? – внезапно донеслось из второй шеренги.
Я, сдерживая смех, подошел поближе к нарушителю дисциплины и узнал одного из буровиков-затейников, того самого обладателя шапки-петушка.
- Здорово, боец, - я протянул буровику руку, которую тот уважительно пожал. – Где шапку посеял?
Патлатый махнул рукой.
- Кляча сожрала, - с досадой ответил он под дружный смех всего батальона. – Ну что ржете?..
- Кормить лошадь надо, - посмеиваясь, произнес стоявший рядом с буровиком молодой парень. Его я тоже с радостью вспомнил – кажется, зовут Костей, помогал Петровичу сражаться с пиндосским десантом, высадившимся в их селе.
- Ее что корми, что не корми – жрет, что не прибито… Могла бы – и что прибито, жрала. Отрывала – и жрала, - насупившись, проворчал товарищ Патлатого. – Небось, вернемся домой – а там ни травинки, ни соринки. Все проклятая кляча подъела. Жену бы мою не слопала!.. – закончил буровик под смех товарищей по оружию.
- Ладно, отставить смех, - наконец, принимая серьезный вид, скомандовал я, выходя перед строем.
Ополченцы затихли.
- Первым делом выражаю вам благодарность от своего лица и лица командования за предложение помощи, - начал я неуверенно. Но никто даже не улыбнулся. Петрович, напустив на лицо суровость, сжимал автомат, стоя рядом со мной. – Дела у нас тут серьезные. Нападение врага ожидается сегодня под вечер… Враг силен и многочислен. Пощады нам не будет. Наша задача – по возможности отбросить противника за линию леса. Держаться будем до последнего. Мы ожидаем подкрепления, но подмога прибудет не раньше ночи. Нам надо выстоять до их подхода… а потом посмотрим еще – чей калибр побольше!.. Пленных берем, бессмысленной резни не позволю. Сейчас у нас есть пара-тройка часов – отдохнуть после марша, поесть, вооружиться. Есть ли ко мне вопросы? Если нет – командиром батальона назначаю… Петровича, - усмехнулся я, поняв, что не знаю ни имени, ни отчества своего добровольного помощника. – Если все понятно, добро пожаловать в бункер, - я вытянул руку в направлении входа.
- Направо! – резко скомандовал Петрович, становясь рядом с правофланговым.
Строй слаженно и почти бесшумно повернулся к бункеру, как вдруг откуда-то с другой стороны, сверху, с неба, затянутого низкими свинцовыми облаками, послышался грохот, лязг и скрежет.
Двести человек вздернули головы и проследили взглядами за странного вида флаером, удивительно быстро снижающимся над лесом. Разглядев облупленные желтые с голубым крылья, я едва сдержался, чтобы не засмеяться в голос.
Наша взлетно-посадочная полоса после отражения пиндосского нападения походила на дорогу на Берлин году эдак в 1945. Воронка на воронке, яма на яме, кучи песка и горелой земли… И ровно по центру – флаер ВВС СШП, сбитый нашими «Корнетами» в дневном бою. Пилоты оказались молодцами, смогли посадить машину на брюхо и невредимыми присоединиться к своим войскам. Я хотел было дать Искину распоряжение убрать агрегат в ангар – может быть, удалось бы его отремонтировать и использовать в своих целях, но навалившаяся усталость не дала мне этого сделать. И вот аккурат на красавец-флаер под острым углом заходил на посадку мой старый знакомый – желто-голубой ржавый флаер со склада матобеспечения.
Петрович открыл было рот, чтобы что-то сказать, но не успел. Подняв вокруг себя тучи пыли, огласив пространство жутким воем, рассыпая снопы искр, с неба на поверженный вражеский флаер рухнул его отечественный собрат.
- Вот это да, - стаскивая с головы грязную кепку, прошептал Патлатый. – На таран пошел…
- Герой!.. Орел!.. – выдохнул его брат-буровик, во все глаза глядя на груду дымящихся обломков.
- Мужики, это же камикадзе какой-то… - донеслось откуда-то из глубины строя.
Остальные, потрясенные мужеством неизвестного пилота, молчали.
- Давай руку, слышь? – вдруг раздалось из-под обломков. – Говорил я тебе, - почини ты уже штурвал. А ты мне что ответил?
- А что я мог тебе ответить? – воскликнул второй голос. – Правду! Зачем чинить то, на чем уже никто и никогда летать не собирался?!
- Так и скажи, что запчасти пиндосам сторговал, на водяру выменял, - продолжал первый. – Ну чо, пролюбили-таки флаер. Теперь в пехотуру отправят, ты как – готов рыть траншеи?..
Что ответил второй летчик, мы не услышали, зато отлично увидели две фигуры, выбравшиеся на свет из-под останков своего и пиндосского флаеров. Увидев наше построение, они, так и держась за руки, кряхтя, слезли с горы обломков и торопливой походкой подошли ко мне.
- Хо! – жизнерадостно воскликнул мой знакомец – Колобок со склада запчастей. – А вот и мы! Не ждали?!
- Добровольцы? – уже не пытаясь не рассмеяться, добродушно улыбнулся я, пожимая руку мрачному Бородатому.
- Да прям, - хмыкнул тот. – Ищи дурачков. Скажи спасибо своей Железяке!
- Искин? – позвал я своего помощника, сгорая от любопытства.
- Да, это сделал я! – горделиво откликнулся Искин. – Нечего отсиживаться на складах, когда Отечество в опасности! – высокопарно доложил он и замолк.
- Обесточил склад. Ни тебе жратву разогреть, ни обогреватель включить, - горестно развел руками Колобок. – Машинка для подачи печенек тоже на электричестве! Понятно, приказала долго жить. А твой этот электронный друг не унимается – вперед да вперед. На войну да на войну. Никуда от него не спрячешься!!! Сам наш флаер завел, автопилот врубил… Куды нам деваться было?..
- Теперь, небось, в пехоту пошлешь? – с надеждой на мой отрицательный ответ поинтересовался Бородач. – Мы-то так себе вояки. Нам бы лучше по складской части…
Тут я не выдержал. Все напряжение последних дней, все переходы от безнадежности к вере в победу, все желание выстоять и в конце концов убраться отсюда – хоть в сорок второй год к Сталину, хоть к черту на рога, – все вылилось наружу в неудержимом хохоте. Я согнулся пополам, глядя на растерянные лица кладовщиков, перемазанные сажей, и смеялся так, как давно уже не приходилось.
- Ну е-мое, кормить-то нас сегодня будут?! – донеслось из строя.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Хирург без дипло...
сообщение 10.12.2019, 7:41
Сообщение #36


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 507
Регистрация: 8.5.2013
Вставить ник
Цитата




Цитата(Yann @ 26.11.2019, 23:05) *
Бой начался неожиданно, как для нас, так и для противника. Искин отдал дистанционную команду нашим беспилотным танкам на открытие огня, как только развернувшийся в атакующие порядки противник вошел в зону досягаемости.
Наученные горьким опытом сражения за поселок, солдаты противника оказались готовы к нападению. Пехота залегла, прикрываясь своей бронетехникой, которая, моментально сориентировавшись, открыла по нашим укреплениям беглый огонь.
Особого толка эта стрельба не принесла. Капониры, укрывавшие нашу технику, были построены на совесть, правда и наш первый залп особой результативностью не мог похвастаться: был подбит только один БМП Бредли да и то, скорее всего, не критично. Но продвижение противника удалось немного приостановить, чем, судя по частым сухим щелчкам снайперской винтовки воспользовался укрывшийся недалеко от меня лейтенант Йонг. Посмотрев в бинокль, я был поражен его точностью стрельбы. За каких-то пару минут ему удалось ликвидировать двух вражеских офицеров и выиграть дуэль со своим «коллегой», выведя его из строя точным выстрелом в голову.
Сообразив, что дальнейшее промедление будет чревато безнаказанными потерями или переходом боев в позиционные, результат которых не взялся бы предсказать ни один оракул, противник начал движение в нашу сторону мелкими перебежками. Обжегшись на молоке, пиндосские бойцы теперь дули на воду; если в бою за деревню десантники вышагивали, словно на параде, теперь пехота благоразумно использовала в свою пользу и складки местности, и свою бронетехнику, и собственную скорость передвижения.

"свои, своих, свою" и "наши, нашу" в переизбытке, но тактика выглядит правдоподобной
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 10.12.2019, 12:53
Сообщение #37


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(Хирург без диплома @ 10.12.2019, 7:41) *
"свои, своих, свою" и "наши, нашу" в переизбытке, но тактика выглядит правдоподобной

спасибо, в конечной версии поправлю.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Fr0st Ph0en!x
сообщение 10.12.2019, 13:49
Сообщение #38


Последний лох Первой Эры
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 12003
Регистрация: 9.12.2010
Вставить ник
Цитата
Из: Пермь




Цитата(Yann @ 1.10.2019, 16:01) *
- Может, есть способ предотвратить включение Харпа другим способом?

Банный насосъ, опять до безобидной установки по изучению ионосферы докопались. laugh.gif Темное наследие желтушной прессы девяностых еще долго будет аукаться нам, хехе.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 15.12.2019, 23:16
Сообщение #39


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Прекратить огонь!
-Прекратить огонь! – скомандовал я по рации.
Выстрелы с нашей стороны практически прекратились. Стрельба продолжалась только с нескольких точек.
-Сержанты, что непонятно?! – гаркнул я.
К не отреагировавшим на приказ ополченцам метнулись их непосредственные командиры. Получив тумаков и выяснив, что у них вместо мозгов каша, ополченцы перестали стрелять.
- Товарищ Командор! Майор Смирнов в ваше распоряжение прибыл! – отчеканил подошедший ко мне высокий военный, отдавая воинское приветствие.
Я с уважением посмотрел на него. Форма, ловко обхватывающая подтянутое, спортивное тело майора, до боли была мне знакома. С некоторыми несущественными различиями, она напоминала мне ту, которую носили мои военнослужащие современники. Впрочем, удивляться было нечему: судя по данным Виктора Васильевича, криоконсервация воинских подразделений была произведена еще практически в «мое» время. То есть, проживи я под сотню лет, вполне мог прочитать в прессе или увидеть в интернет-медиа репортаж о новой технологии «заморозки» личного состава вооруженных сил. Разумеется, рассказывал мне однажды Виктор Васильевич, в эксперимент набирали исключительно добровольцев, тех, для кого служение Родине являлось смыслом жизни. Так что теперь я мог быть уверен – с подкреплением мы, если и не одолеем проклятого неприятеля, но жизнь ему способны подпортить капитально. Бойцы-то «идейные». Не знаю, что сказал бы лично я, предложи мне кто-нибудь «законсервироваться» до времени, когда «Родине потребуется ваша жизнь»; наверно, послал бы этого вербовщика далеко и надолго… Но это я, а это – ребята, не мыслящие себя вне своей Отчизны. «Вот поэтому-то мы и непобедимы, уважаемый генерал Хайвелл! – мысленно усмехнулся я. – Вот вам и вся разгадка нашей непостижимой русской души. Или наоборот – загадка?».
-Вовремя же вы майор, прибыли; еще бы чуть и все. Нас тут конкретно зажали и с земли, и с воздуха! – признался я, протягивая майору руку.
Его рукопожатие оказалось сухим и крепким.
-Виноват, старались, как могли. Но от дорог одно название, да и по приказу полковника Ежова старались идти скрытно. Судя по заварухе, происходящей тут, если бы нас заметили, то враг мог ударить по нам на марше, – ответил майор. – Было бы очень обидно выйти из криоконсервации только для того, чтобы послужить мишенями для вражеской авиации.
-Майор, вы не в чем не виноваты, не обращайте внимания – это я так комплексую. У нас большие потери, судя по всему. – признался я, невольно вздыхая.
-Товарищ Командор, не могу знать, что тут точно происходило до нашего прибытия, но судя по количеству противника, которого вы сдерживали – удивительно, что вообще продержались хоть час! – похвалил меня майор. – Разрешите выразить вам мое восхищение вашим полководческим талантом.
-Вот-вот! И я тебе об этом, прекращай накручивать себя! Ты справился если не отлично, то уж точно на хорошо! – вмешался в разговор Виктор по связи.
-Товарищ полковник, приветствую вас! Майор Смирнов по вашему приказанию прибыл! – вытянулся по стойке смирно майор.
-Вольно, майор! Я тоже рад тебя слышать! – поздоровался безопасник. – Ты даже не представляешь, насколько вы вовремя подоспели…
-Надо решать, что будем делать с пиндосами… - сказал я, глядя на притихшие позиции противника.
-А что решать? Добьем их, и всего делов! Мы же теперь силища! – воинственно предложил Искин.
-Искин, вот откуда в столь юном сознании такая тяга к кровище? – изумился Виктор. – Кроме того, ты невнимателен. Разве Командор не ясно довел, что не потерпит бессмысленной бойни?
-Откуда – откуда тяга к кровище… тяжелое детство и ужасные наставники. И вообще, кто придумал план, по которому нужно организовать как можно больше потерь у противника? – парировал Искин.
-Искин, одно дело наносить урон врагу ради необходимости выжить и победить в войне, другое дело – убивать просто так из за ненависти или злости, – произнес я в поддержку Виктора.
Майор Смирнов слушал наш разговор и сдерживал улыбку. Наверно, у профессиональных военных немного другое отношение к противнику, его живой силе, и вообще к боевым действиям. Но здесь и сейчас командовал я – гражданский человек, хоть и оружейник; вот когда командование перейдет к майору, тогда будем действовать согласно его указаниям. Кстати, если мы сейчас еще немного постоим посреди чиста поля, поболтаем языками, то какая-нибудь шальная пуля, выпущенная из лагеря противника, вполне может вывести меня из строя, и это самое командование именно к Смирнову и перейдет. Не возглавит же наши, простите, «войска», голографический Виктор Васильевич или полуграмотный Петрович?.. Смешно же.
-Сложные вы люди! Если считать математически, то получается, что чем меньше останется врага, тем ближе победа! – удивленно сказал Искин.
-Эх, железяка ты, все-таки! Даже вражеские солдаты – это не абстрактные «рядовые». Это люди. И напоминаю, что убивать людей просто так – преступление. К тому, же сам послушай, что творится у них. – сказал я.
На позициях противника все четче слышалась ругань, порой переходящая в крики. До нас долетали отрывочные фразы:
-Я против! Я заключал контракт с вооруженными силами не для того что бы меня пристрелили! Вы видите наши потери! Надо сдаваться и дело с концом! Надо сложить оружие и сдаться! Они же цивилизованные люди, они не будут стрелять в безоружных! Я в армию шел чтобы заработать, а не умереть! Кто будет оплачивать мне после всего этого психотерапевта?! Я немедленно разрываю свой контракт! – доносился до нас высокий визгливый голос. – Где генерал?! Я вас спрашиваю, господин полковник Пристли, где генерал Хайвелл?! Я сию же секунду вручу ему свой рапорт и прошение о персональной пенсии от Министерства Обороны!
-Ждем, всем оставаться на позициях, держать противника под прицелом. Первыми огня не открывать! – решившись, скомандовал я.
Майор Смирнов одобрительно кивнул:
- Согласен полностью, Командор. Противник деморализован. Мы возьмем их голыми руками… Как военный, я не могу согласиться с вашей пацифистской доктриной, но в данном случае наше бездействие считаю оправданным. Разрешите только предложить провести небольшую передислокацию, попросту говоря – давайте спрячемся хотя бы в траншею… Мало ли, камикадзе могут быть и в войсках пиндосов.
Предложение показалось мне дельным, и мы спрыгнули в ближайший окоп ополчения. Медленно потянулись минуты; так бывает всегда, когда чего-то ждешь с нетерпением, но не знаешь, дождешься ли. Действительно, нам никто не гарантировал именно такого варианта развития событий, о котором говорил майор; в конце концов, что мешало командованию врага затребовать подкрепления, дождаться до утра и с новой силой обрушить на нас всю мощь своей военной машины?.. Такое «подвешенное» состояние несколько нервировало, и я снова пожалел, что не догадался перед боем стрельнуть пару-тройку сигарет из портсигара Петровича. Даже любопытно, - какие сигареты в будущем?
Через десять минут ожидания с нашей стороны и жарких обсуждений во вражеском стане («Капитан! Ваши права гарантированы Верховным законом СШП, и вы можете писать рапорт и требовать всех положенных вам выплат. Но, Богом клянусь, я понятия не имею, куда подевался генерал Хайвелл! Поверьте, я сам дорого отдал бы, чтобы это знать! Уж очень хочется посмотреть в глаза этого «руссофоба»! Это он довел нас до такого апокалипсиса. Подозреваю, что он добровольно перешел на сторону противника в своем давнишнем стремлении выведать загадки непостижимой души руссов. Если она у них есть, конечно. А нас его стремления сделали разменной монетой, да. Кстати, я намереваюсь подать на него в суд. Дело за малым – добраться до суда… Да и вообще, выбраться отсюда в благословенную нашу страну…») над позицией пиндосов поднялся длинный кусок антенны с привязанной к ней футболкой, которая видимо, символизировала белый флаг – парламентерский знак.
Через пару минут из-за укрытий появился человек в полевой форме с поднятыми руками. Судя по знакам различия – полковник.
Дойдя до обгорелого пня, делившего примерно поровну расстояние от линии наступления до наших окопов, противник остановился в нерешительности.
-Пойду, – коротко бросил я, поднимаясь на ноги.
-А вдруг это ловушка? – взвыл Искин.
-Не думаю, - подал голос Виктор Васильевич. – Иди, Антон! Принимай капитуляцию, Командор! – торжественно добавил безопасник.
Я вопросительно посмотрел на майора Смирнова. Тот утвердительно кивнул.
Подойдя к полковнику и ответив на его воинское приветствие, я вопросительно приподнял бровь:
-Слушаю вас, полковник. Вы что-то хотели мне сказать?
-Извините, сэр, не знаю, как к вам обращаться: ваши знаки различия мне не известны! – растерянно оглядывая мои лычки и шевроны, произнес полковник Пристли.
-Мое звание Командор. Вооруженные силы Российской Федерации, – сухо ответил я, буравя его взглядом, скопированным мной у Виктора.
Поежившись, полковник пробормотал:
-Но вооруженных сил Российской Федерации не существует, собственно, как и самой Российской Федерации!
-У вас устаревшие, да и просто не верные данные, полковник. Ваши войска, очевидно, выполняя ваш приказ, вторглись на территорию суверенного государства! По всем законам я должен уничтожить врага, нарушившего наши границы, и привести силы стратегического назначения в боевую готовность, –стараясь звучать как можно весомей, произнес я. – Я доступно излагаю, сэр? Вам известно, что такое «силы стратегического назначения»? – сурово добавил я, многозначительно глядя прямо в глаза полковнику Пристли. – Про «Мертвую руку» слышали, наверно? – уже не сдерживаясь, я ухмыльнулся, со злорадством наблюдая, как сползает с лица моего собеседника былая самоуверенность, и его заливает мертвенная бледность.
Так-то, ребятки. Это, как правильно было сказано, вам не гражданских раскатывать с воздуха, словно в тире! Что, не по нюху табачок?..
-Но… но… но… но мы же не знали! У нас был приказ ликвидировать бунт! – отчетливо лязгая зубами, выдавил полковник, которого явственно начало трясти. – Клянусь Богом, это все генерал Хайвелл. Я давно говорил, что пора, пора ему на пенсию!.. Но раз у вас государство, о, сэр, я возьму на себя смелость доложить своему руководству!.. – «Если уберусь отсюда живым и здоровым! – стараясь не дрожать так явно, лихорадочно закончил про себя полковник. – Боже, Иисус. Клянусь, если я доберусь до нашей страны, - поставлю тебе свечку в церкви. Даже две свечки, Господи. Только вытащи меня отсюда!». Все его метания и томления так явно читались на потном круглом лице, что я не удержался от довольно язвительной ухмылки.
Да… полковник-то тряпка, особенно по сравнению со своим коллегой – упомянутым генералом Хайвеллом, сидевшим в настоящий момент у нас в бункере под арестом.
-И что вы предлагаете мне с вами делать, полковник? Поступить с вами, как велит мне Устав? Или будут другие предложения?
-Мы сдаемся! Просим снисхождения согласно Женевской конвенции, - прижимая толстенькие ручки к груди, воскликнул полковник Пристли.
-Когда прижало, вспомнили о Женевской конвенции ? – грубо усмехнулся я. - Что же вы раньше про нее не вспоминали? Когда поджаривали нашу страну? Когда бомбили и убивали наших чудом оставшихся в живых граждан?!
На полковника было жалко смотреть. Из-под козырька его фуражки градом катился пот. Толстые губы беззвучно шевелились. Серые глубоко посаженные глаза растерянно бегали по сторонам. Даа… не вояка.
-Ладно, возвращайтесь к своим. Через пять минут сложить все оружие, руки в гору и ждать досмотровую команду с конвоирами. Жизнь вам и вашим бойцам сохранить обещаю, – ответил я и, брезгливо отвернувшись, двинулся к бункеру.
*
Спрыгнув в окоп, я успокаивающе кивнул майору Смирнову, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу в ожидании новостей.
- Ну, Командор, на чем порешили?
- Через пять минут надо отправить к ним бойцов. Пусть соберут оружие и проводят этих горе-вояк в бункер. Ну а дальше – свяжемся с их командованием, поинтересуемся, как они мыслят наше дальнейшее сосуществование, - с облегчением выдохнул я. Все же нервная получилась встреча, несмотря на то, что полковник оказался настоящим слизняком… - Как думаете, майор, выгорит?
Майор задумался, но его размышления прервал возмущенный голос из Кип-боя:
- Что это значит – «проводят вояк в бункер»?! А харчеваться-то мы все чем будем?! Нееее, командор, это никуда не годиться! Их-то, поди, не взвод? И не два? А тушняка едва-едва нам хватит!.. И так ополченцев нагнали, но те-то хоть с собой провизии притащили. А если бы нет?! В общем, ты, Командор, какую-то глупость придумал, ей-Богу!..
Майор Смирнов фыркнул.
- Это у вас кто там такой умный? – посмеиваясь, спросил он.
Я покраснел. Голос принадлежал одному из кладовщиков.
- Да так… тыловые войска, можно сказать…
- Ну что ж, недурно для тыловиков рассуждают, - внезапно произнес майор. – Не обижайся, Командор, но твоя идея действительно так себе. Нет, в принципе, будь у нас под боком тыл, налажено снабжение, резерв для охраны пленных – твое решение было бы оптимальным. Но, насколько я понимаю, ситуация совсем не такая радужная. Сколько у тебя провианта на складах?
- На складах-то полно, только где те склады… - я махнул рукой. – А в наличии – несколько коробок тушняка, какие-то еще консервы, галеты. Ну и ополченцы телегу продуктов привезли. Только сами их уже до боя и съели почти все…
- Вот видишь. А пленных полагается кормить. Кроме этого – ладно, допустим, в бункере есть место для содержания их под стражей. А охраны хватит? А если придет подкрепление к противнику, невзирая на все твои договоренности? Мы на войне, Командор, - тут все средства хороши. Не надо доверять врагу, это может плохо кончится.
Я покрутил головой.
- Что ты предлагаешь, майор?
- Да что тут предлагать? – снова вклинился в наш разговор Колобок по рации. – Кто у них там самый важный? Полковник, ты говоришь? Ну вот и бери его одного. Зачем тебе вся эта куча солдатни? Вон, генерал у нас уже есть, так вот ему в компанию полковника. Уж их-то двоих прокормим как-нибудь! Если кляча все не слопала, - мрачно добавил он. – Где там ее хозяева, живы? Пусть уведут с глаз долой, она уже к горилке подбирается, никакого понимания не имеет, глупая скотиняка!..
Майор расхохотался.
- Весело у вас, а, Командор?.. – и, посерьезнев, добавил: - Дело говорит твой тыловик. Я бы поступил так: забрал оружие, танки, флаеры и отправил транспортом пехоту на их Родину. Полковника оставить здесь, посадить под замок. Я слышал, генерал у вас уже имеется? Ну вот, будет два высших офицера. Хороший задел для торга.
- Антон, прислушайся, майор дело говорит, - вкрадчиво произнес Виктор. – Одна голова хорошо, а две – лучше. Нам действительно негде размещать пиндосских солдат и нечем их кормить. Да и вообще, был бы толк…
Я снял кепку и почесал затылок.
- Согласен, - наконец, кивнул я. – Надо распорядиться, отрядить команду по разоружению…
- Я займусь, - хлопнул меня по плечу майор Смирнов. – Веришь, так хочется уже руки к делу приложить!.. Возьму своих бойцов, они тоже после криосна, возможно, захотят поучаствовать. Командор, а ты отводи своих ополченцев. Пусть отдыхают, поедят. Назначь только караул, без охраны нам теперь никак нельзя. До переговоров с пиндосами – точно. И сам ложись покемарь, тебе сильно досталось. Тут и военный профи не всякий сдюжил бы… а ты молодцом! – майор ободряюще мне улыбнулся. – Отдохни, Командор. Командоры тоже должны отдыхать, они не из железа сделаны, - Смирнов крепко сжал мою руку. – Горжусь, если позволишь, знакомством!
Я обессиленно привалился к земляной стене окопа и только теперь понял, насколько вымотался за последние сутки. И, откровенно говоря, был рад разделить ответственность с настоящим асом, профессионалом своего дела. Сонно потерев лицо, я кивнул.
- Спасибо, майор. Действуй. Полковника поместите к генералу, Виктор подскажет, куда именно.
- Не боись, - хмыкнул Виктор Васильевич. – Все покажу, все расскажу. А ты иди, правда, поспи. Герой!
Из последних сил я вылез из окопа и, пошатываясь от усталости, поднес к губам рацию.
- Петрович, - позвал я. – Передай там по команде: всем в бункер. Есть, пить, спать… Я в люлю. Да, еще. Организуйте там медпункт, что ли…
- Фельдшер уже работает, - откликнулся Петрович. – Только что докладывал, что закончил с тяжелыми. У него там на подхвате твои кладовщики и этот ваш пленный химик. Показал им, как накладывать повязки, теперь вчетвером быстро справятся. Отдыхай, Командор, если что – я тебя разбужу.
На ходу снимая кепку и с наслаждением вдыхая ночной холодный воздух и вслушиваясь в ласкающую слух тишину, я доплелся до двери бункера. Спать. Спать. Спать…



Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Yann
сообщение 25.12.2019, 21:48
Сообщение #40


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 28
Регистрация: 1.10.2019
Вставить ник
Цитата




Я открыл глаза и, с удовольствием потянувшись, взглянул на циферблат часов. Ого! Вот так отдохнул – продрых двенадцать часов!.. Умываясь, я прислушивался к окружающим меня звукам, но ничего необычного не происходило. Мерно жужжало оборудование, где-то негромко переговаривались люди, слышались шаги по гулким плитам коридоров бункера.
- Командор! – раздался радостный голос Искина. – Доброе утро! Докладываю: на вверенном мне объекте все спокойно. На камбузе подан завтрак на пятнадцать человек. Если поторопишься – застанешь его горячим. Протоколом предусмотрено трехразовое горячее питание…
- Погоди, погоди, - от удивления я выронил в раковину зубную щетку. – Как на пятнадцать человек? А остальные что – перешли на солнечную энергию?
- А какие «остальные»? – удивился Искин. – Нет никого! Все, Командор, война, походу, кончилась!
Я недоуменно потряс головой.
- Объясняю, - вклинился Виктор Васильевич. – Вернее, докладываю, как говорят наши друзья-военные. Мы тут, ты конечно извини, немного похозяйничали… - виновато добавил он и сделал паузу.
- Кто это «мы»? – недовольно буркнул я.
- Я, Искин и майор Смирнов, конечно, - хмыкнул Виктор. – А ты думал, кто? Твои кладовщики, что ли?..
- Ну, ну. И что мы имеем в результате вашего хозяйничания?
Полковник Ежов вздохнул.
- Да ничего особенного, Антон. «Криовоинство» разбило лагерь здесь рядом. У них, как говорится, своя свадьба, у нас – своя. Провиант, полевая кухня, повар – все у них свое. Ополченцы отправились по домам… Петрович, правда, пока остался с нами. Я подумал, что в случае новых боестолкновений он может быть нам полезен как хороший и грамотный командир подразделения. Еще остались буровики: я дал им задание по прямой их специальности, сейчас собирают установку, будут бурить нам скважину. Запасы воды в бункере конечны, к сожалению. А вода, сам понимаешь, нужна всегда…
Я не выдержал и фыркнул.
- Кладовщики тоже здесь. Но им, откровенно говоря, возвращаться некуда. Мы получили информацию, что их склад таки разнесли пиндосские флаеры еще днем. Бойцы они никакие, но, может, найдем им занятие по тыловой части. Фельдшеру, например, они здорово вчера помогли. Может, отправим их ремонтировать дроидов или еще что-то придумаем… Кто еще? Наш недохимик Джонсон, сидит изобретает формулу вещества для очистки системы вентиляции. Ну и два наших красавца: генерал Хайвелл и полковник Пристли. Сидят запертые на первом уровне в кладовке с обмундированием. Охраняют их несколько подчиненных майора Смирнова и он сам, говорит, никому нельзя верить, - с усмешкой закончил Виктор Васильевич. – Ты извини, Командор, но надо было все же навести порядок. А тебя будить не хотелось. Или думаешь, ты приказал бы что-то другое?
Я подумал несколько секунд.
- Нет, вряд ли, - наконец, ответил я. – Что тут еще можно было придумать? Вы правильно все сделали. Возьмите с полки пирожок, - не удержавшись, съязвил я. – Да и я пойду на камбуз. От голода прям в животе урчит…
- Внимание! – внезапно воскликнул Искин. – Получен входящий вызов по широкополосной связи. О!.. Да это главный штаб пиндосов! Слышишь, Антон? – ликующе добавил Искин. – Сам Начальник штабов собственной персоной!.. Будешь общаться?
- Нет, блин, не буду!.. Что за глупости, Железяка? Выводи начальника на громкую связь на командный пункт. Я сейчас поднимусь!
Чуть не бегом я добежал до третьего уровня и, рухнув в командорское кресло, перевел дыхание. Спокойствие, только спокойствие, как говаривал милейший любитель тефтель и пирогов.
- Не волнуйся, Антон, - подал голос Виктор Васильевич, появляясь на экране все в том же одеянии «страшного следователя» с пулеметными лентами через плечо. – Они уже проиграли, теперь хотят выторговать условия перемирия получше. Думаю, в их штабе уже глотают корвалол; а вдруг мы, разбив их войска на своей территории, отправимся к ним, водружать знамя на Капитолии? Они же храбрые только в стычках с гражданскими. Как получают ответку – так сразу вспоминают про Верховный закон, Женевскую конвенцию, в общем, так себе вояки. А у нас, напоминаю, их генерал и полковник. Пиндосы хорошо умеют считать деньги, они уже до цента прикинули, в какую сумму им обошлась подготовка этих двоих кадров. Ну и, возвращаясь к сказанному ранее, - все же своих они не бросают. Так что не поддавайся на провокации, будь дерзким и нахрапистым. Требуй «Темпоний». Нам надо 220 миллилитров, но ты попроси побольше. Они согласятся, гадом буду, - ухмыльнулся Ежов. – Еще перекрестятся от радости, что так дешево отделались. Ну и, конечно, требуй полного прекращения любых боевых действий на срок… ну, хотя бы год. Ты же понимаешь, что если мы получим «Темпоний», то никакого года у них уже не будет?
- Понимаю, - кивнул я. – Лады. Искин, давай сюда начальника штабов, - решительно скомандовал я, нервно приглаживая торчащие на затылке короткие волосы и коротко выдыхая.
- Погоди! На всякий случай… - немного поколебавшись, добавил Виктор Васильевич. – Я тебе там кое-что распечатал. Возьми в принтере.
Я протянул руку к листу бумаги, пробежал его глазами и, не удержавшись, присвистнул.
- Ого! – изумленно выдохнул я. – Вот это козырь!
- Да, это именно, что козырь, - утвердительно произнес бывший безопасник. – Но можешь мне поверить, информация соответствует действительности. Так что используй его смело. Но, конечно, прибереги для особо сложного торга. Как знать, может, нам удастся съехать и без раскрытия этой сверхсекретной информации… Но не сомневайся, если противник будет упорствовать – пусть узнает, что мы тут тоже не лаптем щи хлебаем. Удачи в переговорах, Командор!
*
- Говорит генерал Браун, - слегка искаженный эфиром, раздался из динамиков спокойный голос. – С кем имею честь?..
- Командор вооруженных сил Российской Федерации Кузнецов, - браво отрапортовал я и расплылся в широкой злорадной улыбке.
Повисла пауза.
- Но, сэр. Вы, вероятно, меня разыгрываете? – осторожно уточнил генерал. – Насколько мне известно, у руссов нет никаких вооруженных сил. И уж тем более – нет никакой Российской Федерации!
- Ваши сведения устарели, - отчеканил я. – Так бывает, когда финансирование военных проектов и разведки происходит по остаточному принципу: прямо под носом появляются и вооруженные силы, и Федерации… Сэр, - издевательски добавил я. – Вы все проспали, сэр.
- Вот генерал Хайвелл говорил примерно так же… - пробормотал себе под нос генерал Браун, но, не желая сдаваться, воскликнул: - Сэр! Командор, или как вас там… Я не обязан вам верить. Скорее, я даже подозреваю, что вы – самозванец. С помощью горстки каких-то отщепенцев вам удалось каким-то чудесным образом одержать несколько побед над нашими войсками, но уверяю вас, удача – дама переменчивая и капризная. Уже завтра вы можете очень пожалеть о том, что вообще посмели высунуть свою голову из вашей тайги!
- Значит, не верите? – начиная закипать, переспросил я. – Ну окей, генерал. Давайте-ка поиграем в одну веселую игру. Скажите, где вы сейчас находитесь? – я еще раз просмотрел текст на листе, который мне распечатал Виктор Васильевич. «Настало твое время, козырь!»
- Что ж, это не тайна. Я говорю с вами из своего кабинета в Линкольн-сити. Я очень горжусь тем, что мое высокое положение позволило занять мне самый большой офис в здании нашего штаба, - довольным голосом ответил генерал Браун. – Если хотите знать, из окон моего кабинета открывается великолепный вид на Атлантический океан.
- На океан? Просто чудесно, - хмыкнул я, нажимая несколько кнопок на командном пульте. – Сэр, вы не могли бы сделать мне одолжение?
- Какое, сэр? – благодушно откликнулся генерал. – Я весь внимание.
- Подойдите поближе к окну и посмотрите на маяк. Видно?
В эфире послышалось какое-то шуршание – видимо, генерал раздвигал жалюзи.
- Да, да, сэр. Маяк чудо, как хорош в свете сумерек!..
- Отлично, отлично. А теперь посмотрите на маяк еще внимательнее. Ничего не отвлекает ваш взгляд?
- Сэр, у меня все хорошо со зрением, - обидчиво пропыхтел генерал. – Но я возьму бинокль, если вам угодно.
- Да, мне угодно, - ухмыльнулся я. – Берите скорее, вас ожидает сюрпрайз!
В эфире зазвучали шаги и покашливание генерала.
- Ну? Теперь видно? – поинтересовался я.
Установившуюся было тишину прорезал резкий стук падающего предмета.
- Ну же, поднимите бинокль, генерал. Зачем вы его уронили?.. Дайте-ка догадаюсь. Не иначе, вас смутили несколько красных огоньков на траверзе маяка, да? А знаете, что это за огоньки? Не ломайте голову, сэр, я вам помогу. Это опознавательные маячки радиобуя подводной лодки проекта 09851 «Хабаровск». А знаете, какие милые вещички несет в себе эта чудная лодка?.. Рассказать подробно? Или вы самостоятельно потрудитесь и вспомните? – я в ярости шарахнул кулаком по столу. – А, генерал?! Ну, ну, соображаем быстрее, я, извините, очень хочу есть, а не точить тут с вами лясы! Как – будем разговаривать по существу или выяснять, кто тут самозванец и существует ли Российская Федерация, вместе с силами стратегического назначения?! Быстро, я сказал, напрягаем остатки мозгов и слушаем мое предложение по условиям перемирия!.. Или выдвигаем свои – но только, сэр, с учетом вновь открывшихся обстоятельств, - вытирая пот со лба, уже спокойнее произнес я. – Принимая во внимание, что вы разговариваете с равным по статусу, а может даже превосходящим вас, руководителем государства. Про которое вы, верю, не знали, - напоследок съязвил я. – Жду ровно минуту. По истечении времени… ну, вы понимаете, да? Кнопка у меня под рукой. Нажму я ее или нет – зависит от вас. Сэр, - я шумно выдохнул и открутил крышку от бутылки с водой, протянутой мне кастрюлеголовым дроидом.
*
Генерал не стал выжидать минуты, и уже через несколько секунд в эфире снова зазвучал его голос, уже не такой самоуверенный и надменный.
- Сэр, я готов обсуждать условия перемирия, - произнес он. – Назовите свою цену.
- Так бы давно, - буркнул я, закручивая крышку на пустой бутылке. – Тогда слушайте, ничего особенного я у вас не попрошу. Итак, первое. Наши государства объявляют перемирие сроком на год, можно больше, но я отдаю себе отчет, что разговариваю с представителем державы, сам смысл существования которой – установление единоличного правления по всему миру, так что заведомо невыполнимого не требую. Год. Дальше будет видно. Вы меня хорошо слышите?
- Слышу вас отлично, - откликнулся генерал Браун. – Я уполномочен подписывать такие важные документы, сэр… Но можете ли вы мне гарантировать, что не нажмете эту чертову кнопку в течение всего периода перемирия?
- Готов вам это гарантировать, - кивнул я, как будто генерал мог меня видеть. – И, разумеется, зафиксировать в договоре.
- Будем считать, что по этому пункту мы достигли согласия, - с облегчением вздохнул генерал. – Но, как я понимаю, у вас есть еще требования?
- А у вас нет? – язвительно осведомился я. – Напоминаю: в нашем плену – ваши высокопоставленные военные чины. Ну и один рядовой. Мне говорили, вы своих не бросаете. Или что-то у вас уже поменялось, люди вам не нужны?
Генерал Браун кашлянул.
- Да-да, - растерянно сказал он. – Как же, как же. Каковы условия выдачи наших соотечественников?
- Нам нужно от вас некоторое количество вещества «Темпоний», - стараясь звучать как можно увереннее, заявил я. – Сразу предупреждаю, что на вопросы о целях его применения отвечать не буду! Нам просто нужно триста миллилитров этого вещества. В ту же минуту, как я получу «Темпоний», на свободе окажутся генерал Хайвелл и рядовой Джонсон. Я даже готов взять на себя их доставку на родину. Полковник Пристли, я полагаю, сгодится для того, чтобы отвезти вам на подписание экземпляр нашего договора о перемирии, а вот генерала и Джонсона мы немного задержим у нас в гостях. Вас устраивает мое предложение, генерал?
Генерал Браун немного помолчал, посопел в передатчик, затем, судя по шороху жалюзи, снова подошел к окну, из которого открывался такой замечательный вид на маяк в сумерках.
«Любуйся буйками, любуйся», - злорадно подумал я. – «Может, станешь посговорчивее!»
- Вы не оставляете мне выбора, сэр, - наконец, произнес мой собеседник. – Я согласен. В таком случае, я ожидаю полковника Пристли с договором и вашей подписью. Как вы желаете получить свой экземпляр? Вас устроит отправка спецфлаером в тот же день? Вы можете прислать своего человека?
- Вполне устроит. А вместе с нашим экземпляром потрудитесь передать «Темпоний». На всякий случай напомню, что нам известны свойства этого вещества, и не надо даже пытаться втюхать мне что-то другое.
- Но, сэр, - удивленно прозвучал голос генерала Брауна. – Убей меня Бог, если я понимаю, в чем тут дело, но могу сказать, что вашего этого «Темпония» мне совсем не жаль. Не мое дело, что вы хотите делать с этим побочным продуктом производства топлива, но ваша загадочная русская душа не дает теперь и мне покоя. Почему вы считаете, что я должен вас обмануть, да еще в такой малости?.. Я все же человек слова, это вам подтвердит, кто угодно. Да вот спросите хоть генерала Хайвелла!..
- Меньше текста, генерал, - я снова ощутил голод и все возрастающее раздражение. – По окончании нашего разговора я лично отправлю полковника Пристли с договором к вам в Линкольн. Думаю, часа три ему хватит на дорогу?.. Стало быть, пока вы там подпишите бумаги, пока отгрузите нам «Темпоний»… В общем, я жду своего посланника обратно не позднее шести часов вечера текущего дня. Если условия окажутся невыполненными или выполненными ненадлежащим образом – ну… Вы, мне кажется, догадываетесь, что у меня нет ни одной причины быть джентльменом, если джентльмены ведут себя со мной, как… как не-джентльмены.
- Да, сэр, мне все понятно, - откликнулся генерал. – Со своей стороны, я даю вам слово, что к шести часам вечера у вас на руках будет подписанный нашим руководством экземпляр договора о перемирии сроком на один год, а также триста миллилитров «Темпония». Сию же секунду я отправлюсь доложить обстановку и приготовиться к встрече полковника Пристли.
- Отлично, сэр, - я устало прикрыл глаза. – Тогда разрешите откланяться?
- Всего доброго, сэр! Было чрезвычайно приятно осознать, что ваша великая страна снова возрождается. Это я говорю, как вы понимаете, от своего лица. Но надеюсь, однажды мы с вами встретимся не как соперники, а как союзники.
Я не стал отвечать на эти напыщенные слова и просто выключил связь.
*
- Пойду похаваю, - не обращаясь ни к кому конкретно, вяло сказал я.
Опять устал. Вымотал меня этот разговор. Да и вообще… Неужели сегодня, с получением «Темпония», наконец закончатся мои мытарства?!. Товарищ Сталин, вы там как, в сорок втором, небось меня заждались?..
- Герой! – прозвучал в тишине восторженный голос Искина. – Командор, блин, как жаль, что я не могу пожать тебе руку!..
- Зато я могу! – воскликнул майор Смирнов, стремительно вваливаясь в командное помещение и хватая меня за плечи. – Антон Владимирович, позвольте вас обнять!.. Хоть это не по Уставу, но я не могу сдержаться!.. – как оказалось, наши с генералом Брауном переговоры проходили по громкой связи, и все обитатели нашего бункера могли слышать все происходившее.
Голографический Виктор Васильевич в своей НКВД-шной фуражке вытирал со лба пот.
- Клянусь, если бы я был живым – то после этого разговора точно слег с инсультом! – нервно смеясь, добавил он. – Антон, ты молодчина! Я рад, что не ошибся в твоей кандидатуре для нашей Миссии! Разреши тебя поздравить, Командор! Ух, и заставил же ты меня поволноваться!..
Я только пожал плечами. Вот как-то вообще никак меня не трогали все поздравления. Убраться бы отсюда…
- Антон, я тебе вывожу на печать договор о перемирии! – принимая серьезный тон, но все еще отдуваясь после пережитого, наконец, вымолвил полковник Ежов. – Можешь не перечитывать. Снаряжайте полковника Пристли. Предлагаю сопровождающим назначить майора Смирнова… Майор, на тебя вся надежда. Да, это не входит в твои задачи, но кого же еще нам посылать? Кладовщиков? Так они «Темпоний» того гляди выпьют на обратном пути…
- Есть, товарищ полковник, - твердо ответил майор. – Разрешите выполнять задачу?
- Выполняйте. Берите любой флайер. Из уцелевших… - вздохнул Виктор Васильевич. – И помните: на данном этапе от вас лично зависит очень многое!
*
В половине шестого вечера Искин ликующим голосом доложил, что флаер майора Смирнова вышел на связь и попросил координаты для посадки. Спустя еще несколько минут сам майор появился на пороге командного пункта, сжимая в одной руке договор, а другой осторожно придерживая небольшой бумажный пакет.
Договор я удостоил беглым взглядом, а к пакету нетерпеливо протянул руку.
- Молодец, майор! – пожимая руку Смирнову, произнес я. – Извини, но мне не терпится, давай сюда этот чертов «Темпоний»!
Майор развернул упаковку. У меня в руках оказалась стеклянная емкость, в которой плескалась темно-рубиновая вязкая жидкость.
- Наконец-то, - пробормотал я. – Ну что, Виктор Васильевич? Пойду, что ли, переодеваться? Где там мои кирзачи?..
- Погоди-ка, - нервно ответил полковник Ежов. – Что-то я не очень доверяю нашим заокеанским партнерам. Да, они подписали договор, с этой стороны подстава от них вряд ли будет. Но отомстить лично тебе… за генерала Хайвелла, за позор генерала Брауна, который прозевал нашу лодку, за десант и за сбитые флаеры – это они вполне могут. Давайте-ка пригласим нашего спеца по «Темпонию»!
Через пару минут в дверь вежливо постучал рядовой Джонсон.
- А, рядовой, - хмыкнул Виктор Васильевич. – Заходи. Взгляни-ка на это, - он повел головой в сторону стола, на который я поставил склянку с рубиновой жижей. – Похоже на «Темпоний»?
Рядовой Джонсон осторожно взял емкость в руки, повертел и недоверчиво покачал головой.
- Внешне похоже, сэр… Но я бы не стал делать однозначных выводов. У вас есть сомнения, сэр?
- Вот именно, рядовой. Вот именно. А как бы нам узнать точно: «Темпоний» ли это или нет?
Рядовой Джонсон задумался.
- Боюсь, никак, сэр. Дело в том, что его свойства никто особо не изучал. То есть мы знаем, как он себя ведет в реакциях при производстве «Аржантума-2», потому что были вынуждены это знать. Наша задача была как раз в избавлении от этой присадки, нам нужно было получить чистое топливо… Да, физические свойства «Темпония» нам известны, но что толку? Мне кажется, сэр, вам не для красоты нужно это вещество. И я не могу сказать, как поведет себя «Темпоний» в решении вашей задачи. Впрочем, это вот вещество тоже.
- Ладно. Скажи-ка мне, рядовой, а этот ваш «Темпоний» взрывоопасен? – беспокойно глядя на стеклянную тару, поинтересовался Виктор Васильевич.
- О, нет, сэр. Это я знаю точно, иначе бы я с вами сейчас не разговаривал. Максимум – он токсичен, да и то при нагревании.
- Очень хорошо. Искин, мне нужен один из дроидов и пустое помещение, - жестким голосом произнес безопасник.
Спустя минуту, в дверь поскребся кастрюлеголовый дроид.
- Возьмешь бутылку, отольешь во что-нибудь милиллитров двадцать-тридцать, - приказал ему Виктор Васильевич. – Но только не здесь. Поднимись, что ли, на первый уровень… Там, вроде, нет никого?
- Никого, кроме пары танков да пиндосского сбитого флаера, - ничего не понимая, откликнулся Искин.
- Вот и славно. Слышишь, ты, муравей-переросток? – снова обратился Виктор к дроиду. – Задача ясна?
Дроид помигал лампочками, сграбастал со стола бутылку и, гремя шваброй, потащился вниз по лестнице. Нам было хорошо слышно, как хлопнула, закрываясь за ним, входная дверь на уровень ангара. Дроид очень старался выполнить поручение.
Мы все замерли в ожидании. Не знаю, чего я ожидал услышать, но грохот, раздавшийся вслед за стуком двери первого уровня, и мощный удар свалили меня с ног. Я упал, больно ударившись головой о командный пульт. Голограмма Виктора Васильевича зарябила помехами. Майор Смирнов и рядовой Джонсон, цепляясь друг за друга, рухнули на шкаф с бумагами, повалили его и покатились в разные стороны. С потолка на меня посыпалась какая-то пыль, в ушах зазвенело, во рту пересохло.
- Твари какие, а?! – надрывался Искин. – Подсунули бомбу Командору!..
- Антон, ты цел? – достаточно спокойно осведомился Виктор Васильевич.
- Похоже, что цел, - пробормотал я, вставая на ноги. – Видимо, благодаря тебе, Виктор… Ты меня спас, спасибо!.. Честное слово, я бы сам даже не подумал проверить – «Темпоний» ли нам прислали… Уже заливал бы его в устройство, клянусь.
- Поживи с мое… послужи с мое… - тяжело вздохнул безопасник. – Не благодари. Я все-таки ответствен за твою Миссию. И не надо направлять к пиндосам десант, вообще – забудь о них. Пусть думают, что у них получилось тебя уничтожить. Усыпим их бдительность, пусть зализывают раны и соображают, как же так воскресла Федерация у них под носом. А мы пока покумекаем, как бы так за их спинами раздобыть проклятый «Темпоний»… От того, что первый блин оказался комом, наша задача все равно никуда не девается. Майор, вы живы? Отряхивайтесь и давайте подумаем, как нам теперь его достать.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V  < 1 2
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 22.2.2020, 3:59