Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" (летний турнир) Турнир на тему "Время, вперед!"

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Добрых дел Мастер Автор: Ruslan Shagmanov, Весна 2020 (внеконкурс)
Ябадзин
сообщение 17.3.2020, 23:47
Сообщение #1


созерцатель собственного трупа
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 6894
Регистрация: 7.3.2016
Вставить ник
Цитата
Из: Зеленоград (Москва)




1

Добрых дел Мастер Андрей сидел на завалинке и перочинным ножиком стругал по куску дерева. Краешком глаза поглядывал на жену, гонявшую по огороду козу Дуньку.
Животина оказалась глупой и не признавала ничего, кроме постоянно терзавшего ненасытный желудок голода. Поэтому не обращала почти никакого внимания на бесполезные потуги своей хозяйки, которая от охватившей злости так отчаянно ругалась, что распускающиеся на клумбе георгины краснели от стыда, а морковь старалась глубже закопаться в землю, прихватив с собой свои длинные зелёные косы.
– Марина, – подал голос Мастер, пытаясь урезонить жену. Он не переносил брани.
– Помог бы что ли?! – взмолилась Марина. – Сладу с ней, окаянной, никакого, а толку ноль. Чтоб ей пусто было!
Мастер мольбе внял и, шевельнув бровью, перевёл взгляд на собачью конуру.
Пёс Полкан, доселе скрывавшийся в ней, изредка высовывая нос, словно офицер трубу перископа в амбразуру дота, чтобы разузнать складывающуюся снаружи обстановку, будто только этого безмолвного приказа и ждал. В одну секунду сорвался с места и, спугнув по пути кота Царапкина, оказался возле козы.
Вдвоём дело пошло веселее. Полкан своим звонким лаем переполошил всё в округе, но в итоге исхитрился выдворить нахалку в переулок.
Марина, не мешкая, тут же захлопнула калитку.
Полкан, довольный своей победой, подскочил к хозяйке и, вздымая хвостом клубы пыли, стал дожидаться заслуженной похвалы.
Однако Марина была не в духе раздавать медали и кубки.
Это пёс осознал, когда получил по загривку сухим стеблем репейника.
– Куда, лентяй эдакий, глядел, когда эта “корова под микроскопом” пёрлась в огород?! – пронзительный, словно пожарная сирена, вопль взбешённой женщины сотряс переулок.
С тревожным квохтаньем разлетелись топтавшиеся в навозной куче куры, поперхнувшийся собственным криком петух слетел с забора, Царапкин счёл за благоразумие исчезнуть в придорожных кустах, всхрапнула в стойле лошадь, а перепуганный телёнок протяжно замычал, приняв Маринин возглас за возвращавшуюся с выгона мать.
Полкан, сжавший в ужасе уши и втянувший голову глубоко в шею, покорно ожидал справедливой нахлобучки. Однако наказание не состоялось. Стебель в руке Марины переломился и плавно опустился на землю.
– Марина! – вмешался Мастер. – Не шуми понапрасну.
Ласковый, с некоторой укоризной, голос мужа подействовал. Марина погрозила кулаком в сторону виновницы скандала, с невозмутимым видом пощипывавшей травку, и удалилась в дом, напоследок хлопнув от злости дверью так, что осыпалась штукатурка.
Мастер покачал головой, но промолчал. Силой воли приподнял куски, приладил их на место, после чего вернулся к своему занятию
Ничем не удерживаемая штукатурка тут же осела на порог меловой пылью.
– Эх, Мариночка, Марина, – проговорил Мастер, принимаясь ножом колупать кору. – Почему ты не Маргарита?
– Ведь всё равно любишь её, несмотря на все недостатки, – глубокомысленно изрёк Полкан, вылезая из-под крыльца, куда спрятался, чтобы переждать вспышку гнева своей хозяйки.
– То-то и оно, – добродушно согласился Мастер, запуская пятерню в свою начавшую седеть шевелюру. – Люблю и понимаю. А вот она меня понять никак не хочет.
– Или не может, – вступился за Марину кот Царапкин, незаметно подобравшийся к беседующим.
– Что-то с ней нужно делать, – сделал выводы Полкан. – Почему ты, такой всемогущий, не можешь изменить её характер?
– Доброту в душу вложить нельзя, – печально вздохнул Мастер, откладывая в сторону свою незатейливую поделку.
– Но ведь она одна единственная такая в округе, – заметил пёс, ревниво поглядывая на кота, лениво растянувшегося на коленях хозяина.
– Ничего не поделаешь, – ещё тяжелей вздохнул Мастер. – Равновесие.
В это время послышался грохот и незамедлительно последовавшая вслед за этим витиевато мудрёная матерная брань.
– Кажись, кастрюлю с борщом уронила, – сонно отметил кот.
– Остались мы сегодня без ужина, – тревожно зашевелился Полкан.
– Пошёл бы, что ли, успокоил её, – вскакивая на лапы, предложил Царапкин. – Не то так с неделю буйствовать будет.
Из дому донёсся ещё один громкий звук, похожий на звон разбитой посуды.
– Похоже, до зеркала добралась, – предположил Полкан, наклонив голову набок и выставив ухо торчком, чутко прислушиваясь к шуму.
– Пожалуй, пойду, – поднялся со своего места Мастер. – Натворит дел, расхлёбывай потом.
Он подошёл к крыльцу, осторожно перешагнул через меловую кучку и зашёл внутрь. Дверь закрылась, и лёгкий ветерок радостно сдул ненужную пыль с досок, медленно развеяв по воздуху.
Мастер шёл, предполагая худшее. Войдя в комнату, понял, что все мрачные предположения оправдались.
Марина сидела у стола и, опустив голову на колени, отчаянно рыдала. У её ног лежали осколки разбитого зеркала.
– Последнее, – невольно вырвалось у Мастера.
Марина взглянула сквозь слёзы на мужа и обессилено всхлипнула.
Мастер поразился переменам, происшедшими с супругой.
На него взирала усталая старуха, лицо было испещрено многочисленными морщинами, безжалостно исказившими некогда красивые черты.
– Ну вот, – горестно прошептала Марина, утирая сбегавшие по щекам слёзы, – это повторяется чаще и чаще.
Мастер подошёл к жене, провёл ладонью по её лицу. Однако привычного изменения не произошло. Мастер снова приложил свои усилия.
На миг лицо женщины просветлело, помолодевшая кожа расправилась, являя миру естественный румянец, но в один момент иллюзия исчезла, оставив всё, как было.
– Теперь твоя магия, Андрюшенька, не поможет. Ведь мне сегодня исполнилось шестьдесят. Или запамятовал, что у меня сегодня день рождения?
Мастер запоздало осознал причину, заставившую его с утра взяться за резьбу по дереву. Хотел сделать подарок любимой.
– Не забыл, – ответил он. – Я всегда это помнил, едва увидел тебя, шестнадцатилетнюю.
– С той поры столько воды утекло. И всех твоих фокусов не хватит, чтобы постоянно поддерживать во мне былую молодость.
– Для меня это не тяжело. Просто ты сама этого не желаешь.
– Я устала, милый. Надоело быть вечно молодой. Измоталась жить в вечном равновесии меж силами Добра и Зла. Я думаю, Андрей, что тебе придётся подыскивать другую спутницу.
– Не говори глупостей, Марина... Кроме тебя мне никого не надо!
Неистовый собачий лай прервал беседу и возвестил о том, что кто-то приехал по важному делу.
– Подожди. Я сейчас узнаю, кто это, – сказал Мастер, выходя из дому. В сенях он забросил на полку свою деревяшку, которую нервно вертел в руках в течение всего разговора. Времени, чтобы внимательнее взглянуть на вещицу не было. Снаружи ждал гость.
У ворот стояла запряжённая телега.
Полкан усердно облаивал неказистого мужичка, не позволяя войти во двор.
– Здравствуй, – поздоровался Мастер, тщательно оглядывая гостя, – заходи, он не тронет.
Пёс замолк и, с видом гражданина, сознательно исполнившего свой священный долг, скрылся в конуре.
– Здравствуй, Мастер Андрей, – снимая шапку и кланяясь в пояс, проговорил приезжий. – Я хотел просить помощи. Моя дочурка Рита игралась во дворе и сломала себе ногу. Не мог бы ты сейчас отправиться со мной и осмотреть её.
– Для того я и есть, – хмуро буркнул Мастер, недовольный тем, что приходится уезжать в тот момент, когда он собирался выяснить отношения с супругой. Однако отказать не имел права, поскольку был адептом своего ремесла: творить добро.
– Полкан, – обратился Мастер к собаке, – я поехал, поглядывай тут за всем.
Пёс понимающе кивнул, на что мужик отреагировал обычным для всех остальных людей в подобных случаях образом: крякнул, удивлённо покачав головой. Хоть все знали, что Добрых дел Мастера владели не только языком зверей и птиц, но и запросто общались с деревьями и прочей растительностью, однако никак не могли привыкнуть к столь необычному чуду.
– Как величать-то тебя? – спросил Мастер, забираясь в телегу, не забыв прихватить с собой сумку с аптечкой.
– Люди Фёдором кличут, – охотно отозвался возница, хлестнув кнутом кобылицу.
Повозка тронулась в путь, и вскоре трусившая лёгкой рысью молодая кобылица оставила дом Мастера далеко позади. В деревню въехали лишь после заката.
Мастер без слов последовал за Фёдором в дом, вошёл в комнату, где на деревянной, грубо сколоченной из плохо обструганных досок кровати, лежала, укутанная в суконное одеяльце, пострадавшая. Девочка лет эдак восьми.
При первом же взгляде на неё у Мастера зародилось подозрение, что она, эта девочка, предназначена ему в жёны. И если это так, то, следовательно…
Ему не хотелось об этом думать, но мысли сами возвращались к утреннему происшествию. Всё указывало на то, что это вовсе не случайность. И чтобы опровергнуть или, чего доброго, подтвердить страшную догадку оставался один выход – поскорее начать лечение девочки. После чего как можно быстрее вернуться домой. К Марине. Нужно предотвратить возможные последствия прежде, чем это станет свершившимся фактом. Мастеру не хотелось терять жену. Уж очень привязался к ней за сорок четыре года совместной жизни, смирился с её сварливым характером, незаметно от неё самой успевая подавлять все отрицательные черты зарождающейся злобы в самом зародыше. Однако, несмотря на тщательную заботу, он, Мастер Андрей, где-то исподволь допустил оплошность, проглядев тёмные силы, окутавшие теперь Марину. Ему будет тяжело расстаться с женой. Ведь эта девочка ещё слишком юна и неопытна, чтобы стать надёжной опорой ему, Добрых дел Мастеру. Многому ещё предстояло ей научиться, чтобы достойно заменить покидающую мир Марину.
Однако долг заставлял забыть Мастера о всех проблемах и сосредоточиться только на лечении.
Мастер сел на край кровати, высвободил из-под одеяла повреждённую ногу и ощупал место перелома.
– Болит?
– Нет, – мотнула головой девчушка, но тут же сморщилась от боли.
Врёт, но держится молодцом. Мастер невольно залюбовался её по-детски выразительным личиком. Уже сейчас Рита выглядела достаточно привлекательно. Что же будет с ней в шестнадцать? Наверняка превратится в красавицу.
Впрочем, жёны Мастеров обязаны быть красавицами. Так повелось с самого их зарождения. Для блага Мастеров, а, следовательно, для всего народа. Жена должна соответствовать внутреннему равновесию Мастера. О каком Равновесии могла идти речь, если твоя супруга – страшна как смертный грех? А если она, скажем, вдобавок ко всему прочему и готовить не умеет?! Кошмар!..
Нет, жена Мастера обязана быть красавицей. Как Марина, например. Или как вот эта девчушка. Как там её по имени? Рита, кажется? Интересно, знает ли она о своём предназначении? Скорее всего, этот врачебный визит не простое совпадение.
Мысли Мастера текли своим чередом, а руки привычно занимались делом, заставляя пока ещё детские, не совсем окрепшие косточки срастаться как положено.
Лет сорок назад, роясь в какой-то свалке, Мастер Андрей откопал огромное книгохранилище, чудом уцелевшее после глобальной катастрофы. Среди прочих книг, интересных и не очень, он отыскал литературу по медицине. Добро Добром, но им всем так не хватало простых знаний. А подобные находки приносят огромную пользу. Мастер помнил, как все писари, собранных со всех близлежащих районов, скопом засели переписывать драгоценную находку. Для этого понадобилось целых полгода, но в итоге все двадцать четыре тома Медицинской энциклопедии попали в руки остальных Мастеров. Оригинал же, разумеется, остался у Мастера Андрея.
И потребовался не один десяток лет, чтобы проштудировать всю энциклопедию от корки до корки. Правда, мешало усвоению материала множество необъяснимых терминов, встречающихся чуть ли не на каждой странице. К примеру, до сих пор никто не может расшифровать загадочный смысл слова “эпифиз”. Впрочем, немало подобных выражений ставили Мастеров в тупик. Тем не менее, многое непонятное всё же удалось понять и осмыслить. Кое-что Мастер Андрей разгадал сам, кое какими догадками поделились его коллеги. Но за это время, сообща Мастера вернули познания в медицине до вполне приемлемого уровня.
Кажется, всё. Кость он зарастил, Осталось несколько добавочных штрихов, необходимых скорее для успокоения совести, но девочке это ничуть не повредит. Вынул из сумки аптечку, где хранились различные мази и лекарства, достал небольшую резную шкатулочку, вынул пузырёк с пеннициллином и развернул пакетик из шёлковой материи, в которой хранилась главная ценность – шприц. Их было чрезвычайно трудно отливать. Этот шприц, что держал в руке Мастер Андрей, преподнесли в подарок жители поселения Гусь-Хрустальный, знатные мастера-стеклодувы.
Мастер Андрей набрал в шприц определённую дозу лекарства и посмотрел на испуганную грозным видом тонкой, но острой иглы девочку.
– Не бойся, – ласково сказал Мастер, протирая предплечье ваткой, смоченной спиртом.
– А я и не боюсь, – отчаянно прошептала девчушка, закрывая глаза и прикусывая губу от нахлынувшего в душу ужаса.
Мастер почуял страх девочки и накрыл её ментальной волной дружелюбия.
– Вот и всё, – произнёс он вслух, введя лекарство под кожу. – А ты, дурёха, испугалась.
– Вовсе и нет, – возразила, хорохорясь, девчушка. – Вовсе это и не больно.
– Вот и хорошо.
Мастер сложил инструменты в аптечку. Затем встал, подошёл к Фёлору и сказал:
– Неделю постельного режима. Питание усиленное. Поменьше движений. Пока всё. Организм девочки сильный, с болезнью справится самостоятельно. Вот если бы ногу сломал ты, то пришлось повозиться подольше.
– Спасибо Вам, Мастер, – поблагодарил Фёдор. – Что бы мы без вас делали?!
– Полно, не стоит благодарностей, – остановил Мастер Андрей словоизлияние мужика. – Мне пора возвращаться.
– Куда это на ночь-то глядя? – удивился Фёдор. – Аль не переночуете у нас?
– Некогда, Фёдор, некогда. Чует моё сердце, беда большая дома приключилась. Поехали.
Федор недоумённо пожал плечами, переглянулся с женой, но вышел во двор, чтобы заново запрячь лошадь.
– А ты, Ритка - Маргаритка, – Мастер подошёл к вновь заботливо закутанной девчушке, – больше не озоруй. Не ломай себе ничего.
Затем вытащил из воздуха леденец на палочке (такие штучки он давно научился творить), протянул его ошарашенной девочке и вышел в ночь.

2

Как ни подгонял сонную кобылку Фёдор, но до дома Мастера добрались лишь к рассвету.
Солнце, медленно выбирающееся из-за линии горизонта, высветило мягкий полумрак спящего двора. Следов какого-либо переполоха не наблюдалось. Даже Полкан, мирно дремавший в своей конуре, был спокоен. Но почему в таком случае сердце Мастера шептало о свершившейся трагедии?
Мастер Андрей спрыгнул с повозки и, отперев калитку, вошёл во двор. Тут же у его ног закрутился Полкан, при виде своего хозяина мгновенно преобразившийся в деятельное существо.
– Здорово, спящая красавица, – буркнул Мастер, потрепав по лохматому загривку своего верного стража.
– Полчаса назад прибыл Мастер из Торжка, – сообщил пёс, при этом шумно зевнул, продемонстрировав всему миру широко распахнутую пасть.
– Чего-нибудь сказал?
– Не понял я ничего, – с лязгом захлопывая челюсти, способные шутя перекусить человеческую руку, ответил пёс. – Обещал тебя дождаться. Сейчас в доме спит, наверное.
– А Марина? – вопрос был не праздным, но Полкан тревоги в голосе хозяина не уловил.
– Как ты уехал, притихла. Она даже Бурёнку не подоила, – пожаловался Полкан на хозяйку. – Пришлось самому корову в стойло загонять. И поесть не дала! Ладно, я ещё с обеда умудрился пару костей про запас закопать.
Мрачные предчувствия Мастера оправдывались. Мастер Епифан по пустякам не стал бы приезжать.
Мастер Андрей вошёл в сени, и его руки непроизвольно потянулись туда, куда вчера вечером забросил свою почти завершённую поделку. Однако лишь после того, как зажёг свечку, увидел, чем занимался вчера. В своих руках он держал миниатюрную модель гроба. Поделка не была завершена, но гроб явственно угадывался. Подсознание загодя готовилось к подобному повороту.
Мастер Андрей вошёл в дом и увидел сидевшего на лавке Мастера Епифана. Угрюмый вид гостя не сулил ничего хорошего.
Не говоря ни слова, Мастер Андрей прошёл в комнату. С первого взгляда стало ясно, что женщина мертва. Он подошёл к кровати, молча подсел на краешек.
Время, неподвластное даже всемогущим Старейшинам, разительно изменило некогда милые черты любимого лица. Трудно было узнать в иссохшей мумии весёлую хохотушку Марину.
– Скоро здесь будут и другие Мастера, помогут с погребением, – вошел в комнату Мастер Епифан.
– Я видел предназначенную мне, – признался Мастер Андрей. – Это дочь Фёдора. Того мужика, что привёз меня.
– Это хорошо. Он в курсе? Её кто-нибудь готовил к миссии?
– Ей всего восемь.
– Это плохо, – встревожился Мастер Епифан. – Выхода нет. Порядок ты знаешь.
– Ответь мне, Епифан, – кивнул головой Мастер Андрей. – Почему именно сейчас? Почему она ушла, не дождавшись, пока не подрастёт другая?
– Пойду, сообщу этому парню весть о его дочери, – уклонился Мастер Епифан от ответа, оставляя собрата наедине со своим горем.
– Почему так случается в мире? – продолжал свой монолог Мастер Андрей, так и не заметив, что остался один. – Почему мир жесток, и только мы, Мастера, должны удерживать его от окончательного распада? Почему я не могу последовать за тобой, Марина? Почему?
Устав от безответных вопросов, он повалился на белоснежные простыни, мгновенно забывшись тревожным сном, в последний раз оставшись наедине со своей женой.

3

На погребальный костёр собралось множество народу. Здесь были и другие Мастера, и простой люд из соседних деревень. Каждый хотел выразить свои соболезнования.
Мастер Андрей сам запалил погребальный костёр, воздвигнутый на берегу реки. Поначалу дерево никак не желало загораться, однако постепенно пламя, поначалу болезненно хилое, набирало силу под дуновением поднявшегося ветра и постепенно превратилось в огромный факел. Когда всё было кончено, Мастер Епифан передал Мастеру Андрею урну с пеплом. Мастер Андрей молча принял прах жены.
Гости не стали долго задерживаться и разъехались.
Тишина, воцарившаяся во дворе дома, казалась неестественной. Даже животные прониклись чувством скорби, испытываемым хозяином.
– Поверь мне, – убеждал Епифан Мастера Андрея, – это вынужденная мера. И ты прекрасно знаешь, о чём я говорю.
– О принудительном сне, – выдохнул Мастер Андрей. – А может всё-таки отыщется возможность избежать столь неприятной процедуры?
– Нет, – покачал головой Мастер Епифан. – Иного не дано. Никто ещё не смог выдержать даже месяца одиночества. А тут целых восемь лет! Помни, это делается во благо человечества.
– Против подобного аргумента не возразишь, – горько усмехнулся Мастер Андрей. – А что произойдёт с подворьем, с жителями моего округа?
– Животных передадут на попечение Фёдора, отца твоей будущей супруги. Ну, а на счёт людей можешь не беспокоиться. Старейшины уже поставлены в известность. Они распределят территорию между другими Мастерами. Часть перейдёт и ко мне. Через три дня прибудет старейшина Пётр, который и погрузит тебя в принудительный сон.
– Ну, а мне что всё это время делать?
– Решай сам. Я побуду рядом.
– Наблюдать?
– Ты порядки знаешь не хуже меня.
– А Рите сообщили о предназначении?
– Да, кстати. Её отец хочет, чтобы эти три дня ты погостил у него. Он ждёт тебя во дворе. Поедешь?
– Хорошо. Заодно посмотрю, как заживает нога. Как-никак будущая жена.
– Вот и ладненько, – потёр в ладони Мастер Епифан. – Ты езжай, а за хозяйством я тут присмотрю.
Мастер Андрей в последний раз взглянул на портрет Марины, нарисованный накануне свадьбы знакомым художником, напомнив себе, что в памяти она останется навечно, подхватил свою сумку, без которой никуда не отлучался, и вышел из дому. В ближайшие восемь лет он сюда не вернётся.
При утере спутницы жизни, пока не подберётся замена, любой Мастер обязан уйти в принудительный сон, как медведь в зимнюю спячку. Нельзя было допустить, чтобы горе утраты надолго поселилось в сердце Добрых дел Мастера, превращая гнездившееся в душе Истинное Добро в Абсолютное Зло. Иначе последствия могут оказаться непредсказуемыми. А баланс сил Добра и Зла в мире после ряда экологических и техногенных катастроф, в том числе и ядерных, происшедших на Земле, названных впоследствии Великим и Глобальным Изменением, слишком хрупок. И не стоило этого равновесия, поддерживаемого Добрых дел Мастерами, нарушать ни в ту, ни в другую сторону.
Во дворе Мастера Андрея ждал Фёдор со своей неизменной повозкой.
Мастер Андрей не стал прощаться со своими животными (не стоило терзать и без того надорванное сердце), лишь прихватил с собой кота Царапкина да пса Полкана, чтобы отдать их под присмотр Ритки – Маргаритки. Остальную живность Фёдор заберёт к себе позже.
Ехали молча.
Мастер молчал, погружённый в размышления, ну а Фёдор не решался его тревожить. Мысли Мастера Андрея метались, словно встревоженный зверёк, угодивший в ловушку охотника, не задерживаясь на чём-нибудь конкретном, складываясь в хаотичном беспорядке то в один образ, то в другой. Мастер осознавал, что в ближайшие восемь лет он не увидит всего того, что в данный момент его окружало. Солнце, нависающее над долиной и дарящее миру тепло и свет; деревья, лопочущие о чём-то своём под лёгкими дуновениями шаловливого ветерка; трава, упорно пробивающаяся из-под земли на поверхность; облака, грациозно плывущие по синему небу; и даже беззаботная лошадь, весело трусившая по пыльной дороге. Словом, всё это он потеряет. Пусть ненадолго. На каких-то восемь лет, которые лично для него промелькнут как мгновения лёгкого и ненавязчивого сновидения.
И всё-таки на душе было неспокойно.
Ему оставалась лишь малая радость: встреча с будущей спутницей. Эта мысль слегка согрела начавшее остывать сердце. Ведь у него ещё оставалось три дня полноценной жизни. За это время он успеет хоть немного подготовить девочку к некоторым премудростям достаточно сложной и тяжёлой службы Великому Добру. Быть может, он успеет даже научить её понимать зверей и птиц. Словом, она, эта маленькая девочка, вновь наполнила смыслом его готовую заснуть долгим, беспокойным сном сущность. Вдохнула тепло в леденеющее сердце, закрыла брешь в надтреснутой груди, откуда безвозвратно утекала сила доброты, необходимая не только всему живому, но, в первую очередь, самому Мастеру. Иначе нет никакого смысла в существовании Добрых дел Мастеров. Ведь без искренней и душевной Доброты, по сути, нет самого Мастера. Именно в этом подлинный смысл существования – приносить миру Добро.
Теперь Мастер Андрей иначе взглянул на мир, продолжавший жить своей жизнью. И ему вдруг нестерпимо захотелось запеть. Запеть громко, во весь голос.
Пусть в его распоряжении осталось всего три дня, но они станут для него переломными, заполненными радостью и счастьем, так необходимые для душевного равновесия. Всего три дня… Или, скорее, целых.
И Мастер Андрей впервые за всю историю существования Добрых дел Мастеров запел. И пусть он пел неумело, то и дело фальшивя, перевирая слова и ноты, но всё-таки пел. Пел и не обращал внимания на свою неуклюжесть. Пел, потому что его душа требовала этого. Пел, чтобы в мире существовало извечное Истинное Добро.
Добрых дел Мастер Андрей пел и не замечал, что его сначала поддержал Фёдор, выводя своим чистым голосом каждую нотку необычной песни, после чего эту мелодию подхватил и остальной мир, невидимый для глаз, но от этого не менее реальный.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
mgk
сообщение 19.3.2020, 10:43
Сообщение #2


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 1919
Регистрация: 29.1.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Удмуртия




Все хорошо. Сначала подумала, что это какая-то деревенская картинка, потом прояснилось, время-то POSTаповское. Ну ладно, по книгам Мастер развил в себе магические способности,поверим в это. А вот зачем старику девочку сватать? И никто не возражает, Средневековье какое-то. Предназначена и все.
У него жена умерла, т.к.гроб сам смастерил,смоделировал ситуацию. а он запел! Радуется, девочку в жены возьмет.
Неприятный осадок оставляет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Агния
сообщение 19.3.2020, 22:52
Сообщение #3


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 4546
Регистрация: 8.10.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Петербург




Неприятный осадок оставили у меня речевые штампы, во-первых, во-вторых, крайне перегруженные предложения - в начале просто...ух -
Цитата(Ябадзин @ 17.3.2020, 23:47) *
Пёс Полкан, доселе скрывавшийся в ней, изредка высовывая нос, словно офицер трубу перископа в амбразуру дота, чтобы разузнать складывающуюся снаружи обстановку, будто только этого безмолвного приказа и ждал.
Потом , слава богу, попроще пошло)
И поменьше пафоса - очень хотелось бы)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Мышель
сообщение 23.3.2020, 9:36
Сообщение #4


Мышь. Просто мышь.
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2695
Регистрация: 5.5.2017
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Интересный авторский мир. Но формат рассказа для него узок, создаётся впечатление, что это кусок более крупной формы.
Количество тропов в начале напрягло и показалось избыточным, но потом пришло в норму. А к финалу опять вернулось. Например, "...трава, упорно пробивающаяся из-под земли на поверхность". Про траву - хорошо, "на поверхность" - излишество, в фразе уже есть "из-под".
Почистить, расширить и углУбить - и будет здорово.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
оленька
сообщение 3.4.2020, 19:39
Сообщение #5


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 941
Регистрация: 16.12.2018
Вставить ник
Цитата




Так то заитересованно прочитала. Но как то неакцентированно вышло даже эпизодами. Я люблю чтобы всё в цель и потому что. Многословно, но уже моя фобия. И когда одно добро, тоже плохо. Нужно бы и зла добавить для баланса. Или так и задумывалось? Проснётся, а Маргариту уже какой нибудь Мефистофель угнал.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 2.6.2020, 13:47