Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" Турнир на тему "Притяжение земли" (осенний турнир)

2 страниц V  < 1 2  
Ответить в данную темуНачать новую тему
Революция 2417, "Метро"+ЛитРПГ+Космоопера=альтернативная история
Rato
сообщение 18.3.2020, 10:25
Сообщение #21


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Гл. 2 Заключённый

Москва

Москва место пустынное и дикое, неблагоприятное для проживания во всех отношениях. Союз России прилагал немалые усилия для привлечения на эту территорию своих граждан, но эти меры не имели должного эффекта. Мало кто по собственной воле желал поселиться в этих неприютных местах. Недостаток людей восполнялся за счёт большого числа специальных семей второго ранга, в просторечии зоны или колонии строгого режима. В одной из таких семей Виктору предстояло прожить два года, если он, конечно, не отличится в лучшую или худшую сторону.
Ещё столетие назад, на этой земле располагался крупнейший в мире мегаполис, последний из городов гигантов на этой планете. Мир вокруг перерождался, исчезали государства, менялись устои и образ жизни, но только Москва упорно не хотела меняться. Оставаясь последним оплотом старой экономической системы.
В начале двадцать первого века, вследствие поражения в войне, Российская федерация распалось на отдельные государства. Москва, потеряв почти все территории, ещё долгое время жила обособлено. Ей было не привыкать к постоянным санкциям, «железным занавесям» и изоляции. За всю свою многовековую историю она всегда была объектом для нападок и не всегда обоснованных обвинений, так повелось ещё с издревле. Приняв православие, древняя Русь всегда умела отстоять свою самобытность и независимость, даже в самые мрачные времена своей истории. Она учувствовала практически во всех войнах, не было на Руси ни одного поколения, выросшего без ветеранов войны.
Между тем перестройка миропорядка шла полным ходом. Бывшие коммуны, разбиваясь на семьи, объединялись в кланы и альянсы. Финансовые институты исчезли, а с ними и многомиллиардная армия сотрудников, теперь уже бесполезных учреждений. Ведь в коммунах не было зарплат и частной собственности, наследства и юридических контор. Всё бремя отныне перекладывалось на плечи глав семей, кланов и альянсов, при полном контроле умных машин во главе с Авророй. Крупные города, лишённые своей целесообразности пустели с невероятной быстротой, поглощаемые застройкой новой формации, рассчитанной на проживание общества нового типа.
За сотню лет мир полностью преобразился, оставив лишь воспоминания о крупных городах и мегаполисах, как о памятниках прошлой эпохи. Лишь Москва всё разрасталась, оставаясь приверженцем устаревшей модели общества. Крупнейший город в мире не думал сдаваться.
Отрезанный от интернета ещё в период распада Российской федерации, он оставался, для Авроры не досягаем. Вследствие чего, она не могла влиять на процессы, происходящие за стеной. Москвичи активно противодействовали новым течениям в обществе, делая ставку на веру, традиции и армию, не оставляя надежд на возрождение Российской империи. Вооружённые конфликты и постепенное расширение своих границ происходило периодически, и от крупномасштабной войны с миром останавливало лишь наличие не малого арсенала ядерного оружия. Конфликт двух систем нарастал, и как бы не старались стороны избежать прямого столкновения, большая война всё же началась.
В две тысячи триста двадцать пятом году, армия Москвы захватила – освободила, бывший город Рязань, это был предел накала страстей, так долго сжимаемая пружина соскочила, раскручивая боевые действия по всем фронтам. Война была упорной и затяжной, и шла с переменным успехом. Но чем дольше длилось это противостояние, а оно длилось несколько лет, тем очевидней было, что Москва явно проигрывает. Всё же экономическая мощь и ресурсы всего мира, были не сопоставимы с её возможностями. На полях сражалась техника, и её количество и качество решало многое.
Война изначально не имела смысла, и была для Москвы проигрышной, но она усердно сопротивлялась, и сдаваться не собиралась. В ход пошли запрещённые боеприпасы и в какой-то момент были запущенны ракеты с ядерным боезарядом. Ни кто уже не сможет узнать, вследствие чего это произошло, было ли это намеренным жестом отчаянья или нелепой оплошностью, может, сыграл роль человеческий фактор или серьёзный сбой в сложной аппаратуре и технике. Свидетелей тому нет. Но после пуска ракет последовал молниеносный ответ.
Ни кто не планировал уничтожения мегаполиса. Предполагалось, что те шесть ракет, которые являлись ответным ударом, будут перехвачены и уничтожены, служа серьёзным аргументом для полной капитуляции непокорного правительства. Противоракетная оборона Москвы была рассчитана на более серьёзный удар, превосходящий этот многократно. Но что-то пошло не так, оборона не среагировала на ответный ход, это походило на самоубийство, потому что все шесть ракет достигли своей цели. Шесть ядерных взрывов, взметнулись своими грибовидными столбами над городом, и хотя заряды считались малыми, но всё же для мегаполиса они оказались летальными. Москва перестала существовать, была стёрта с лица планеты.
Ядерные удары стали лишь детонатором для случившейся катастрофы. Они запустили цепную реакцию в густо застроенном, промышленном городе. Вслед за ударными волнами, разрушающими всё на своём пути, весь город превратился в пылающие пожарище на несколько дней, сжигая все, что ещё могло гореть. Один за другим взрывались заводы и химические комбинаты, бесчисленные склады и военные лаборатории. Взрыв на атомной электростанции выбросил в окружающую среду, тоны радиоактивных изотопов, а вся атмосфера над Москвой представляла смесь сильно токсичных, ядовитых газов, где погибала любая органика. Вслед за пожарами, ядовитый кислотный дождь, окончательно превратил радиоактивную территорию мегаполиса в совершенно непригодную для жизни, мёртвую пустыню, где даже трава не могла расти на протяжении многих лет. Семидесяти миллионное население города и его окрестностей, было уничтожено полностью, что повергло в шок абсолютно всех людей на планете.
Такой катастрофы Земля ещё ни когда не видела. Эта война должна была стать последней на этой планете. Государства исчезли, и теперь для противостояния не было больше причин, все противоречия и конфликты между семьями, кланами и союзами уже давно были решены, а механизм разрешения споров давно отработаны.
Вертикаль власти была проста и понятна, единоличных интересов не было и не могло быть. Всегда было в приоритете благо семьи и её интересы. В большой семье все друг друга знали не просто в лицо, а понимали все проблемы и решали их сообща. Семьи объединялись в кланы, где не было безликих соседей, а Союзы решали глобальные проблемы на благо всего человечества, и в этом им помогала Аврора. Всё было предельно прозрачно и ясно, без посредников, а стимулом для работы была ранговая система, где каждый занимал заслуженное место. Не было вкалывающих за копейки и праздных кутил, проматывающих наследство.
За сотню лет становления нового общества, социальные инстинкты людей сильно поменялись, и главной причиной являлось воспитание. Адресное воспитание, когда наставник постоянно находился рядом с момента рождения, до периода полного становления. Всё это приносило свои плоды. Человечество полностью поменяло свои социальные приоритеты, образ мышления и отношения между людьми.
Московская катастрофа, заставила задуматься о целесообразности наличия ядерного оружия на Земле. Благодаря исчезновению большинства разногласий между людьми, исчезла и потребность уничтожать друг друга. Необходимость в оружии отпала. После войны было принято решение о демонтаже всех видов вооружения, сначала массового поражения, а впоследствии и всего стрелкового оружия. Лишь в регионах, где наличие охоты, было необходимостью, оружие осталось в качестве исключения. Человечество способно себя прокормить и без убийства диких животных и без уничтожения себе подобных.
После катастрофы было сделано множество выводов и пересмотрено не меньшее количество законов и правил.
Спасать на развалинах сожжённой Москвы было некого. На территории бывшего мегаполиса не осталось ни чего живого. Несколько месяцев, различные роботы, трудились над устранением последствий, но эта земля была настолько заражена, что спасти её могло только время, надеясь на силу природы, которая в очередной раз залечивала свои раны самостоятельно.
Москва стала зоной отчуждения, куда не ступала нога человека, оставаясь безжизненной на долгие годы. Заражённая зона, диаметром примерно в две сотни километров, была обнесена вышками, с излучателями высокочастотных ультразвуковых волн. Те люди, которые отважились приблизиться, испытывали тошноту, головную боль и панический страх. Это заставляло незваных гостей бежать в ужасе от этого места, отбивая всякое желание вернуться сюда снова.
Каждые полгода, БПЛА почёсывали местность в надежде найти выживших, которые могли спастись, спрятавшись в бункере. Бывали случаи, когда такое случалось, и тогда беспилотники снабжали найденных людей едой, водой, одеждой и инструкцией как выбраться из заражённой зоны. Кто-то воспользовался инструкцией, а кто-то расстреливал ни в чём неповинные машины из оружия, насильно ни кого от туда выводить не собирались. Каждый год производились замеры на степень заражения. И лет через тридцать, зону сократили почти вдвое, а спустя ещё двадцать лет, все ограничения были сняты вовсе. Природа залечивала свои раны, восстанавливая прилегающие леса, и растения. Понадобилось пятьдесят лет, для восстановления окружающей среды. Жизнь снова возвращалась в эти места.
Постепенно, первые колонисты стали осваивать окраины зоны, это случилось почти сразу после первого сокращения карантинной территории. Как ни странно в этой зоне, несмотря на постоянные облёты дронов, обнаружилось три поселения, живущие под землёй. Москва готовилась к ядерной бомбардировке ещё со времён холодной войны. Поэтому было построено немало различных бункеров обеспеченных всем необходимым для выживания. С двумя из них, удалось найти общий язык достаточно быстро. Жить одной семьёй их заставила сама жизнь, поэтому в устройстве и укладе общества они не видели ни чего противоестественного. От оружия отказались легко, они им почти не пользовались, охотиться в зоне было не на кого, а друг с другом они воевали только в самом начале, затем путь самоистребления потерял всякий смысл. Людей оказалось не много, в одной общине было восемнадцать человек, в другой около сорока. Им отстроили посёлок на несколько семей, недалеко от их собственных бывших поселений. Помогли наладить сельское хозяйство, и они быстро влились в общую систему.
Третья община повела себя агрессивно, и её ареал обитания оградили высокочастотными излучателями, оставив связь с внешним миром и изредка помогая необходимым. Через два года изоляции, агрессия сошла на нет, всё-таки здравый смысл победил ненависть. Община согласились со всеми условиями, и была принята, на общих основаниях. По словам выживших, в оставшейся под карантином зоне, оставалось лишь одно поселение где-то в центре Москвы, глубоко под землёй.
За пять лет до полного снятия карантина, это поселение всё же нашли. Был обнаружен расчищенный вход в подземную станцию метро, и спустившийся в подземелье отряд спасателей наткнулся на группу людей, с которыми удалось пообщаться. Вели они себя настороженно и общались без особой охоты. В вестибюле станции, который чудом сохранился, был построен, напечатан принтером, небольшой павильон для переговоров. В каждую из трёх стен было вмонтировано антивандальное переговорное устройство, а на стенах, выделенное рельефом и цветом послание, суть которого сводилось к следующему: - «Жители всемирного сообщества не желают вам зла, готовы безвозмездно оказать любую помощь, и всегда открыты для общения, а ниже инструкция как пользоваться связью». Павильон снабдили скрытым видео наблюдением и стали ждать.
Вскоре связью воспользовались. Начались переговоры, в которой договорились о встрече.
В назначенный срок группа переговорщиков была на месте, но переговоры закончились трагедией, даже не начавшись. Потому что прилетевшую группу расстреляли из автоматического оружия как только они выбрались из машины. Двое были убиты наповал в голову, ещё одному удалось выжить за счёт надетого на тело брони жилета и того что он ещё не успел покинуть флаер. Хорошо, что пилот быстро среагировал и тут же поднял машину в воздух.
На следующий день туда отправили специальную группу, и она подтвердила то, что было видно с видеокамер, установленных в вестибюле. Люди, поднявшиеся из метро, наварили на проход решётку из толстых металлических прутьев, и не только сверху, но и ещё в нескольких местах по спуску. Защита от проникновения, достаточно символическая, но посыл был вполне понятен, тем более что на решётке был приварен лист металла с надписью: - « Тот, кто попробует спуститься вниз – будет убит». Почему вход просто не взорвали, осталось загадкой. Возможно, что этот выход играл важную роль в системе подземелий, но не одна из сторон, не решилась на подрыв спуска.
На совете альянсов долго не могли решить, что делать с этим дальше, но так и не пришли к единому мнению. Было решено оставить всё как есть. Периметр вокруг станции окружили ультразвуковыми излучателями, в вестибюле установили дополнительные камеры. Отыскали старые карты Московского метро и проверили все районы возможных выходов, но ничего обнаружено не было. В тех местах затем установили чувствительные геофоны, которые улавливали любой шум под землёй. Но за пять последующих лет, не каких серьёзных робот под землёй так и не было обнаружено, а в вестибюле станции, ни кто не появился.
Через пять лет, карантин с Москвы сняли окончательно, но о живущих в метро людях не забыли. Была создана служба контроля и изучения подземных пространств, сокращённо – Скип. Которая должна была выяснить, что происходит под землёй. На случай чрезвычайных ситуаций, службе были даны большие полномочия, к тому же она имела хорошую производственную и научно техническую базу, которая должна была помочь решить возникающие проблемы.
Тем временем освоение открытой зоны шло своим чередом. Созданный альянс Москва, развивался на месте бывшего мегаполиса быстрыми темпами, обрастая новыми кланами и посёлками. Население росло, строились новые города, образовывались семьи, для привлечения новых поселенцев имелись льготы и различные программы, но людей всё равно не хватало. Семьи второго ранга, для людей нарушивших закон встречались здесь повсеместно и в большом количестве. В одной из таких семей и должен был поселиться Витя.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 21.3.2020, 7:48
Сообщение #22


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Переезд

Виктор летел в Москву, наблюдая как под флаером, проползают облака. Хмурый пилот с помощником не разговаривали, только поглядывали на время. Им ещё назад возвращается, а из затянувшегося расставания, они на полтора часа выбились из графика. Семья, в которую определили Витю, была для людей отбывающих свой срок наказания, раньше такие заведения назывались исправительно-трудовая колония, в простонародье «зона», а Витя теперь должен был стать заключённым. Осознание этого сильно угнетало, и настроение было ниже некуда.
Не все семьи второго ранга были исправительными колониями. Они разделялись на обычные и специальные. Обычных семей было больше, и они мало чем отличались, от обычных семей третьего ранга. Просто доход и возможности у такой семьи были ниже и они не имели собственного дела или специализации. Профессии и места работы у них были разные. Такие часто встречались в пригородах высокоуровневых кланов и занимались, кто обслуживанием, кто малоквалифицированным трудом, но от этого они не становились мене сплочёнными и дружными. В специальных семьях уклад был совсем другой, там находились люди случайные и вынужденные жить по соседству не по собственной воле, а это совсем другие отношения.
Флаер начал снижаться, пролетев сквозь густую пелену облаков. Уже смеркалось и с высоты полёта были видны гирлянды уличных фонарей. Зависнув в воздухе, флаер пошёл на посадку, Витя успел хорошо рассмотреть внутренний двор и прямоугольники трёхэтажных зданий. Они показались ему какими-то безликими, серыми и упрощёнными, не было в них ни самобытности, ни претензий на оригинальность. И как заметил Витя, такими домами был застроен весь этот район.
После полной остановки Витя выпрыгнул наружу и тут же ощутил насколько здесь холодно. На родине была плюсовая температура, а снег, если он и будет, то появится только после Нового года. Всего час полёта, а насколько отличается климат. Здесь была уже зима, кругом лежал снег. Ветер, подымающий сотни искрящихся в свете прожекторов снежинок, пронизывал насквозь тонкую, осеннюю куртку. Витя весь съёжился, засунув озябшие руки в карманы. Тёплых вещей у него с собой не было, они должны были прийти по почте. Сопровождавшие его мужики были одеты тоже по-осеннему, и погода им нравилась ещё меньше, поэтому до нужного здания добирались лёгкой трусцой, скрепя снегом под ногами.
Их ни кто не встречал, поэтому пришлось спрашивать первого встречного, как найти главу. Им указали на второй этаж, и объяснил, как найти нужный кабинет. Глава семьи их уже ждал.
- Вы из Меоты прилетели? Я ожидал, что вы прибудете раньше, – встретил их вопросом, сидевший за большим письменным столом мужчина.
- Задержка получилась, - оправдался пилот, - родственники ни как расстаться не могли, не вырывать же нам его из рук матери, мальчишка ещё.
- Ладно, давайте сюда документы, подпишу, – сказал глава, доставая из ящика стола, ручку.
Пилот, положил на стол документы, подождал, пока глава проставит свои подписи, и забрал свою часть обратно.
- Мы своё дело сделали, нам ещё домой возвращаться.
- Спасибо. Удачного полёта, - попрощался глава.
- Всего доброго, - попрощался пилот и скрылся за дверью.
Витя остался в кабинете наедине с главой семьи, в которой он должен будет провести ближайшие два года. Мужчина, сидящий за столом, не выглядел грозным, каким представлял главу колонии Витя. Это был сухощавый, с вытянутым лицом и уставшими глазами пятидесятилетний мужчина, с проседью в волосах и кривой полуулыбкой на лице.
- Присаживайся, - предложил он, указывая на стул, - Будем знакомиться. Меня зовут Николай Матвиенко.
Витя тоже представился.
- Так вот Витя, ты же понимаешь, что не на курорт попал? Порядки здесь не такие как у тебя дома. Любой самовольный выход за периметр территории семьи карается автоматическим снятием баллов и наказанием. Это можно сделать только по поручению старшин, либо с моего личного разрешения. У нас режимный объект и любые самовольства здесь наказываются. Я тебе дам брошюрку и ты сегодня должен будешь, с ней ознакомится. Там расписаны все правила и распорядок нашей семьи. Всё очень просто - не нарушай правила и вполне возможно, что ты вернёшься домой раньше положенного срока. – Всё это говоря, Николай, смотрел в монитор, прокручивая текст. Он сделал паузу, во что-то вчитываясь, затем продолжил. – Ты парень не глупый, твои показатели намного выше, чем у большинства из тех, кто сюда попал, и должен понимать, что тебе здесь не место. Поэтому дам тебе совет. Меньше общайся с теми, кто предлагает тебе дружбу, а больше занимайся своим образованием, завтра встретишься с воспитателем и обсудишь свою программу.
Николай снова погрузился в чтение, и в комнате водрузилось молчание. Витя, не о чём не думал, просто терпеливо ждал, что ему ещё скажут.
- Ты играешь в баскетбол? – неожиданно поинтересовался глава.
- Да играю. Играл за сборную клана Меоты.
- Очень хорошо, – почесав подбородок, задумчиво сказал Николай, рассматривая парнишку. - Хочешь продолжать играть дальше?
- Да мне нравится играть, - односложно, ответил Витя.
- Хороший игрок, семье ни когда не помешает, - сказал прописные истины глава, снова поворачиваясь к монитору. – Скажу честно, в Москве я из за возможности подняться в ранге. Если ты попадёшь в команду клана, то существенно поможешь мне в этом, будут тебе и привилегии, и особое отношение. Время на подготовку у тебя есть до весны. Я выставляю тебя кандидатом от нашей семьи для участия в играх, но нужно будет пройти индивидуальные испытания. Отборочные соревнования начнутся в конце зимы, думаю, в одну из восьми команд ты попадёшь. Статистика у тебя, я смотрю неплохая, хотя средний вес самый сложный и популярный. Нужны будут тренировки. Расскажи, как ты занимаешься?
- Тренировка идёт часа два – три. Сначала отработка приёмов на стенде минут двадцать, что бы разогреется, затем спарринги с НПС или игроками, как правило, шести – семи боёв хватает, затем сама игра, а чуть не забыл, прохождение коридора на ловкость, надо регулярно делать. – Витя задумался, затем добавил, - каждый день.
- Ты загнул, - теперь задумался Николай. – Сделаем так. Ставлю тебе четыре дня в неделю. Понедельник, вторник, четверг, пятница, в эти дни у тебя будет пропуск с шести до девяти, хоть раз опоздаешь, на меня потом не обижайся. Договоримся так – вышел, зарегистрировался и тренируешься, я буду лично следить, что бы ты был в капсуле, а не сидел там, чаи гонял.
- Если я буду в команде, - поспешил вклиниться со своей поправкой Витя, - то перед игрой всегда обсуждается стратегия, а после идёт разбор ошибок.
- В команду, ещё попасть надо, ты пока технику качай. Попадёшь в команду, сделаю тебе ежедневный пропуск. Ну что скажешь? Попадёшь в сборную?
- Попаду, - уверенно ответил Витя, - на Кубани лучшие команды, уровень баскетбола там выше, чем в Москве.
- Увидим,- хмуро улыбнулся глава, - я поклонник баскетбола и в игре разбираюсь. Попадёшь в сборную, будет у тебя всё отлично, не попадёшь – ни каких тренировок не будет. Будешь сидеть в семье безвылазно. Всё понятно?
- Да, - подтвердил Витя.
- Всё хватит о баскетболе, - глава сделал несколько манипуляций с браслетом и сказал кому-то на линии. - Марина, пусть Олег подымится в мой кабинет, новенького надо определить в общежитие.
- Хорошо, будет сделано, – послышался голос в ответ.
- Сейчас тебя определят в общежитие, - продолжил Николай, - завтра утром, ты после зарядки и всех утренних процедур, встретишься с воспитателем, потом с хозяйкой. Брошюру не забудь изучить, чтоб распорядок знал. Хорошо, что ты на СМБ успел поработать, у нас недобор на эту машину. Хозяин тебе всё покажет, расскажет. Если всё нормально пойдёт, то после обеда выйдешь на работу. Свои тренировки начнёшь с понедельника. Так, что ещё? – глава задумался.
В дверь постучали.
- Да – да, войди, - откликнулся на стук Николай.
В дверях появился, парень лет двадцати пяти, он сделал пару шагов к столу и остановился выжидающе глядя на главу.
Олег, - обратился к вошедшему Николай, - это ваш новый сосед по этажу. Я его в триста шестнадцатую комнату определил, пусть зарегистрируется в общежитии. Ты ему помоги бельё получить и устроиться. И не преставайте к парню с расспросами ему сегодня внутренний распорядок выучить надо.
-Хорошо, – кивнул Олег.
- Всё. Можете идти, - глава повернулся к монитору и продолжил чтение.
Витя поднялся и побрёл вслед за Олегом. Они спустились по лестнице, вышли во двор. Мороз и снег напомнили Вите, что нужно получить свои вещи.
- Где у вас терминал пневмопочты? У меня там зимние вещи, – спросил он у Олега.
- В каждом общежитии свой терминал, - ответил тот, - на первом этаже, в холле. Не переживай сейчас всё получим.
- Они уже подошли к зданию общежития. Поднялись по ступеням, прошли по коврику, втягивающему снег и влагу, и оказались в сравнительно небольшом холле. Олег его повёл к сенсорному монитору.
- Сначала зарегистрируем тебя, вещи потом получим, - пояснил он.
Он поводил пальцем по панели, выбирая нужные закладки, затем попросил приложить руку.
- Вот и всё. Зарегистрирован, - сообщил он Вите, - пошли бельё возьмём.
Они подошли к другой панели.
- Выбери постельное бельё, - подсказал парень. – А грязное бельё потом вот сюда бросать будешь, это прачечная. Ещё завтра утром после зарядки возьмёшь тёплую куртку как у меня и тёплый рабочий комбинезон. Все должны ходить только в такой спецодежде, очень удобная и тёплая кстати, а погода у нас не южная как ты уже понял.
Почтовый контейнер с Витиными вещами пришлось ждать минуты две, пока на площадку не выкатился стандартный 50х50х80 ящик средний пневмопочты, который Витя загружал с мамой ещё дома. В нём лежало две сумки и коробка. Коробка получилась слишком тяжёлой, в ней были и несколько книг и разные другие вещи, от которых Витя не смог отказаться.
- Ну и как мы это всё потащим, - кивнул в сторону вещей Олег, – здесь лифта нет, а нам на третий этаж подыматься.
- Если ты две сумки возьмёшь, - предложил Витя, - то коробку я сам донесу.
Он засунул полученное в прачечной бельё в сумку, которая висела у него на плече, а сам взялся за коробку. Подыматься было жутко неудобно, не видно ступеней, а уже перед комнатой руки совсем устали от тяжести. Поставив коробку на пол у двери с номером 316, он отдышался. Сзади Олег тащил две большие сумки. Витя осмотрелся, они были в длинном коридоре, где по обе стороны располагались пронумерованные двери комнат. Было видно, что здание построено недавно, стены были окрашены в фисташковый цвет, а на полу лежал серый линолеум, всё отдавало простотой и казёнщиной, безвкусно и примитивно.
- Это и есть твоя комната - подтвердил Олег, подойдя к двери, – открыть её сможешь только ты или старшие. В конце коридора справа находится туалет и душевые кабинки, слева гостиная. Мы там все вечером собираемся, можно чаю или кофе попить. Если надумаешь – приходи. Познакомишься с новой семьёй.
- Не сегодня, – отказался Витя. – Устал с дороги. Спасибо, что вещи помог донести, я бы сам не справился.
Витя прикоснулся к сенсорному замку, и дверь открылась.
- Как знаешь. Сам с вещами справишься?
- Конечно. Ещё раз спасибо.
- Я тогда пошёл. Ещё увидимся.
Олег двинулся дальше по коридору, а Витя занёс сумки, а затем затянул коробку, закрыв за собой дверь.
Комната оказалась очень маленькой, с левой стороны стоял шкаф, сразу за ним кровать, письменный стол у окна, встроенный монитор, пустая книжная полка, и два стула. Ещё в правом углу у двери, тумбочка для обуви, узкая вертикальная полка и полка для шляп, под ним два крючка для одежды. Могло быть и хуже. Последние года два он мечтал о собственной комнате, и вот он её получил. Может и к лучшему, что она крохотная, проще будет обжиться.
Сумки он поставил в пустой шкаф, коробку на письменный стол, скинул ботинки и куртку. Вещи он потом разберёт, сильно устал. Выключил свет, почему-то яркий свет его сейчас раздражал, в темноте было комфортней, уселся на кровать и уставился за окно. За ним было темно, только мелькали в уличном свете мелкие снежинки. Это Витю почему-то успокоило, вроде сильно и не волновался, но только сейчас почувствовал, какое напряжение он испытывал всё это время. Какое-то время он сидел и не мог оторвать глаз от кружащей за окном метели. Незнакомые ранее ощущения, овладели им.
Витя позвонил маме. Сказал, что доехал хорошо, уже устроился и всячески постарался её успокоить. Читать брошюру, которую ему вручил глава семьи, абсолютно не хотелось. Утром прочтёт. Разорвал пакет и достал хорошо пахнущее бельё, расстелил простынь, заправил подушку. Затем порылся в коробке и достал будильник, поставил сигнал на полшестого утра. Хотя и знал, что проснётся раньше, чем тот зазвонит. Он всегда просыпался раньше будильника. Забравшись под одеяло, он ещё полминуты лежал с открытыми глазами, а потом забывшись выключился.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 21.3.2020, 8:08
Сообщение #23


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Знакомство с семьёй

На следующий день, Витя проснулся, когда было ещё темно, он поднялся с постели и посмотрел на будильник, время 5.28. Как всегда внутренние часы сработали за несколько минут до сигнала, отключил будильник. Он всегда вставал сразу, как только проснётся, не понимал тех людей, которые любят поваляться в постели после пробуждения. Включил свет и осмотрелся. Нормальная комната, вот только шторку на окне поменять, но это не к спеху. В сумке нашёл спортивный костюм, надев его, вышел в коридор. Там ни кого не было, сигнал подъёма прозвучит в шесть часов, ещё двадцать минут все будут спать. В туалете на удивление было очень чисто, ряд аккуратных кабинок из пластика, по другой стороне во всю длину стены, зеркало и рукомойники, всё выложено белым кафелем, а по углам видеокамеры. В его родной семье, в туалете камер не было, а может просто они были хорошо скрыты. Закончив все дела в туалете, он вернулся в свою комнату, заправил постель, и уселся на неё с брошюрой в руках. Ни чего нового он в ней не почерпнул, кроме временных и прочих ограничений, например – покидать общежитие нельзя было после 21.30, а комнату после 23.00, кроме особых случаев и так далее. А ещё снятие баллов здесь было куда существенней, чем на гражданке.
От чтения его оторвал женский голос, явно синтетического происхождения, видимо с настройками домашнего интеллекта здесь ни кто не заморачивался.
- Доброе утор Виктор. – Монитор включился ровно в шесть часов утра, - Приятно видеть вас в хорошем настроении. Через пятнадцать минут вам следует выйти в общий холл этажа на спортивную разминку. Форма одежды спортивная.
Ну и какой смысл был в чтении брошюры, если домашний интеллект и так тебе обо всём расскажет и напомнит. Когда вставать, во что одеться, когда и где нужно убрать, что нужно сделать и когда и что надо съесть. Витя не стал ждать, когда пройдут пятнадцать минут, отправился в холл. Он его видел, когда подымался вчера по лестнице, тот находился по центру здания, разделяя его на две половины. По стенам были прикручены деревянные лесенки для разминки и турники для отжимания, дальняя стена одно большое окно. В холле пока ни кого не было и Витя начал разминку самостоятельно. Размял плечи и пояс, закинул ногу на Шведскую стенку, и сделал растяжку. Постепенно в холле появлялись люди, праздно шатаясь по залу. Само собой на него обращали внимание, но с появлением людей в зале, Витя стал разминаться с удвоенной энергией и ни кто не стал отвлекать его от этого занятия.
Тот же синтетический голос сообщил, что разминка начнётся через три минуты и предлагал построиться. Спортивный мужчина лет пятидесяти, раздавал указание и следил, чтобы все построились. В холле собрались около двадцати мужчин средним возрастом лет тридцать – сорок. Олег, которой вчера помог Вити с вещами, был в этой группе самым молодым.
Гимнастика была очень простая и примитивная, и Витю разочаровала. В его родной семье занятия проводились по системе цигун, шли дольше, были намного сложней и эффективней.
Затем был завтрак в столовой со шведским столом, где каждый брал что пожелает, как и в обычной семье. Здесь уже присутствовали и женщины, видимо у них было своё общежитие.
Витя, взяв кое-что поесть, пристроился к Олегу и увёл его к самому маленькому и уединённому столику на двоих, чтобы ни кто не мог подсесть. Многие обращали на него внимание и пытались завести разговор, а у него желания общаться с незнакомыми людьми, пока не возникало. Слишком мало он знал о обычаях и нравах в таких семьях.
- А тут и женщины есть? – ещё не сев за столик, начал расспросы Витя.
- Конечно, во всех семьях есть и мужчины и женщины, – удивился Олег.
- А в общежитии я не видел женщин.
- Так у них своё общежитие, а ещё и семейное есть.
- Расскажи про общагу пожалуйста, - попросил Витя. – Я не знаю здешних правил и обычаев, поэтому чувствую себя здесь как не в своей тарелке.
- Понимаю, сам такой был. Слушай, - с пониманием отозвался Олег. – У нас три общаги, плюс старшины с семьями живут отдельно, у них свой дом, им по рангу положено. В общаге первый этаж технический, там почта, прачка и другие нежилые помещения, остальные два этажа комнаты, где живём мы. У баб всё точно так же, только их у нас меньше чем мужиков. У семейных комнаты гораздо больше, и планировка совсем другая.
- А откуда берутся семейные? – очередной вопрос задал Витя.
- Кто-то уже с семьёй приезжает, кто-то здесь женится. Тебе какой срок дали?
- Два года – ответил Витя.
- Вот видишь! А кому-то и больше дают. Кому захочется без женщины жить? Вот и женятся, хотя это и не так часто происходит. Ты тоже можешь здесь жениться, если кому-то из женщин приглянешься.
- А если не приглянусь, - не поняв странное добавление, спросил Витя.
- Будешь в холостяках ходить, - рассмеялся Олег. - Потом увидев не понимающее лицо Вити, решил пояснить, - Был у нас недавно один такой наглый тип, к женщине одной стал приставать, домогался её. Так его быстро в семью первого ранга определили. А там всё серьёзно, не забалуешь. Вот ты хочешь до первого ранга опуститься? Всю жизнь свою перечеркнуть... Ни кто не хочет.
- За приставания к женщине в семью первого ранга? – не поверил Витя, - не может быть. Тогда люди совсем перестанут женится, ведь для этого надо как-то познакомится, узнать друг друга, встречаться, ходить на свидание.
- Нет…, ну не только за домогательство,– с пониманием сказал Олег, - тот человек и без того проблем много доставлял, но это стало основной причиной. И не путай ухаживание и домогательство. Встречаться можно, только по обоюдному желанию и то, не долго, потом люди либо женится, либо разбегаются навсегда. Ты что? В школе не учился? Это на «социальных отношениях» абсолютно всем преподают.
- Мне пятнадцать только месяц назад исполнилось, - пробурчал Витя, - этого предмета у меня не было, он только со старшей школы начинается.
- А по тебе и не скажешь, - удивлённо отметил Олег, - ты старше выглядишь. Прям атлет какой-то.
- Таким вот родился, - обиженно сказал Витя.
- Не дуйся, - решил исправиться Олег. – Встречаться здесь можно только с разрешения хозяйки дома, в другом случае это будет считаться нарушением правил с вытекающими от сюда последствиями. Хотите встречаться, подходите вдвоём к хозяйке, говорите, что хотите наладить отношения, и у вас есть возможность встречаться три месяца. Можно гулять по городу, посещать заведения, съездить вместе на отдых, даже комнату выделят для свиданий. Но без разрешения хозяйки и изменения официального статуса встречаться чревато последствиями. Всё равно вычислят, а если захочешь подругу поцеловать или потискать, то судить обоих будут. А там если выяснится, что ты без её согласия это делал, то огребёшь по полной. После трёх месяцев вы либо разбегаетесь, либо объявляете себя женихом и невестой, и вам дают ещё время пожить вместе, пока вы не сдадите все тесты на совместимость. Затем либо свадьба, либо разбегаетесь. Некоторые так делают по несколько раз за срок, а так как женщин мало, от их желания зависит, будешь ты с кем-то встречаться или нет.
- Ясно. А почему пары семейные есть, а детей нет? – задал очередной вопрос Витя.
- Здесь нет условий для детей. Если женщина забеременела, то пару переводят в другую семью, или одну маму, если не сошлись. Заговорились мы с тобой, скоро планёрка будет, - допив свой кофе, сказал Олег, - или тебе на планёрку ещё не надо идти?
- Мне глава сказал после завтрака воспитателя найти.
- Ясно. Вон воспитатель стоит, в нашу сторону смотрит, наверное, тебя ждёт, – предположил Олег, подымаясь из-за стола.
Витя тоже уже доел свой завтрак. Они, собрав свою посуду, отнесли её на мойку и, попрощавшись, разошлись по своим делам.
Воспитатель, отвела Витю в свой кабинет и забросала вопросами, эта беседа продлилась до самого обеда. Новая воспитатель несколько раз подолгу разговаривала с Галиной, что-то выясняя и согласовывая, потом снова с Витей и так по кругу. В конечном итоге был определён, предварительный план обучения. Теперь воспитателю предстояло договориться с учителями и согласовать график посещения определённых предметов в школе. После чего Витю отпустили обедать.
В столовую он попал чуть раньше остальных, во всяком случае, не одного мужчины там ещё не было, зато было несколько женщин, и Витю очень быстро взяли в оборот. Когда он ещё выбирал блюда, у него оставалась надежда поесть спокойно. Но сначала подошла одна, предлагая попробовать то одно блюдо, то другое, а затем к ней присоединились и остальные. Обедал Витя за столом с шестью взрослыми дамами, которым было далеко за тридцать, и все они горели желанием узнать у Вити кто он, откуда и за что он был наказан. Перебивая друг друга, они задавали различные вопросы, от: какие блюда готовила ему мама, до: встречался ли он с девушкой. Витя и рад был уйти, но его не отпускали, то предлагая ещё что-то попробовать, то упрашивая ответить ещё на пару вопросов. Женщины заверили Витю, что найдут ему подходящую невесту, хотя все женщины в семье были старше его как минимум в полтора раза, и это продолжалось бы ещё долго, если бы не подошла доктор семьи и не забрала его для осмотра.
После осмотра Витя отправился искать хозяина дома, тот нашёлся в ангаре с техникой. Хозяин, дядька был практичный, и первым делом решил убедиться в навыках новичка. Он попросил загрузить манипулятор на гравиплатформу, затем отогнать его в указанное место, вырыть яму и достать из ямы железобетонную плиту. По всей видимости, это была заготовка для проверки, потому, что плиту пришлось положить на место и снова закопать. Хозяин остался доволен результатом проделанной работы, и сказал, что уже завтра после инструктажа внесёт Витю в график предстоящих работ.
Освободившись, Витя пошёл в общежитие, он решил разложить вещи и навести порядок в комнате. На ужин не пошёл, с него обеда хватило. Зато позвонил Максиму и рассказал о первом дне в новой семье. Сделал ещё несколько звонков. Решил разобрать коробку. В ящике посменного стола обнаружил перчатку для дистанционного управления монитором, но пульт отсутствовал. Поставил на полку книги и расставил какую-то мелочёвку, повесил насколько фотографий в рамке на стену, и несколько поставил на стол. Комната стала наполняться вещами и теперь выглядела совсем по-другому, обретая видимость домашнего уюта. Витя занялся своей одеждой, что-то вешал на плечики, что-то складывал на полки. За этим занятием и застал его сигнал с ожившего монитора.
- Виктор, вас ожидает в холле первого этажа хозяйка дома, прошу вас спуститься на первый этаж, – прозвучал синтетический голос.
Витя тяжело вздохнул, он только порадовался, что его оставили в покое, но видимо, день ещё не закончен и его решили добить окончательно. Посмотрел на часы, 19.30. Обулся и пошёл на встречу с хозяйкой. Она ожидала его в холле, оказывается на первом этаже, у неё был кабинет, и она пригласила его зайти. Видимо такой кабинет у неё был в каждом общежитии. Хозяйка провела подробный инструктаж по правилам проживания в общежитии, рассказала о графике смены белья и одежды, об уборке помещений и территории, об ответственности и наказаниях, а напоследок провела по подсобным помещениям. Показала, как пользоваться терминалом прачечной, где стоит инвентарь для очистки территории, затем они поднялись на третий этаж зашли в душевые и в туалет, где тоже был проведён инструктаж по данным помещениям. И под занавес, хозяйка завела Витю в гостиную, где по вечерам собирается народ, показав как пользоваться чайником удалилась. Всё это действо заняло полтора часа, так что попал Витя в гостиную уже после девяти. В помещение было человек десять, на длинном диване, четыре человека в перчатках играли во что-то на большом экране, висевшем на стене. В углу гостиной была мини кухня с холодильником, тумбочкой и навесным шкафчиком. В другом углу стоял стол и несколько стульев, перед диваном большой журнальный столик и несколько кресел. Витю усадили в одно из них и налили чаю. Затем последовало то же самое, что и днём в столовой, только уже без каверзных женских вопросов. Витя не чего не утаивал, рассказывал всё как есть. За полчаса до отбоя, старший по бараку, тот который руководил зарядкой утром, спас Витю от дальнейших расспросов, сказав, что всем пора расходится. Витя, сходив в туалет, побрёл в свою комнату, думая, как везде по-разному всё устроено. Он помнил, как в его семье принимали новых членов, что-то вроде ритуала, на который собиралась вся семья. Здесь всё было по-другому. Можно считать, что его сегодня приняли в новую семью. Теперь он одно общее с этими людьми, на целых два года.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V  < 1 2
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 28.10.2020, 3:30