Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Конкурс "Мир Лимфы" регламент / хрестоматия мира Лимфы / курилка | Турнир миниатюр "Маятник" регламент

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Зарисовки, Короткие работы на разные темы
Ascar_D200
сообщение 13.4.2017, 9:04
Сообщение #1


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Душно. Дверь распахнута. В воздухе сильный запах хлорки. На стенах календари с обнаженными девицами. Изящно изогнувшись, они стоят в бесстыжих позах.
Коллекция красавиц.
Спрятанная за решетку лампа освещает крохотный кабинет. В углу сидит девушка. Постарше фотомоделей на календарях, но ничуть им не уступит.
На её рабочем столе классный журнал и треугольный календарик с фотографией готического собора.
Держа спинку ровно, она заполняет журнал, торопливо внося пометки об учащихся.
Тишину, нарушаемую лишь шорохом гелевой ручки, прерывает робкое покашливание.
Оторвав взгляд от журнала, девушка смотрит на стоящего в дверях зажатого подростка в помятой форме.
– Тетсухара Ёси?
Вошедший кивает.
– Да, учитель. Я вчера пропустил занятие… – он дрожит своим худеньким телом, и смотрит куда-то в пол. – Я готов отработать прогул.
Учительница неопределённо машет ручкой в воздухе.
– Что бы тебе такое поручить… А! сорви со стен всю эту погань!
Удовлетворённая, она возвращается к работе.
Аккуратно оторвав календари, Ёси вновь обращается к ней.
– Учитель, я всё.
– Умница. Отнеси это на свалку, – учительница зачеркивает в журнале отметку о пропуске занятия. – Свободен.
Заикаясь, Ёси отвечает:
– Спасибо, учитель. А… обязательно на свалку?
Учительница смеётся, спешно прикрыв рот ладошкой.
– Ёси, в твоём возрасте нужно интересоваться живыми девочками. Ты хоть раз видел сиськи?
Лицо мальчика становится таким же красным, как топик учительницы.
– А… ну…
Учительница уже откровенно гогочет и, закрыв журнал, откидывается на спинку дивана.
– Иди сюда, прогоним скуку.
…Календари летят на пол. По лицу стекают капли пота…
– Но…
Учительница обводит сегодняшнюю дату на своём календаре, и щёлкает ручкой.
– Ёси, ты готов потерять девственность двенадцатого сентября? Луна сегодня в восьмом доме… Видишь, даже звёзды на твоей стороне!
Мальчик сглатывает.
– Вы…
Улыбка исчезает с лица учительницы.
– Нет, так не годится. Расскажи мне что-нибудь.
Ёси дважды резко кивает и делает вдох.
– Я… Учитель, я увлекаюсь дизайном. Мне предложили сделать календарь на следующий год. Я… ну, я… я уже сделал фон, но мне надо… Учитель, вы не против…
Нахмурив брови, учительница смотрит в глаза мальчику.
– И ты считаешь, что я буду участвовать в этой погани? Чтобы потом это покупали немытые мужики со ржавыми трубами?
Оставив календари валяться бесформенной кучей, Ёси убегает из кабинета.
Учительница вздыхает медленно, словно смакуя душный воздух. Состриженные под ноль ногти непроизвольно скребут черную обивку дивана.
Едва один мальчик ушёл, как в офис вошёл другой.
Этот был полной противоположностью предыдущего.
Выше ростом, подкачанный, со сталью в глазах и ехидной улыбкой на лице.
Войдя, он тут же закрыл массивную железную дверь. Дышать сразу стало тяжелее.
– Учитель физкультуры Икотого Роберта?
Словно отвечая на захлопнутую дверь, учительница выключила вентилятор.
– Методом исключения – студент первого курса Садзухара Широ?
Он склонил голову, одновременно вскидывая брови.
– При чём тут метод исключения?
Повысив голос ещё на полтона, учительница ответила.
– При том, что ты ни разу не появился на занятиях. Ты даже не знаешь моё имя. Не спорю, у вас действительно собиралась преподавать женщина с таким именем, но в последний момент её заменили мной.
Мальчик ухмыльнулся.
– Оригинально, но нет. Я совершенно точно знаю, что ты и есть Икотого Роберта. Хотя бы потому, что спросил у одногруппников.
Уткнув локоть в спинку дивана, Роберта опёрлась головой о кулак.
– Забавно. Ты пришёл отрабатывать прогулы? Это будет проблематично, четыре пропуска подряд.
Мальчик перестал улыбаться.
– Во-первых, я действительно Садзухара Широ. А во-вторых, нет, я пришёл обсудить более важную вещь.
Роберта плотоядно обнажила зубки.
– Удиви меня.
Садзухара окинул взглядом кабинет. Диван, шкаф, две голые стены.
– Ты знаешь, кто я?
Улыбка исчезла с лица Роберты.
– Один из семнадцати внуков императора. Причём – по женской линии, носишь фамилию отца, банковского клерка. Все внуки по мужской линии уже занимают крупные административные посты. Ты их не догонишь, ты просто никто.
У Садзухары дёрнулся уголок губ, лишь на секунду, и его лицо вновь стало спокойно.
– А пусть и так. Через два месяца мне исполняется семнадцать лет, я получу право выбрать телохранителя благородного происхождения.
Широ распрямил левую ногу и перенёс массу тела на неё, попирая вульгарные картинки календарей.
– Роберта, я знаю, ты до того, как стать простым учителем физкультуры…
Плавная речь парня сбилась горькой усмешкой.
– Да и называть тебя простой училкой тоже не получается. Всё-таки, назначение в Императорскую Академию просто так не даётся. Да ещё людям без педагогического образования. В любом случае, ты только этим летом была выкинута с армейской службы.
На лице женщины вновь замелькала улыбка; Роберта терпеливо слушала, глядя то на парня, то на железную дверь у него за спиной.
Садзухара также смотрел не столько на собеседника, сколько на голую стену перед собой.
– Ты доросла до командира взвода, получила под командование самую отстойную группу и за год вывела их в лидеры по всем дисциплинам. Но это сыграло с тобой злую шутку. Вас, как лучших, отправили на боевое задание. И там ты потеряла половину взвода. Тебя вышвырнули со службы.
Роберта встала с дивана и трижды хлопнула в ладоши.
– Умничка. И какой из этого делается вывод?
– Тебя вышвырнули незаслуженно.
Роберта всё ещё улыбалась.
– Не правильный вывод, я потеряла людей…
Широ в один шаг сократил дистанцию до минимально приемлимой.
– Правильный! – Слюни упали на загорелую кожу. – Ты шла на военную службу понимая, что будешь убивать. Получала под командование взвод понимая, что этих людей тебе придётся отправлять на смерть! Ты ведь не идиотка! Или я опять ошибаюсь?!
Словно пытаясь прыгнуть на Садзухару, Роберта развела руки в стороны и подалась вперёд.
– Да как ты смеешь меня судить?! – Кончики их носов тёрлись. – Кто ты такой?!
Садзухара плюхнулся на диван и сладко улыбнулся.
– Я будущий король. И сейчас я создаю свою армию. Которую приведу к победе.
Он облизнул пересохшие губы.
– Роберта, я тщательно проанализировал твою операцию. Ты грамотно собрала разведданные и на тактическом уровне провела всё идеально. Ты не виновата в смерти своих людей; ты уцелела сама, выполнила задачу и спасла половину взвода. Это успех. И нужно быть тупыми идиотами, чтобы не понимать этого.
Мальчик, покусав губу, добавил.
– Ты не проиграла, Роберта, ты сдалась. Это нормально, это бывает с любым ответственным человеком. Я верну тебя на службу по окончанию этого учебного года. И предложу гораздо больше.
Он замолчал, давая Роберте время осмыслить ситуацию.
Роберта дважды глубоко вздохнула, поводила пальцами, гася непроизвольное желание сжать их в кулаки.
– Да с чего ты взял, что я хочу это твоё Больше?
Взгляд Садзухары пробежался по кабинету и выцепил календарь, страница которого была украшена фотографией древнего замка.
– Я знаю, ты хочешь быть аристократом и жить в замке. Своём собственном каменном замке с железными воротами.
Роберта дёрнулась, словно её ударили.
– Вот видишь, всё так просто. – На лице Широ расцвела улыбка победителя. – Но над этим дворцом будет развеваться мой флаг.
Роберта судорожно закачала головой и сделала шаг назад, уткнувшись спиной в тонкие стеклянные дверцы шкафа.
– Ты… ты собрался воевать с собственными братьями и сёстрами? Пусть даже и двоюродные, но они же твоя семья!
Садзухара закинул ногу на ногу.
– Как ты думаешь, в чём заключается работа короля?
Роберта кинула короткий взгляд на железную дверь.
– Защита подданных, соблюдение законов. Я бы сравнила работу императора с работой судьи. Неподкупного и справедливого.
Садзухара стиснул зубы, а его груд затряслась от смешков.
– Судья! Вот как?! Ты серьёзно? Отличное сравнение! Но – не верное.
Успокоившись, он заговорил тише и твёрже.
– Король – это палач. Он не судит, но именно он приводит приговор в исполнение. Работа короля – брать на свою душу грех. Да. Я буду воевать со своими братьями и сёстрами. Потому что эта война неизбежна, и победит тот, кто будет более хитёр, безжалостен и целеустремлён. Я начну эту войну первым, ещё до гибели деда. Я уже её начал. И ты сама решишь, присоединиться ко мне и штурмовать Небеса ради Мечты, или гнить на периферии жизни.
Садзухара поднялся.
– Я ухожу. В понедельник встретимся.
Роберта вытерла пот с лица.
– Подожди! Твои братья… чёрт с ними, но ты не подумал о том, что погибнет много непричастных людей? Сейчас же всё хорошо! Дети ходят в школы, молодёжь тусуется по клубам, пенсионеры катаются по миру…
Улыбка исчезла с лица Садзухары.
– Пенсионеры, говоришь? А тебя не волнует тот простой момент, что вся нынешняя райская жизнь проплачена исключительно дедвейдом Катара? Что лет через десять это закончится, и тогда нашу цивилизацию ждёт крах? Что уже сейчас надо снижать социальные расходы, что молодежь в клубы может ходить только по выходным, а школьники старших классов должны работать? Поверь, когда начнётся освоение северных шельфов, империи понадобится масса свободных рук.
Роберта схватила его за руку.
– Да с чего ты взял, что эти вопросы не решаются? Что, кроме тебя этого никто не видит?
Широ позволил себе ещё одну усмешку.
– Я вчера был на семейном чаепитии, там дедушка рассказал, как мы сегодня решаем вопрос сокращения социальных расходов. Два года назад тридцать тысяч пенсионеров собрали на корабль, который в тяжелых метеоусловиях случайно затонул. Я, по крайней мере, честно скажу, что пенсионеры должны работать.
Пальцы Роберты задрожали. Стиснув зубы, она выпустила Садзухару из хватки.
– Хорошо. Я помогу тебе занять трон. Но если ты используешь свою власть не для освоения северных шельфов, я сама тебя убью.
Кивнув ей, Садзухара вышел из кабинета.
Сделав пару шагов, Роберта рухнула на диван и разрыдалась. На чёрном фоне дивана её красные шорты и топик, казалось, были отлиты из человеческой крови.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 14.4.2017, 13:25
Сообщение #2


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Вторник, 23:41.

Было жарко, но в камине горел огонь. В кресле напротив сидел старик настолько древний, что лишь Небо могло понять, как его дух до сих пор держится в теле. В окне было хорошо видно, как ночное небо рассекли две падающие звезды.
Послышались шаги. В комнату вошли три человека. Впрочем, звук шагов принадлежал лишь одному из вошедших, другие ступали совершенно бесшумно.
Шумящим был мальчик лет десяти-двенадцати, не больше. Совсем ещё дитя.
Идущие рядом девушки могли оставить равнодушными только совсем молодых и очень старых.
Мальчик остановился в трёх шагах от кресла.
– Учитель, к вам посетители.
Одна из девушек, преодолев почтительное расстояние, преклонила колени и коснулась губами морщинистой ладони.
– Учитель, я вернулась.
Старик разлепил глаза.
– Циклонис… – он кашлянул, словно смазывая ржавое горло. – Сколько мы уже не виделись? Год? Два?
– Шестнадцать месяцев, учитель…
– Не называй меня так больше. Ты завершила обучение той зимой.
Циклонис положила крохотные пальчики на грубую кожу.
– Как прикажете, мастер. Я вернулась из пустыни, потому что мне нужен ваш совет…
Старик вскинул руку, разрывая тактильный контакт.
– Опять? Циклонис, сколько можно… Джеки, принеси мне воды!
Мальчика как ветром сдуло.
Циклонис резко распрямилась.
– Мастер, позвольте мне…
– Прекрати подлизываться, ты, дочь Фелестаров! Сейчас именно ты возглавляешь семью, храни свою гордость!
Девушки, опустив глаза, покачала головой.
– Мастер, вы путаете, мой отец…
– Придурок Фертли никогда не ходил сам! То сёстры, то жена, а вот теперь дочь! Ничего не меняется под Небом!
Голос подала вторая девушка:
– А тот пацан не торопится…
– Циклонис, заткни свою служанку, или я её заткну.
– Рэви! Мастер, простите её, я дорожу ей как единственной подругой…
Услышав эти слова, Рэви вытаращила глаза, и поспешно прикрыла рот ладошкой. Старик вынес вердикт.
– Вот плохо. Не путай дружбы и служение. Ты сюда пришла не отдыхать.
Циклонис вновь опустилась на колени.
– Мастер, и всё же, мне нужен ваш совет. – Девушка помолчала, но старик ничего не сказал. – Мастер, вот уже многие годы в южных провинциях говорят о необходимости канала…
– Забудь об этом.
Циклонис прижила ладошки к груди.
– Но мастер! Мой народ задыхается от жажды, нам нужна вода!
– Просто забудь.
Циклонис склонила голову.
– Когда я начала строительство канала, на меня наехали люди из Императорской Канцелярии. Они сказали примерно то же самое, что и вы сейчас. Я… я хочу понять, чем вызван этот отказ! Почему мой народ должен страдать…
Девушка умолкла на полуслове. Молчание висело в комнате, как коса смерти над стариком.
Вернулся Джек, поставил кувшин и вложил в руку старика плоскую чашу, после чего тихо сел в уголочке комнаты.
Огонь в камине едва тлел.
Рэви подошла к Джеку, и присела рядом.
– Ты куда за водой бегал, в Хантбар?
Джек захихикал, спешно зажимая рот ладошкой.
– Нет, на кухню. Просто учитель хотел побыть наедине с гостями, вот я и ждал под дверью какое-то время.
Рэви толкнула его локтем в бок.
– Ах ты, хитрец! А чего тогда не уходишь?
– Предлагаю уйти вместе, учитель не любит болтать при посторонних.
Реви перестала смотреть на уже почти погасший огонь в камине, и перевела взгляд на мальчика.
– Ты же понимаешь, что старик тебя слышит?
– А ещё я понимаю, что должен увести тебя из комнаты.
Не говоря больше ни слова, Рэви поднялась и прошла в коридор. Джек двинул следом, плотно притворив за собой двери.
Циклонис проводила их взглядом.
– Мастер, они ушли…
– Мне плевать. Твоё обучение закончилось, я больше никогда не отругаю тебя за ошибку, не дам совета…
В камине окончательно потух огонь, испустив последнюю тонкую струйку дыма, и угли начали медленно остывать.
Циклонис закрыла глаза. Зажмурилась, дрожа всем телом и как-то комично тряся носом, один раз встряхнула плечами и шумно сглотнула.
– Мой народ… жаждет воды. Если какие-то шакалы выступят против – я разотру их в пыль пустыни. Но, пожалуйста, мастер, скажите мне, кого нужно убить, чтобы всем в этом мире дышалось легче?
– Убей себя.
– Мастер! – Циклонис закрыла голову. – Я… поняла.
По ещё щекам покатились крупны бусины слёз.
– Мастер, расскажите про Джека? Какой у него дар?
– Это шумный парень, но его судьба будет печальна. У него нет дара.
– Мастер?
– Я уже слишком стар, чтобы возиться с наделёнными магией учениками. Джек… последний лист моего дерева. Он… больше скрашивает мою старость, чем учится. А то, чему я его обучаю – лишено смысла. Он не станет воином или врачом, и вскоре подастся в ученики сапожнику или портному.
– Но мастер, неужели то, чему вы его учите, настолько бесполезно?!
– Он никогда не сумеет приставить эти сведения к делу. – Старик пару раз хлопнул ладонью о подлокотник. – Циклонис, я был рад тебя видеть, но если ты пришла реветь – можешь покинуть мой дом.
Не говоря больше ни слова, девушка покинула комнату.

Суббота, 21:15.

Джек вбивал колышек в землю перед крыльцом. К колышку крепилась табличка с надписью «продаётся».
Мальчик был одет в белую хлопковую рубашку, украшенную черным траурным орнаментом.
К крыльцу подъехали два всадника, умело тормозя коней слегка натягивая поводья и вдавливая шенкеля.
Вывалившись из седла, Циклонис подбежала к Джеку.
– Что с учителем?!
Мальчик положил молоток и распрямился.
– Его не стало. – Он утёр сопли и чуть громче продолжил. – В среду, вскоре после вашего отъезда…
Упав на колени, Циклонис зашлась в рыданиях. Мальчик принялся неумело гладить вьющиеся локоны, раскрашенные заходящим солнцем.
– Мне тоже его очень-очень не хватает. Послушай, давай зайдём в дом, попьём чаю… у меня остался имбирь.
Девушка всё так же рыдала, закрыв лицо руками. Помолчав, мальчик продолжил:
– Знаешь, от тебя исходит приятный запах. Ты пахнешь миражом пустыни.
Циклонис, открыв глаза, попыталась сфокусировать взгляд на Джеке, ладошка которого уже прекратила двигаться и просто лежала на смоляной копне.
– Тебе не нужна эта рука?
– Если… тебе поднимет это настроение, то можешь отрубить мне одну руку или две. Ну, или три. – Мальчик улыбнулся. – Послушай, проведи эту ночь в доме учителя… поверь, тебе станет легче. Возможно в книгах, хранящихся здесь, ты найдёшь ответ на своей вопрос о канале слёз.
Циклонис сморкнулась.
– После моего ухода… учитель рассказывал тебе об этой проблеме?
– Нет, зачем, я узнал о канале слёз, когда разбирал провинцию Бэсте…
Циклонис поднялась на ноги.
– Разбирал? Что это означает? Чему учил тебя мастер?
– Всякой ерунде. – Джек покачал плечами. – Земли, злаки… Я могу по памяти нарисовать карту любой провинции. Отмечу рудники и поля, укажу воздушные и магические течения.
– У тебя же нет способностей к магии. – К ним подошла Рэви. – Зачем тебе это знать?
Мальчик смерил её пристальным взглядом.
– Тут взрослые разговаривают, помолчи.
Рэви выхватила нож. Лезвие устремилось к горлу мальчика.
Циклонис перехватила руку подруги.
– Я с ним не договорила!
Джек почесал голову.
– Ну, я мало что знаю… словом, так. После разгрома Ишанской ереси Дни Скорби начали искать приложение накопленным капиталам. И – сами начали продвигать идею канала вдоль Бэсте…
– Я знаю! – Циклонис, прокричав, окатила лицо мальчика слюной. – Ишанские выродки, прикрываясь красивыми сказками о канале, творили зло!
Джек протестующе поднял ладони.
– Дни Скорби творили зла не меньше, а в Ишанской ереси главным злом был именно канал слёз.
Циклонис влепила ему пощёчину.
– Наглая ложь! Канал утолит жажду моих людей!
Джек кивнул.
– В этом-то и проблема.
Рэви помахала ножом.
– А ничего, что встреваю? Разве существование ордена не является тайной?
Джек вновь посмотрел на неё.
– В каждой провинции есть десяток-другой своих тайн.
– И ты их знаешь?
– Не все, но многие. – Мальчик опять повернулся к Циклонис. – Ты знаешь, откуда взялось название «канал слёз»? Это слёзы тех, кто мечтает о нём. Его нельзя строить.
Циклонис покусала губу.
– И почему же?
Когда они стояли рядом, прояснилась разница в росте: Джек вынужденно запрокидывал голову, чтобы смотреть ей в глаза.
– Сейчас в пустыне проживает десять миллионов человек. Если канал в Бэсте будет построен, а после продлён на провинции Нэньхе и Ляодань, то через два поколения там будут жить уже двадцать миллионов. А потом начнётся осцилляция.
Рэви потянула мальчика за ухо.
– Ты давай без умных слов.
– Захлопнись. Джек, продолжай.
Кинув косой взгляд на Рэви, мальчик заговорил:
– И когда осцилляция закончится, в южных землях будет проживать уже пятьдесят миллионов, если не больше. Что сделает эта орда, когда дожди прекратятся, и им захочется кушать? Смекаешь? – Губы Джека дёрнулись, но улыбка так и не родилась. – Серединные провинции будут растерзанны в новой войне, и в этом канале потекут не слёзы даже - кровь.
Рэви кончиком ножа чистила грязь под ноготками.
– Не сходится. Осцилляция случится всё равно, с каналом или без.
– Но без канала Юг войдёт в эту эпоху имея десять, ну, пятнадцать миллионов. А не двадцать или тридцать. Тогда, удвоившись, южная орда помчится на север. И вопрос только – будет их на тот момент двадцать или пятьдесят. В первом варианте у Срединных провинций есть шанс.
Схватив мальчика за чёлку, Циклонис рывком развернула его голову лицом к себе.
– Тогда как! Как избежать этой войны! Как мне напоить мой народ!
Джек закрыл глаза.
– Осцилляция неизбежна. Небо послало Срединным провинциям это испытание, как шлёт загнившему лесу молнию. Пожар убивает огромные участки территории, но после на ней поднимается молодая поросль. Это глас Неба.
Схватив мальчика за ворот рубахи, Циклонис встряхнула его.
– Я всего лишь хочу напоить свой народ!
Глаза Джека расширились, а в следующую секунду он улыбнулся.
– Прости, но это не сделает твой народ счастливым.
На секунду обнажив острые зубки, Циклонис уткнулась носом в нос Джека.
– Что сделает мой народ счастливым?
– Они будущие завоеватели империи, они должны пройти эпоху войн за воду, а после – войн за пастбища. Только после этого они создадут Железную Орду, которая единственная сможет пройти…
Циклонис, побледнев, выхватила свой нож и замахнулась.
Но этот замах был остановлен рукой Рэви.
– Ты… чего?
– Знаешь, мне понравилась эта сказка про железную орду. Я аж захотела пуститься вскачь бок о бок с этими бесстрашными воинами. Я… – Рэви на мгновение прикрыла глаза. – Я хочу такое будущее своему народу. Железная орда обнажённых мужчин, готовых рвать врага зубами.
Джек густо покраснел, и только впившаяся в его чёлку рука Циклонис помешала ему отвернуть голову.
– Девочки, послушайте, уже ночь, давайте зайдём дом и ляжем в тёплую кроватку. Я знаю много сказок…
Циклонис, опустив руки, шепнула:
– Малыш, я питаюсь не сыром, а мышеловками.
Лицо Джека словно цветок после дождя заиграло красками заката.
– Тогда давай договоримся: мышеловки тебе, сыр - мне.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
братья Ceniza
сообщение 14.4.2017, 19:26
Сообщение #3


Очарованный странник
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 7684
Регистрация: 11.10.2011
Вставить ник
Цитата
Из: РФ




Первый текст: живописненько, кроваво, героически, а потом неожиданно -- вот эта бухгалтерия:
Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
– Пенсионеры, говоришь? А тебя не волнует тот простой момент, что вся нынешняя райская жизнь проплачена исключительно дедвейдом Катара? Что лет через десять это закончится, и тогда нашу цивилизацию ждёт крах? Что уже сейчас надо снижать социальные расходы, что молодежь в клубы может ходить только по выходным, а школьники старших классов должны работать? Поверь, когда начнётся освоение северных шельфов, империи понадобится масса свободных рук.

Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
ам дедушка рассказал, как мы сегодня решаем вопрос сокращения социальных расходов. Два года назад тридцать тысяч пенсионеров собрали на корабль, который в тяжелых метеоусловиях случайно затонул. Я, по крайней мере, честно скажу, что пенсионеры должны работать.

В общем, я настроилась на иррациональную битву за трон, а в финале автор спрятал мораль в виде дебета/кредита страны. Это не минус, просто снижает накал, как мне кажется.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 15.4.2017, 1:08
Сообщение #4


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Цитата(братья Ceniza @ 15.4.2017, 3:26) *
Первый текст: живописненько, кроваво, героически, а потом неожиданно -- вот эта бухгалтерия:


В общем, я настроилась на иррациональную битву за трон, а в финале автор спрятал мораль в виде дебета/кредита страны. Это не минус, просто снижает накал, как мне кажется.

Бухгалтерия - одна из движущих сил мира политики. Всё упирается в деньги.
Просто люди - разные. Кто-то готов героически умереть, кто-то - на этом шоу срубить бабла. Мой текст был об этом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
братья Ceniza
сообщение 15.4.2017, 18:23
Сообщение #5


Очарованный странник
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 7684
Регистрация: 11.10.2011
Вставить ник
Цитата
Из: РФ




Цитата(Ascar_D200 @ 15.4.2017, 1:08) *
Бухгалтерия - одна из движущих сил мира политики. Всё упирается в деньги.
Просто люди - разные. Кто-то готов героически умереть, кто-то - на этом шоу срубить бабла. Мой текст был об этом.

Я всегда думала, что бухгалтерия -- это только ширма, а за ней необъяснимая, непреодолимая жажда власти, с которой рождается конкретный человек. Идет наверх просто потому, что по-другому не может. А всякая социальная справедливость, или, наоборот, накопительная бухгалтерия -- это лишь форма, в которую жажда власти отливается.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 16.4.2017, 1:47
Сообщение #6


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Цитата(братья Ceniza @ 16.4.2017, 2:23) *
Я всегда думала, что бухгалтерия -- это только ширма, а за ней необъяснимая, непреодолимая жажда власти, с которой рождается конкретный человек. Идет наверх просто потому, что по-другому не может. А всякая социальная справедливость, или, наоборот, накопительная бухгалтерия -- это лишь форма, в которую жажда власти отливается.

Правильнее сказать - в человеке рождается личность с жаждой. И происходит это уже в сознательном возрасте.
И эти жажды могут быть любыми. Творчество, деньги, власть и тому подобное.
Иметь жажду и реализовать её - разные вещи. Тот, кто хочет власти но при этом не имеет мозгов - именуется в народе беспредельщиком, и такого валят в первую очередь. Наличие же огромного количества договоров создаёт необходимость в бухгалтерии.
Так что это не ширма, а один из мотивов. Столь же важный как и жажда.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 17.4.2017, 16:45
Сообщение #7


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Трамвай встал.
Из распахнутых дверей выпрыгивали в жидкую осеннюю грязь люди. Иные ругаясь, иные – смеясь.
Выходящий последним неприметный парень лет шестнадцати суетливо проглотил глазами салон, и заметил сидящую у окна девушку.
Подойдя, он потормошил её.
– Мисс, проснитесь, трамвай сломался, надо выходить!
Агатовый взгляд словно прилип к заоконью.
Парень потряс сильнее.
– Мисс, вы собираетесь лететь до самой станции?
Девушка, вздохнув, закрыла глаза.
Схватив молчаливую собеседницу за руку, парень силой выволок её из трамвая.
Лишь оказавшись под бисером дождя, девушка, поёжившись, обронила тёрпко:
– Холодно…
Парень распахнул зонт.
– В такую погоду вертолёт вряд ли будет, прошу к соседней ветке.
Впихнув зонтик в её руку и, приобняв, двинул через двор к ближайшей остановке.
Восьмиэтажные дома боязливо жались друг к другу, по узким автострадам катили трамваи да редкие личные авто.
– Мисс, как ваше имя?
Девушка всхлипнула, сильнее стискивая ручку зонтика.
– Куда вы едете?
Лишь молния блеснула в ответ.
– Ладно… меня зовут Исатори Мато. Еду домой с вечерних курсов. А вы? Судя по черной одежде и ещё более черному настроению, а так же учитывая маршрут трамвая, рискну предположить, что вы с похорон.
Небо мурлыкнуло громом, но вряд ли это было единственным, что заставило девушку вздрогнуть.
Мато вздохнул.
– Тогда компромиссный вариант: вы едете ко мне.
Девушка позволила посадить себя в трамвай и молча глядела в окно всю дорогу. Мато, достав книжку, углубился в чтение. На обложке красовалось гордое слово учебник и, чуть мельче «диагностика сердечнососудистых заболеваний».
В сумке валялись ещё две книжки. Потрёпанный библиотечный «Справочник по функциональной диагностике», и не менее потрёпанная собственная «Теория игр».
Трамвай продублировал путь своего неудачливого соседа и привёз стихийно сложившуюся парочку к дому 147 улицы Шантаан.
Мато, взяв под локоток, вывел красавицу под струи дождя и почти бегом промчался к парадному крыльцу.
Был вечер, у лифта выстроилась очередь, и до седьмого этажа пришлось топать. Ключ в замке жалобно звякнул, тонкая дверца пропустила молодых в крохотную квартирку.
Девушка неказисто скинула одну туфельку, уронила на пол сумочку и растянулась рядом бесформенной кляксой.
Мато первым делом коснулся шеи - пульс, успокаивая, прощупывался.
Отнеся девушку на диван, парень запер дверь и спрятал ключи, после чего принялся заваривать чай.
Рудиментарная кухня, по сути стол с газовой горелкой и раковина, то немногое что позволяли двенадцать квадратных метров, при должном обращении дарили бодрость горячего напитка и запах уверенности в завтрашнем дне.
Девушка, между тем, дрейфовала взглядом по комнате, пока глаза не зацепили висящую на дверце шкафа маленькую картину: сотенную купюру под стеклом.
Подойдя, гостья увидела надпись на рамочке: «моя первая зарплата».
Возраст стыдливо умалчивался.
– Сколько?
Мато, вздрогнув, обронил часть заварки с ложки.
– Что сколько?
Гостья впервые взглянула прямо в глаза хозяину.
– Сколько тебе было, когда ты первый раз вышел на работу?
– Шестнадцать. – Мато стал убирать просыпавшийся чай. – Только не начинай.
Взгляд незнакомки вернулся к купюре.
– Это за неделю или за месяц?
Оставив чайник рядом с плитой, парень подошёл к рамочке.
– За год. – Парень смотрел на рамочку и только на неё. – Прими душ, я с готовкой провожусь ещё часа два.
Девушка чуть улыбнулась.
– Тебе не любишь есть в пузе?
Мато вовсе отвернулся.
– Ты имя своё говори.
Улыбка стала капельку светлей.
– Руди Спеккер. Мне шестнадцать, родилась четвёртого июля.
Всё так же улыбаясь, Руди протопала к двери, подёргала на себя, потом от себя, и обернулась. Улыбки след простыл, глаза угрожали лопнуть, губы ковали воздух.
– Открой! Я ухожу, отопри эту несчастную дверь, слышишь! Немедленно выпусти меня!
Настал её черёд слушать молчание в ответ.
– Дай сюда сейчас же эти драные ключи, или я проломлю дверь твоей головой!
Мато указал на дверь ванной комнаты.
Всё так же стоя спиной к двери, Руди принялась колотить железку босой ногой.
– Я сказала! Ты слышал! – Колготки порвались. – Быстро! Выродок! Вы… вы…
Узкая юбка траурного платья сковывала действия.
Зашторив лицо ладонями, девушка упала на колени. По ту сторону штор хлынул ливень.
– Выродок… вы… если бы отец… если бы он сейчас…
Мато присел рядом, коснулся обнажённого плеча.
– Сколько ему было?
– Тридцать семь.
– Авария?
– Газогенератор харкнул. Восемь человек…
– А твоя матушка?
– В разводе. Она… мне ещё… – Руди убрала руки от жидкого лица. – Она даже не пришла сегодня! Я была там одна! Только работники кладбища, парни чуть старше тебя! Никто его не проводил! Никто! Так не должно было быть!
Мато чуть отодвинулся.
– У тебя умер отец, а ты говоришь только о том, что к нему на похороны никто не пришёл?
Теперь уже Руди отпрянула:
– Я понимаю, что он умер!
Мато поднял ладони, в которых ничего не было.
– Конечно. А ты…– парень кашлянул. – Ты кому-нибудь говорила об этом? Называла дату похорон или…
– Да они все заняты! Ни у кого нет минуты!
– Они сами тебе так сказали?
– Я не идиотка, я и так знаю все эти ответы!
Мато, придвинувшись, обнял Руди.
– Твой отец был хорошим человеком. Ты – лучшее доказательство.
Вдруг девушка, хрюкнув, засмеялась:
– Лягушка. Ты пахнешь лягушкой.
Мато чуть улыбнулся.
– Я сегодня весь вечер их резал.
Подскочив, Руди выключила свет и бросилась к окну. Мато, бледнея, едва успел повиснуть на ней: – Стой! Да стой же ты! Там седьмой этаж! Тебя даже на вскрытие не примут!
Шум дождя перебил звук хлёсткой пощёчины.
– Руди, прекращай уже!
Трепыхнувшись в последний раз, девушка обмякла в базальтовых объятиях.
– Хватит этих эмоций! Относись к жизни трезво! Все умрут! Я, ты, все!
Усадив девушку на диван, Мато включил свет и продолжил готовить ужин. Впрочем, к тому моменту когда он закончил, красавица уже спала, обняв колени.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 22.4.2017, 15:36
Сообщение #8


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




братья Ceniza
А по остальным зарисовкам как?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Касторка
сообщение 23.4.2017, 9:56
Сообщение #9


Нечто зелёное
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2441
Регистрация: 3.12.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Ярославль




В первой не понравилась сцена соблазнения ученика.
Вторая - захотелось прочитать продолжение.
Третья - пока ни о чем, маленькое начала непонятно чего.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 23.4.2017, 10:31
Сообщение #10


Гениальный извозчик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 14858
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Первый отрывок: написано хорошо, довольно любопытно. Непонятно правда, почему у неё на стене висят все эти календари, если они ей так не нравятся!

Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
Садзухара окинул взглядом кабинет. Диван, шкаф, две голые стены.
– Ты знаешь, кто я?
Улыбка исчезла с лица Роберты.
– Один из семнадцати внуков императора.

Тут я запуталась, потому что не поняла, что "Один из семнадцати" это ответ Роберты. Думала, это продолджение предыдущей реплики. В результате долго не могла понять, кто, кому, что говорит. Стоит как-то пояснить, что это она отвечает.

Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
В углу сидит девушка.
Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
На её рабочем столе классный журнал и треугольный календарик с фотографией готического собора.

Девушка сидит "в углу", за рабочим столом.
Во-первых, хорошо бы сразу отметить, что сидит она за столом. Потому что предложение "В углу сидит девушка" создаёт определённый образ, и вдруг появляется стол... Но это ладно. Главная проблема в том, что затем рабочий стол куда-то пропадает, и девушка сидит на кожаном диване!

Цитата(Ascar_D200 @ 13.4.2017, 9:04) *
Диван, шкаф, две голые стены.

Куда стол-то подевался? И в любом случае, когда она успела из-за стола пересесть на диван?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 23.4.2017, 11:04
Сообщение #11


Гениальный извозчик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 14858
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Цитата(Ascar_D200 @ 14.4.2017, 13:25) *
Мальчик остановился в трёх шагах от кресла.
– Учитель, к вам посетители.
Тут тоже я не поняла вначале, кто говорит. Пришлось читать несколько раз вперёд и назад, пока сообразила, что говорит мальчик.

Цитата(Ascar_D200 @ 14.4.2017, 13:25) *
– Когда я начала строительство канала, на меня наехали люди из Императорской Канцелярии.
Меня несколько смущает весь этот сленг в данном антураже, а особенно это вот это "наехали"... Ну вот не вяжется это "наехали" со всем остальным!

Цитата(Ascar_D200 @ 14.4.2017, 13:25) *
К крыльцу подъехали два всадника, умело тормозя коней слегка натягивая поводья и вдавливая шенкеля.
После "коней" не хватает запятой.

Концовка какая-то странная... Этому мальчику лет десять-двенадцать, что он с двумя женщинами собрался делать? Нет, понятно, что он не в меру мудр и так далее, но всё равно...

Вообще, конец какой-то скомканный, а теперь всё пофиг, пошли в койку... Неприятное послевкусие.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 23.4.2017, 11:38
Сообщение #12


Гениальный извозчик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 14858
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Третий отрывок вверг меня в недоумение... Он специально не совсем по-русски написан?

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
– Мисс, вы собираетесь лететь до самой станции?

Гм... Что?

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
Лишь оказавшись под бисером дождя, девушка, поёжившись, обронила тёрпко:
Терпко?

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
Впихнув зонтик в её руку и, приобняв, двинул через двор к ближайшей остановке.
Перед "приобняв" лишняя запятая.

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
по узким автострадам катили трамваи
Автострада это вообще-то скоростное шоссе.

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
и не менее потрёпанная собственная «Теория игр».
В каком смысле - "собственная"?

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
Трамвай продублировал путь своего неудачливого соседа
А как он через своего ломанного "соседа" перепрыгнул, интересно? Впрочем, там что-то было про "соседнюю ветку"... Тогда непонятно, как трамвай на соседней ветке проделывает "тот же маршрут".


Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
растянулась рядом бесформенной кляксой.
Клякса это нечто плоское, двухмерное.

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
губы ковали воздух.
Затруднилась себе это представить.

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
Руди убрала руки от жидкого лица.

ЧТО???

Цитата(Ascar_D200 @ 17.4.2017, 16:45) *
Девушка чуть улыбнулась.
– Тебе не любишь есть в пузе?
Мато вовсе отвернулся.
– Ты имя своё говори.

Окей... Что это было?

Непонятно, почему они передумали пить чай. Он же вроде чай начал готовить?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 25.4.2017, 3:51
Сообщение #13


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Уран. (Завершенный рассказ).

Нарг ворочался с боку на бок, вспоминая себя, совсем ещё несмыслёныша, разменявшего едва двенадцать снегов.
Тогда он украл отцовский ятаган и выскочил на тракт в самый разгар дня.
Ему повезло. Какая-то людская семья спешила по своим делам.
Крупный самец вёл в поводу лошадь, самка с детёнышем держалась совсем близко, хотя шла чуть сзади. Двое рослых отпрысков шутливо дрались. Между прочим, у каждого по кинжалу.
Нарг вырвался коршуном из придорожных кустов и, действуя смело, в два прыжка достиг главы семейства.
Отцовский ятаган окропил своей кровью неуклюжий человечешко. По иронии судьбы он тоже был отцом.
Не обращая внимания на самку, Нарг третьим прыжком свёл к нулю расстояние до молодняка и прежде, чем они успели вытащить оружие, к тому же нулю свёл их жизни.
Не видя более достойных врагов, он уходил, унося с собой два ножа и человечий плод.
Отличный результат для первой вылазки.
Но минула ещё одна зима, прежде чем его взяли в дозор.
…Костёр, шутя, мерился яркостью со звёздами.
У костра сидело трое. Рядом с каждым – воткнутое в землю короткое копьё.
Один углубился в чтение. Двое, прижавшись плечом к плечу, обсуждали младшую дочку Старейшины.
– А когда идёт, ну, ты знаешь, так, вразвалочку…
– Заткнулись, оба!
Сидящие напротив не прекращали улыбаться, но взгляды их стали чернее окружающей ночи.
Пламя костра, отражаясь в глазах, было столь же холодным, что и далёкие звёзды.
Читавший, между тем, продолжал:
– Подходят враги. У первого меч, у второго жезл. – Не отлепляя глаз от книги, заелозил по странице сильнее, портя пергамент. – Я и Шарк отвлекаем меч, ты, Нарг, убиваешь того, с жезлом.
– А я… – Нарг перестал улыбаться. – Справлюсь?
Лидер, дрогнув, порвал страницу.
– Должен.
Ни одна ветка не хрустнула под ногой, ни один листочек не шелохнулся, задетый неосторожной рукой, когда на поляну вышли два человека. Мужчина, закованный в сияющий доспех, и девушка в нелепом для леса атласном платье, сжимающая в руках жезл целителя.
Первым заговорил мужчина, обнажая меч.
– Вы, создания Ночи, я зову вас на бой! Хотя… вряд ли вы разумеете речь людскую.
Трое гоблинов поднимались от костра, хватая свои короткие копья.
Двое бросились на человека, третий, самый маленький, помчался к девушке, что стояла на два шага позади мужчины.
Оказавшись между нападавшими, Нарг махнул копьём. Не столько атакуя, сколько пугая.
Девушка шарахнулась назад. Доступная ей боевая магия, Стрела Огня, сорвалась с жезла и устремилась вперёд.
Нарг рухнул, пропуская горячий свет, который врезался в препятствие.
И препятствием этим оказалась спина мужчины.
Тут же послышался девичий визг.
Прошло больше минуты, прежде чем девушка смогла сделать первый шаг. К тому времени два бездыханных тела были уложены рядом.
Гоблины оплакивали своего. Один вкладывал в каменную ладонь потрёпанную книгу, другой уткнулся головой в грудь.
Девушка, упав на колени подле человека, затряслась всем телом.
Нарг, подойдя, прервал её муки.
Наверное, он бы что-то сказал, но он не знал их наречия.
…Вот уже три зимы прошло с того дня. За это время Нарг вытянулся, стал крепче. Он с лёгкостью носил двойной наградуник.
Но надёжнее доспехов защищали друзья. Их было много, и они были разными.
… Кашу ели молча. Даже привычной ругани по поводу отсутствия мяса в желтой бурде никто не начинал.
Наконец, Арч не выдержал.
Громко взвыв, он встал на ноги и рывком вздернул тонкого.
Они смотрелись весьма комично рядом: крупный и волосатый, словно медведь, Арч, и хилый, по-женски нежный гоблин из Южных родов.
– Отвечай, ты – нормальный?!
Прочие, сидящие за костром, переглянулись, разом отбрасывая миски с недоеденной кашей.
Южанин скривил свою милую мордашку.
– Что-то мне твоё лицо не нравится, давай драться!
На лицах публики появились… не улыбки, но уже не кислые выражения.
Арч повёл плечами, скидывая шкуру бизона.
– Вот прям сюда! – толстенный палец стукнул в челюсть.
Худенький отошёл от костра, а когда повернулся, в Арча полетел кусок огня поярче, чем костёр.
Подхватив бизонью шкуру, Арч храбро кинулся вперёд.
Шкуру он бросил на огонь, который, хоть и сжёг препятствие, но и сам испарился.
В два прыжка оказавшись совсем рядом с южанином, Арч нанёс прямой в челюсть, и только кошачья гибкость позволила женоподобному сохранить лицо.
Согнувшись и полоснув тупой стороной кинжала по накачанному животу, худенький отскочил.
– Ну!
Рыкнув, Арч вытащил свой кинжал, такой же длинны, что и у противника, но раза в два шире.
– Отвечай, ты детей делал?!
Женоподобный мотнул головой.
– Сказал же: ну!
Кинжал в руках Арча заметно дрожал.
– Все вы южане такие! Все! Каждый! У вас и женщин-то нет!
– А вы, чтоб землю не загаживать, друг друга постоянно убиваете!
Кинжал дрожал уже так быстро, что невозможно было взглядом различить движение.
– У нас выживают самые сильные!
– А у нас потомство дают самые умные. У меня, к примеру, есть сын…
– Десять! У меня десять сыновей! Я любил трёх женщин! Мой старший пал на поле боя! Я плакал на его похоронах! Я! Смотревший в лицо Нар-Киндару!
– Если мой сын умрёт раньше меня, я тоже буду горько плакать…
– Женщина!
Южанин поднял руку.
– Краду воздух!
Арч, схватившись за горло, упал на колени. Массивная грудь сжалась, словно гоблин сделал резкий выдох.
Подойдя к противнику, южанин склонился.
– Ещё раз назовёшь меня женщиной – убью.
Распрямившись, южанин прервал действие заклинания.
Арч, дважды жадно вздохнув, прохрипел:
– Нож… ножом… не прощу…
На лице южанина мелькнула улыбка.
– А тебе, мёртвому, не всё ли равно?
Арч покачал головой.
– Южанин!
…Девятнадцатое лето Нарга. Ещё немного, и он не сумеет пальцами показать свой возраст.
И лишь огрызнётся в ответ: – Моему сыну три года.
А ещё позже будет показывать пальцами количество детей. Ведь его жена – дочь Старейшины.
Но это будет позже.
Рог объявил начало нового дня. Нарг лениво встал, почёсывая подбородок.
За две ночи отряд в шесть ятаганов достиг края деревни.
Разумеется, Сажающие Хлеб уже знали о них, и даже послали в Много Домов тревожную весть, но это уже не имело значение.
Деревня этой ночью будет гореть.
Отдав приказ перестать маскироваться, Нарг повёл свой маленький отряд на дело.
Они шли, не скрываясь и не боясь, шесть теней в лучах заката, сохраняя чёткий порядок.
Первым – Старший, то есть он. Следом четверо Северян и Южанин.
Деревянные дома шли в два ряда. Земля между ними была испоганена слоем камня.
Нарг топтал эти крошки гор с таким чувством, словно шёл по людям.
В конце улицы возвышалось единственное каменное строение: белоснежное, с башенкой и колоколом.
И этот колокол тошнотворно стукал, словно в надежде испугать гоблинов.
Ведь даже гоблины испытывают страх.
Нарг поднял руку, и отряд тут же остановился.
Конечно, от людей можно ожидать всякого коварства, лучников на крышах домов, лживых попыток откупиться сладким хлебом, но осторожность не должна потушить огонь гнева.
Шесть гоблинов стояли перед церковью, ожидая, что скажут трясущиеся там люди.
Один человек всё же осмелился выйти.
Не такой, как другие, совсем не такой.
Высокий и крепкий, не боящийся держать в руках что-то острее серпа.
И не боящийся резать что-то толще колосьев.
Человек смотрел надменно и с вызовом, Нарг уважал таких.
– Уходи. Я не твоя смерть. Даю честь.
Человек покачал головой.
– Обтянутый зелёной кожей, моя честь против твоя чести. Сейчас.
Нарг покивал. Он отлично понял человека.
Короткое копьё взлетело в приветствии. Из дыр в камне смотрели десятки глаз.
В два прыжка Нарг сократил расстояние между ними и ударил противника прямо в грудь.
Враг оказался гораздо быстрее.
Длинное тонкое железо вошло в спину Нарга, пропороло там что-то и высунулось из груди.
До скрипа в костях Нарг выкрутил локти и ударил копьём за голову.
Ему повезло, он угадал с выбором направления.
Острие копья воткнулось в лицо человеку и вонзилось глубоко.
Враг, сильный, искусный, рухнул лишившись жизни.
Нарг тяжело дышал. Четверо Ятаганов устремились в курятник, лекарь метнулся к старшему, но был остановлен:
– Сперва того.
Повинуясь, говорящий с травами метнулся к человеческому воину.
– Сила. Большая. Лечит изнутри. Прервать?
– Нет, помоги. Он – воин, такие должны жить. Обо мне – не думай. Уведи… у…
Храброго воина Орды не стало. Утром лекарь увёл горячих Северян из пылающей деревни, а в церкви лежал выздоравливающий человечески воин. Он должен был дать достойную смерть ещё многим.

(рабочее название: Перед Небом все равны. Уран – древнегреческий бог неба, прим.графоман).
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 31.5.2017, 15:04
Сообщение #14


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Нестандартное решение

На базаре закрывались лавки, а воришки пересчитывали дневной улов.
В свои права, не скупясь на сдачу, вступала матушка Ночь.
По дороге, ведущей от ратуши к верфи, шёл молодой парень в зеленоватой, застиранной до безобразия одежде. По обеим сторонам дороги торчали густо натыканные скамейки.
На одной из лавочек ссутулясь сидела девочка, уронив лицо на руки и ощутимо вздрагивая всем телом.
Подойдя к ней, парень тихо, но грубовато сказал:
– Хватит хныкать, тебя дома ждут.
Убрав ладошки от лица и с лёгким хрустом стиснув кулачки, девочка разборчиво прошептала:
– Ты сейчас эту лавочку проглотишь!
Рухнув на колени и взяв крохотные ручонки в свои, парень столь же отчётливо повторил.
– Тебя ждут дома. Пошли, я тебя отведу. Где ты живёшь?
Секунду они мерялись взглядами, пока парень не опустил глаза.
– Прости, я погорячился. Расскажи хоть, что у тебя стряслось?
Чуть дёрнув подбородком, девочка выплюнула:
– Мне опять подняли планку.
Скривившись в усмешке, парень хмыкнул.
– Прости, это что вообще значит?
Девочка сразу обмякла.
– Ты магию вообще не знаешь?
– Магию? А разве ты маг? Ой… прости. – Парень сел рядом с ней. – Ну, маги… они все старые…
– Старики только в городе сидят, молодёжь странствует по свету.
Парень вновь посмотрел на её лицо.
– А, так тебя странствовать не отпустили? – Ответом ему послужил очередной всхлип. – А что за планка?
Девочка сплюнула.
– Процент.
Парень почесал затылок.
– Прости, не понимаю.
– Эх… Ладно, слушай. Каждый маг при вступлении в гильдию обязан отдавать часть своей магической силы в казну гильдии. Вот у меня до вчерашнего дня было девяносто процентов, а сегодня мне говорят – «Плати 95%!».
Девочка стукнула себя кулачком по оголённой коленке.
– Скаты.
По ночному небу пролетел дождевик.
Парень развёл руками.
– Ну а что бы ты делала, будь у тебя все эти силы?
В первый раз за всё время разговора девочка повернула голову, чтобы посмотреть в лицо парня.
– Ты издеваешься?!
Парень подобрал с земли палочку.
– Вот смотри, – на земле появился кругляшок. – Вот ты. Твоя сила уходит в казну. – Над кругляшком возник квадратик. – А вот я. – Между кругляшком и квадратиком родился треугольник. – Если эти 95% будут брать с меня, то в абсолютных цифрах сумма будет значительно меньше, чем от твоей души. При этом процентов десять твоей силы, будут уходить мне, чтобы я не окочурился…
Девочка, слушая его речь, сперва улыбалась, а после стала и вовсе непристойно хихикать. Слово «окочурился» заставило её согнуться пополам.
– А-а! Ты! Шутник! Я чуть не сдохла! У меня один живот, и тот не тот.
– Что значит, не тот? – В ответ послышалось утробное стенание, и парень тут же добавил: – Пошли, поедим?
Девочка расслабила мышцы щёк.
– Шутник, ты мне напомнил Самаду.
– Это кто такой?
Ещё секунду назад смеявшееся личико покрылось сеточкой морщин.
– Один скат, которого я хочу положить на сковородку и жарить на медленном огне. – Улыбка вернулась на мордашку: – И с маслицем…
Парень потряс её за плечо:
– Ей! Для ребёнка это слишком жестокая шутка!
Девочка окатила его презрительным взглядом.
– А никто и не шутит. Если б ты его слышал… Впрочем, ты говоришь как он.
Парень кашлянул в кулак.
– Это он поднял тебе планку?
Девочка пару раз хлопнула глазами.
– Он со мной даже не здоровается.
– А. Ну, ясно. Но 95% это очень много, тебе хоть оставшегося на жизнь хватает? Ну, там, боли не чувствуешь?
Малышка вздёрнула носик.
– Я сильная!
– Понял. – Парень похлопал себя ладонями об колени. – Слушай, так ты вообще никаких заклинаний не можешь делать на оставшиеся 5% ?
– Если в будущем займу высокий пост, то смогу пользоваться активами из казны. – Девочка мечтательно закатила глаза. – И вот тогда…
Позывные животика заставили её замолкнуть.
– Слушай, если не хочешь домой, пошли хоть в таверну, поедим там. Если хочешь путешествовать, тебе нужно научиться вести себя в тавернах.
Девочка топнула ножкой.
– Нет. Я должна принять решение.
– Что за решение?
Вздохнув, крошка поднялась на ноги.
– Оставшиеся 5% это меньше, чем ничто. Я должна придумать, какую полезную работу смогу выполнять с этой силой.
– И как, есть идеи?
Резко развернувшись на носках, девочка уткнула крохотный пальчик в нос парню.
– Я стану тестировщиком!
Парень только развёл руками.
– Это очень хорошо. А что это?
Малышка обмякла всем телом, и плюхнулась обратно на скамейку.
– Новые заклинания проверяют в разных погодных и прочих условиях. Допустим, заклинания Воды могут резко усилиться во время дождя, тогда как Огненные чары в жаркую погоду опасны для создателя. И чтобы выровнять все потенциалы, нужно тестировать во всех режимах и нормах!
Парень нарочито-демонстративно хлопнул глазами.
– Ты ж убьёшься.
Девочка схватила его за воротник куртки:
– Лучше смерть, чем пять процентов! Я не смогу, я не проживу без магии, я буду жить и творить! Сперва тестить, потом и чертать! Я смогу! Я стану создавать собственные чары! Ты увидишь, весь мир увидит!
Поднявшись на ноги, парень прижал девочку к груди.
– Ты безумна, но мне это даже нравится. В конце концов, лучше умереть ради мечты, чем жить ради жратвы. Ты знаешь, стройка в Кантаре закончилась, так что завтра меня рассчитают…
Девочка запрокинула голову.
– Ты разве строитель?
– Замесник. В городе ближайшие два-три дня работы не будет, так что могу помочь тебе с твоими тестами. Если не возражаешь.
Отстранившись на полшага, девочка потупила взор.
– Мне… нечем тебе заплатить…
– О каких деньгах ты говоришь, когда я предлагаю тебе дружбу!
Она вновь отступила.
– Дружбу… но я ведь даже имени твоего не знаю!
Парень протянул её руку.
– Джек Шарц.
– Наото Тюрин.
Ладошки осторожно коснулись друг друга.

---

Солнце уже клонилось к закату, когда Джек и Наото подошли к массивному зданию гильдии.
Сложенное из грубых, едва обработанных камней, оно могло загореться только при намеренном поджоге и при условии, что зажигалкин прольёт семь потов.
– Мрачновато тут. – Сказал Джек, входя внутрь.
Арочная дверь больше напоминала проход в пещеру дракона.
Внутри оказалось непростительно светло: свет словно проходил камни насквозь, либо вовсе рождался на потолке или бил с облицовки и пола.
– Всё ещё мрачновато? – На губах Наото скользнула кислая улыбка.
– Всё ещё. – Кивнул Джек, порхая взглядом по интерьеру.
Столы. Десятка три в ряд, слышался многоголосый шёпот, прерываемый редкими проклятьями, да пахло лавандой.
За каждым стояла молодая девушка, и читала нараспев какое-то заклинание. Вдали маячила винтовая лестница на второй этаж.
Подойдя ближе к одному из столов, Джек увидел лежащие горкой ножи.
Девушка взяла нож из кучи, простёрла над ним руки и принялась читать заклинание.
Клинок окрасила алым, и две строчки рун потянулись по холодному металлу, словно невидимый резец порхал над сталью.
Закончив, девушка отложила нож в сторону, и тут её взгляд упал на лежащую поверх кучи железок бумажку.
Прочтя, девушка выдохнула:
– Кухонный…
Её взгляд перекочевал на уже зачарованный нож.
– А, ладно, и так сойдёт.
Взяв второй нож, девушка принялась читать совсем другое заклинание.
Наото, схватив Джека за рукав, потащила к лестнице.
Только когда они оказались на втором этаже, Джек прокричал:
– Что это за дрянь была! Она хоть понимает, что только что сделала?!
– Не кипятись, это мелочи. А вообще, чтецам остаётся только соболезновать. День за днём читать одно и то же заклинание…
Джек отвернулся, не став дослушивать.
Его глазам предстал длинный коридор, утыканный дверьми как ёжик иголками.
– Ну, а в этих комнатах что?
– А там уже творится настоящая магия.
Одна из дверей распахнулась.
В коридор выскочила девчушка лет двадцати, из одежды на которой было одно только мокрое полотенце.
Закрыв лицо руками, девчушка села на корточки и разрыдалась.
Джек вновь посмотрел на Наото.
– А это кто?
– Окрист. Наша знаменитость. Одна такая на всю гильдию…
– А в гильдии вообще есть мужчины?
Ответом ему послужил вышедший из дверей старикашка. Низкого роста, с изъеденной временем кожей.
Положив сморщенную ладонь на плечо девчушки, он тихо, но разборчиво сказал:
– У всех бывают провалы. Ты не идеальна. Даже ты.
Тут единственный глаз старика уставился на Джека.
Похлопав девчушку по плечу, старик направился к застывшей у лестницы парочке.
– Наото, где ты пропадала? И кто с тобой?
Перед тем, как ответить, Наото кашлянула в кулак.
– Учитель, я вчера вспылила. Моё поведение было недостойным и….
Старик молчал.
Опустив голову, девочка закончила уже чуть тише.
– Мне, правда, жаль.
Старик протяжно вздохнул.
– Если ты так хочешь силу, можешь покинуть гильдию и пользоваться всем, что у тебя есть.
Наото сцепила ладошки.
– Учитель, я согласна на любой процент. Я… лишь прошу дать мне работу!
– На первом этаже полно работы!
Наото рухнула на колени.
– Я там подохну!
– Все через это проходили.
– Я слишком хороша…
Джек положил ладонь на плечо девушки.
– Прошу меня простить, нас не представили друг другу. Меня зовут Джек Шарц. Я нашёл вчера эту девочку, и только сейчас сумел привести её обратно…
– Отправляйтесь в канцелярию, мистер Шарц, я распоряжусь, чтобы вам выдали тысячу рин.
Глаза Джека распахнулись, но он тут же вонзил ноготь указательного пальца в кожу на большом. Капелька боли помогла сосредоточиться.
– Господин, можно вопрос? Где ваши мужчины?
– Этой зимой шла кровавая война.
Подняв левую ладонь на уровень груди, Джек пошевелил указательным пальцем.
– Вы там потеряли левый глаз?
– Нет, глаз я потерял ещё в молодости. Ещё вопросы?
Джек склонился в поклоне.
– Простите, господин. Больше никаких.
Наото распрямилась и выпалила:
– Учитель, я могу работать тестировщиком! – И, видя нахмуренное лицо старика, добавила чуть тише: – Прошу, позвольте мне хоть одно заклинание!
Дальше произошло то, что заставило Джека покраснеть и отвести взгляд.
Рыдающая девчушка высморкалась в полотенце и подошла к ним.
– Да разреши ты ей. – Ладошка коснулась мозолистой ладони. – Она ведь ещё совсем ребёнок, пусть поиграет немного.
Старик закрыл глаз.
– Ты знаешь наши законы.
Услышав это, девчушка поджала губы.
– Я. Слышишь, я тебя прошу! Или моя просьба для тебя ничего не значит?
Приподняв веко, старик глянул в лицо девчушки.
– И мы закончим писать Глорию сегодня?
Тишину распороло стальное:
– Да.
Старик облизнул давно высохшие губы.
– Наото. Я не стану тебе запрещать. А дальше сама. Окрист, пошли.
Маги развернулись и потопали в свой кабинет.
Джек дождался, пока за ними захлопнется дверь.
– У меня сотня вопросов, но в первую очередь скажу так: поздравляю.
Повернув голову к Джеку, и чуть склонив её набок, Наото выплюнула:
– С чем? Мне же сказали: выплывай, как знаешь!
– О, поверь, главное – что тебе не станут мешать. Остальное как-нибудь образуется. Сперва отведи меня в вашу канцелярию.
Наото дёрнула плечами, словно икнув:
– Это ещё зачем?
– Ну как, забрать денежки! Я за месяц получаю тысячу!
– Ты… возьмёшь деньги за то, что просто привёл меня сюда?
– Да. Деньги – это всегда деньги.
– Самада.
Сказав это, девочка затопала к одной из дверей.
Солнце уже коснулось горизонта, когда Джек и Наото вернулись к лестнице на первый этаж.
Парень разглядывал золотую монету, на которой был изображён филин.
– А вся же, это здорово! Только пришёл, уже денежка! – И закинул филина в мешочек, где лежало ещё девять таких же. – Да сразу тысяча!
– Заткнись.
Наото стукнула кулачком по перилам, и почти что кубарем скатилась по лестнице. Джек, смеясь, поспешил следом.
– Да стой же ты! Куда так прёшься, как чужая?
Оказавшись на первом этаже, парень окинул взглядом столы.
Лишь за одним из них сейчас стояла девушка.
Молодая, полноватая, с жирной кожей. Платье фиолетового оттенка до колен гармонировало с синей остроконечной шляпой.
Джек подошёл к ней, хотя Наото явно дрейфовала в сторону двери.
– Привет, чем занимаешься?
Девушка, произнеся последние слова заклинания, обернулась к нему.
– Убейте меня.
Джек, дёрнувшись, икнул.
– Что с тобой, ты в порядке?
Девушка подняла руки. С кончиков пальцев спадали капельки крови.
– Убейте меня.
Подойдя вплотную, Джек обнял девушку.
– Всё будет хорошо. Всё обязательно будет хорошо, ты просто устала.
Взгляду Джека предстал набор ножей, на каждом из которых тянулись строчки рун.
На многих символы были или чуть меньше, или расплывчатее. У некоторых в строчках не хватало знаков.
– Тебе просто нужно отдохнуть.
Джек покрепче обнял девушку, и в этот самый момент свет погас, словно его никогда не было. Лишь узкая полоска свечения тянулась от лестницы до входа.
В темноте Джек попробовал коснуться ладошкой мясистого крупа, но никакой реакции не последовало.
Убрав руку, парень уже начал отстраняться, но тут услышал:
– Продолжай.
Отойдя на шаг, Джек спроси в темноту.
– Послушай, как твоё имя?
– Мейлин.
– А где ты живёшь?
– В общежитии.
Наото подошла к Джеку, и схватила его за рукав куртки.
– Эй, ты же мне взялся помогать!
– Ну да, но и что?
– Тебе что, вообще без разницы, кому помогать?
Джек раскинул руки, подняв ладони на уровень локтей:
– Я просто отведу её до общежития, и только! Наото, ты не единственный человек в этом мире!
Девочка топнула ножкой.
– Тебе не заплатят тысячу рин за то, что ты отведёшь её до общежития!
– Но в мире есть другие радости, кроме денег!
Наото отошла на шаг.
– А! Это какие ещё радости, ты о чём?
Джек пару раз моргнул.
– Крепкий чай, интересная беседа… да мало ли! – Сказав это, парень повернулся к Мейлин. – Послушай, а почему ты до сих пор здесь, все ваши уже разошлись?
– Я всегда работаю, пока свет не погасят.
– А какой у тебя процент?
– Планка семьдесят. Так-то я пользуюсь активами из казны.
– А ты разве занимаешь должность?
Мейлин потрясла головой.
– Нет, что ты! Все девочки на первом пользуются активами, это хоть и потери, но сигнал ровный.
Джек почесал голову.
– Прости, я ничего не понял.
Наото прокричала:
– Ты можешь задавать эти вопросы мне!
Повернувшись к ней, Джек положил ладонь на её голову.
– Послушай, тут разговаривают два человека, понимаешь? Не встревай в разговор без необходимости, и не перебивай. Это некрасиво. Просто, постой в сторонке и послушай, мы договорились?
Наото топнула ножкой, но ничего не сказала.
– Вот и хорошо. Мейлин, послушай. А у тебя есть мечта?
В темноте послышался слабый «Ох!».
– Мечта? Ну, я хочу работать на втором этаже…
– Нет, именно мечта!
Даже при тусклом свете было заметно, как девушка заливается краской.
– Я хочу писать заклинания. Как Окрист-себе.
– Я буквально полчаса назад видел эту вашу Окрист. Так и не понял, чем она занимается, но старик её мнение ценит.
Джек ещё не успел договорит, а Мейлин уже подала назад, тараня кормой стол, от чего ножи звякнули.
– Ты… назвал мастера…
– Ну, он же старенький уже! Значит, старик!
– Мастера…
Джек примирительно поднял руки.
– Я понял! Понял. – Он сделал полшага вперёд. – Но он не мой мастер. Я не состою в вашей гильдии. Меня и в моей на дух не переносят.
Слабо простонав, Мейлин спросила:
– А из какой ты гильдии?
– Я строитель. Делаю замесы скрепляющих растворов. – Джек замолчал и, видя что его собеседница не торопится продолжать разговор, закончил: – Послушай, дело не во мне. Я лишь хочу чем-то занять свободное время, пока в городе не предвидится крупных строек.
Парень оглянулся, нашарив в слабом свете силуэт Наото.
– Послушай, к тебе вопрос. – Он кашлянул. – Вот ты говоришь, что хочешь тестировать заклинания и…
Джек ещё успел сказать полслова, как вдруг Мейлин вздрогнула.
– Нет!
– Прости, что?
– Нет! Я против! Это очень опасно!
Джек положил ей руки на плечи.
– Я знаю, знаю. Дело не в этом. Ты когда-нибудь занималась тестированием?
Сумрак вспорол одинокий всхлип.
– Да. Я тогда… словом, был яркий солнечный день…
– Огненное заклинание?
– Ага. Совсем слабое, за два дня до этого в дождь вообще не зажглось, а тут…
Джек положил ладони на не по-женски широкие плечи.
– А где сейчас это заклинание?
– Формула? Я не стала её сдавать…
– А ты можешь…
– Нет!
Джек слегка потряс её за плечи.
– Ты просто нам немножко поможешь, и всё! Даже если мы пострадаем…
– Вы умрёте! – Мейлин хлопнула его ладошкам по груди. – Умрёте, умрёте, умрёте!
Джек притянул девушку к себе и обнял покрепче.
Наото стояла рядом, переминаясь с ноги на ногу, но долго слушать тишину, прерываемую лишь порывистым плачем, не смогла.
– Да не умрёт никто, прекрати реветь!
Джек, чуть обернувшись, приложил палец к губам. Впрочем, впотьмах это было плохо видно.
Мейлин отступила на шаг.
– Простите, я…
– Всё в порядке, ты просто выражала своё мнение.
Наото наступилась на толстушку:
– Да хватит скулить! – И, обернувшись к Джеку, чуть тише добавила: – Вот поэтому и не хочу работать на первом! Мейлин, конечно, первая, но остальные не сильно выше!
Джек приложил палец к пухленьким губкам малявки.
– Так, ладно. Мейлин, послушай. Есть два вариант: мы умрём или не умрём. Скажи, ты можешь утверждать, что второй вариант невозможен?
Прошло секунды три после того, как парень закончил задавать вопрос, когда Мейлин дёргано икнула.
– Отрицать… я не могу… я не могу!
Джек улыбнулся.
– Ну вот, а раз шансы на успех есть…
– …то быстро притащила нам формулу, и…
Джек слегка ткнул тыльной стороной ладони в плечо Наото, и та осеклась.
– Мейлин. Сейчас ты, без соплей, расскажешь нам, что и как надо сделать. По пунктам. Начинай.
Толстушка рвано кивнула.
– Хорошо. В первую очередь, вам нужна энергия. Сколько рин выделил мастер на тест?
Джек глянул на партнёршу.
– Эй, малявка, нам сколько рин дали?
Наото закрыла глаза.
– Малявка… я - малявка?
Поморщившись, Джек снова обратился к Мейлин.
– Прости, но старик только сказал, что не будет мешать.
Его собеседница всплеснула руками.
– Это… ну, я даже не знаю…
– А если украсть?
– Что?
– Ну, энергию! На стройке постоянно воруют инструменты да…
Мейлин приложила ладошку ко лбу Джека.
– Ты... словно в лихорадке бредишь. – Она сглотнула. – Украсть… как? В чём?
Джек хлопнул в ладоши.
– А в чём её обычно носят?
Мейлин простонала.
– Ну… в энергетическом шаре… но ты ведь не сможешь взять его руками!
– А в перчатке?
– Кожа плохо…
– Дерево?
– Ну, дерево сойдёт. Но…
– Ну вот! Примотаем к палке!
Мейлин, схватившись за сердце, рухнула на пол.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Ascar_D200
сообщение 24.9.2017, 9:45
Сообщение #15


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 55
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Восточный край неба уже светлел, суля щедрую зарю.
Абы как укрывшись белоснежным одеялом, грузный мужчина свернулся клубочком в постели и лениво посапывал.
Рядом сидела, опираясь на спинку кровати, полноватая девушка среднего роста, натянув толстую броню из ваты до середины накачанного живота.
Часы на прикроватной тумбочке возвестили о начале пятого часа ночи.
Схватив лежащие рядом с метрономом сигареты, девушка поднесла белый столбик к алым губам.
Сапнув последний раз особенно громко, ноздри мужчины расширились, улавливая признаки начинающегося пожара, и он тотчас же поднялся на колени.
– Дым… Опять куришь в кровати.
Тонкая струйка улетела в пространство.
– Привыкнул бы уже.
Он хмыкнул.
– Привыкнуть, когда ты месяцами пропадаешь…
Она осекла его единственным взглядом:
– Сам отказался, так что не ной теперь.
Покорно склонив голову на мгновение, мужчина тут же посмотрел ей в глаза.
– А ты не думала о работе на втором этаже?
Девушка глубоко затянулась раз, другой и ответила:
– Нет. Моё место в поле. Да и твоё тоже.
Мужчина слегка склонил голову набок.
– Ты против, что я занимаюсь административными вопросами?
Девушка покачала головой.
– Нет. Но перекладывать бумажки – скука смертная.
Брови мужчины взлетели вверх:
– Ты это так себе представляешь? Прости, но работа на втором этаже гораздо больше и обширнее…
– Я могу сказать тебе то же самое про поля.
Мужчина ударил себя кулаком по коленке, словно сидел за столом:
– Да был я в поле! Вместе с тобой был!
Девушка чуть улыбнулась.
– Ага, помню. Десять лет назад…
– Восемь.
– Не суть. – Она затянулась в последний раз, и потушила сигарету. – Знаешь, в поле, в группе из шести человек – я чувствую себя нужной. Лидер, всегда знающий, что надо делать, готовый защитить и ободрить… а кем я стану на втором этаже? Одной из многих, не больше.
Мужчина коснулся шеи, провёл широкой ладонью по груди.
– Ты плохо понимаешь работу второго этажа. Вот, допустим деньги. У гильдии постоянно нет денег чтобы оплачивать…
Заливной смех прервал его тираду.
– Да ты там сундуки с золотом считаешь!
Мужчина поджал губы.
– У гильдии нет денег, чтобы оплачивать квесты. А про сундуки с золотом – это вообще выдумки авантюристов, годами не покидающих поля.
Девушка усмехнулась уже чуть тише.
– Ну, я обещала, что моё тело принадлежит тебе до шести утра целиком. И ушки к несчастью тоже. Так что продолжай свои сказки.
Мужчина развёл руки, растопырив пальцы.
– Да серьёзно тебе говорю! Никто не хранит золото в сундуках! Его хранят в ларях, у них защита от кражи плюс двадцать пять, тогда как у сундуков только двадцать!
Прикрыв рот ладошкой, девушка рассмеялась громче.
– Да? А что ж тогда лари не ставят в сундуки?
– Этот баг пофиксили в последнем аддоне. Ладно, вот представь. Приходят десять человек чтобы дать в гильдию квест. Они обязаны заплатить в казну сумму награды, но у пяти нет денег, а ещё пять согласны дать лишь половину награды, а вторую – только после того, как квест будет выполнен. И я не могу им отказать, ведь их слова справедливы! И как прикажешь выкручиваться, ведь я должен платить группам сейчас!
Девушка пожала плечами.
– Ну, гильдия продаёт энергию в сеть…
Мужчина склонил голову.
– Ага. Продаёт. Тридцать процентов, плюс-минус. И последние лет десять – всё время в минус. – Он вновь посмотрел ей в глаза. – А сколько групп сидят на первом этаже и пьют в долг каждый день? А шансы, что они этот долг погасят…
Девушка стукнула себя пальцами в ключицы:
– А мне ты это что говоришь? Моя группа месяцами из полей не вылезает!
Мужчина зажмурился.
– Ну почему из всех групп месяцами из полей не вылезает только твоя!
Девушка достала новую сигарету. Мелькнула Искра Жизни, рождая ароматный дымок.
– Ну так бросай второй этаж, и иди с нами в поле.
Мужчина покусал губу.
– Вообще, мне сейчас как раз надо проинспектировать внешние активы гильдии…
Девушка насупила брови.
– Это что ещё такое?
– О, ты не знала?! Ну вот, допустим, все группы за пределами городских стен считаются внешними активами гильдии.
Лицо девушки разгладилось.
– Мило, а что ещё?
Взгляд мужчины скользнул к окну, где первые лучи солнца уже расцвечивали небеса.
– Допустим, плато Хелгор. Вся энергия, возникающая в этом месте, по двум каналам утекает в Гильдию. Любой монстр, появившийся там – питается частью этой энергии…
– И поэтому гильдия регулярно отправляет туда группы. – Закончила за него девушка. – И зачем инспекция плато?
– Не самого плато. Но в одном из каналов появился червь, который активно отжирает крупную долю… Словом, нужно придумать, как решить это проблему, пока проблема не решила нас.
Девушка помотала рукой, оставляя в воздухе следы сигаретного дыма.
– Подожди, но разве каналы не входят в обязанности Самады? Почему это поручили тебе?
– Да никто мне это не поручал, просто сейчас Самада занят.
Девушка сделала очередную затяжку.
– Ну и скажи этому ублюдку, что у него есть должностные обязанности, и что если он их не выполняет…
– Сказать-то можно, но это уже проблемы второго этажа. А раз ты отказываешься…
Глаза девушки округлились.
– Так вот что?! Тебе просто нужен доверенный человек на втором этаже? А на меня тебе, получается, плевать!
Мужчина придвинулся вплотную к ней, так что кончики их носов почти касались.
– Час назад ты просила плевать сильнее…
Рука девушки совершила резкий выпад, но вместо кинжала хрупкие пальчики сжимали сигарету.
Тлеющий кончик уткнулся в мускулистую грудь.
Мужчина простонал, стискивая ладонями ватное одеяло, и выплюнул скупое:
– Кёте!
Девушка чуть улыбнулась.
– И где ж ты таким словам выучился? На втором этаже?
– Автолечение! – Мужчина провёл ладонью по лицу, стирая проступившие капли пота. – Ты никогда не умела готовить…
Улыбка на лице девушки стала на полтона ярче.
– Предпочитаю сырое мясо. – Она потянулась к третьей сигарете. – Так ты хочешь, чтобы я отправилась на плато Хелгор, или наехала на Самаду?
Мужчина покачал головой.
– Ни то, ни другое. Сейчас я хочу, чтобы ты просто была здесь.
Девушка на мгновение раскрыла ладонь, и вновь сжала пальчики.
– И всё? Ты больше ничего не хочешь? К чему тогда был весь этот разговор?
Мужчина уселся в кровати поудобнее.
– Я хочу, чтобы ты оставила поля. Пусть не на втором этаже… но тогда пусть просто сиди дома! Шерли, тебе двадцать шесть! Ты уже четырнадцать лет в полях, сколько можно! Дом, в котором ты родилась и выросла давно продан, ты уже восемь лет живёшь в гостиничном номере!
Шерли пару раз хлопнула глазами.
– Эм, что? Мы сейчас в нём! – Её глаза порхнули по интерьеру. – И, кстати, а почему в моём номере твоих вещей больше, чем моих?
Мужчина криво усмехнулся.
– Ну, ты же всё равно тут почти не появляешься, а так номер не пропадает… да брось, зато я восемь лет не платил за комнату! – И, видя поднимающуюся сигарету, быстро добавил. – Шерли, мы ведь друзья и должны делить все тяготы…
– Я тебе напомню, что уже 5:42.
Мужчина прекратил улыбаться.
– Меняю ожог на время.
Шерли в ответ лишь поцокала.
– Ну, милый, мы не в поле. Тут так не получится. – Она чуть улыбнулась, отведя взгляд. – Я помню, мне едва исполнилось тринадцать, а ты подошёл ко мне, и предложил поучаствовать в штурме Наиры. Ты тогда сказал…
– …У меня есть два билета на тот свет.
Глаза Шерли округлились:
– Ты помнишь?!
– Я даже помню, что тебе тогда ещё не было тринадцати, но ты уже сверкала.
– А я помню, что всегда шла в поле с полной уверенностью в том, что если враг будет слишком силён, то я просто развернусь и убегу. А ты будешь сдерживать противника, сколько нужно, и никому не позволишь помчаться за мной.
Мужчина хмыкнул.
– Шерли, сколько можно? Мы не дети. Тебе двадцать шесть, и мне тридцать два. Пора бы уже подумать о завтрашнем дне.
Его собеседница нервно икнула.
– Прости, что?
– Я хочу детей.
Шерли зажмурилась, словно пытаясь отогнать докучливый мираж, и распахнула глаза.
– Мне что-то послышалось?
– Я сказал, я хочу детей. С тобой.
Вместо ответа девушка затянулась сигаретой так крепко, что пепельный кончик, обломившись, рухнул на одеяло.
Быстро сбив пепел, Шерли перевела взгляд на мужчину.
– Ты знаешь, я хожу в пати из шести человек. Это славные ребята, и они буквально молятся на меня. Для них я лидер, незаменимый помощник, превосходный Небесный Страж, полезный как в дальнем бою, так и в скилах усиления союзников. И знаешь, у каждого из этих пяти мужчин есть жёны и дети. Если они уйдёт в поле без меня…
– Ну, группа, ушедшая в поле без Небесного Стража – самоубийцы. Даже я, танк, не рискну выйти в одиночку. А вот в компании Небесного Стража – самое оно.
Шерли, улыбнувшись, покивала.
– Да, я помню те полгода, когда мы ходили в поле только вдвоём. Золотая осень и хрустальная зима.
Мужчина положил широкую ладонь на покрытую одеялом коленку.
– Крут не тот, кто в поле, а тот – кто в доле.
– К чему ты клонишь?
– Нельзя вернуть прошлое. Можно только потерять будущее. А моего будущего без тебя нет.
Шерли шумно выдохнула воздух.
– Ну тогда, думаю, тебе остаётся только повеситься.
Мужчина, сладко улыбнувшись, отрицательно покачал головой:
– Один Сияющий Выдох – и всё кончится!
– Постой, сейчас? Но так мы оба сгорим!
– Да!
Пальчик Шерли уткнулся в подоконник.
– Милый друг, вон окно.
И вновь мужчина придвинулся к ней, касаясь своей кожей – её.
– В путь, так вместе.
Положив ладошку на мускулистое плечо, Шерли отодвинула груду мяса от себя.
– Послушай, не надо этого глупого мальчикового юмора. Будь серьёзней, что ли…
– Хорошо, скажу иначе. Я падаю, словно с сигареты стряхнутый пепел.
Шерли, вскинув указательный палец левой руки, потрясла им.
– Не поняла?
– Ты словно кубик воды на дне стакана с виски. Растворяешься и делаешь мою жизнь не такой горькой.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 17.10.2017, 10:50