Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Конкурс "Поколение льда" читать рассказы / итоги | Игры Фантастов Литературный турнир №7 "Поворот не туда"

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Пустыня Наска
Рифа
сообщение 16.4.2016, 13:22
Сообщение #1


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 515
Регистрация: 18.6.2015
Вставить ник
Цитата
Из: Седьмое измерение




Пустыня Наска
" Многие учёные со всего мира пытаются понять для чего, кем и зачем были созданы рисунки в пустыне Наска, открытые в 1939 году американским археологом Полом Косоком. Возможно, они имели ритуальное и астрономическое значение. Но тогда возникает вопрос " Как древняя цивилизация могла создать геоглифы, которые видно только с высоты птичьего полёта?" - говорит археолог Джон Ливер, - можно подумать, что древние наски, жившие до нашей эры умели летать! Это просто безумие...
Но не все согласны с Джоном Ливером. Многие люди придерживаются версии Марии Райхе, в которой говориться, что предки инков благодаря сложным подсчётам и предварительным эскизам вполне могли создать эти рисунки..." - отрывок из статьи " Тайна пустыни Наска"

На светлеющем небе стремительно гасли холодные искорки. Редкие облака окрашивались в нежно-золотистые тона. Жёлтый диск незнакомой звезды медленно поднимался из-за горизонта. Его яркие лучи выхватывали из отступающей темноты мелкие и небольшие тёмные камни, редкие колючие растения, пустынные равнины и холмы. Свет заливал землю. В каменной пустыне наступило утро.
-Идиот! Нет чтобы полететь на Лорн или Тилло, так нет, мы прилетели в эту глухомань! И кто поможет нам устранить поломку? Как мы отсюда выберемся?
Далиа оторвалась от иллюминатора. Её родители часто ссорились, но быстро мирились – беспокоится, не было причин.
-Успокойся. Я всё починю. Не в первый раз застреваем - раздался спокойный бархатистый голос Астера, отца Далии. Он был очень неконфликтным леноком.
-Знаю. Но это не значит, что мне нравится застревать чёрт знает где. И я ненавижу пустыни - ответила Винса, мать Далии, уже более спокойно. Она не умела долго злиться.
-Я сейчас спущусь в двигательный отсек, а ты, дорогая, проверь бортовой компьютер.
На этом разговор прекратился. Послышались удаляющиеся шаги. Потом стало тихо. Далиа вновь выглянула в иллюминатор: жёлтая звезда уже встала и в полную силу грела землю. Унылая каменная пустыня тянулась до самого горизонта. И до самого горизонта не было видно ни одного живого существа.
Далиа подумала, что эта планета самая скучная из всех, на которых она была, и вспомнила Лорн. Вот где было весело! Вся растительность поражала тем, что была фиолетового цвета. Так же Далиа вспомнила добродушных лорнцев с их фиалковыми глазами и огромным, двухметровым ростом. Они разрешили ей взять с собой ручного прихфа. Жаль, что потом из-за разницы в климате планет его пришлось отдать в зоопарк. Но Далиа постоянно его навещает. При виде неё прихф радостно подпрыгивает на своих птичьих лапах и машет маленькими крылышками.
От воспоминаний стало только скучнее - Далиа вздохнула и уселась за компьютер, но через короткое время отвернулась от него. Галактический канал здесь не работал, а остальное было сто раз пересмотрено. Далиа вышла из комнаты и направилась в двигательный отсек.
Там она увидела отца. Он стоял перед компьютером и быстро водил руками по монитору, набирая какие-то команды, - сразу же раздавался равномерный шум двигателя, но вскоре в нём начинало что-то греметь, и он останавливался. Далиа посмотрела на папины волосы: они были ярко-оранжевыми - верный признак того, что он был раздражён.
-Пап.
Астер обернулся и посмотрел на дочь, пытаясь определить её настроение. Волосы у неё уже отросли, но, как и у всех детей её возраста, передавать настроение и эмоции посредством изменения цвета ещё не могли.
-Что, милая?
-Мне скучно.
Астер хотел что-то сказать, но тут двигатель загрохотал со страшной силой. Инженер мгновенно обернулся к компьютеру и стал быстро что-то набирать.
-Я пойду порисую? - осторожно спросила Далиа.
-Да, милая, да - ответил Астер. Даже не смотря на его волосы, Далиа почувствовала его раздражение, виновато прошептала " Спасибо, папа" и, схватив линото, быстро покинула отсек
Девочка вышла на внешнюю площадку межзвёздной яхты. Жёлтый диск звезды светил с голубого небосклона. Внизу простилалась пустыня. Камни, нагретые светом, источали жар. А здесь, на высоте в тысячу метров, было слегка прохладно . "Что же нарисовать?" - Далиа крутила в руке линото. Вдруг она вспомнила папиного друга, дядю Эрх. Вопрос сразу исчез. Девочка включила линото и начала рисовать: на тёмной поверхности пустыни появились круг - голова, овал - тело и отходящие от них линии - лапы. Две пары его лап были повёрнуты в сторону головы, остальные четыре - в сторону туловища. Далиа довольно оглядела работу и пожалела, что у мамы арахнофобия, и дядя Эрх не может приходить в гости. Она продолжила рисовать...
Через час пустыня была украшена рисунками: на небольшом холме Далиа изобразила Бергению, свою подругу, в старинном скафандре, на равнинах появились изображения атика, умеющего пускать фонтаны, малоухой тили с закрученным хвостом, щекири четырёх лапой и летящей птицы, с длинным клювом и лапами, с планеты Зериба, также был увековечен прихф, но он вышел не очень удачно( на одной лапе у него получилось четыре пальца, а на другой - пять). Девочка успела нарисовать ещё несколько животных с других планет. Только она докончила рисовать птицу со змеевидной шеей, как раздался голос Винсы:
-Далиа!
Девочка обернулась: сзади стояли её родители. Они растеряно смотрели на разрисованную пустыню. Винса на секунду прикрыла рот рукой и потом обратилась к мужу:
-Астер... дорогой, проверь, входит ли эта планета в синий список*.
-Входит, входит... Но нас тут не было - промолвил инженер, его глаза сверкнули.
-Чем быстрее мы улетим отсюда, тем лучше - Астер завёл всех в корабль.
Через час он уже был далеко от этой планеты.

Словарик
Синий список - галактический список планет, где уже существует жизнь, но её уровень развития ещё слишком мал для контакта. На таких планетах более развитым существам запрещено оставлять следы своего пребывания.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алексей2014
сообщение 16.4.2016, 13:41
Сообщение #2


Червь сомнения
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 7839
Регистрация: 18.11.2014
Вставить ник
Цитата




Милый рассказ. Немного только у редакторов проконсультироваться, для гладкости...Но это на любителя. Мне и так очень понравилось!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Касторка
сообщение 16.4.2016, 15:21
Сообщение #3


Нечто зелёное
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2513
Регистрация: 3.12.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Ярославль




Соглашусь с Алексеем, очень мило.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Рифа
сообщение 16.4.2016, 17:19
Сообщение #4


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 515
Регистрация: 18.6.2015
Вставить ник
Цитата
Из: Седьмое измерение




Спасибо rolleyes.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Рифа
сообщение 7.3.2018, 10:24
Сообщение #5


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 515
Регистрация: 18.6.2015
Вставить ник
Цитата
Из: Седьмое измерение




Мираль
- Уж не думаешь ли ты,
что кто-нибудь станет платить деньги за то,
чтобы такой дьяволёнок вернулся домой?
О'Генри "Вождь краснокожих"


Ласково светило, пригревая, солнце. Нежно шелестела свежая листва. Ненавязчиво благоухали яркие тропические цветы. Вдалеке шумело, лаская слух, лазурное море.
Ираец Фрэммэд, прилетевший на Миа три дня назад, торопливо шёл по одной из главных улиц Сио, небольшого курортного городка. По обоим краям дороги стояли магазины, построенные в различных стилях: классическом теретинской, дааринском модерно, средневековом мианском, встречались также и псевдодревние хижины. Несмотря на внешние различия, практически все магазины торговали разнообразными сувенирами: начиная с банальных магнитиков с местными видами, не теряющих популярности вот уже на протяжении веков, кончая небольшими аэромобилями. Сделав снимок очередного памятника местной знаменитости, Фрэмэд продолжал идти вниз по улице. Он, как опытный путешественник и закадровый работник ирайского туристического телеканала, знал, что не следует покупать сувениры в первых попавшихся магазинах, так можно купить предмет, который есть у каждого пятого (таким не похвастаешься). Также Фрэмэд старался не делать покупки в первый или последний день поездки. « В первом случае я рискую купить слишком дорогой сувенир, во втором –слишком дешёвый. Значит, покупку надо совершать в промежутке. И тогда я смогу спокойно похвастаться перед знакомыми своими приобретениями ", - думал ираец. Мимо него проехали пятеро велосипедистов. Фрэм отметил, что этот старинный вид спорта опять начал приобретать былую популярность.
Раздался слабый писк. Это дааринец, сидящий напротив лавки техники и электроники, что-то чинил в своём экзоскелете. Время от времени он, не прекращая своего занятия, разговаривал с другом по космофону. Чуть поодаль от дааринца беседовали, щёлкая желваками, две паукообразные дамы с созвездия Арахны. Одна из них постоянно следила двумя парами глаз за своими детьми: двое из них разглядывали витрину, остальные играли с подростком -леноком в незатейливую стратегию. Голографическое табло показывало, что уже десятый раунд подряд побеждает дружба.
Наконец внимание Фрэма привлёк один магазинчик. Оттуда доносилась нежная мелодия, но не она привлекла его внимание (все ирайцы отличаются необыкновенным равнодушием к музыке). Фрэммэд зашёл внутрь и стал рассматривать товар. Яркие стайки рыбок, постоянно меняющих цвет, прилипли к стенкам своих аквариумов и неотрывно следили за посетителем. Крупная серо-буро-малиновая ящерица два раза моргнула, зевнула и равнодушно отвернулась к стене. Как ни странно, но эта рептилия совершенно не отражалась в стоящем рядом зеркале…
Фрэммэд остановился и посмотрел на единственный неживой товар в этом магазине. Это был небольшой голографический проектор, где изображение создавалось внутри стеклянного шара. Сзади послышались мягкие шаги. Фрэм обернулся и увидел небольшого зверька, который с любопытством смотрел на него большим глазами. Ираец присел на корточки и подозвал его. Зверёк, помахивая коротким хвостом, доверчиво подошёл поближе. Осторожно, стараясь не напугать зверька резким движением, Фрэм погладил его по спинке. Зверёк довольно закурлыкал.
Фрэмэд, продолжал гладить – ему нравилось ощущать под рукой эту мягкую, белую шёрстку, нравилось слышать приятное курлыканье, нравилось , как это странное животное довольно щурилось и слабо подергивало усиками, больше похожими на перья.
- Здравствуйте, – раздался вдруг низковатый голос. Зверёк освободился от гладящей его руки и, махнув хвостиком, ушёл. Фрэмэд встал и, бросив недовольный взгляд, сухо ответил:
- Здравствуйте.
- Я Синк, хозяин этого магазина.
-Очень приятно. Фрэмэд,- ираец пожал протянутую четырёхпалую руку, стараясь смотреть Синку прямо в глаза. Это было чертовски трудно. У всех радийцев отсутствовала радужная оболочка, а глаз без неё напоминал блюдце с молоком, в котором плавает одинокая муха.
- Мне нужно покормить животных, поэтому магазин будет закрыт до двух часов, - Синк тихонько побарабанил пальцами по стенке ближайшего аквариума – рыбки сразу оживились и подплыли к поверхности воды.
-Бьюти проводит вас.
Прибежал тот самый зверёк. Фрэм быстро спросил:
-А Бьюти…
-Нет, - не дал ему закончить фразу радийец, - он не продаётся. Всего хорошего.
Ираец молча направился к выходу. Впереди него быстро семенил на мягких лапках Бьюти. Сзади послышался грохот. Фрэммэд обернулся: они ушли недалеко, поэтому было видно, как Синк, держась за спину, поднялся с пола и принялся ловить мелкую чёрную птичку, которая очень ловко уворачивалась от его рук. Все обитатели магазина с азартом наблюдали за этой попыткой побега. Даже серо-буро-малиновая ящерица потеряла равнодушие.
Фрэммэд усмехнулся и продолжил свой путь. Дойдя до выхода, Фрэм присел на корточки и погладил Бьюти: «Ну, пока. Жаль, что ты не мой. Наверняка мало у кого есть такой красавец». Бьюти погрустнел: аккуратные круглые уши прижались к голове, пушистые усы поникли, а глаза влажно блеснули. Ираец что-то пробормотал на родном языке, огляделся и, вновь усмехнувшись и подхватив Бьюти на руки, быстро покинул магазин. Болотный прихв ехидно засмеялся ему вслед.
****
Фреммед принёс зверька в свой номер и опустил его на пол. Бьюти с интересом принялся изучать новое пространство. А ираец достал небольшую сумку, поставил её на кровать и стал собирать вещи. Он прекрасно понимал, что скоро Синк заметит пропажу и начнёт поиски своего любимца. А Фрем не собирался возвращать такого редкого и красивого зверька, которым можно было похвастаться. Поэтому ираец решил перебраться в другой город.
Фреммед подошёл к сенсорной панели у двери, ведущей в коридор, проведя несколько манипуляций, узнал, что в отеле соседнего города есть свободные номера, и перебросил туда код своего паспорта. Номер 727 в отеле Аирка автоматически забронировался, а номер этого отеля – освободился. Фреммед взял Бьюти, подхватил сумку и вышел.
На таксодроме было оживленно. Ираец с трудом пробирался к нужной платформе. Толпа вокруг шумела на всевозможных языках: ирайском, дааринском, певучем ленокском, грубом гриджинском, спокойном сиильском; радостно визжали, бегая, маленькие дети, разговаривали друг с другом взрослые, сообщали информацию на межсистемном* терминалы. Фреммед продолжал идти, обходя чемоданы и сумки и перешагивая через них, минуя красноглазых вамрипов в пилотной форме, молчаливых аруакх и несколько семей, прибывших с далёких космических станций. Наконец он добрался до платформы «Сио-Аирк». Народу на ней было немного: несколько теретинцев (первейших болтунов), не переставая разговаривать на своём состоящем из одних пощёлкиваний языке, уже садились в такси; а два сиильца в ожидании своего транспорта предпочитали разговору чтение мыслей. Фреммед обошёл их и девушку в лёгком прогулочном скафандре и приблизился к терминалу. Узнав, что такси, заказанное для него, подъедет лишь через сорок минут, Фрем рассердился. Это время показалось ему непростительно долгим, и он решил не ждать. Оглянувшись, ираец увидел стоящее невдалеке такси, пассажира которого не было видно. Чужой чёрный чемодан, находящийся в салоне, он бесцеремонно выставил на платформу и положил на его место свою сумку.
Молодой рассеянный нейлэн, чуть не забывший свой музыкальный инструмент в отеле, увидев это, крикнул «Стойте!» и побежал, надеясь успеть до того, как дверцы такси полностью закроются. Но на пути у него была толпа, а руку отягощал футляр с инструментом. Поэтому, когда музыкант, в помятом костюме и солнцезащитных линзах, добрался до платформы, такси уже ушло. Фреммед самодовольно улыбался.
***
Такси плавно двигалось по скоростному шоссе. Ираец, поглаживая Бьюти, довольно наблюдал, как мимо него на большой скорости проплывают невысокие дома, небольшие, но аккуратные садики, парки с высокими деревьями и гигантскими цветами, невзрачный забор космодрома и лазурные бухты. Одуряюще пахли серые цветы рео. Фрем положил руки за голову и закрыл глаза. Всё складывалось прекрасно: скоро он будет в Аирке и Бьюти с ним. Вдруг Фреммед заметил, что такси свернуло на обочину, замедлило ход, а потом и вовсе остановилось. На табло появилась надпись, возвещавшая о поломке. Ираец не поверил своим глазам. Нет, он, конечно, слышал о таких случаях, но они были очень редкими и никогда с ним не происходили. Фреммед связался с ЦУАТ( Центром Управления Автошофёрными Такси) и собрался разразиться гневной речью. Но в трубке раздался равнодушный голос, который сказал, что следует подождать приезда ремонтной службы. Ираец в сердцах сплюнул, вымещать злобу на автомате было неинтересно и глупо.
Прошло минут пятнадцать - мимо на такси пронёсся тот музыкант. Фреммед проводил его недовольным взглядом и снова связался с ЦУАТ. И вновь механический голос просил подождать ремонтную службу… Время шло. Нещадно пекло солнце. Стоял назойливый запах рео. Фрем вздохнул, пожалел себя и , решив идти пешком, вышел из такси. «Бьюти, ко мне!» - скомандовал ираец, взяв сумку. Зверёк приоткрыл один глаз, помахал хвостиком и продолжил спать. Фреммед разозлился и собрался столкнуть его с сиденья. Но тут дверь салона закрылась, и такси, набирая скорость, вышло на шоссе, оставив изумлённого ирайца далеко позади.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Рифа
сообщение 7.3.2018, 10:25
Сообщение #6


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 515
Регистрация: 18.6.2015
Вставить ник
Цитата
Из: Седьмое измерение




***
Главный коридор отеля. На его стенах и потолке рос короткий сиреневатый мох, выведенный лет сто назад для украшения помещений. Местами его покрывали мелкие желтоватые цветки. Два охранника, которые большую часть рабочего времени болтали друг с другом или помогали постояльцам искать потерянные вещи, сидели у стены, справа от столика ресепшен, но чуть левее куста алейги, напоминающей небольшой кусок скалы пурпурного. Вдруг один из них встал и направился к небольшой синеватой двери, сильно выделяющейся на фоне мха. Молодой гриджин отвлёкся от компьютера:
-Ты куда?
-Сейчас вернусь, – ответил охранник и закрыл за собой дверь. Гриджин возвратился к работе. Несмотря на способности зетронных** систем и достаточно крупный рабочий штат, её всегда было много.
Тут Бьюти, приехавший сюда на такси и не изгнанный добрыми работниками отеля, проснулся, спрыгнул с мягкого диванчика и подбежал к главному ходу. Двери сами открылись, просто разъехавшись в стороны, и на пороге появился запыхавшийся от долгой ходьбы Фреммед. Его головные пластины от долгого пребывания на солнце покрылись сероватой плёнкой, которую можно было смыть только кислотой. Зверёк радостно завертелся и потёрся о ноги ирайца. Тот устало улыбнулся и тяжело зашагал к столику ресепшен.
-Я забронировал номер 727, – Фрем дал гриджину свой паспорт ( после событий 21.07.70-5*** вышел закон о том, что все документы должны существовать в двух видах: материальном и виртуальном). Тот взял его и стал что-то смотреть в компьютере. Некоторое время над стойкой виднелось лишь усеянное костяными «шишками» темя, но вскоре Шид поднял голову от экрана и сообщил:
-Извините, но вы не бронировали номер.
-Что? – удивился Фреммед. – Нет, я помню, что бронировал номер. Мне приходило уведомление! Или ваша система врёт?!
Шид собрался ему ответить, но тут компьютер тихо пискнул – пришло сообщение. Гриджин быстро просмотрел его:
-А вот и ваш запрос на броню… Но, извините, отель вынужден его отклонить…
-С какой стати?!
-Номер 727 занят, – спокойно ответил Шид.
-А других номеров нет?
-Увы, все заняты, – ответил гриджин всё тем же спокойным голосом. И надо отметить, что с произношением у него было прекрасно - у многих представителей Ншахского типа даже самая дружелюбная фраза может звучать как угроза. Тут у него на руке высветился жёлтый треугольник - срочно вызвали - и он ушёл. Фрем некоторое время стоял на месте, но заметив, что охранник пристально следит за ним, поспешил уйти. Бьюти засеменил следом. Охранник, коренной миаец, прикрыв главную пару глаз, облегчённо вздохнул, радуясь, что беда прошла мимо.
***
Фреммед сел на скамейку. Он ужасно устал, промок под внезапно начавшимся и также кончившимся дождём. Вдобавок он обошёл уже десяток гостиниц, но ни в одной из них не было свободного номера. Впервые Фрем чувствовал себя таким невезучим…
-Кожа тёмная, уши складками,– раздался чей-то голос, тихий и звонкий, даже автоматический переводчик, вшитый в одно из ушей, не смог его исказить.
-Череп не продолговатый…
-Одежда бирюзовых цветов, – перебил другой, ещё более детский, голосок. – Может , радийец?
-Сам ты радийец. Не видишь, у него по пять пальцев на руках… Вместо волос роговые пластины.
Фрем открыл глаза: перед ним стояли два мальчика-аборигена. Оба загорелые, синеглазые, босые, одетые в простые футболки и шорты. «Глаза разноцветные», - заметил старший из них и обратился к Фреммеду:
-Добрый день! Простите, что мешаем, но вы – ираец?
-Каникулярное задание на умение определять, «кто с какой планеты?» - хмуро поинтересовался Фрем. Ребята утвердительно кивнули.
-Я с ИрА.
Старший из братьев поблагодарил его и, повертевшись, пошёл прочь, таща младшего за руку. Тот едва перебирал ногами и, постоянно оборачиваясь, что-то говорил. Фреммед расслышал лишь обрывок фразы «… у него мираль!..» , прежде чем мальчики скрылись из виду. Обрадовавшись, что теперь он сможет спокойно отдохнуть, ираец поудобней уселся на скамье и вновь закрыл глаза. Но тут же вся улица наполнилась туристами и невыносимым гамом. Фрем с досадой ушёл.
***
Вечером Фреммеду всё же посчастливилось найти отель со свободными номерами. Его спокойно заселили в один из них. Упав на кровать, уставший за этот сумасшедший день ,ираец уснул сразу. Но спал он недолго. Ровно в 25:00 (в сутках Миа 26 часов) по местному времени в соседнем номере грянула музыка. И, судя по звучанию, её играл оркестр, состоящий из зубобурочных машин 21 века.
Фрем мигом проснулся и постучал в стену. Музыка зазвучала ещё громче. Тогда ираец собрался выйти из номера и разобраться в ситуации, но дверь заклинило. Попытки связаться с администрацией тоже не увенчались успехом. Связи не было. Крононская музыка продолжала звучать, временами срываясь на визг.
Фреммед долго мял свои уши. Обычно этого хватало, чтобы долго никого и ничего не слышать, но мелодия, от которой сводило зубы, преодолевала этот кордон. Усевшись на кровати, ираец стал нервно гладить Бьюти, который бессовестно спал, не зная, что под крононскую музыку(, как доказали учёные,) никто, исключая самих крононцев, не может уснуть. Так Фрем просидел некоторое время. Придя в себя, он, стремясь отвлечься, достал из кармана небольшое устройство, напоминающее четыре сцепленные друг с другом шарика. Фреммед подбросил устройство вверх. Шарики повисли в воздухе. Житель Ира сделал руками движение, будто распахивал шторы. Шарики отлетели друг от друга на небольшое расстояние, образуя прямоугольник. Между ними растянулось полупрозрачное гладкое компьютерное вещество. На нём появился "рабочий стол". Пытаясь забыть о музыке, Фрэм подключился к ГИКу (Галактическому Информационному Каналу)... Через короткое время ираец узнал, что зверьков, подобных Бьюти, коренные жители Миа называют миралями - "зеркалами несчастий".
"По поверью, мираль способен притягивать к своему хозяину все несчастья и неудачи, которые только может". Прочитав это, Фрэммэд улыбнулся. Всякие поверья и суеверия представлялись ему пережитками прошлого, причём, очень давнего. Вздохнув, ираец перешёл в тему, где обсуждали устройство нового блока обеспечения для телевизионных компаний.
Крононская музыка безумствовала до часу ночи. Лишь после того как она замолкла, измученный Фрэм смог уснуть.
***
Однако выспаться ему не удалось. На компьютере сработал будильник. Окна номера сразу открылись, впуская в комнату яркие, несмотря на довольно ранний час, солнечные лучи и прохладный, свежий воздух. Проклиная извергов-крононцев и их «музыку», ираец встал и сердито потопал в ванную, по дороге столкнув Бьюти со стула.
Из зеркала на него смотрела опухшая, красноглазая физиономия. И если припухлость спадёт сама, то на глаза придётся надевать линзы. Фреммед вздохнул и принялся с усердием тереть головные пластины вымоченной в кислоте щёткой.
***
Фрем битый час слонялся по улицам Аирка. Рядом неизменно семенил Бьюти. Чистый воздух, прекрасная погода и пёстрые улицы, на которых стояли дома, увитые цветами, совершенно не радовали ирайца. Выходя на прогулку, он надеялся, что многие заметят Бьюти и будут говорить: «Какой у вас замечательный (редкий, необыкновенный и т. п.) зверёк!», и задавать вопросы о нём; он станет рассказывать различные, заранее придуманные истории о мирале и, главным образом, о себе. Но все, не обращая на них никакого внимания, проходили мимо. Лишь миайцы словно избегали Фреммеда, обходили стороной или перебегали на противоположную сторону улицы. А особенно впечатлительный абориген, заметив его, заволновался и исчез в пространстве меж домами, хотя в эту щель не пролез бы и Бьюти.
Окончательно разозлившись и устав, Фрем зашёл в небольшое кафе под открытым небом. Взяв себе шанекост и сев за свободный столик, он посмотрел вокруг: в кафе было пустовато. Лишь ещё два столика были заняты; за первым сидел, медленно помешивая чай из серых трав, ленок, который, судя по волосам, о чём-то задумался; за вторым небольшая семья вамрипов, радостно шумя, отмечала какой-то праздник. Фреммед глянул на мираля. "Странно, что тот радийец... как его там, кажется, Синк Селлер, отказался его продавать, - думал ираец, провожая взглядом облака. Те медленно плыли по небу белёсыми волнами. - На его месте я бы с радостью избавился от Бьюти. Ведь никакой пользы от него, а красивые глаза ничего не стоят, если никто не обращает на них внимания". Фреммед замер и промотал мысли назад. "Избавиться от Бьюти", - он признал эту идею хорошей, но возвращать его не захотел. Для этого надо вернуться в Сио, и, мало ли, может, Синк видел, как он забрал зверюшку. Оценив взглядом мираля, Фрем решил его продать. Завтра как раз музыкальный праздник, соберётся много народу, не знающего ни о нём, ни о Синке Селлере. Довольный собой , Фреммед повернулся к тарелке и обомлел. Бьюти воровато доедал его обед. Придя в себя, ираец тихо взревел и попытался схватить мираля. Однако тот моментально увернулся, спрыгнул со стола и понёсся прочь длинными скачками. Фрем поспешил за ним и, догнав на другой улице, от души отшлёпал наглеца. Бьюти зло посмотрел на ирайца, который уже направился в сторону отеля, не замечая ползущей по земле тени и стремительно усиливающегося рёва. Фреммед едва успел увернуться, и на место, где он только что стоял, упала непонятная стальная конструкция. Два миайца, одетые в костюмы и шапки из искусственной кожи и пластмассовые очки, выглянули из неё и громко спросили:
-Это АмИон?!
-Да кто вы вообще?! – постарался переорать двигатель ираец.
-Пилоты клуба любителей старинных летательных устройств! – ответил первый пилот.
-Так какой это город?! – второй подкрутил какую-то деталь.
-Аирк! – злорадно крикнул Фреммед.
-Спасибо! – второй пилот обратился к первому, - Я же говорил, надо на пару градусов левее брать. Миаец промолчал и повернул средний рычаг. Старый агрегат задрожал всем корпусом и, оттолкнувшись мощными опорами от земли, взмыл вверх. Ровно шумел мотор, свистел в крыльях ветер, внизу бежал город. Однако что-то было не так, ТиОи2 с трудом набирал высоту и кренился на правое крыло. Прокрутив до упора круг равновесия, первый пилот перекричал рев двигателя:
-Глянь, что сзади!
Послышались непонятные звуки.
-Что!
-Ираец!.. зацепился! – проорал второй пилот. Ветер унёс часть слов.
-Как?
-Шуара за одёжку цапанула!.. Висит теперь! требует на землю!
-Сядем-раздавим! Над озером полетим-сбросим! – пилот сделал крутой вираж (сквозь рёв мотора послышались крики) и стал снижать высоту. ТиОи2 едва не касалась верхушек леса. Но вот показалась серебряная гладь. Вновь сбросив высоту, пилот провернул малый рычаг – шпуара отсоединилась от корпуса. ТиОи2 сразу избавилась от крена и набрала скорость. Крылья махнули и замерли, поймав восходящий поток.
-Удачи!! – прокричали пилоты, услышав громкий всплеск, и взяли курс на Амион. Отплёвываясь от воды, ираец что-то прохрипел им в ответ (что-то малорадостное и недружелюбное) и быстро поплыл к берегу. Озеро было слишком солёным и холодным.
Вернувшись к вечеру в номер, Фрем застал там мираля. Но мучиться вопросом, как он сюда пробрался, ираец не стал. Не до того было. Добравшись до кровати, Фреммед сразу уснул.
***
Утро выдалось отвратительным. Крононцы были в ударе и играли свою "не-музыку" всю ночь напролёт. До администрации, правда, дозвониться удалось, но в ответ она лишь (в прямом смысле слова) пробулькала что-то невразумительное. Переводного устройства, естественно, ни у кого не оказалось, и администратор повесил трубку, считая свой поступок совершенно оправданным. Из-за этого наутро Фреммед выглядел так, что даже самый древний и красноглазый вурдалак удавился бы от зависти. А вот Бьюти в противовес выглядел куда как лучше : глаза смотрели ясно, шерсть мягко лоснилась, морда казалась сытой. Ираец с трудом, зевая, засыпая на ходу и спотыкаясь обо всё, привёл себя в более-менее нормальный вид.
В коридоре он столкнулся с злополучным крононским оркестром, но был не в силах устроить скандал. Шкафоподобные музыканты искренне пожелали ему доброго утра и куда-то скрылись. Фрем доплёлся до выхода, устало кивнул огромной сороконожке на ресепшен и выбрался на улицу. Он окончательно проснулся от неожиданного зрелища: вся улица была заполнена миайцами, сиильцами, ленОками, терезко и даже а'деками, не любящими солнечный свет. Тихонько гудя, толпа во все глаза смотрела на стены домов. Те за ночь покрылись нежно-зелёными бутонами. Они разбухали, становясь сочнее, ярче и вскоре, словно взорвавшись, раскрылись - дома запестрели. Разнообразные цветы на их стенах складывались в причудливые узоры. Миайцы обрадовались: начался один из их главных праздников. Инопланетные же гости горячо заговорили о данном чуде Лоского материка. Затем толпа пришла в движение. Фреммед, уже успевший за это время пройти пол-улицы, попал в самую её гущу. Вместе с группой теретинцев он невольно оказался на берегу солёного озера, затем со студентами добрался до краеведческого музея. Ираец злился. Злился на крононцев за их музыку, на этот дурацкий , по его мнению, праздник, на Синка, на мираля, который удобно устроился на плече, довольно рассматривая всё и вся. Скоро, однако, сил на злость не осталось.
Какая-то группа туристов, словно течение, отнесла его к летающим платформам, местному транспорту. Так как существ на одной "плитке" было как сельдей в бочке, Фрем смог уснуть, прислонившись к одному дааринцу. Спал он крепко и даже не заметил, как маленький ребёнок, сидевший на руках у мамы и воспользовавшийся тем, что она отвлеклась, с упоением ощупал его лицо, подёргал за уши. Но вот платформа медленно приземлилась.
***
Короткий сон придал ирайцу сил. Дойдя по засаженной мягкой травой улице до площади-амфитеатра , он гордо окинул её взором: зелёные террасы полукругом сходились к сцене, где заканчивались последние приготовления к фестивалю. Вспомнив прошедшие ночи, Фреммед решил расположиться как можно дальше от сцены. Немного поработав ногами, ираец остановился на одной из террас. Она была небольшой, со скамейками в виде цветов, с небольшими, на удивление неяркими деревцами, дающими приятную тень. На траве, скрестив ноги, сидела цео-цео. Её лицо Фрем рассмотреть не мог: коричневатая материя балахона, в который она была одета, не только поглощала свет, но и вырабатывала темноту, защищая свою хозяйку от опасного воздействия солнца. Видны были лишь сильно выдающийся вперёд подбородок, бледная до синеватости нижняя губа, да посверкивал из темноты капюшона механический глаз. На небольших с худыми пальцами кистях кожа была настолько тонка, что сквозь неё просвечивались жилки вен. Подняв голову от афишки, лежавшей в руках, цео-цео внимательно посмотрела в сторону ирайца. Тот даже обернулся, надеясь, что сзади кто-то есть. Но там было пусто.
-Симпатичная зверюшка ,- произнесла девушка. У Фрема перехватило дыхание от радости. Он был уверен, что нашёл покупателя.
-Добрый день, - улыбнулся ираец. - Фреммед.
-КуательцЕ, - в ответ представилась цео-цео. Её глаз-имплант вновь сверкнул.
-Я слышал, вам понравился Бьюти , - начал Фрем, поглаживая мираля, всё ещё сидевшего на плече.
-Бьюти?.. Да, симпатичный... или симпатичная?
-Это он, - после секундной паузы вымолвил ираец, вспомнив разговор с радийцем. Затем надо было подвести речь к продаже бесполезного зверька, но Куательце резко сменила тему:
-Честно говоря, я не ценитель музыки. А вот оно, - она указала на небольшой скафандр подле себя, в котором плавало что-то амёбообразное, - сущий меломан. А вы какую музыку любите?
-Только не крононскую, - признался Фрем и решил вернуться к нужной теме. – Вы, наверное, любите животных?
Куательце неопределённо кивнула головой, смотря на сцену. Там с пола подняли широкую плиту, и некто многорукий копался в аппаратуре.
-Знаете, взяв Бьюти, я плохо представлял себе весь груз ответственности. И теперь (мне тяжело об этом говорить) я скрепя сердце решился его продать, - последняя фраза утонула в скрежете, донёсшемся из громкоговорителя, сделанного в виде небольшого камешка. Затем оттуда же прозвучал хрипловатый голос. Он извинился на общекосмическом за неудобства, вызванные технической накладкой, и замолк. В этот момент к скамецкам приблизился терезко. Слегка наклонив лобастую голову, он мягко ступал по дорожной траве. Тяжёлый хвост покачивался, почти касался земли. Вся фигура инопланетянина казалась чересчур мощной для такого райского места. Цео-цео отвлеклась от ирайца и на незнакомом для Фреммеда мяукающе-рычащем языке заговорила с подошедшим другом. Терезко, продолжая смотреть на мир исподлобья, внимательно её слушал. Янтарного цвета глаза время от времени поглядывали то на мираля, то Фрема. Когда Куательце замолчала, её четвероногий друг резко повернулся к ирайцу, поднялся на задние лапы, для устойчивости опершись на хвост.
-Продать! Он хочет его продать! - едва различил Фреммед знакомые и сильно искажённые слова родного языка, но не обрадовался: что-то в тоне говорящего ему не понравилось.
-Вор! Онрра знает! Чужой зверь! Вор!
-Я никогда ничего не воровал, - тихо, но твёрдо промолвил Фрем. Он был сильно напуган этим обвинением, но решил не подавать виду. Подхватив на руки Бьюти, поспешил откланяться по причине обиды. Проводив их сочувствующим взглядом, Онрра вздохнул и опустился на все четыре лапы. Цео-цео непонимающе посмотрела на него:
-Почему он ушёл?
-У него мираль, - коротко пояснил её друг и принялся чесать отвислое, как у таксы, ухо. Амёбообразное существо вяло шевельнулось в своём скафандре: оно всё поняло, но промолчало.
Внутри у ирайца всё похолодело. Он боялся, что сейчас его схватят, объявят на всю галактику вором. И всё из-за этого Бьюти!Уж слишком много неприятностей за эти два дня. Посмотрев на мираля, Фрем решил вернуть его Синку. Вернуть осторожно, чтобы не попасться тому на глаза.
***
Фреммед шёл по утреннему Сио. Ночные вывески уже погасли. Дневные цветы распустились, но ещё чувствовался аромат ночных лоа. На залитой солнцем улице царило привычное оживление: дети и взрослые ходили из магазина в магазин, разговаривали, о чём-то спорили. Катались велосипедисты, которых стало намного больше. Фреммед остановился перед магазинчиком Синка. Под ногами радостно крутился Бьюти. Ираец открыл дверь, сделав вид, будто хочет войти; Бьюти проскочил внутрь. Быстро закрыв дверь, Фрем поспешил уйти, радуясь, что так легко избавился от бесполезного мираля. Но когда Фреммед вошёл в свой номер, навстречу выбежал Бьюти…
День пошёл под откос : ираец старательно «забывал» зверька на остановках, в общественном транспорте, магазинах, отеле, парках, пытался уйти, скрыться от него - мираль упорно находил его. И каждое его возвращение сопровождалось нелепым случаем. Фрем предпринял ещё одну попытку: теперь он собрался отдать Бьюти прямо Синку в руки. Ему было уже плевать, что о нём подумают, что скажут. Он был готов признать себя вором, понести наказание, лишь бы его избавили от этого пушистого монстра!
Магазин был закрыт. Ираец прижался лицом к витрине, стараясь увидеть в магазине Синка. Но внутри никого не было. Исчезли даже все клетки и аквариумы вместе с их обитателями.
-Здравствуйте! – послышалось сзади. Фрем обернулся и увидел молодого, уже загоревшего под местным солнцем дааринца в студенческой форме.
-Я Д’Онер. Синк просил передать вам письмо, – приятно улыбаясь, студент протянул небольшой конверт из бурой бумаги.
-Вы уверены, что оно адресовано мне? – раздражённо спросил Фреммед. Он не любил, когда во время разговора приходилось задирать голову, чтобы увидеть лицо собеседника.
-Он вас подробно описал, – ответил дааринец. Фрем промолчал; вряд ли сейчас найдётся хоть один ираец, выглядевший так, будто его прокрутили в центрифуге. Фреммед взял письмо, и на этом они распрощались.
«Фреммед, я видел, как вы пытались вернуть Бьюти. Честно, это бесполезная трата времени.
Вы стали хозяином мираля с того момента, когда выкрали его. Не тешьте себя надеждой, что он может потеряться. От него нельзя избавиться. Вам придётся смириться со всеми неприятностями, как когда-то смирился я. И готовьтесь: скоро Бьюти возьмёт ваши самые плохие черты. Мираль –это наказание. Когда-то я имел несколько крупных магазинов, но этого мне было мало. Я выкрал Бьюти, рассчитывая хорошо заработать на нём, но разорился и стал хозяином этого чудовища на пять долгих лет. Надеюсь, что мираль будет у вас вскоре украден. Удачи! Она вам пригодится. Синк Селлер,» - прочитал ираец, и ему стало не по себе.
***
2 года спустя
Фреммед сидел на скамье в зале ожидания космодрома. Несколько недель назад его отправили на ТерЕто, на курсы повышения квалификации. Но Фрем подозревал, что дело было не только в его работе. После того случая на Миа он сильно изменился. Не сразу, конечно, но коллеги это заметили , не поняв, как закоренелый эгоист смог стать вполне приятным ирайцем. Впрочем, это изменение нравилось всем. Единственное, коллег беспокоило его здоровье: Фрем сильно исхудал и вечно ходил с красными глазами (линзы постоянно терялись). Это было неудивительно: неприятности преследовали его везде: дома,в гостях, на улице, на работе (если он задерживался на ней допоздна).
Поэтому Фрем предположил, что на Терето его отправили отдохнуть (версию, что его временно изолировали от новой техники, которая в его присутствии очень часто ломалась, он предпочитал не рассматривать) … Спустя несколько недель мираль выглядел более бодрым, пополнел, его шерсть лоснилась так, что напоминала блеск обшивки новенького звездолёта. Сейчас же Бьюти, посапывая, спал рядом с хозяином. А тот, коротая время, рассматривал пластмассовые карточки с местными видами, которые, как ни странно, нравились миралю и были той малой частью багажа, что не подвергалась нелепым случаям.
Объявили прилёт корабля «Спокойный». Фреммед неспешно направился к месту посадки. Проснувшийся Бьюти верно семенил за ним. Пропустив в узкую арку кого только можно , Фрем сам шагнул в неё, и его едва не сбили с ног.
-Извините, - сильно жестикулируя и слепо щурясь, быстро проговорила анрогара, - здесь слишком ярко.
-Ничего, – успокоил её Фреммед и, достав из кармана солнцезащитные очки, протянул их ей. - Возьмите.
Анрогара повертела очки в руках, на ощупь пытаясь понять, что это такое, затем надела. Они почему-то не стали подстраиваться под неё и слегка съехали на бок.
- Меня зовут Агор, – представилась она и улыбнулась, едва обнажив два ряда мелких и островатых зубов.
-Фреммед, – представился в свою очередь ираец и замер. У ног анрогары сидел, лукаво прищурив глазки и виляя хвостом, мираль. Но это был не Бьюти. Последний, ворча, требовал, чтобы его погладили.
-Украли мираля, и теперь неприятности, – спокойно полюбопытствовал Фреммед.
-Я никогда никого не крала, – холодно произнесла Агонр. Её мираль смешно мотнул головой и что-то курлыкнул, словно сдерживал смех. В тот же миг самоуправляемый чемодан анрогары пискнул и покатился куда-то, стремительно набирая скорость. Агонр поспешила в догоню. Фрем вздохнул и, прихватив свой чемодан (он привык пользоваться простыми вещами), не спеша отправился на «Спокойный». Мирали, обменявшись курлыками, засеменили, каждый за своим хозяином.
***
На «Спокойном», что летел до ПКС-184( пересадочная космическая станция №184), его соседями стали дааринец К’Нело и гриджин Ридш. Летели несколько дней. К’Нело часто пропадал -болтал с механиками насчёт техники, любил иногда посплетничать и всегда таскал с собой колоду Д’Незких карт. Ридш , напротив, редко покидал модуль , а в разговорах с Фреммедом часто выражал своё восхищение Бьюти (хотя, по словам К’Нело, гриджин вёз с собой дюжину красивых и редких, но каких-то зашуганных зверей с разных планет). В общем, достаточно простые попутчики, каждый со своими силами, слабостями и скелетами в шкафах.
Однажды, за день-два до посадки на станции, они играли в Д’Незкие карты. К'Нело рассказывал что-то об особенностях звездолётов экспедиционного типа, а Фреммед молча слушал его, заранее зная, что в игре, как всегда, проиграет. От звездолётов дааринец как-то незаметно перешёл к животным.
-Кстати, раз речь зашла о зверушках, - сделав ход, сказал Ридш. Голос его стал приторным, как теретинская карамель. – Ваш Бьюти такой удивительный и хороший… Вы его не продадите?
-Нет, - сухо ответил ираец, - он не продаётся.
-Я готов предложить крупную сумму ,– настаивал гриджин. Его голос стал приобретать привычную грубость.
-Нет, - упрямо повторил Фрем.
-Но…
-Ри, отстань от него. Не хочет – ну, и ладно. Тем более питомец не вещь, чтобы просто взять и отдать, – вмешался К’Нело, взяв новые карты. Ридш замолчал и, бросив испепеляющий взгляд на ирайца, продолжил игру. Фреммед сделал вид, что ничего не произошло. Но сам сильно волновался, чувствуя, что скоро произойдёт то, чего он так ожидал.
И Фрем не ошибся. В тот день, когда «Спокойный» причалил к КПС-184, Бьюти пропал. Ираец сразу всё понял и, быстро собравшись и попросив кого-то передать письмо Синка гриджину Ридшу, стремительно покинул корабль. Сердце бешено колотилось. Фреммед едва не бежал. Он боялся, что Синк мог в чём-то ошибиться, или что это сон. Но всё было реально: и деревья в кадках по краям улицы, и искусственный хлоропласт на стенах, добротно вырабатывающий кислород, и металл эллизий с бегущей по нему Z-энергией – основа станции. Фрем успокоился и перешёл на широкий бодрый шаг. Улица вывела его на Нижнюю площадь. Народу здесь было не так много, как на таксодроме в Сионе, но и немало: сновали туда-сюда работники станции и её малочисленные жители, переходили с одного космопорта на другой путешественники, изредка появлялись члены разнообразных экипажей. Вдруг Фрема окликнули. Обернувшись, он увидел бегущего и изрядно хромающего Ридша. Руки и ноги гриджина были исцарапаны и искусаны. За Ридшем хищными скачками нёсся Бьюти. Его глаза горели горели , а когти и зубы матово поблёскивали. Фрем мнгновенно развернулся и, бросив чемоданы, на первой космической понёсся прочь. Он не помнил, как оказался на уходящем со станции судне, не знал, куда оно направляется. Но Бьюти остался с Ридшем . А значит, удача была вновь с ним.
*язык, выдуманный для облегчения общения между космическими цивилизациями.
**работающих на Z-энергии.
***70 –век,5-год века.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 19.7.2018, 22:32