Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему / Читать рассказы / Итоги

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
"Свет за границами колдовства", Автор: Ека Козлова
MisterBook
сообщение 8.6.2016, 19:08
Сообщение #1


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Аннотация:
История этой любви начинается со времён фараонов и доходит до наших дней. Богиня Бастет из древнего рода бессмертных душ Халифов, что живут на юге мира, встречает на своём пути мужчину, такого же бессмертного душой, как и она, но только из древнего рода Масконов, что живут на севере мира. Зовут его Михос, и он тайно влюблён в свою богиню и готов следовать за ней повсюду, сквозь времена и эпохи, из жизни в жизнь, каждое своё новое возрождение...
(Все события книги вымышлены и не имеют никакого отношения к историческим фактам, любое совпадение, лишь случайность.)
Глава 1

1786г. до н. э. – год правления царицы-фараона Нефрусебек.
К столице Египта – городу Леонтополь, подошёл торговый караван на верблюдах и остановился возле его окраины, завершив свой долгий путь через пустыню.
Торговцы радовались, что добрались до города целыми и невредимыми, и спешно разбирали свои товары, освобождая от тяжелой поклажи верблюдов, заставляя теперь уже своих рабов таскать огромные тюки.
Девочка египтянка по имени Мамуша, отроду которой было 12 лет, приехала в город Леонтополь вместе с караваном. Она слезла с верблюда, отдав свои последние деньги погонщику, заплатив ему за проезд, и направилась в город пешком.
Стоял полдень, узкие улицы города были многолюдны. Повсюду то и дело встречались прохожие. Возле прилавков, что были выставлены на дорогу, толпились люди, рассматривая многочисленные товары. Торговцы кричали, зазывая новых покупателей, а дети бегали туда-сюда, вокруг столпившихся зевак.
Жизнь в столице бурлила, и после тихой безлюдной пустыни, в пути по которой до Леонтополя Мамуша провела целую неделю, эта суета оглушала. Девочка даже растерялась и чуть не заблудилась, заплутав в перекрёстках улиц, но вовремя сориентировалась и благополучно вышла на центральную площадь города.
Подойдя к Величественному храму бога Амона в центре площади, она остановилась возле его подножья, окинув взглядом около сотни ступеней, уходящих ввысь, что ей предстояло преодолеть. Возле храма людей не было, даже случайные прохожие проходили мимо поодаль от него, и Мамуша вздохнула с облегчением. Заполненные людьми улицы, сквозь которые она добиралась сюда, её утомили. Она собралась с силами и поднялась по ступеням, которые вели в святилище храма, и снова остановилась возле самого входа. Закон запрещал заходить в храм простолюдинам, и она не посмела его нарушить. Да её бы и выгнали сразу, избив палками, как только она бы вошла в храм.
Но она прибыла из далёкой провинции Тиниса в город Леонтополь, чтобы встретиться с царицей Нефрусебек, и единственный, кто мог ей в этом помочь – это Верховный жрец храма Амона, по имени Имхотеп. К нему на встречу Мамуша и пришла, ведь к дворцу царицы её и близко не подпустят.
Холщевая туника, что была надета на ней, была грязной и ветхой. Девочка не меняла одежды почти месяц, а сандалий на её ногах и вовсе не было. Мамуша избила себе все ноги в долгой дороге и сейчас мало того, что они были грязными, так ещё и сильно опухшими. Лицо девочки осунулось от жизни впроголодь, и было испачкано пылью, что осела на вспотевший от жары лоб и щеки, а волосы торчали в разные стороны немытыми паклями, но Мамушу это всё беспокоило сейчас меньше всего.
Девочка решила подождать возле входа, присев на ступеньки, пока не выйдет кто-нибудь из послушников храма, чтобы договориться о встрече со жрецом через него. Встретить самого жреца возле храма было делом маловероятным, но Мамуша и на это рассчитывала, когда принялась ждать.
Спустя всего несколько минут, когда Мамуша не успела даже толком отдохнуть, после долгой пешей прогулки через город, – какой-то бритоголовый юноша вышел подметать ступени храма, и она решила воспользоваться моментом, догадавшись, что это один из послушников жреца.
– Верховный жрец в храме? – без промедлений, спросила девочка юношу, вставая со ступенек.
Молодой парень посмотрел на девочку высокомерно, мол, какое тебе дело?! Но тут же сменил свой гнев на милость, увидев красоту девочки и сияние её глаз, и утвердительно кивнул головой той в ответ, затем отвернулся и снова принялся подметать ступени храма.
– Иди, скажи Верховному жрецу Имхотепу, что возродившаяся ищет встречи с ним, – приказала Мамуша юноше.
Только сейчас юноша понял, почему его смирил её взгляд. Он снова посмотрел на девочку, но уже с широко раскрытыми глазами от изумления, бросил свою метлу и побежал в храм к жрецу.
Спустя несколько минут парень вернулся, и молчаливым жестом руки пригласил девочку пройти в храм.
Закон – в случае, если сам жрец позволял простолюдину войти в храм, не воспрещал этого, и Мамуша легко согласилась, проследовать за юношей.
Они вошли в полумрак зала святилища, и Мамуша поежилась от холода. Солнце сюда не проникало, потому что во всём зале не было ни одного даже маленького окошка, только несколько масляных ламп, что стояли на полу, освещая им путь, и тепла, исходящего от ламп, явно было недостаточно, чтобы обогреть столь громадное помещение длиною в две сотни локтей и высотой в пятьдесят. А каменные плиты, из которых был построен храм, и вовсе не пропускали с улицы тепла.
После жаркого солнечного дня, да долгой поездки через пустыню, тело Мамуше так разогрелось, что ощущение от этого помещения у неё было, словно она оказалась в ледяной воде. Кожу обожгло холодом, и она покрылась мурашками. А каменный пол был настолько холодным, что хотелось бежать вприпрыжку.
Они шли через зал святилища, вдоль которого по обе стороны стояли каменные изваяния богов Египта, высотой до самого свода храма, и Мамуша стала улыбаться им в знак приветствия, позабыв про холод. Каждый из каменных богов держал в своей руке ключ Анх – символ вечной жизни, и Мамуша остановилась, чтобы прикоснуться к одному из них. Память о семье взбудоражила чувства девочки, и она ещё раз окинула взглядом все статуи, стоящие здесь. Скрестила руки, приложила их к своей груди, упираясь ладонями себе в плечи, и постояла так с минуту, олицетворяя возрождение.
Бритоголовый юноша с пониманием подождал, пока девочка закончит свой обряд, после чего они продолжили свой путь.
В конце зала череда божественных статуй заканчивалась, и начинались каменные колонны, такие же высокие, как и сами статуи, образуя полукруг. На каждой из колонн был вытесан текст, рассказывающий историю Египта, о том, как много тысяч лет назад в этот мир с небес сошли боги, и научили простых смертных жить, первым делом установив закон, а после и сам быт египтян, что привело к расцвету Великой Египетской Империи. В центре полукруга колонн стоял пьедестал, который сейчас пустовал. За ним, между колоннами, был проход в другое помещение – небольшой коридор, что скрывался за колоннами зала, привёл их в комнату, где ожидал Верховный жрец.
Небольшая комната освещалась тусклым светом, пробивающимся через маленькое окошко возле самого потолка. Слабые лучи солнца освещали священные тексты на стенах, в которых говорилось о подвигах бога Амона, и о том, что он есть сошедший с небес Ра.
Девочка поморщилась. Несмотря на своё происхождение из простолюдинов, читать она умела, и этот вытесанный текст на стенах комнаты ей не понравился.
Отлитая из чистого золота реликвия – статуя, изображающая бога Амона, стояла на нефритовом пьедестале по центру правой стены комнаты. Несомненно, статуя была восхитительна, выполненная в лучших древних традициях Египта и лучшими мастеровыми, а идеально точная гравировка линий говорила о том, что делали её с любовью. Изображённый на ней мужчина с головой барана олицетворял мудрость. Надпись на нефритовом пьедестале гласила, что сам Ра коснулся этой статуи своей рукой, прежде чем сошёл с небес и воплотился в Амоне.
Амон никогда не был сошедшим с небес Ра, и Мамуша об этом знала как никто. В этом и была причина её недовольства вытесанным текстом на стенах потайной комнаты храма.
Но ей понравилось, что жрец решил выслушать её именно здесь, в этой комнате, в самом сердце храма, но вида не подала.
Священную золотую статую Амона выносили из этой комнаты в зал святилища, на тот самый пьедестал в центре полукруга колонн, который сейчас пустовал, только в праздники, открывая его лик для поклонения всем желающим из высших слоёв общества. Всё остальное время она находилась здесь, сокрытая от посторонних глаз, и только жрецы со своими послушниками могли её созерцать, а о том, чтобы увидеть вот так близко эту священную статую простолюдину и вовсе не могло быть и речи. Простолюдинам даже в храм запрещали заходить. А саму статую только раз в год, на вершине храма, выставляли на всеобщее обозрение, и столпившиеся смертные, внизу у подножья ступеней храма, могли лишь издалека посмотреть на слабо различимый с такого расстояния золотой силуэт бога Амона.
Пожилой мужчина безмолвно стоял возле стены под окном, в дорогой тунике с золотым ожерельем и с гладко выбритой головой, пока Мамуша осматривалась, но, когда он понял, что молодой послушник хочет остаться и присутствовать при его разговоре с девочкой, то с возмущением прогнал того жестом руки. Юноша повиновался и ушёл быстрым шагом, покинув комнату.
Мамуша сделала несколько шагов вперёд и теперь могла разглядеть лицо Верховного жреца Имхотепа, в его глазах стоял трепет, страх и повиновение.
Девочка подошла ещё ближе, и оказалась стоящей прямо напротив жреца, всего в полушаге от него. Она вскинула голову и пристально посмотрела на пожилого мужчину. Она хотела, чтобы он увидел её глаза, и продемонстрировала их.
В глазах девочки появилось невероятной красоты сияние, и старик пал перед ней на колени, увидев лик бессмертной души.
– Приветствую тебя, – дрожащим голосом вымолвил жрец.
– Мне нужно, чтобы ты устроил мне встречу с царицей Нефрусебек. Передай ей мои слова: – Сехмет, Бастет ищет встречи с тобой! – горделиво произнесла девочка, не церемонясь со стариком.
Только сейчас жрец понял, кто перед ним и душа его возрадовалась.
– Я исполню твою волю, Великая богиня Бастет! – тихо отозвался тот.
– И ещё, я есть хочу! – уже как-то по-детски пролепетала девчонка, явно утомлённая долгой дорогой и голодом.
– Ты окажешь моему дому великую честь, если согласишься посетить его для трапезы, – предложил мужчина.
– Я согласна, – устало ответила девочка.
Жрец встал с колен и вышел из комнаты, чтобы позвать одного из послушников храма. Приказал прибежавшему на его призыв мальчишке подать колесницу к входу храма, чтобы отвезти богиню Бастет к себе домой, что и сделал, когда колесница прибыла.
По приезду домой, Имхотеп приказал своим слугам накормить девочку, переодеть в лучшую одежду, а её обноски простолюдинки сжечь. Подарить драгоценности и выполнять любые её прихоти.
Сам же в это время отправился во дворец, куда его пропустили без промедлений и обо всём доложил царице Нефрусебек – она же бессмертная душа древнего рода Халифов – богиня войны Сехмет.
– Явилась! – недовольно поморщилась Сехмет и приказала слуге подлить в её кубок ещё пива. – И что ей нужно?
– Она не говорила, Госпожа. Просила лишь устроить вам встречу.
– Пусть приходит, – небрежно отозвалась царица, отхлебнув глоток пива из кубка.
Имхотеп отправился обратно в свой дом и рассказал богине Бастет радостную новость, её бессмертная сестра богиня Сехмет ждёт встречи с ней.
Бастет была довольна. Она хорошо поела и, наверно, впервые за четыре недели, пока добиралась до города Леонтополь. Её переодели в красивую тунику, сшитую из дорого шёлка, а не из холщевой ткани, что использовали простолюдины для своей одежды. Вымыли волосы и украсили их золотыми нитями, заплетя в косички. Надели на её руки золотые браслеты и золотой набедренный пояс. Девочка стала выглядеть, как вельможа, а клеймо простолюдинки было с неё снято, как только Верховный жрец признал в ней богиню – её благородный взгляд говорил о её высоком происхождении. Поэтому, когда она прибыла во дворец царицы Нефрусебек в сопровождении жреца, то ничем не отличалась от других посетителей, разве что своим бессмертием.
Бастет прошла в тронный зал и громко произнесла, увидев свою сестру сидящей на троне:
– Приветствую тебя, бессмертная богиня Сехмет древнего рода Халифов, – но преклоняться перед царицей не стала, оно и понятно – богиня Бастет и богиня Сехмет стоят в одном пантеоне древних богов Египта, они равные друг другу.
– Ой, брось, – вальяжно отозвалась Сехмет, отхлебнув из кубка пива. – Не скажу, что рада тебе, но всё-таки мы из одного рода, поэтому я выслушаю тебя. Что тебе нужно?
Сехмет стала рассматривать Бастет с интересом.
Слуги Имхотепа хорошо потрудились, и девочка выглядела просто восхитительно, а красивые черты лица Бастет говорили о том, что когда она вырастет, то станет настоящей красавицей.
Сехмет даже позавидовала своей сестре, что та возродилась к новой земной жизни в красивом теле.
– Золото и власть! – отозвалась Бастет. – В Мемфисе сейчас нет преемника фараона – отдай этот город под моё управление.
– Ты что, опять возродилась в семье простолюдинов? – вспыхнула гневом Сехмет, поняв истинное положение своей сестры.
Когда Сехмет только увидела свою сестру и то, как дорого та одета, то и подумать не могла, что на самом деле дела той плохи.
– Да, – спокойно ответила Бастет, совсем этого не стыдясь.
Вот если бы она родилась простой смертной душой и в её распоряжении была бы только одна жизнь, этим да – Сехмет могла бы её задеть. Но то, что бессмертные души древних богов Египта порой возрождаются к новой земной жизни в семьях простолюдинов – обычное дело. Стыдиться тут нечего.
Сехмет закатилась злорадным смехом, чуть не упав с трона, а когда перестала смеяться, сделала ещё пару глотков пива.
Бастет смотрела на свою пьяную сестру и ей это не нравилось.
Когда-то давно боги Египта позволили Сехмет наказывать простых смертных за их грехи. И однажды, рассвирепев, Сехмет чуть не погубила всё человечество. Тогда один из богов по имени Гор пошёл на хитрость, он разлил пиво по земле, подкрасив его в красный цвет. Сехмет подумала, что это кровь, напилась и уснула. А когда проснулась, продолжать кровавую резню не захотела. Но с тех пор стала пить, часто и порой беспробудно, каждое своё возрождение.
– Я не виновата в том, что ты возрождаешься, где попало, – заявила Сехмет, будучи уже изрядно пьяна – Почему я тебе должна отдавать целый город из своих владений?
– При всём уважении, Госпожа, – вступил жрец храма Амона, присутствующий при разговоре. – Ты с Бастет из одного рода древних богов Египта, не отказывай своей сестре, дабы не гневить Ра.
– Она мне не сестра! – выпалила пьяная Сехмет, уже еле ворочая языком. – Она мне была сестрой ровно до тех пор, пока не притащила в наш дом кота!
– Боги Египта, – вздохнув, вскинула свои очи к небесам Бастет. – Три тысячи лет уже прошло, а она всё не успокоится.
– Мы были одним целым, – продолжала сетовать Сехмет. – Нас даже изображали обеих с головой львицы. Но нет, Бастет решила стать добренькой! Приручила дикого кота, притащила его в дом, расплодила этих тварей. Рассказала смертным о том, какой кот хороший защитник пшена. Раздарила всем котят, как дар богов. И вот вам, пожалуйста, новая богиня Египта – Бастет с головой кошки, с драным лукошком! Я значит богиня войны, а она у нас – богиня любви, радости и веселья, покровительница домашнего очага и защитница рожениц, – обиженно негодовала Сехмет. – Вот и проваливай отсюда, пусть тебе твои коты голодранцы помогают! – психанула Сехмет и швырнула к ногам Бастет свой кубок с недопитым пивом.
Бастет посмотрела на свою пьяную сестру, которая сидела на троне, отвернувшись от неё и, не сказав той больше ни слова, направилась к выходу из дворца.
Имхотеп, испугавшись гнева богов, побежал вслед за Бастет и настиг её на веранде дворца.
Старик был так напуган, что, не обращая внимания на слуг и стражу, пал перед маленькой девочкой на колени.
– Великая богиня, умоляю тебя, – взмолился жрец. – Подожди, пока твоя сестра протрезвеет, и после поговори с ней снова.
Бастет рассмеялась, в её глазах блеснуло сияние вековой мудрости.
– Смертный, – так обратилась она к жрецу. – Сехмет уже три тысячи лет протрезветь не может, сколько ты хочешь мне предложить ждать?! – Бастет снова рассмеялась. – Даже у бессмертных богов нет столько времени.
Слуги, совершенно не понимая, почему Верховный жрец храма Амона стоит на коленях перед маленькой и никому не знакомой девочкой, стали шептаться.
– Вон! Пошли все вон! – заорал на них Имхотеп, и те разбежались.
– Мне не нужна её помощь! – продолжила Бастет. – Я построю свой собственный город, самый Величественный город в Египте и равному ему не будет. И свой собственный храм. А эту бессмертную пьянь заставлю не только поклоняться мне, но и каждому коту Египта. Я заставлю её уважать себя! – блеснув глазами, закончила девочка.
Имхотеп услышал в её словах угрозу для своего бога Амона.
– Боги Египта, – взмолился старик, вскинув руки к небесам. – Великий Амон Ра, не допусти вражды между бессмертными богинями Сехмет и Бастет. Сокрой от их гнева Египет и каждого жителя этой страны.
– Смертный, – равнодушно прервав молитвы старика, обратилась к нему Бастет. – Дай мне столько золота из хранилищ храма, чтобы хватило купить дом и слуг. И ещё, мне нужны лошади.
– Слушаюсь Госпожа, – беспрекословно согласился жрец и, прекратив свои молитвы, встал с колен.
Имхотеп предложил богине пройти обратно в храм, после чего они покинули дворец Нефрусебек. Они прошли несколько закоулков по пыльным улочкам Леонтополя, и вышли к храму.
Бастет не стала заходить в храм, презренно бросив взгляд на огромную каменную статую Амона, что стояла у входа. Его изображение повсюду начинало её раздражать, особенно после прочтения текстов в тайной комнате храма, где говорилось, что Амон является сошедшим с небес Ра. Сама она, конечно же, признавала лишь Свет Ра, и никого больше. А бога Амона считала лишь бессмертным проходимцем и, в большей степени, тунеядцем, хоть он и был её братом. – Меня не было всего четыреста лет, когда эти смертные успели узреть в Амоне сошедшего с небес Ра? В то время, как сам Амон не появлялся на земле уже свыше двух тысяч лет?! – Бастет негодовала.
Тем временем, жрец взбежал по ступеням храма, скрывшись в тени святилища и, спустя небольшой промежуток времени, вернулся обратно к богине. В руках он держал свиток и мешочек с золотом.
– Этот свиток, – вручая его богине, стал пояснять Имхотеп. – Отдашь Махретепу, управляющему царскими конюшнями, что находятся за городом с южных ворот. Он даст тебе столько лошадей, сколько скажешь ему. А здесь золото, – он отдал мешочек Бастет, и та повесила его на набедренный пояс. – Я собрал всё, что было, – виновато промолвил старик. Он понимал – столько золота, конечно, хватит, чтобы купить дом и слуг, но недостаточно для богини.
Бастет снисходительно посмотрела на него.
Имхотеп что-то ещё хотел сказать, но богиня его опередила, сказав:
– Сопровождать меня не надо. Я устала от общества смертных и хочу побыть одна.
Жрец склонил голову перед богиней в знак почтения, и, не сказав больше ни слова, удалился обратно в храм.
Девочка осталась наедине с собой и окинула взглядом центральную площадь города Леонтополь, на которой сейчас стояла.
Быт Египтян не менялся тысячелетиями, не менялась одежда, не менялась архитектура, не менялись традиции. Так стало заведено ещё с древних времён, когда бессмертные души рода Халифов только осваивали эти земли. В то время, в южной стороне мира проживало много бессмертных душ, и для простых смертных душ они стали богами.
Воздвигнув свою империю фараонов, боги решили оставлять облик Египта неизменным во все времена, чтобы вновь возродившись к земной жизни, попадать в привычную для них и возлюбленную ими обстановку.
Со временем, боги Египта всё реже и реже стали возвращаться к земной жизни. Человеческое тело быстро старилось, умирало и бессмертной душе бога приходилось вновь возрождаться, в новом теле. Порой не очень удачно и часто в семьях простолюдинов. Каждый раз приходилось заново учиться ходить, говорить, преодолевать младенчество и юность. И это несмотря на то, что память о своей прошлой жизни бессмертные боги сохраняли, как и свои секреты. Бессмертных стало тяготить телесное бремя, его недолговечность и особенно болезни, от которых даже они не могли себя уберечь. Один за другим, боги Египта перестали возвращаться к земной жизни, покинув свою страну и народ Египта.
Но египтяне чтили свои традиции, продолжали их и ничего не меняли, ожидая возвращения богов и боясь их гнева.
А вот богиня войны Сехмет возвращалась всегда, сразу после смерти своего прежнего тела. Об этом знали Верховные жрецы Египетских храмов, передавая эту тайну из поколения в поколение и фараоны.
Поэтому Верховный жрец Имхотеп так и трепетал перед маленькой девочкой Мамушей, которая пришла к нему на встречу, представившись как «возродившаяся». Это означало, что кто-то ещё, помимо богини Сехмет, из древних богов Египта вернулся к земной жизни.
Неповторимое сияние глаз, в которых отражалась вся вековая мудрость, глубина взгляда и красота, были отличительной чертой бессмертных душ. Таких глаз не было ни у кого из смертных душ, и ошибиться было невозможно. И Имхотеп не ошибся, когда Мамуша открылась перед ним.
Мамуша – это имя, которое дали богине Бастет при рождении её смертные родители, что занимались посевом пшена на полях провинции Тиниса. Конечно, её смертные родители даже не догадывались о том, кто пришёл в их дом, родившись как обычный ребёнок.
Посвящённые люди тщательно оберегали тайну сияющих глаз богов, не посвящая простых смертных в дела верховные. Да и сами бессмертные смотрели на простых смертных их глазами, пряча своё сияние, чтобы не привлекать внимания к красоте своих глаз и открывали себя только перед посвящёнными людьми.
Поэтому богиня Бастет воспитывалась, как обычная девочка из семьи простолюдинов. И только, когда ей исполнилось двенадцать лет, она стала в силах сбежать из родительского дома. Что и сделала, отправившись в столицу Египта, в город Леонтополь, где обосновалась её бессмертная сестра Сехмет.
Сехмет возродилась к новой земной жизни в семье фараонов и по прошествии времени стала царицей – фараоном Египта, по имени Нефрусебек. Ей ни к чему было скрывать своё происхождение, и молва о божественности царице обошла всю страну.
Так Бастет поняла, где искать свою сестру.
Добиралась девочка до города Леонтополь почти месяц. Сначала она плыла на солнечной ладье фараона через плодородную долину священного Нила около трёх недель, из Верхнего Египта в Нижний Египет. А затем, ещё неделю добиралась до самого города от порта, с торговым караваном на верблюдах. И тех малых денег, что Бастет смогла с собой прихватить из родительского дома, едва хватило на всю поездку. Девочке пришлось изрядно поголодать, но достижение цели было важней, и она переносила все невзгоды с достоинством. Её даже не пугало, что её сестра может отказать ей в помощи. Она знала, в свой стране она не пропадёт, а её возраст позволял ей свободно перемещаться в любой город, куда только богиня пожелает.
– На что мне тут смотреть?! – ещё раз окинув взглядом площадь города, пожала плечами Бастет. – Ничего не изменилось с тех пор, как я была тут последний раз, кажется, лет четыреста тому назад или пятьсот. Храм только новый построили.
Богиня решила продолжить свой путь и направилась к южным воротам города. Ей нужно добраться до царских конюшен, забрать лошадей. Нанять слуг и уехать подальше от своей сестры в любой другой город. Может даже в Мемфис, но только на первое время, а потом она обязательно построит свой собственный город и будет жить уже в нём.

Глава 2

Богиня вышла из южных ворот города. Небрежно бросила взгляд на стражей, что охраняли вход города Леонтополь. И направилась в сторону царских конюшен, крыши которых виднелись вдалеке.
Она шла вдоль финиковых полей по центральной дороге от города и, когда свернула на просёлочную дорогу, что вела к конюшням – заметила, что за ней кто-то идёт.
Девочка остановилась, обернулась и увидела в нескольких шагах от себя мужчину лет сорока. Она узнала этого человека, это был один из стражей, что охранял ворота города, но почему этот мужчина покинул свой пост и следует за ней, понять не могла.
Мужчина тоже остановился и робко опустил взгляд, уставившись себе под ноги, не смея взглянуть на девочку.
Внешность его была привлекательной, особенно учитывая то, что на мужчине была надета лишь набедренная повязка, ожерелье стража города и кожаный набедренный ремень, обнажая взору практически полностью его крепкую фигуру. И ещё он был высокого роста, что было редкостью для египтян.
Бастет любила высоких мужчин и, несмотря на свой юный земной возраст, оценила красоту мужчины по достоинству, с каким только может это сделать женщина, имея многовековую мудрость души.
Прекратив зачарованно любоваться его полуобнажённым телом, она всё-таки решила выяснить…
– Что тебе нужно? – суровым тоном богини спросила девочка.
Мужчина, стоявший от неё в нескольких шагах, упал перед ней на колени.
– Я твой раб, моя Госпожа и буду служить тебе! – робко отозвался тот, всё ещё не смея посмотреть на богиню.
Мужчина продолжал стоять на коленях, поэтому, когда Бастет подошла к нему немного ближе, маленькая и хрупкая девочка – они оказались одного роста.
– Посмотри на меня! – строго приказала она рабу.
Мужчина, полный смятения, поднял на неё свои глаза, а когда она заглянула в них, то удивилась.
– Ты бессмертный? – мягко, как кошечка протянула она.
Бастет давно не встречала в земной жизни бессмертных мужчин, и этот незнакомец вызвал в ней восторг.
Мужчина, продолжая стоять на коленях, пал лицом до самой земли, согнувшись в три погибели.
– Прости меня, моя Госпожа, что не сказал тебе об этом раньше, – забормотал он.
Бастет подошла к нему совсем близко, и тоже легла на землю рядом с ним, так, что их головы оказались на одном уровне, друг напротив друга. Девочку насмешила эта ситуация. Лежа на животе и подперев голову руками, она стала рассматривать макушку головы мужчины.
– Бессмертный, как ты смеешь вставать передо мной на колени? – еле сдерживая смех и с задоринкой в голосе, спросила она.
– Ты моя богиня, а я твой раб, – тихо отозвался тот.
– Посмотри на меня, – уже ласково, снова попросила она.
Мужчина приподнял голову от земли и их лица оказались настолько близко друг к другу, что ему захотелось встать и убежать. Покраснев и жутко смутившись, он испуганно посмотрел Бастет в глаза.
Девочка равнодушно изучила его взгляд.
– Почему я не знаю тебя?
– Я из древнего рода бессмертных душ Масконов, что живут на севере мира.
Бастет перевернулась на спину, всё ещё продолжая лежать на земле, и устремила свой взор к небу. Взгляд её был задумчив, но спокоен.
– Род бессмертных душ Масконов, хм…, – размышляла вслух девочка. – Ах, да! – наконец вспомнила она. – Вы даже приезжали как-то в наши края, лет тому две тысячи назад, кажется. Да? – спросила она мужчину.
– Да, приезжали, но только это было тысячу лет тому назад, – поправил он свою богиню, и тоже перевернулся на спину, распластавшись по земле.
– Пусть так, – равнодушно отозвалась она, даже толком не помня про эту встречу.
Подумаешь, бессмертный род Масконов, что живут на севере мира, – она то из рода бессмертных Халифов, что живут на юге мира. Халифы были первыми бессмертными, чья нога ступила на эту планету, и все другие бессмертные, кто пришёл после них, всегда приходили отдать дань первопроходцем и познакомиться в земной жизни. Сколько их таких было? Бастет уже и не помнила за столько тысяч лет. Да и осталось от них всех уже столько, что по пальцам пересчитать можно. Телесное бремя и его недолговечность утомило многих бессмертных и не только тех, кто принадлежал к её роду.
Они продолжали лежать на земле, голова к голове, так, что их тела располагались как стрелки компаса – его тело показывало на север, а её тело показывало на юг. Оба смотрели в небо, где по голубому небосводу мимо них проплывали белоснежные облака. Оба молчали до тех пор, пока Бастет снова не заговорила с ним:
– Ты же Маскон, почему ты не покинул Египет и остался жить здесь?
– После визита к вам наш род покинул ваши земли, все уехали – мои братья и сёстры, и я. Мы вернулись на север мира, спустя восемь лет путешествия по земле. Но я не смог больше там жить..., – мужчина замолчал, он не хотел рассказывать сейчас Бастет о том, почему снова вернулся в Египет, но договорил: – И я решил вернуться обратно на юг мира.
– Один, без свиты и охраны?
– Да.
– И сколько же ты шёл?
– Почти шестьсот лет.
– Ты что, сумасшедший? – расхохоталась девчонка, её забавлял этот чудак.
Бастет прекрасно знала, что путешествовать по миру в одиночку очень трудно и опасно. Да ещё душа бессмертных возрождается к новой земной жизни только там, где умерло их прежнее тело.
То, что душа имеет связь со своим телом даже после его смерти, в Египте знали давно. Именно поэтому одной из традиций Египта стало бальзамировать тела умерших, чтобы покинувший земную жизнь бог даже через тысячу лет мог снова возродиться к жизни именно в своей стране. Бальзамирование надолго сохраняло останки тела, и со временем даже простые смертные стали к нему прибегать, надеясь стать равными богам.
Да и все бессмертные об этом знали. Они даже старались, если их где-то вдали от родины настигнет болезнь, немедленно вернуться обратно, чтобы не умереть в чужой стране с чужими традициями. А если их всё-таки настигала смерть вдали от дома, то родные перевозили его тело на родину для захоронения.
И, если этот чудак шёл с одного края планеты на другой целых шестьсот лет, это означало, что ему приходилось умирать и возрождаться во многих странах мира, прежде чем он дошёл до Египта, и пришлось ему видимо нелегко в его долгом пути.
– Нет, я не сумасшедший, – немного насупившись, ответил мужчина.
– Почему другие бессмертные не помогали тебе?
– Я ни к кому не обращался.
Бастет перестала думать про него, как про сумасшедшего, – теперь этот бессмертный вызывал в ней уважение: – Какой он смелый и бесстрашный! – подумала девочка.
– Зачем же ты вернулся в Египет?
– Чтобы служить тебе!
– Почему ты мне хочешь служить?
– Луч Лунного света, что указывает мне путь каждую ночь, привёл меня к тебе!
– Ахахахах! – снова закатилась смехом девочка. – Значит, это моя небесная матушка посылает тебя ко мне. Ты знаешь о том, что Солнце – мой отец, а его жена Луна – моя мать?
– Знаю, – подтвердил мужчина.
Он жил в этой стране уже почти четыреста лет, и давно ознакомился со всеми легендами Египта, где хоть малость упоминалось о богине Бастет.
Когда четыреста лет назад он только прибыл в Египет, закончив своё путешествие через весь мир, луч Лунного света, что указывал ему путь каждую ночь, внезапно перестал сиять в ночном небе. Мужчина понял, его богиня покинула земную жизнь. Так уже бывало за те шестьсот лет, что он шёл в Египет, когда луч Лунного света переставал сиять в ночном небе. Со временем он понял, что это происходит из-за того, что Бастет уходит из земной жизни, и луч Лунного света появляется в ночном небе, только когда она живёт на земле.
Он стал ждать её возвращения, теперь уже умирая и возрождаясь к новой земной жизни в этой стране. Изучал культуру Египта, письменность, язык, и, конечно же, древние легенды его новой родины.
Но Бастет не торопилась к новому возрождению, и он не видел её света в ночном небе почти четыреста лет. Мужчина даже подумал, что его богиня покинула земную жизнь навсегда, как и многие другие боги Египта. Но надежды не терял на её возвращение и продолжать ждать, оставаясь жить здесь.
А когда он снова увидел луч Лунного света в ночном небе, который указывал ему путь в сторону Верхнего Египта, то так обрадовался, что, бросив все свои дела и свой дом, сразу же отправился в провинцию Тиниса, где возродилась Бастет.
По прибытию в Тинис, он нашёл свою богиню в семье простолюдинов – сельских ремесленников. Люди эти оказались доброго нрава, девочку окружали заботой и любовью, поэтому беспокоить он их не стал. И решил отправиться в город Леонтополь, где обосновалась царица Нефрусебек – сестра Бастет. Он знал, что когда его богиня подрастёт, то обязательно приедет к своей бессмертной сестре. Устроился работать в Леонтополе, кем смог – стражем города, и снова принялся ждать.
– Благодарю вас, боги Египта, – вставая с земли и отряхнув от песка тунику, воскликнула Бастет, возведя руки к небесам.
– Вставай, пойдём! – обратилась она к мужчине, и тот повиновался. – Мне действительно сейчас нужна твоя помощь и хорошо, что ты пришёл, – довольно улыбнулась девочка.
– Я буду рад тебе служить, моя богиня и буду всегда приходить к тебе.
– Что, и в следующее своё возрождение, и после? – уточнила она.
– Да.
– Хорошо, – равнодушно согласилась богиня, принимая всё как должное.
Они направились в сторону царских конюшен теперь уже вместе, и пока шли, Бастет решила побольше узнать о своём подарке от богов Египта.
– Как тебя зовут?
– Михос, – отозвался мужчина.
– Михос? – удивлённо переспросила девочка. – Бессмертные души рода Масконов, что живут на севере земли, берут себе имена в честь Египетских богов?
– Нет, – улыбнулся Михос. – Так назвали меня мои смертные родители в день моего первого возрождения в Египте. Мне понравилось это имя, и я его себе взял.
Они добрались до конюшен.
Бастет подошла к лавке, что стояла в тени деревьев и присела на неё, скинув сандалии. День стоял жаркий, и её без того припухшие ноги стали ещё толще от долгой ходьбы, сандалии натирали ногу.
Она сняла мешочек, забитый золотом, с набедренного пояса и передала его Михосу, как и свиток для Махретепа.
– Иди, найди управляющего царскими конюшнями по имени Махретеп, отдай ему свиток и скажи, что нам нужна большая деревянная повозка с покрытием, четыре крепких коня, еда для нас и лошадей на неделю. Для костра и ночлега нужное собери. Воды не забудь и сладких фиников побольше возьми. Лопату, да молот потяжелее. Иди же, чего встал? Я тут подожду.
Михос послушно ушёл выполнять поручения своей госпожи, а, когда вернулся спустя час со всем необходимым, девочка не стала дожидаться, пока он поможет ей забраться в повозку, – и сделала это сама, усевшись рядом с ним за вожжи.
– Куда мы едем госпожа? – спросил мужчина, готовый отправиться в путь прямо сейчас.
– В Фивы. В долину царей, нам нужно посетить город мертвых.
Михос никогда не был в городе мёртвых, хоть и слышал о нём. Но он знал, что располагается город мёртвых недалеко от Фив, в пустыне – так называемой долине царей, и там ничего, и никого нет, кроме старых захоронений фараонов, груды камней и песка. Место это считается священным, и ни одна смертная душа не смеет его посещать. И даже в день похорон очередного фараона, сопровождать его в последний путь могут только избранные – те, что проводят ритуальный обряд захоронения, и родственники. В другое время и всегда, всем остальным вход в город мёртвых был строго воспрещён, и никто не смел ослушаться.
– Ты финики не забыл? – спохватилась богиня Бастет.
– Нет, не забыл, – рассмеялся Михос.
Девочка перелезла в повозку и, откинув плотное холщёвое покрытие из ткани, отыскала корзину с финиками. Набрала себе полную гроздь в ладоши и, вернувшись на своё место рядом с Михосом, с удовольствием стала их поглощать.
Сладкие вкусные финики, Бастет их просто обожала.
– Что мы будем там делать? – с удивлением спросил Михос, совсем не понимая, зачем им ехать в город мёртвых.
Баст прожевала финик и, посмотрев на Михоса невозмутимым взглядом, ответила:
– Мы будем грабить гробницы фараонов.
Глаза мужчины округлились.
– И не смотри на меня так, езжай! – грозно нахмурив бровки, приказала девочка.
Михосу ничего не оставалось, как ударить вожжами по лошадям и отправиться в путь.
– Боги Египта не прогневаются на нас за такую дерзость? – немного отъехав от царских конюшен, поинтересовался Михос.
– Я сама богиня Египта, – расхохоталась Бастет. – Нет, не прогневаются! – решила она успокоить мужчину, видя его серьёзное лицо, и перестала смеяться. – Наш род бессмертных душ Халифов так хранит своё золото на случай, если в одно из своих возрождений ты попадёшь в семью простолюдинов, то сможешь вернуть себе своё состояние, забрав его из гробниц. Именно для этого погребальные камеры фараонов забивают золотом до самого верха. Семейная традиция! – пояснила девочка. – В текстах каждой гробницы прямо так и написано: – Всё это снова будет принадлежать его хозяину, в день его нового возрождения к новой жизни! – привела убедительный аргумент Бастет, и лицо мужчины смягчилось. – А как бессмертные души рода Масконов хранят своё золото? – с любопытством спросила она.
– У нас нет золота, – равнодушно ответил Михос. Сейчас его больше беспокоило, что навстречу им ехала ещё одна повозка, и он переживал, как бы им разъехаться, ведь дорога была узкой.
– У вас нет золота? – воскликнула Бастет, не веря своим ушам. – Как можно жить тысячелетиями на земле и не собрать себе золота? – не унималась она.
– Ну, может у нас теперь уже и есть золото, я не знаю. Я не видел свою семью с тех пор, как покинул север мира, почти тысячу лет.
Михос вздохнул с облегчением, благополучно обогнув ехавшую им навстречу повозку.
Бастет добродушно посмотрела на Михоса.
– Жаль, что тебе не хватило одной жизни, чтобы прийти в Египет.
Бастет отвернулась и посмотрела вдаль на пшеничные поля, мимо которых они проезжали. Ей понравился этот бессмертный, и она действительно сожалела о том, что Михос не появился в её жизни раньше. Она всегда мечтала о верном бессмертном друге, не таком как её вредная сестра богиня Сехмет, и вот наконец-то он у неё теперь есть.
Михос расплылся в довольной улыбке. Слова Бастет согрели его душу, он понял её чувства. Когда он только увидел её, то переживал, что она не примет его, не поймёт, прогонит, а теперь его душа была спокойна.
– Всё-таки это не справедливо, что бессмертные души порой возрождаются в семьях простолюдинов или вовсе не имеют золота, – она снова посмотрела на Михоса, но уже с каким-то сочувствием в глазах.
– Знаешь, – воодушевился мужчина, улыбнувшись своей богине в ответ. – У меня нет много золота, но я тоже собрал много сокровищ. Камни – совершенно удивительной красоты, они сияют как снег.
– Я не знаю, что такое снег.
– Если хочешь, мы можем отправиться на север мира, и я тебе его покажу.
– Не сейчас. Мне нужно построить свой собственный город, храм и дворец.
– Так вот зачем мы будем грабить гробницы фараонов? – наконец-то понял Михос.
– Да, – улыбнулась девочка.
Они помолчали немного, каждый думая о своём.
– А что твои камни? – взыграло любопытство в девочке, и она нарушила молчание. – Почему ты не взял их с собой? – ей захотелось увидеть сияние этих загадочных камней.
– Я брал немного, когда только отправился в путь тысячу лет тому назад, но не смог их даже продать. Несмотря на свою красоту и обманчивую хрупкость, они совершенно не поддаются шлифовке. Возможно позже, когда изобретут более совершенные инструменты, моим камням найдётся достойное применение, а пока я храню их в пещере на севере мира.
– Ясно, – окончательно разочаровавшись, хмуро ответила богиня. – Тебе стоит самому позаботиться о том, чтобы изобрести нужные инструменты, от смертных этого не стоит ждать.
Михос пожал плечами.
– Я много путешествовал по миру и видел в среде смертных достойных воинов, и хороших мастеровых.
– Я же не говорю, что все смертные слабы умом, но изобрести действительно что-то достойное они не в их силах. Во всяком случае, в моей стране так. Всё, что ты видишь в Египте, создано богами, и даже то, что умеют делать смертные, даровано им от богов как знание.
– Пирамиды, – с восхищением отозвался Михос и улыбнулся. – Подобной красоты нигде в мире нет. Особенно те три, что самые высокие.
Теперь уже довольная улыбка озарила лицо Бастет.
– Мой брат Анибус спроектировал их. Три пирамиды в Гизе олицетворяют три звезды в созвездии Осириса, на пути в небесный Дуат.
Они пробыли в пути несколько дней. Михос баловал Бастет рассказами о своих путешествиях по миру. Много рассказывал о других странах и своей северной родине. Бастет так увлекли его приключения, что ей тоже захотелось отправиться в путешествие на край земли через всю планету, туда, где холодные ветра и морозы. Ей захотелось увидеть мерцание северных богов в ночном небе, о которых рассказывал Михос и снег. Бастет никогда не покидала пределов своей страны, и даже в мыслях такого никогда у неё не было, но сейчас почему-то захотелось это сделать.
А когда ближе к ночи пятого дня своего путешествия они добрались до долины царей, где находились гробницы фараонов, Бастет предложила устроить ночлег, а к грабежу приступить утром.
Михос принялся устанавливать шатер и разводить костёр, а Бастет тем временем взошла на песчаный холм, чтобы попрощаться с отцом Ра, проводив последние лучи солнца за горизонт.
Небо стремительно окутывала мгла, загорались звёзды, и взошла Луна. Стало холодать.
Бастет, отдав дань небесной матери – Луне, уже собиралась отправиться к костру, чтобы погреться, но почувствовала на себе пристальный и напряженный взгляд Михоса.
– Зачем ты смотришь на меня так? – спросила девочка.
Михос улыбнулся в ответ и подошёл ближе. Он заглянул девочке в глаза и проник в самую глубь. Ему захотелось, чтобы она увидела себя сейчас так, как он видит её, и у него это получилось.
Девочка стояла объятая лунным светом, луч которого уходил в небеса до самой Луны. Безмятежна, тиха и белолица, как её небесная мать, Бастет сейчас была невероятной красоты.
Бастет осмотрела своё лунное одеяние и устремила взор к Луне, улыбнувшись небесной матери.
– Ты видишь меня так каждую ночь? – тихо спросила девочка, сражённая этим волшебством.
– Да, если ты в это время живёшь на земле, – ласково ответил Михос.
Бастет была так прекрасна, что он не мог оторвать от неё взгляда.
– Когда я только прибыл в Египет четыреста лет тому назад, лунный луч внезапно перестал сиять в ночном небе. Представляешь? – рассмеялся Михос.
Он вспомнил, как ему было горестно и обидно от этого. Он шёл к своей любимой богине шестьсот лет, а когда всё-таки добрался до Египта, в этот же день она покинула земную жизнь.
Бастет тоже рассмеялась, представив, какое разочарование постигло Михоса.
– А потом? – спросила девочка, она хотела услышать продолжение этой истории.
– А потом я не видел твоего света ещё четыреста лет. Я даже чуть не потерял надежду увидеть тебя вновь.
Бастет расхохоталась, удивляясь его терпению.
– И ты ждал меня четыреста лет?
– Да, – скромно ответил Михос. – Каждую ночь смотрел в ночное небо, но ты не появлялась, – взгляд Михоса стал серьёзным, но тёплым.
Баст перестала смеяться и нахмурилась. – Какой он всё-таки удивительный, этот Михос, – подумалось девочки.
– Я в свою прошлую земную жизнь перенесла тяжелую болезнь, – решила она рассказать Михосу о причине своего долгого отсутствия. – Телесное бремя и боль так измучили меня, что я не решалась вновь вернуться к земной жизни. Отдыхала в небесном Дуат, в колыбели души. А когда муки болезни были забыты мной, снова пришла.
Михос отошёл от Бастет на несколько шагов в сторону. Ему захотелось обнять её, поцеловать, заласкать. Так грустно она рассказывала о своих муках, что сердце мужчины стало обливаться кровью. Но он не мог себе этого позволить, не мог даже просто обнять свою богиню. Бастет не поймёт его и возможно даже прогонит. Да и знакомы они слишком мало для объятий.
Они легли спать, а на рассвете с первыми лучами солнца проснулись и направились в город мёртвых.
Проехав несколько песчаных холмов, вдоль которых тянулась узкая, каменистая тропа, они выехали на широкую дорогу. Перед ними открыла свои просторы долина царей.
Михосу не понравилось это место с первых минут. Было здесь какое-то необъяснимое, зловещие веянье смерти, и он, остановив лошадей, сошёл на землю с повозки. Бастет последовала за ним. Дальше, по вымершим улицам города мёртвых они отправились пешком, ведя на привязи за собой лошадей.
Погребальные камеры фараонов были высечены в скалах, что образовались в этой долине, в виде каменистого хребта, расколотого кривым ущельем – по обе стороны от которого была лишь пустыня. К каждой камере вёл отдельный вход, некоторые из них засыпало песком. Находились они друг от друга на достаточно приличном расстоянии, а протяжённость улиц была настолько велика, что это и вправду напоминало целый город – только очень мрачный, дома в котором были без окон, без жизни, а хозяева их мертвецы.
Вокруг не было ни одной живой души, и лишь ветер, что вздымал временами песок, кружа его в вихре, напоминал о жизни.
– Город мертвых, что может быть ужасней! – подумалось Михосу. Он поежился, это место не переставало вызывать в нём трепет и даже мурашки.
– Кто создал его? – поинтересовался он у Бастет.
– Мой брат Птах, – ответила она.
– Надо же, – с удивлением произнёс Михос и ещё раз окинул взглядом пустынные улицы города мёртвых.
– Это был единственный способ уберечь наш род от нищеты. Смертные боятся прикасаться к золоту богов и чтят свои традиции. Надеюсь, так будет всегда! – улыбнулась девочка.
К каждой погребальной камере вела дорожка, уходя ответвлением от центральной дороги, и Бастет то и дело отбегала в сторону от Михоса, чтобы посмотреть, что за имя фараона высечено у входа в камеру. Она хотела отыскать гробницу фараона Хуру.
Хуру был простым смертным, но с большими амбициями, поэтому его погребальная камера была забита золотом до самого верха, как настоящего бога. Собственно, Хуру себя таковым и считал, не взирая ни на что. Как смертные простолюдины верили в божественность каждого фараона, так и Хуру верил в свою собственную бессмертность, отказываясь принимать реальность. Бастет, конечно, об этом знала. Семьсот лет назад она лично было знакома с Хуру, и в день его смерти сама лично отбирала подарки, которые фараон должен был забрать с собой в последний путь. Сейчас Бастет хотела вернуть себе свои украшения, что тогда отправила на сохранение в гробницу Хуру. Но была она в городе мертвых последний раз слишком давно и не помнила последовательность захоронений, поэтому плутала.
Осмотрев ещё с десяток входов, богиня Бастет наконец-то радостно воскликнула возле одного из них – это была гробница фараона Хуру.
Михос свернул с центральной дороги, подведя лошадей с повозкой ближе к входу гробницы.
Каменная плита, что закрывала проход в погребальную камеру фараона, была расколота, видимо, под давлением каменного свода, что был установлен над ней, и времени, но всё-таки оставалась стоять монолитной глыбой, плотно прилегающей к основанию скалы.
Михос вздохнул, даже не представляя себе, как её возможно сдвинуть с места. На помощь пришла Бастет.
– Эти глыбы рабы затягивают в главный коридор камеры, с внутренней стороны, – только так это возможно сделать. Поэтому, чтобы рабы потом могли выйти, возле каждого входа с левой стороны делают маленький лаз, который потом закладывают кирпичами из известняка.
Бастет подошла к скалистой стене с левой стороны от входа в гробницу, которая была припорошена песком с небольшой пригорок.
Ветер много приносил песка с пустыни, что окружала долину царей, и девочка даже удивилась, почему гробницу Хуру не завалило до сих пор песком полностью, ведь прошло уже семьсот лет со дня её основания.
– Вот здесь, – указала она рукой Михосу, показывая на стену.
Михос достал из повозки лопату с молотом, только сейчас поняв, зачем они взяли с собой в дорогу эти инструменты. Расчистил скопившийся у стены песок, обнажив кирпичную кладку, и принялся долбить её молотом. Под натиском всего пары ударов, кирпичная кладка осыпалась. В лицо Михосу ударил запах сырости из открывшегося прохода в подземелье.
– Потрясающе! – радостно выпалил мужчина, посмотрев на богиню.
Бастет улыбнулась в ответ равнодушной улыбкой. Это Михос грабил гробницы фараонов впервые, а ей уже доводилось делать подобное раньше, и такого восторга, как у него сейчас, она уже не испытывала.
Михос зажёг факел, и Бастет посоветовала ему взять инструменты с собой. Идти вместе с ним она отказалась. Девочка боялась жуков, что водились в этих местах и спускаться в подземелье не захотела. Михосу ничего не оставалось, как идти в погребальную камеру фараона Хуру одному.
Он спустился по ступеням, что вели по длинному коридору метров на тридцать под землю, зажигая по дороге от своего факела масляные лампы, которые висели здесь вдоль всего коридора, и вышел к небольшой подземной комнате. Осмотрев её в тусклом пламени факела, он обнаружил ещё одну монолитную плиту, не такую огромную, как у главного входа. По обе стороны от неё так же находились масляные лампы, и он тоже их зажег. Подземная комната наполнилась светом. Плита чуть меньше человеческого роста выпирала из стены, а надписи на ней гласили о том, что каждый смертный, кто посмеет открыть эту дверь, будет проклят богами Египта. Михос усмехнулся. – Один из них как раз меня ждёт наверху! – пошутил он.
Осмотрев плиту, Михос понял, что сможет отодвинуть её самостоятельно, не прибегая к молоту. Мужчина он был здоровый и крепкий, поэтому хоть и с трудом, у него всё-таки получилось отодвинуть её немного в сторону. Этого хватило, чтобы проникнуть внутрь погребальной камеры.
Даже в тусклом пламени факела Михос смог разглядеть, как много здесь сокровищ. Он зажег ещё несколько масляных ламп на стенах камеры и окончательно обомлел. Погребальная камера длинною в сотню локтей была полностью заставлена сундуками, забитыми золотом. Здесь были статуи, посуда из чистого золота и даже колесница. В конце камеры стоял саркофаг. Михос знал, что Египет богатая страна, но чтобы настолько и подумать не мог. Золота здесь было столько, что хватило бы построить ещё одну империю, и всё это хранилось посреди пустыни, в никому не нужном городе мёртвых.
Мужчина поразмыслил ещё немного, как это всё увезти на одной единственной телеге. Взял сундук, доверху забитый золотыми украшениями и отправился наверх к Бастет.
– Нам сейчас и не надо всё, – успокоила его девочка, после того, как Михос с немалым удивлением поведал ей о сокровищах гробницы. Столько золота он никогда в жизни не видел и не мог успокоиться до сих пор. – Возьмём столько, сколько сможем, остальное потом заберём, – дала ему напутствие Бастет.
Михос один за другим стал выносить забитые золотом сундуки из гробницы. Принёс несколько золотых статуй и посуду, и спустя время полностью нагрузил сокровищами их с Бастет телегу.
– Закрой всё полотном и поехали скорее отсюда, – приказала богиня.
Она так увлеклась поисками своих украшений, что семьсот лет тому назад отправила в эту гробницу, что совсем не обращала внимания на мужчину, а лишь перебирала украшения в одном из сундуков.
Михос хотел приступить к работе, но у него внезапно закружилась голова, он пошатнулся и чуть не упал.
– Что с тобой? – заметив неладное, спросила девочка.
– Не знаю Госпожа, голова что-то кружится.
Бастет скинула все сокровища, что рассматривала, обратно в сундук и сошла с телеги, с тревогой посматривая на Михоса.
Михос встряхнул головой и, собравшись с силами, всё-таки укрыл награбленное плотной холщевой тканью, сокрыв содержимое телеге от посторонних глаз. Его пошатывало, но мужчина держался изо всех сил.
Бастет стала переживать за друга, видя, как мужчина сильно побледнел.
Некоторые из гробниц окропляли ядами, чтобы только хозяин мог забрать свои сокровища. Но Хуру был простым смертным, ещё и поэтому Бастет выбрала его гробницу. Ему ни к чему было защищать свои сокровища. Да и она сама не отдавала слугам тогда такого приказа, и гробница Хуру должна была быть чистой от ядов. Что же произошло?
– Нам нужно добраться до Мемфиса, ты купишь мне дом с большим подвалом и перенесёшь все сокровища в него, а потом отдохнёшь, и тебе станет лучше, – утешительно проговорила девочка. Ей и самой хотелось верить, что Михос лишь устал или перегрелся на солнце, но чувство тревоги всё же не покидало её. – Справишься?
Михос утвердительно кивнул головой в ответ. Ответить иначе он не мог, его подташнивало, и он еле сдерживал эти порывы желудка.
Они сели в повозку и отправились в путь.
До города Мемфис они добрались за два дня. Михосу становилось всё хуже, его постоянно тошнило даже от воды, но исполнить волю свой госпожи он считал священным долгом для себя и продолжал исполнять её поручения.
Он купил ей большой дом на окраине города, а когда в подвал дома им был занесён последний сундук с золотом, обессиленно сел на пол и облокотился об стену.
– Боги Египта наказали меня, – прошептал Михос, понимая, что умирает.
Бастет присела рядом с ним и положила свою голову ему на плечо. Звать на помощь не было смысла, и они оба это понимали. У Михоса было сильнейшие отравление парами ядов и противоядия от них не было.
– Ничего не понимаю, – виновато залепетала девочка. – Видимо в гробнице Хуру был оставлен яд, которого там не должно было быть. Я не отдавала тогда такого приказа. Кто-то из слуг ослушался меня и всё-таки решил защитить гробницу фараона ядами.
Михос утешительно погладил её по волосам ослабленной рукой.
– Да, видимо так и есть. Когда я только зашел в погребальную камеру, то почувствовал странный запах, но не придал этому значения.
– А осколки разбитых горшков ты видел на полу? – спохватилась Бастет. – Их закидывают, распыляя яд в гробнице, перед тем как её закрыть.
– Я не помню, – еле слышно отозвался Михос. Жизнь стремительно покидала его, и ему едва хватало сил, чтобы говорить.
– Бастет, ты меня жди, я обязательно приду, как только смогу, – словно в бреду повторял Михос. У него был сильный жар, и он весь вспотел.
– Приходи, – насуплено ответила девочка, понимая, что Михос сейчас умрёт.
Она злилась и на глупого Хуру, который перед смертью сам отдал приказ своим слугам распылить в его гробницы яды. И на себя, что не предупредила Михоса об опасности, и даже на Михоса, за то, что он умирает в такой неподходящий момент, да ещё в подвале её дома.
Она стала переживать, что же она будет делать…
– Михос, можешь отсюда перебраться наверх в дом или лучше в сад. Ты сейчас умрёшь, а вынести твой труп самостоятельно я не смогу, как и позвать на помощь, чтобы не раскрыть тайну своего подвала, – внезапно попросила девочка.
Конечно, это прозвучало цинично, но Михос возродится и получит новую жизнь в новом здоровом теле, какой смысл его оплакивать, а вот что делать с его трупом потом Бастет действительно не знала.
Мужчина попытался встать, но захрипел и повалился на бок.
– Михос, – тихонько позвала Бастет, но мужчина был уже мёртв.
– Боги Египта, что же мне теперь делать?! – расстроилась богиня.
Она подумала с минуту, после чего отправилась наверх в дом. Отыскала большую посудину и спустилась обратно в подвал. Труп Михоса лежал в углу у стены, но Бастет он больше не беспокоил. Она набрала в посудину побольше золота, чтобы как можно дольше не возвращаться сюда, и ушла обратно в дом, плотно закрыв за собой дверь.
– Ладно, возродится, придёт и сам уберёт из подвала труп своего прошлого тела, – успокоила себя девочка.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алексей2014
сообщение 9.6.2016, 10:10
Сообщение #2


Червь сомнения
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 9444
Регистрация: 18.11.2014
Вставить ник
Цитата




Вы взялись за тяжёлый труд. Это произведение относится к фэнтези, поэтому вопросов по эклектике нет, но... В историческом плане всё печально. Смесь египетского, греческого, даже арабского - режет глаз. Надеюсь, Вы читали такие художественные книги как "Ваятель фараонов" и "Служанка фараонов" Э. Херинг, "День египетского мальчика" М. Матье, "Если бы заговорил Сфинкс" П. Г. Аматуни, "Великая Дуга" И. Ефремова, "Фараон Эхнатон" Г. Гулиа, "Дочь Эхнатона" К. Моисеевой, "Папирус из города мёртвых" Б. Тартаковского, "Клеопатру" Г. Р. Хаггарда, хотя бы рассказы А. Немировского по теме Древнего Египта и его же сборник "Легенды и мифы Древнего Востока". Напомню об "Иосифе и его братьях" Т. Манна и специальных исторических трудах... Сейчас на "Пролёте Фантазии" есть рассказ ("Танец с пирожными на острие пирамиды") о переселении душ древнеегипетских мальчика и девочки в жителей Петербурга начала ХХ века - сравните:http://rpg-zone.ru/index.php?showtopic=15059, будет полезно.
Мне тоже нравится тема, но не хватает смелости писать после прочитанного - знаю слишком недостаточно. Про огрехи в изложении Вам напишут более компетентные люди. Удачи!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
MisterBook
сообщение 9.6.2016, 14:26
Сообщение #3


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Цитата(Алексей2014 @ 9.6.2016, 10:10) *
Вы взялись за тяжёлый труд. Это произведение относится к фэнтези, поэтому вопросов по эклектике нет, но... В историческом плане всё печально. Смесь египетского, греческого, даже арабского - режет глаз.

По поводу истории... Извините, забыла указать в этой аннотации, что - (Все события книги вымышлены и не имеют никакого отношения к историческим фактам, любое совпадение лишь случайность.)
А по поводу арабского и греческого... Можно у Вас уточнить, где их рассмотрели и в какой именно форме?
Насколько я помню, когда писала этот роман, - ни арабского, ни греческого там не было добавлено. Исключительно история Египта rolleyes.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
homless
сообщение 9.6.2016, 21:02
Сообщение #4


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Регистрация: 2.1.2011
Вставить ник
Цитата




Начнем, перепоясав чересла.

Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 20:08) *
начинается со времён фараонов и доходит до наших дней. Богиня Бастет из древнего рода бессмертных душ Халифов,

Итак, опус опубликован в теме "Путешествия во времени/альтернативная история", а посему вопрос: с каких фараонов отсчет начинаете? Эти хлопцы восседали в течение тысячилетий. И причем тут Халифы (5 век н.э.)?

Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 20:08) *
К столице Египта – городу Леонтополь,

Леонтополь, он же Ракка - город в восточной Сирии... Чой-то в школах с географией не очень...

Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 20:08) *
Стоял полдень, узкие улицы города были многолюдны. Повсюду то и дело встречались прохожие.

Полдень в Египте... За бортом +40... Вы это серьезно?

Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 20:08) *
Они шли через зал святилища, вдоль которого по обе стороны стояли каменные изваяния богов Египта

Это в храме Амона? Политеизм не означает, что в в храмах понапичкано "всякой твари по паре". Совет постороннего - писать надо о том, что знаешь наверняка (и не из Википедии). Текст "наивен", не передает атмосферы времени, переполнен ненужными уточнениями (почти в каждом предложении). И полностью соглашусь с Алексеем - пержде чем писать о "тамошних временах", нужно перелопатить чертову уйму литературы, проникнуться эпохой и стилем. Иначе... Иначе - не комильфо.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
MisterBook
сообщение 9.6.2016, 21:36
Сообщение #5


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Цитата(homless @ 9.6.2016, 21:02) *
Леонтополь, он же Ракка - город в восточной Сирии... Чой-то в школах с географией не очень...

По-моему это у вас с историей плохо.
В древнем Египте город Леонтополь - был столицей 10-го Нижнеегипетского нома.
В Сирии, город Ракка переименовали в Леонтополь в Византийский период - это вообще наша эра!
Цитата(homless @ 9.6.2016, 21:02) *
И причем тут Халифы (5 век н.э.)?

По поводу Халифов - в моём романе это выдуманный род бессмертных, как и Масконы. Видимо, стоит заменить, чтобы ассоциаций не вызывало.

Цитата(homless @ 9.6.2016, 21:02) *
Это в храме Амона? Политеизм не означает, что в в храмах понапичкано "всякой твари по паре"

Даже комментировать не хочу. Рисунки в яндекс поиске могу вам только посоветовать посмотреть на эту тему. Вижу, что читать о подобном в тягость вам.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
homless
сообщение 10.6.2016, 10:29
Сообщение #6


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Регистрация: 2.1.2011
Вставить ник
Цитата




Цитата(MisterBook @ 9.6.2016, 22:36) *
По-моему это у вас с историей плохо.
В древнем Египте город Леонтополь - был столицей 10-го Нижнеегипетского нома.
В Сирии, город Ракка переименовали в Леонтополь в Византийский период - это вообще наша эра!

Ну-ну. Леонтополь (а их был чуть не с десяток) - греческое название (эпоха Птолемеев), никогда не был столицей Египта! Так греки называли город эпохи среднего царства. Столицей же провинции был Гермополь Магна (тоже познейшее греческое название). Это к тому, что историю стоит учить не по Википедии, а по академическим учебникам!

Цитата(MisterBook @ 9.6.2016, 22:36) *
Даже комментировать не хочу. Рисунки в яндекс поиске могу вам только посоветовать посмотреть на эту тему. Вижу, что читать о подобном в тягость вам.

Для полноты "образования" рекомендую посетить Карнакский храм Ра (в Луксоре) и почитать (там такие стенды понапичканы) о том, кто изображен на барельефах, а так же глянуть на макет этого храма (там, правда все написано на английском, но, думаю, со словарем разберетесь).
И самое главное - никаких претензий к вам не было бы, если бы вы опубликовали свой опус там, где ему и положено быть - раздел - "Фэнтези и стимпанк"!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
MisterBook
сообщение 10.6.2016, 16:35
Сообщение #7


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Цитата(homless @ 10.6.2016, 10:29) *
никогда не был столицей Египта!

Насмешили! Где вы увидели, как я говорила, что Леонтополь был якобы столицей Египта???
Он был столицей 10-го Нижнеегипетского нома! Если вы, конечно, знаете, что это такое.
Цитата(homless @ 10.6.2016, 10:29) *
Это к тому, что историю стоит учить не по Википедии, а по академическим учебникам!

Ну-ну! laugh.gif

Цитата(homless @ 10.6.2016, 10:29) *
И самое главное - никаких претензий к вам не было бы, если бы вы опубликовали свой опус там, где ему и положено быть - раздел - "Фэнтези и стимпанк"!

Герои этого романа доживают до наших дней, а их история любви проходит сквозь времена и эпохи. Это не путешествия во времени?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
homless
сообщение 10.6.2016, 19:21
Сообщение #8


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Регистрация: 2.1.2011
Вставить ник
Цитата




Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 20:08) *
К столице Египта – городу Леонтополь, подошёл торговый караван на верблюдах и остановился возле его окраины, завершив свой долгий путь через пустыню.

Разеваем глаза и внимательно читаем собственный текст!

Цитата(MisterBook @ 10.6.2016, 17:35) *
Герои этого романа доживают до наших дней, а их история любви проходит сквозь времена и эпохи. Это не путешествия во времени?

Нет, путешествия во времени предполагают описания "того самого времени". У вас же описан фэнтезийный мир коего в реальности не существовало!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
MisterBook
сообщение 10.6.2016, 20:39
Сообщение #9


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Цитата(homless @ 10.6.2016, 19:21) *
Разеваем глаза и внимательно читаем собственный текст!


Нет, путешествия во времени предполагают описания "того самого времени". У вас же описан фэнтезийный мир коего в реальности не существовало!

Да вы уже не знаете к чему придраться, лишь бы прикрыть свою некомпетентность в этом вопросе!

Вот разуйте свои зенки blink.gif и прочитайте внимательно аннотацию к этому роману ...
Цитата
(Все события книги вымышлены и не имеют никакого отношения к историческим фактам, любое совпадение лишь случайность.)

Я прекрасно знаю, что историю Египта не так просто воссоздать. Хотя бы потому, что даже учёные расходятся в своих мнениях.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алексей2014
сообщение 11.6.2016, 8:38
Сообщение #10


Червь сомнения
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 9444
Регистрация: 18.11.2014
Вставить ник
Цитата




Цитата(MisterBook @ 9.6.2016, 14:26) *
А по поводу арабского и греческого... Можно у Вас уточнить, где их рассмотрели и в какой именно форме?
Хали́ф, хали́фа (араб. خليفة — наместник, заместитель) (с)
Леонтополь (от "-полис") Полис (др.-греч. πόλις — город)
Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 19:08) *
1786г. до н. э. – год правления царицы-фараона
"верблюды использовались в Египте в VI веке до н. э."(с)
Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 19:08) *
Она слезла с верблюда, отдав свои последние деньги погонщику, заплатив ему за проезд
- роль "денег" выполняли кольца из меди, серебра и золота - и то как мера стоимости товара, а не "монета" в современном понимании. Обмен был натуральным, хотя и привязанным к этим самым металлам (особенно к серебру - "хедж")."Традиция изготовления денег из серебра и золота была заимствовала египтянами из Греции." (с) А у Вас и далее "мешочек с золотом" упоминается.
Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 19:08) *
Холщевая туника
- холщОвая "туни́ка (лат. 'tunica) — одежда в форме мешка с отверстием для головы и рук, обычно покрывавшая все тело от плеч до бедер"(с), т. е. - не в том регионе.
Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 19:08) *
Священную золотую статую Амона выносили
- виноват, слишком тяжело: "(шар из чистого золота диаметром 46,237 мм имеет массу 1 кг)"(с) - сколько весит скульптура хотя бы в рост человека? Умножьте объём искомой фигуры на плотность золота (19, 32 г/см в кубе)...
Цитата(MisterBook @ 8.6.2016, 19:08) *
посевы пшена на полях провинции Тиниса
- пшеницы, вероятно? Ведь "пшено́ крупа, получаемая из плодов культурных видов проса (Panicum), освобождённых от колосковых чешуек посредством обдирки" (с) Далее - разве в Древнем Египте были провинции? "Город Тинис, который сегодня идентифицируется c раскопками El-Birbeh, находился в провинции Фиваида Византийского Египта" (с)
И так далее...Много чего не тронул, извините.
В общем, я бы советовал убрать даты и переиначить названия (вместе с именами), тогда мои замечания на соответствие текста истории с географией превратятся в придирки, не стОящие внимания. До тех пор - указанные несоответствия режут глаз, как ошибки. Удачи!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
homless
сообщение 11.6.2016, 12:12
Сообщение #11


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 234
Регистрация: 2.1.2011
Вставить ник
Цитата




Цитата(MisterBook @ 10.6.2016, 21:39) *
Да вы уже не знаете к чему придраться, лишь бы прикрыть свою некомпетентность в этом вопросе!

Вот разуйте свои зенки и прочитайте внимательно аннотацию к этому роману ...

Тут у нас не трамвай, хамить не надо, это мы и сами умеем! И аннотацию прочел, отсюда и главный вопрос - ежели все вымышленно, включая географию, топонимику, действия героев на "бытовом" уровне, то вам прямой путь в сказочный раздел - "Фэнтези и стимпанк"! А пока, внимательно прочтите коментарии Алексея2014 и... Будет вам счастье (особенно если язык изложения подтяните до приемлемого уровня)!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
MisterBook
сообщение 11.6.2016, 14:38
Сообщение #12


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 44
Регистрация: 8.6.2016
Вставить ник
Цитата




Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
Хали́ф, хали́фа (араб. خليفة — наместник, заместитель) (с)
Леонтополь (от "-полис") Полис (др.-греч. πόλις — город)

Леонтополь являлся в древнем Египте 10-ым Нижнеегипетским номом.

Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
"верблюды использовались в Египте в VI веке до н. э."(с)

Начиная от 3200 года до н.э.. В древнем рабовладельческом царстве Египта были города, ирригационное земледелелие и домашние животные: собаки, крупный рогатый скот, свиньи, козы, овцы, ослы, верблюды. Кроме того были полуодомашненные антилопы: ориксы, газели, аддаксы, бубалы. Были полуодомашненные птицы: нильские и другие виды гусей, утки, журавли.
Часть указанных животных несомненно африканского происхождения из районов, сопряженных с Египтом.

Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
- роль "денег" выполняли кольца из меди, серебра и золота - и то как мера стоимости товара, а не "монета" в современном понимании. Обмен был натуральным, хотя и привязанным к этим самым металлам (особенно к серебру - "хедж")."Традиция изготовления денег из серебра и золота была заимствовала египтянами из Греции." (с) А у Вас и далее "мешочек с золотом" упоминается.

Ученые-историки выяснили, что в Древнем Египте одним из первых предметов, игравшим роль денег, была спираль из медной проволоки – утен.

На протяжении столетий во времена до нашей эры для египтян и жителей Вавилона «деньгами» служили золотые и серебряные пластинки, от которых в процессе торговых операций отрезали кусочки требуемой величины.

Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
"(шар из чистого золота диаметром 46,237 мм имеет массу 1 кг)"(с) - сколько весит скульптура хотя бы в рост человека? Умножьте объём искомой фигуры на плотность золота (19, 32 г/см в кубе)...

Точно. Пирамиды они строили. А вот статую из чистого золота никак поднять не могли.
Посмотрите на сокровища Каирского музея.

Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
Далее - разве в Древнем Египте были провинции?

Были - номы.
Номы - это административные единицы в Древнем Египте.
Согласно спискам Древнего Царства, в промежутке между 28-23 вв. до н.э., в государстве насчитывалось 37 номов. Из них 15 находились в Нижнем Египте.


Цитата(Алексей2014 @ 11.6.2016, 8:38) *
И так далее...Много чего не тронул, извините.
В общем, я бы советовал убрать даты и переиначить названия (вместе с именами), тогда мои замечания на соответствие текста истории с географией превратятся в придирки, не стОящие внимания. До тех пор - указанные несоответствия режут глаз, как ошибки. Удачи!

За пшеницу и тунику, благодарю.
В остальном, вы сами не полной информацией обладаете.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Алексей2014
сообщение 13.6.2016, 9:44
Сообщение #13


Червь сомнения
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 9444
Регистрация: 18.11.2014
Вставить ник
Цитата




Цитата(MisterBook @ 11.6.2016, 14:38) *
В остальном, вы сами не полной информацией обладаете.

Даже не претендую.
Однако пройдёмся вновь по Вашей защите:
1. "Ану (егип. inwt), смотрите Леонтополь - столица 10-го Нижнеегипетского нома." (с) - видим отличия греческого от египетского?
2. " «Ном» являлся древнегреческим наименованием области-провинции" (с) - и вновь позднейший по сравнению с описанием термин.
3. "Египтолог Дональд Редфорд заявляет: «Верблюды не появляются на Ближнем Востоке как одомашненные вьючные животные до девятого века до н. э.»" (с) - без комментариев.
4. О деньгах: вначале Вы сами приводите факт, подтверждающий мои слова, а затем ссылаетесь на нечто, не относящееся к Вашему описанию о "плате за проезд".
5. Золото, кроме тяжести, обладает ещё одним свойством, делающим его чрезвычайно неудобным при транспортировке - мягкость. Вы, надеюсь, согласитесь, что транспортировка каменного блока и тяжёлой скульптуры сложной формы сопоставимы по труду? А теперь вспомним о том, что скульптуру нельзя даже поцарапать...У Вас же её "ВЫНОСЯТ"! Очевидно, в религиозной процессии? Не перемещают на катках, как монументальные обелиски или блоки пирамиды? Совет: посмотрите, как в аналогичных случаях поступали японцы. Подсказка - скульптуры полые и не из золота, а лишь покрыты им.
6. "Ном" в качестве альтернативы провинции вполне устоявшийся термин (хотя и гораздо более поздний), но у Вас-то "на полях провинции Тиниса"(с), разве нет? А это неоправданный анахронизм.
Учтите, я даже не любитель египтологии (представляю, как читавший иероглифы "мой оппонент" негодует!), а просто читал указанную выше художественную литературу внимательно.
Повторюсь: прочее не смотрел, ибо понял, что бесполезно...После "дорого шёлка"(с) - лучше заняться устранением опечаток, если уж по историческим фактам спокойны. И вновь посоветую изменить направление - с "альтернативки" на "фэнтези". Удачи!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 9.12.2019, 7:24