Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов": "Шестое чувство" (Прием рассказов закончится 31.03.2024 года 23:59)

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Убийца Аргуса, прошу критику
Ascar_D200
сообщение 17.9.2023, 15:06
Сообщение #1


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 426
Регистрация: 15.3.2017
Вставить ник
Цитата




Жанр: Городское фэнтези.
Персонажи ОМП, Коукава Оборо, Ингрид, Аннероуз Вайра, Игава Асаги.
Аннотация: чтобы завоевать этот мир высшие демоны готовятся открыть портал. Достойно ли прогнившее человечество спасения? И кто это будет решать?

Пятница, 23:59 сиротский приют Ибараки.
Полночь укрыла небо россыпью звёзд и вывела на прогулку луну, словно щенка на поводке. А может быть - луна была здесь по своей воле?
В приюте спали дети. Под потолком в центре огромного зала на два десятка кроватей в ряд висела одинокая лампочка дежурного освещения - впрочем, давно разбитая. Мертвенный свет растущей луны пробивался сквозь высокие окна, огромные прямоугольники серебристого свечения падали на матовый кафель пола, словно клавиши рояля - белые промеж черных. Внезапно, точно сотканная из ночных теней, порог спального зала перешагнула девушка лет двадцати. Она заявилась нахально, как лис в курятник. Одежда, обувь и даже модельная стрижка, придающая голове форму шара - всё было вызывающе яркого красного цвета. Атлетичное, подтянутое тело и, в общем-то, милое личико позволяли назвать её красивой, но внешность портил нос - слишком большой, почти что уродливый с крупной бородавкой на самом кончике.
Мальчишки дремали чутко, почти все тут же проснулись, но ни один из них даже не пискнул - большинство отчаянно притворялись спящими. Им всем было лет по тринадцать, плюс-минус. Впрочем, всё равно четырнадцатилетних выпинывало из этих стен равнодушное государство. Ночная гостья хорошо это знала. Хотя, конечно, в годы её счастливого детства на такой же точно кроватке возраст выпуска был на год старше.
Пять ребятишек спали прямо на полу, пытаясь согреться под единственным одеялком. На половине кроватей лежали по двое. В дальнем углу на кресле дремала старушка-воспитательница. Незнакомка сделала едва уловимый жест рукой, магией превращая чуткий сон бессильного сторожа в крепкий кошмар, из которого не выбраться до первых лучей солнца. Тихо цокая шпильками каблуков, ночная гостья подошла к спящему ребёнку примерно лет двенадцати, одетому в уличные штаны и тельняшку. От мальчика исходил едва заметный даже в темноте золотистый свет, признак никак не сдерживаемого дара к колдовству. Одеяло на его кровати отсутствовало - именно им сейчас кое-как укрылись те пятеро бедолаг на полу.
На всякий случай девушка достала из кармана мобильный телефон-раскладушку, проверила имя, номер кровати, и похлопала мальца по щеке.
– Проснитесь, мой король, кабинет министров уже собрался! – И тут же улыбнулась этой своей жестокой шутке.
Вырванный из страны грёз мальчик истолковал улыбку по-своему.
– Кто ты? – Он чисто, искренне улыбнулся в ответ, словно доброму доктору, который никогда не ставит уколы…
– Меня зовут Оборо, а тебя?
– Сейноске. – Голос у мальчика тихий, писклявый.
Оборо улыбнулась чуть шире, распрямилась и отошла на шаг.
– Встань, и иди за мной. – Заклинание «контроль воли». Простое, но действенное. Сейноске подскочил с кроватки да пошёл босиком за девушкой на улицу и сел в мерседес агатово-алого цвета. Мальчик занял место рядом с водительским, натянул ремень безопасности. Оборо чуть приподняла бровь: – Он пристегнулся?!
В тишине когтями чудовища по стеклу проскрежетал писклявый голос подростка:
– Поехали уже.
Оборо села за руль.
– Ты… пошёл за мной по своей воле? Тебя разве не влекла моя магия?
Воспитанник приюта просиял, словно кот у банки сметаны:
– Ну, у тебя большие сиськи… это очень сильная магия!
Оторвав взгляд от зеркал заднего вида, похитительница глянула на своего пленника:
– Щеночек, будешь плохо себя вести - и сестричка сделает тебе а-та-тат. Ты понял? – Оборо поскребла ноготком скулу. – Сколько тебе лет?
Он тут же ответил:
– Тринадцать. Группа крови третья, не курю.
Девушка вывела автомобиль на дорогу.
– Что, даже не спросишь, куда мы едем?
Смежив веки, мальчик блаженно прошептал:
– Как можно дальше отсюда.
Нарушая правила дорожного движения, Оборо по привычке проехала на красный сигнал светофора.
– Вот как? Ну, тогда слушай. Ты будешь убит. – Она говорила тихим, ровным голосом, словно её спрашивали о прогнозе погоды на завтра. – Тебя принесут в жертву, чтобы открыть врата в мир демонов.
Мальчик ответил ей кислой усмешкой.
– Меня хоть покормят перед этим?
Оборо спокойно пронеслась мимо второго красного света и лениво поддержала злобную шутку будущей жертвы.
– Покормят. – На устах девушки взвилась, словно пламя из пепла, краткая улыбка. – Ты не бойся, это не больно. Ножом по горлу, кровь на алтарь, и все дела. Я ж лично против тебя ничего не имею, ты тут просто расходный материал, как бензин для тачки.
Кислая усмешка на лице Сейноске сменилась нахальной ухмылкой:
– А дашь за сиську подержаться?
Оборо резко затормозила, останавливаясь перед зелёным сигналом светофора. Вероятно, будь за ней другие автомобили - это бы спровоцировало аварию, но по ночному времени машин на улицах почти не было.
– А может, тебя прямо сейчас зарезать?!
Мальчик рассмеялся.
– Я тебе нужен живым!
Оборо сорвалась на крик:
– Да ты мне и со сломанной рукой сгодишься! – Она вновь дала по газам, игнорируя красный свет над нею. – И вообще, ты больно дерзкий! Может, тебе пару зубов выбить?
Мальчик опустил окно, словно этим мог погасить вспышку гнева своей похитительницы.
– Так я потеряю кровь, а она вам ещё понадобится.
Оборо шумно выдохнула через нос, и сказала чуть тише.
– Поняла. Возвращаемся к перелому. – Она едва заметно всплеснула рукой, увеличивая магическое давление на юнца. Тот молчал некоторое время, и вдруг спросил:
– А что будет после того как врата откроются?
Оторвав взгляд от дороги, водитель глянула на ребёнка.
– Ты… я увеличила контроль!
– Какой контроль? – Мальчик демонстративно сложил руки на груди. – Так что там с вратами?
Оборо рассекла губу мальчику, легонечко хлестанув по лицу нахала тыльной стороной ладони. Тот облизнул кровь.
– Не, если я тебе не нравлюсь, ты можешь вернуться в приют, обменять меня в течении месяца со дня…
Она схватила его за ухо, царапая кожу длинными ногтями.
– Щенок, ты шутки будешь шутить на небесах, ты понял?! Ты меня понял? – Всё ещё держа руль левой рукой, правой она несколько раз стукнула наглеца, добавляя новые ушибы к уже имеющимся. Вдруг Сейноске спросил:
– Так что там с контролем?
Оборо вновь остановила машину. Положила обе руки на голову мальчика, касаясь большими пальцами висков.
– Приказываю тебе подчиняться! – Подросток скосил взгляд на зону декольте. Оборо вытаращила глаза. – Ты… это выдержал?!
– Что выдержал? Я даже ничего не почувствовал.
В молчании она проехала три квартала, припарковалась у огромного трёхэтажного коттеджа. Захлопнув дверцу, Оборо пошла к дверям. Сейноске покорно поплёлся следом за своей похитительницей. Его руки были связаны за спиной, а рот заклеен скотчем. Первый этаж дома сиял убранством дорогой мебели. Богатое пространство огромного зала, в углу - рудиментарная даже не кухня, а целая столовая. Лестница на второй этаж. Дверь в спальню.
На диване расселся демон, отдалённо напоминающий человека высотой под два метра, но с кожей зелёного цвета и огромный пузом. Когтистые руки более походили на лапы крокодила. Черная повязка на бёдрах и жёлтые глаза уже не казались чем-то особенным. Подойдя к мальчику, демон сорвал с его лица клейкую ленту.
Сейноске облизнул полыхнувшие огнём губы.
– Ты тут босс? – Голос мальчика явственно дрожал.
Демон ответил:
– Нет, я его шестёрка.
Похитительница рассмеялась. Мальчик повернулся к ней.
– Сарказм хороший, но ты переигрывала.
Оборо врезала мальцу по морде, выбив два зуба и тот грохнулся на пол. Очнулся мальчик на диване. Открыв глаза, пленник увидел рядом с собой демона.
– А что, я ещё не зарезан? – Он говорил тихо и спокойно. Руки были свободны, а все белые - на своих местах, включая те зубы, которые он потерял ранее. Кто-то вылечил маленького человечка, пока тот был без сознания, но кто и зачем - Сейноске знать не мог.– А как твоё имя?
Существо ответило:
– Меня зовут Аргус. Я высший демон.
Рядом с демоном встала Оборо.
– Мы те, кто тебя зарежет!
Демон поднял руку, и девушка тот час же осеклась.
– Как твоё имя?
Мальчик хлопнул себя по лбу.
– Ой, и правда! Я вас о чём-то спрашиваю, а сам даже представиться позабыл… меня зовут Сейноске. Я из сиротского приюта. Вот, выбран на роль жертвы. – Он на мгновение улыбнулся. – А зачем вам жертва? Что будет, когда врата откроются?
Ему ответила Оборо:
– Да тебе уже несколько раз сказали, ты тупой?
Аргус же произнёс:
– Высшие демоны явятся в мир людей, они испепелят здесь всё, превращая людей в своих рабов.
Сейноске усмехнулся, а в его глазах словно солнце отразилось.
– Детдом! Детдом тоже сгорит?!
Аргус кивнул.
– Да. И твой приют тоже. В первую очередь.
Сейноске подскочил.
– Вот здорово! Открой же эти врата побыстрее!
Демон покачал головой.
– Нужно дождаться полнолуния.
Сейноске прокричал:
– Плевать на полнолуние, я хочу сейчас! Немедленно!
Оборо шагнула вперёд:
– Завались! Ты тут просто кусок мяса! – Она вдруг захрипела, и грохнулась на колени. – Господин, за что…
– Сама завались, курица. Мальчик, ты представляешься интересным. Ты и впрямь желаешь превратить здесь всё в пепел?
– Да!
– Вижу, наши цели совпадают. – Аргус повернулся к Оборо. – Покорми его.
Сейноске подбежал к холодильнику, схватил нож. Тем временем Оборо поднялась с колен.
– Господин, если у нас есть пара дней так может, я сейчас отправлюсь и убью Асаги?
Демон медленно поднимался по лестнице на второй этаж, но даже не повернул головы в сторону просящей.
– Заткнись, ничтожество. Твои пожелания меня не интересуют. Когда тысячи высших демонов явятся в этот мир, Асаги будет убита. Сосредоточься на главной цели.
Демон ушёл. Его помощница, схватив приготовленный мальцом бутерброд, пробурчала невнятное проклятье. Мальчик кинул взгляд на фотографию в рамке. Две девушки в парадной форме кадетов, слева - Оборо лет на пять моложе. Её черный китель украшает красная лента, а юбка чуть короче уставной длины. Вторая девушка застегнулась на все пуговицы, хоть и текут по коже капельки пота от жары, галстук удавкой обхватил горло, а черные штаны отутюжены. Обе занимают примерно равное место на фото, и всё равно кажется что та, вторая, находится в центре картинки, а её подруга просто случайно пристроилась сбоку.
– Расскажи про Асаги. Это она на фото? Почему вы поругались?
Оборо взяла второй бутерброд.
– Мы не ругались. Асаги… просто она самая большая заноза в заднице, которую только можно себе представить.
Сейноске чистил яблоко.
– А что вы не поделили? В чём её вина?
Оборо смежила веки, словно от яркого света.
– Она… она как Солнце. Рядом с ней невозможно находиться. Ну, только если ты не из титана. Режет глаза своим блеском. Ей бы… поскромней себя вести, не выпендриваться… – Помощница демонов прокричала: – Но нет! Эта мразь снова и снова лучше всех!
Сейноске прищёлкнул пальцами.
– Зависть! Ты просто ей завидуешь!
Оборо ударила ладонью по столу:
– Щенок, а как ты запоёшь, когда тебя начнут убивать на самом деле, всерьёз?
Мальчик впервые позволил себе повысить голос.
– Всерьёз? – Он тут же сбавил тон. – Бандиты убили маму, грозились убить и меня, если отец не заплатит. Прошлой зимой было страшно. Сейчас… – Мальчик помахал ножом в воздухе. – Если ты хотела напугать, то выбрала не того щеночка. Я привит от ужаса. Я видел снежный страх.
– Иди, помойся, щенок, от тебя воняет. – Она доела третий бутерброд и ушла спать. Сейноске двинул в ванну.
---
Аргус поднялся в библиотеку. Там его ждала рослая, статная брюнетка. Демон едва заметно поклонился.
– Здравствуй, Асаги. Чем обязан?
Девушка глотнула давно остывший кофе.
– Для тебя я охотница…
Она, вероятно, хотела сказать что-то ещё, но вдруг демон поднял когтистую лапу. Единственный предмет, который можно было назвать украшением мундира Асаги, амулет с огромным фантастическим сапфиром жёлтого цвета, ярко полыхнул, словно в нём зажгли лампочку. Девушка демонстративно сделала ещё глоток черного напитка.
– Будем и дальше выяснять, чья магия круче, или поговорим о деле?
Её собеседник медленно опустил руку.
– Хорошо. Итак?
Третьим глотком допив кофе, Асаги встала и, поставив кружку на стол, подошла к демону.
– Понимаю, для тебя главное - выполнить миссию. Для меня тоже. Но скажи, что ты будешь делать, если… ну допустим, снайпер убьёт мальчика, который сейчас принимает душ?
Демон упёр руки в бока. Вероятно, он бы скрестил их на груди, если бы габариты конечностей это позволяли.
– Пришла предлагать - предлагай. Или начнём бой. Маленькое представление с кофе изящно, но попробуй с кем-нибудь ещё.
Девушка вскинула бровь, но тут же взяла себя в руки. Кружка с кофе исчезла, словно её стёрли из этой реальности.
– Да, мы тебя явно недооценили. Предложить я хочу следующее - ты примешь гражданство. Станешь частью нашей страны.
Демон вздохнул медленно, протяжно.
– И всё? Право, я ждал большего. Впрочем, радует, что ты и сама не знаешь, где твоя база. Весь штаб ордена эвакуирован, ты да ещё несколько человек получают приказы по открытым каналам… неплохо устроились, очень неплохо.
Асаги громко сказала:
– Прекрати читать мои мысли, ты, выползышь бездны!
Аргус лишь фыркнул.
– Ну прости, что слегка покопался. Я должен был знать, где ты сейчас находишься. А там кроме тебя и нет никого. Даже бригаду демонов отправлять слишком скучно. Самому, что ли, в гости наведаться?
– Ты не можешь телепортироваться…
Демон поднял руку, покачал указательным пальцем.
– Я не могу телепортироваться из мира в мир, а не внутри мира.
Асаги скрестила руки на груди.
– Ну, так приходи ко мне сам. Если можешь.
Аргус сделал шаг вперёд.
– Кстати, никакого снайпера тоже нет. А если бы и был - у тебя с ним нет связи. Ты попросту не можешь отдать приказ.
В следующую секунду пуля, пробив окно, вошла в оббивку дивана, где только что сидела Асаги. Охотница чуть заметно дёрнула уголком губ.
– Если стал читать мысли - читай всё, а не только то, что нравится.
Демон трижды хлопнул в ладоши.
– Поздравляю, ты только что убила своего офицера. Что же до твоих мыслей - у меня нет желания тратить силы на подробный разбор.
Улыбка на лице девушки проступила явственней.
– А ты - смог обнаружить канал связи, или продолжаешь мнить себя высшим существом?
Демон покачал головой.
– Не понимаю, что ты собираешься сказать? Говори прямо.
Асаги ответила холодно и чётко, без тени эмоций.
– Люди, вам противостоящие - отнюдь не слабаки. – Сказав это, девушка исчезла, как пятью минутами ранее растворилась в пространстве кружка с кофе.
Демон зажмурился, словно кот при виде сметаны.
– Так в машине тоже была иллюзия? Ты создала иллюзию в машине, а уже оттуда - иллюзию в библиотеке? – Он вновь захлопал в ладоши. – Хитро, мои поздравления, хитро. Но тогда зачем ты приходила? Ну, конечно! Как же я сразу не догадался!
Сейноске вошёл в душ. Зачем-то задвинул защёлку, замечательно зная зряшность запираний, и стянул тельняшку, в которой ходил последнюю неделю.
В эту самую секунду перед ним появилась девушка, так похожая на ту, на фотографии, только лет на пять постарше.
– Привет. Я Асаги. – Она положила палец на его уста, словно говоря «Помолчи!». – У меня мало времени. Слушай и запоминай. Ровно в полдень ты должен быть в библиотеке на втором этаже. Подойди к окну, я вытащу тебя…
Мальчик рукой оттолкнул ладошку, но его пальцы прошли словно сквозь воздух. На секунду он вытаращил глаза, а потом чётко сказал:
– Я спалю здесь всё до обсидианового тла! А тебя убьёт Оборо!
В ванной появился Аргус.
– Хороший мальчик. – Он положил увесистую лапу на голову Сейноске. – Очень хороший. Не бойся, ты сможешь потискать эту самку перед её смертью. Это я тебе обещаю. Да и Оборо. Они обе твои.
Асаги растворилась в воздухе. Мальчик посмотрел на демона.
– Как она вообще тут оказалась?
– Не поверишь. Она меня отвлекала только чтобы поговорить с тобой. Но попытка красивая, я проникся. Такую нужно иметь союзником, а не врагом.
Сейноске пожал плечами.
– У тебя же есть Оборо?
– Это ничтожество? Она предала своих. Такие не блещут талантами. – Аргус вдруг запнулся, и сказал чуть тише. – Хотя, если выкинет из головы детские мысли о мести… Как-нибудь так-нибудь.
Малец кивнул.
– Она хотела меня убить, да? Ну, до жертвоприношения, так?
Демон кивнул.
– Именно. Ты подойдёшь к окну - и снайпер вынес бы тебе мозги.
Мальчик взял демона за руку.
– Я ей не верю.
Аргус покивал.
– Это правильно. Никому не верь.
Сейноске сжал когтистую клешню Аргуса крепче.
– Я верю только тебе.
Существо в ответ слегка сдавило детскую ручонку.
– Это правильно. Верь мне полностью. Я тоже тебе верю.
Аргус отодвинул задвижку, и ногами покинул ванную, учтиво притворив за собой дверь. Мальчик шагнул под ледяной душ. Конечно, тут он мог включить горячую, но… Ему нужно было много, очень много воды. Он хотел выпить стальное море. Он хотел выпить ледовитый океан.
---
Асаги открыла глаза в своём рабочем кабинете в резервной резиденции Управления. Она всё так же лежала на кушетке, сняв туфли и ослабив галстук. Медитации с созданием иллюзий и раньше выматывали, выжимали досуха все силы из девушки, но этот забег со смертью позволил ей ощутить всю полноту слова «усталость» до последней капельки. Псевдоразумы астральных копий были ещё далеки от идеала, а управлять более чем одной версией за раз она просто физически не могла.
Она поднялась на ноги - и грохнулась на диван. От пяточек до ляжек рванула острая боль, словно тысячи иголок воткнулись разом в каждую клеточку тела.
Досчитав вслух до трёх, Асаги вновь встала, взглянула на фотографию в рамочке. Последняя совместная фотка с Оборо.
– Ты могла ему меня сдать. Но не сдала. Почему? Ответь, подруженька, мы ещё друзья, или уже нет? Да и были ли ими…
Прозвучал сигнал вызова. Асаги вытаращила глаза. Телефон в кабинете, конечно же, стоял, но его номер она никому не называла. Охотница нажала кнопку громкой связи.
– Да.
– Здравствуй, Кексик.
Впервые за пять лет она услышала этот голос. Это обращение.
– Здравствуй, Птичье Молоко.
– О! Кстати, всё хотела спросить, почему ты называла меня именно так?
Асаги выжала из себя некое подобие улыбки.
– Из-за носа, конечно же. Длинного, словно у лебедя.
На том конце протянули:
– Да-а? А чего сразу не Аист? Посмеялась бы ещё над тем, что я детдомовская.
– Почему ты меня не сдала? Я же была у тебя на вытянутой руке!
На том конце вдруг раздались какие-то шумы, но почти сразу Оборо ответила:
– Ты подохнешь от моей руки. Больше ни от чьей. Ты поняла, подруженька? – Оборо взвизгнула: – Ты меня поняла?!
Асаги ответила горькой усмешкой.
– Скажи, зачем он нам? Встретимся, и решим этот вопрос. Только ты и я.
– Ну, нет, подруженька, я должна быть уверена в победе.
Асаги покачала головой.
– Это же не спортивно! А как же честная борьба? – Улыбка на её лице полыхнула. – Или тебе будет достаточно только ручонкой дёрнуть?
– Ненавижу… – из аппарата раздались короткие гудки. Асаги взглянула на фото.
– Ну почему?! – Она хлопнула ладонью по столу, да так, что портрет задрожал и чуть не опрокинулся. – Почему ты каждый раз уходишь от разговора! Что я сказала не так?! Что!
***
Понедельник, 13:59 сиротский приют Ибараки.
Асаги приняла чашку чая.
– Спасибо, так что с моим вопросом?
Сестра Арисава села перед ней.
– Да… вы спрашивали о сбежавшем… Я, чегой-то, принялась говорить за всех… Ну, что тут можно рассказать… Сейноске - проблемный ребёнок. Крайне проблемный. У него убили всю семью. Он сам только чудом спасся…
Асаги подняла руку.
– Нет. Я спросила - какой он человек? Что от него ждать?
Сестра Арисава молчала несколько секунд, прежде чем ответить.
– Он холодный. Отстранённый. Как будто… это всё его не касается. Сейноске может нормально жить, только если вокруг весь мир летит к чертям. Когда всё тихо-мирно - он словно засыпает.
Асаги глотнула переслаженного чаю.
– А он может захотеть спалить этот мир к чертям собачьим?
Сестра Арисава покачала головой.
– Нет. Он любит этот приют. Он один работал в свинарнике без понуканий, не отлынивал, не прикидывался больным. Часто говорил: «я уйду, вы тут все с голоду помрёте». – Настоятельница глотнула чаю. – Он вернётся, вы с ним поговорите. Он такой… то клещами за язык тянуть приходится, то просто фонтан слов! Без умолку шутит, и не повторяется.
Асаги отставила чашку, и сцепила пальцы в замок.
– А он может… блефовать?
Её пожилая собеседница покачала головой.
– Да поймите же вы. Его похищали. Его родителей убили у него на глазах. После такого дети сходят с ума. А он - даже не плакал. Доктор назвал это «поразительной стрессоустойчивостью». – Дама в годах вздохнула. – Сейноске сказал тогда врачу «Они из-за меня погибли. Я должен был делать что-то, а не сидеть и ждать молча».
Асаги покивала.
– Разговор с психологом шёл в вашем присутствии? Скажите, этот ребёнок может… осознанно врать?
На лице старушки-воспитательницы появилась горькая улыбка опытности.
– Все дети врут. Не купишь игрушку, не покормишь вовремя, не включишь мультики… Дети любят мультики про Чебурашку и Гену. Дети постоянно обманывают. Да так, что поначалу веришь. Это потом, с годами приходит умение отличать, чего он хочет - и в чём нуждается.
Асаги подвигала нижней челюстью влево-вправо, влево-вправо, и спросила:
– Сейноске дисциплинированный?
Старушка твёрдо кивнула.
– Сейноске привередливый. Капризный. Будет торговаться. Но если вы убедите мальчика, что работу действительно нужно сделать - будьте уверены, он сделает именно то, что надо. Вылезет вон из кожи, но сделает. – Сестра Арисава помолчала немного. – Он ведь не из забитых. Ну, то есть, били его, конечно, как всех - но он устоял. Тут же как - покажи себя. Дай сдачи. Может, порой самому нужно нарваться на драку. Но иначе тебя просто никто не станет уважать. Да, побьют за плохие слова, но не насмерть же! А потом, как отлежишься, сами же руку тебе жать станут.
Охотница терпеливо выслушала опытного педагога.
– Скажите, Сейноске может захотеть… сжечь детдом?
Почтенная дама достала платок, и облегчила нос.
– Все ребятишки в тайне об этом мечтают. Постоянно слышу «вот сожгу тут всё!». Но… но проходит время, люди успокаиваются, и начинают мыслить трезво…
Асаги тут же перебила:
– Сколько?! Сколько нужно времени?
Её собеседница лишь развела руками.
– Это одному Небу известно…
В тот же день вечером Аргус сказал мальчику.
– Высшие демоны решили изменить ритуал.
Сейноске тогда ужинал:
– Что требуется от меня?
– Я искал того, чья кровь даст мне силу. – Аргус уселся на диван. – Но вижу, это была ошибка. Нет, я дам силу тебе.
Сейноске почесал голову.
– Вот сейчас не понял. Мне-то зачем? Я не умею открывать порталы меж мирами…
– А ты пробовал? – Аргус поднял руку, властно провёл ладонью в воздухе. – Лишь низшие демоны способны проходить между мирами. Для них поры в ткани реальности достаточно большие. Уже капитаны демонов так не могут. Ну, если не найдётся достаточно большая прореха…
Сейноске сел на диван.
– А почему капитаны так не могут? Ну, я знаю, что они дети низших демонов и смертных женщин…
Аргус посмотрел на ребёнка.
– Малыш, ты и есть капитан демонов.
Сейноске вытаращил глаза.
– Чего? Разве у меня зелёная кожа, или уродливое, толстое брюхо?
Аргус упрямо повторил.
– Ты капитан демонов. Но при этом выглядишь, как человек. Я впервые вижу подобный экземпляр. Даже мне понадобилось время, чтобы понять, с чем именно столкнулся.
Мальчик ударил себя по лицу пару раз.
– Так, ладно. Пусть я капитан, хорошо. Но моим отцом был обычный человек…
Демон печально покачал головой.
– Взгляни на Оборо. Её отцом был капитан, а матерью - смертная женщина, в её жилах лишь четверть демонической крови. Она выглядит почти как человек…
Мальчик его перебил:
– А ты? У тебя есть дети?
Аргус положил ладонь на стол.
– Я появился в этом мире в 1972ом году, по вашему счёту. Тогда же изнасиловал смертную. Приятно, и только. Больше я никогда подобного не делал.
Сейноске пожал плечами, повёл рукой.
– Тогда почему высшие не могут приходить к нам?
Аргус вдруг печально закатил глаза, что было совершенно нехарактерно для низших.
– Однажды, много лет назад все высшие демоны собрались, и таранили грань миров. В той атаке лишь я смог проскочить. Ещё нескольких братьев убило сходящимися краями реальности. Остальным повезло больше - они просто не успели в закрывающийся проход.
Сейноске потёр ладони.
– Хорошо, пусть так. Ну, а я здесь при чём?
Ему ответила Оборо:
– Да тебе уже несколько раз сказали, ты тупой? – Она посмотрела на своего шефа. – Да он всё свои шутки шутит! Прирезать его, и дело с концом! Господин! Надо провести церемонию, и всего делов!
Аргус обернулся, и Оборо тут же осеклась.
– Ты прекрасна, но глупа. Этот мальчик крайне редкий экземпляр, чтобы просто пустить его под нож. Любой низший демон умеет расширять прорехи в ткани миров на малую толику. Капитаны уже должны делать это больше, но их личных сил не хватает. А подавать со стороны - значит уничтожить. Но этот мальчик - более человек. Он не создаёт собственной силы. Ему не грозит перегрузка. Он сможет расширить прореху моей силой.
Сейноске поднял руку.
– Подожди, а ты почему не можешь?
– Потому что я высший демон, а на уширение способны лишь низшие. Итак, ты поможешь мне открыть портал?
Сейноске сказал ясно и чётко:
– Да. Я понесу чемоданы, а ты понесёшь меня. – Он помолчал немного, и добавил: – Слушай, может, до полнолуния потренируемся? У нас ещё три ночи! Я ведь раньше никогда ничего подобного не делал.
Оборо подскочила к Аргусу. Грохнулась на колени.
– Хозяин! Мне мерзко думать что этот…
Тяжёлая, когтистая лапа легла на чудную голову девушки.
– Выполняй приказ. В пятницу полнолуние. – Демон посмотрел на мальчика. – Кстати, зря ты называешь эти апельсинки большими. Готов к тренировке?
– Да. – Мальчик размял плечи. – Начнём.
Аргус осмотрел мальца. Тот был одет в новенький спортивный костюм.
– Ты худоват, даже для человека. Хотя и жилистый. Все эти синяки с ушибами на тебе - тебя били? Впрочем, вижу набитые кулаки, ты пытался давать сдачи. Это похвально. Сейчас я подам в твою душу немножко волшебной силы. Попробуй исцелить своё тело.
Мальчик кивнул, похрустел пальцами. Даже при ярком желтоватом освещении кухонных ламп был виден исходящий из ребёнка золотистый свет. То, что Оборо видела в приюте, сейчас заблестело подобно извлечённому из ножен клинку, отражающему свет полуденного солнца. Тело Сейноске окрепло, все следы побоев и драк исчезли, мышцы приобрели чёткую рельефную форму, словно он ходил в спортзал последние три года.
Аргус передал собственную магическую энергию в мальца и спросил:
– Как ощущение?
Сейноске подпрыгнул. Потом ещё раз, но уже гораздо выше, и пальцами достал потолка высотой в три метра.
– Прикольно. – Ещё один прыжок, теперь уже с попыткой сделать кувырок. Улучшенное колдовством тело слушалось идеально. – Вот, здорово! А ты… можешь принимать человеческий вид?
Аргус воскликнул:
– Я горжусь своим обличием! Тьма породила меня на этот свет в таком облике, и таким я покину эту жизнь! – Он закончил чуть мягче. – Ну, пора тренироваться.
Сейноске вышел в большой зал.
– А может, я попробую сейчас переместить в тот мир капитана демонов?
Аргус кивнул.
– Хорошая мысль. – Он чуть шевельнул пальцами, и в зале перед ними появился демон.– Вот, пробуй.
Мальчик почесал голову.
– Не пойму. Он же только что телепортировался!
Оборо схватила мальчика за ворот куртки, рывком развернула к себе.
– Это внутриреальностная телепортация, а не межреальностая! Как можно не понимать простейших вещей?!
Сейноске указал пальцем на капитана демонов. Уродливое, отдалённо похожее на прямоходящего аллигатора существо.
– Это твой папа, или просто похож?
Оборо попыталась врезать по нахальной морде кулаком.
Сейноске подставил ладонь, играючи парируя удар.
– Ну? Ещё попробуешь?
Дочь демона вся как-то вся обмякла, распрямилась и отошла на шаг.
– Ничего. – На её личике играла ухмылка. – Я подожду своего часа.
Мальчик посмотрел на высшего демона.
– Дай мне сил столько же, как и в первый раз. Примем это за единицу. – Аргус хохотнул, и подал 1,01 от первого раза. Мальчик вскинул руку и испепелил капитана демонов. Повернулся к Оборо. – Ты прости, что я с твоим папой так…
Она дёрнулась, но промолчала, едва не пальцами растягивая улыбку на лице. Сейноске повернулся к Аргусу.
– Слушай, вот эта энергия… сколько времени она во мне продержится, если я вообще её не буду тратить?
Тот пожал плечами.
– Нужно ставить эксперимент. Да и потом, если я подам сразу слишком много, ты можешь сгореть так же, как этот бедолага.
Сейноске сложил руки на груди.
– Тогда давай поставим эти эксперименты. Подай в меня столько сил, сколько сможешь. Я похожу так до завтрашнего вечера. И посмотрим, каковы потери энергии.
Аргус выполнил предложенное мальцом, и отправился заниматься своими делами.
---
Сейноске вышел из особняка в полдень, когда солнце почти достигло зенита. Успел сделать три шага, но тут его нагнала Оборо.
– Стоять! Куда собрался?! – Она попыталась схватить мальчишку за плечо, но, вскрикнув от острой боли в пальчиках, отдёрнула руку. – Мразь! Совсем обнаглел?!
Мальчик прекратил магическую атаку и посмотрел на дочь демона.
– Ключи взяла? Поехали в приют.
Девушка вытаращила глаза:
– Ты мне приказывать вздумал?
– Ну, ты же не хочешь пару ожогов?
Оборо закрыла глаза. Провела ладонями по лицу.
– Если ты уйдёшь - хозяин мне голову вырвет вместе с позвоночником.
– Соболезную. Так ты взяла ключи?
Оборо вытащила из кармана связку с брелком.
– Куда собрался?
Мальчик сложил руки на груди.
– В приют. Я хочу его сжечь.
Оборо упёрла кулаки в бока.
– А я хочу убить Асаги, и что с того?! Тебе же ясно сказали - сосредоточься на главной цели!
Мальчик улыбнулся ещё шире:
– Асаги сейчас в приюте.
Оборо крепко зажмурилась, покачала головой и открыла глаза:
– Ты-то откуда знаешь?!
– Поехали. – И мальчик направился к припаркованному у дома авто. Изрыгнув проклятье, Оборо поплелась следом, и повезла пленника обратно. Или кто там у них сейчас кого взял в плен…
Приют встречал их обшарпанной краской на стенах, покосившимся крыльцом и трещинами в окнах первого этажа. Сейноске вышел из машины, облизнул губы.
– Даже бензин не нужен… слушай, может, ночью приехать?
Оборо ухватила его за ухо.
– Делай быстрее, да поехали домой! Чего зря болтать! – Она выкручивала парню ушную раковину, а тот лишь корчился и кричал терпя страдания.
Двери приюта открылись. Поддерживаемая охотницей под руку, сестра Арисава вышла на улицу.
– Сейноске! Ты вернулся!
Отпустив мальчика, Оборо повернулась к вышедшим.
– А! Игава Асаги! Вот мы, наконец, и свиделись!
Асаги склонилась, и шепнула на самое ухо старушке:
– Здесь опасно, идите в дом. Быстро.
Но дама в годах словно не слушала стального шёпота.
– Сейноске! – Она засеменила к нему. – Сейноске, ты вернулся!
Асаги прикусила губу. Пальцем ослабила галстук.
– Слон на Е-6, рокировка и мат… Кровавая рокировка…
Старушка уже успела сделать пять шагов своего хода.
Оборо похлопала мальчика по плечу.
– Начинай, ты ж хотел…
Сейноске стоял бледен и трезв. Мальчик мелко трясся всем телом, а сестра Арисава всё продолжала его звать, сокращая дистанцию. Оборо прищёлкнула пальцами, отправляя уставшему сердцу старушки приказ остановиться. Воспитательница успела дойти до середины, и рухнула на заплёванный асфальт, словно споткнулась о камень. Мальчик подбежал к ней, грохнулся на колени подле бездыханного тела, и разревелся самым постыдным образом.
Асаги подошла к Оборо.
– Ну, и зачем весь этот цирк? Ты б успокоила мальца, а то у него истерика.
Оборо облизнула враз пересохшие губы.
– Мы враги.
Асаги коснулась щеки, привела пальчиками по шее.
– Да? А давно мы ими стали?
Оборо прошипела ответ:
– Презираю тебя…
Асаги отвела взгляд.
– Эта женщина… она бездетна. Посвятила всю жизнь воспитанию беспризорников. Каждого знала по имени. Для неё любой был роднее собственного.
Оборо влепила пощёчину Асаги.
– Заткнись!
Асаги открыла, было, рот, но вдруг обернулась. Сейноске, отойдя на два шага от тела, использовал магию. Похоронным костром взвилось бурное пламя, оставив от тела старушки лишь пепел. Вновь встав на колени, мальчик взял, обжигая руку, горсть праха и положил себе в карман.
Асаги вскинула брови, а в следующую секунду крутанулась на каблуках и поставила блок, принимая направленный в её спину удар Оборо.
Сейноске подошёл к застывшим в клинче бойцам.
– Хватит вам. – Слёзы ещё текли по его лицу. – Оборо, сядь за руль. Или обеих превращу в головёшки.
Асаги первой отскочила, разрывая дистанцию. Повернулась к мальчику.
– Что ты задумал?
Сейноске сплюнул на покрытый сетью трещин асфальт.
– Вернусь к Аргусу. Мне нужно сосредоточиться на главной цели.
Убрав оружие, Оборо села за руль.
---
Медленно, вразвалочку, высший демон спускался по лестнице на первый этаж:
– Сейноске, ты готов? Луна через час достигнет своего трона.
Оборо прокричала:
– Хозяин! Говорю я вам, он что-то замыслил! Поройтесь в его мыслях ещё раз…
Аргус властным жестом велел девушке умолкнуть.
– Лишнее. Я полностью ему доверяю.
Мальчик размял плечи, потянулся.
– А есть среди высших демонов кто-то, кого… ну, недолюбливают?
Аргус подошёл к нему.
– Разверни свою мысль?
– Ну, кто-то, кого не жалко? Я пока не открывал врата так широко, чтобы проходили именно высшие демоны. Может, первым запустить кого-то, кем можно пожертвовать?
И вновь широкая когтистая лапа опустилась на голову юнца, нежно похлопывая.
– Молодчинка, малыш. Да, есть подходящая кандидатура. Эту тварь все ненавидят.
Появился низший демон, выслушал приказ и отбыл в свой мир. Сейноске, получив от Аргуса энергию, открыл портал. Длинная узкая трещина меж двумя реальностями, что осталась после первой попытки высших демонов явиться в этот мир, расширилась, превращаясь из линии сперва в овал, а там и в окружность. Сквозь врата прошёл ужасный гость. Второй из их племени, что оказался в мире людей. Внешне демон выглядел как огромный шар с единственным глазом, и словно парил в пространстве.
Сейноске захлопнул врата.
– Уф… это тяжко… – Подошла Оборо, протянула стакан воды. Мальчик выпил и спросил: – Я… отдохну, и открою портал снова… а что это за демон? Почему вам его не жалко?
Аргус кратко ответил:
– Он отвратителен, потому все демоны его презирают.
Парадные двери в особняк широко распахнулись, и вошли две девушки. Первой было лет двадцать с лишним, она тащила на поводке другую, которая была лишь чуть старше самого Сейноске.
– А мы на огонёк зашли…
Просторный холл первого этажа заполнил истошный вопль Оборо:
– Дура! Закрой дверь, ты рушишь маскировку…
Но договорить она не успела: в широкие двери вбежали две охотницы. Оружием одной из них служил огромный лабрис (топор с двумя лезвиями). У другой в руке был клинок, созданный из света и магии. Охотница с лабрисом рванулась на Аргуса, но тот одним ударом отправил её в нокаут. Мог бы и убить ненароком.
Вторая, подняв оружие, молча стояла. Её глаза остекленели, а губы шлёпали в попытке выдавить хоть какой-то звук. Оборо сипло прошептала:
– Ингрид… Тёмный Рыцарь…
Аргус крикнул:
– Сейноске! Открывай врата! Сейчас! – Он передал мальчику магию. – Первым пройдёт Дементорос! Он лучший воин среди нас!
Охотница с лабрисом пришла в сознание, дёрнулась, но могла лишь безвольно смотреть на происходящее.
Малец поднял руки. Всё его тело окутало облако золотого огня. Трещина вновь расширилась. Высший демон по имени Дементорос показался в портале. Пересёк его своей уродливой, рогатой головой, распластал руки, зарычал… Ингрид попыталась сделать шаг - но её ноги затряслись.
Сейноске моментально захлопнул портал. Половинка высшего демона грохнулась на пол, его лицо навеки сохранило гордое и надменное выражение победителя. Сейноске повернулся к Аргусу и его же силой уничтожил своего учителя колдовства, превратив высшего демона в кучку пыли. Девочка на поводке, да и её хозяйка тоже, замерли, во все зеницы разглядывая убийство двух высших демонов. Выпучив глаза, Оборо прокричала:
– Да и плевать! Я всё равно убью Асаги! Эта тварь заплатит…– Сейноске поднял руку. Оборо схватилась за горло, и захрипела.
– Твои личные счёты меня не касаются.
Воспитанник приюта шумно выдохнул. Подошёл к демону, что появился вторым.
– Ну, выбирай. Война с охотницами, или ты просто будешь здесь жить, никому не делая зла?
Высший хрюкнул, да моргнул единственным оком.
Сейноске кивнул.
– Хорошо. Но если попытаешься шалить - будешь уничтожен. В том мире тебя все ненавидят, и здесь не рады.
Монстр телепортировался в подвал этого дома. Охотница поднялась на ноги, взяла лабрис в руки. Девочка отошла на шаг от своей хозяйки. Сейноске подошёл к Ингрид. Не говоря ни слова, влепил той звонкую пощёчину. Оборо прокашлялась, и воскликнула:
– Высшие демоны найдут способ попасть в этот мир! И уничтожат здесь всё! Нет смысла сопротивляться им! Ну, убил ты одного или двух, а дальше?! – Оборо утёрла губы. – Они всё равно придут сюда. Ты лишь отсрочил неизбежное.
Сейноске покачал головой.
– Сегодня - я. Завтра - ещё кто-то. Люди продолжат борьбу. – Мальчик подошёл к ней: – Твой клюв… он слишком большой. Хочешь, я сделаю его чуть меньше?
Оборо ничего не сказала. Мальчик поднёс ладонь к её лицу, и подал немного магии. Нос девушки уменьшился в размерах примерно на треть, бородавка исчезла. Сейноске опустил руку.
– Вот так. Теперь ты больше не похожа на крокодилицу.
Оборо подошла к буфету, глянулась в зеркальные дверцы.
– Миленько… ничего не скажу, миленько. Теперь я даже красивее Асаги… Кстати, всё хотела спросить. Откуда ты вообще узнал, что Асаги тогда была в приюте?
Мальчонка лишь пожал плечами.
– Я и не знал. Просто ты на это имя ведёшься, как ребёнок на конфетку.
Оборо проревела:
– Ты! – Она тут же сбавила тон. – Сколько вообще сил у тебя?
Сейноске ответил:
– Даже не знаю. Примерно сто единиц, может чуть больше. Но я буду сражаться, пока не погибну. Конечно, приют ужасное место… но я всё равно его люблю. Это мой дом. Жаль, что я смог это понять только после смерти сестры Арисавы.
Охотница с лабрисом вытаращила глаза:
– Оборо! Это невероятно! – Она подняла оружие над головой, и сказала странное слово. Мгновение, и огромный боевой топор куда-то делся, словно стал невидимым. – Малыш, можешь мне чего-нибудь такое сделать?
Юнец кивнул.
– Я могу подать в твою душу немного магии, но понятия не имею, к чему это приведёт. Хочешь эксперимент?
– Да!
– А как твоё имя?
– Муросаки.
Сейноске передал ей крупицу магических сил и оглянулся по сторонам:
– Ну, ладно. Так, вы две!
Девушка, держа в руках поводок, шагнула к мальчику, её ведомая поплелась следом.
– Меня зовут Ли Мейн Фэнг, а это…
Девочка на поводке громко сказала:
– Аннероуз Вайра.
Сейноске воскликнул:
– Отпусти человека, это тебе не собака!
Ли Мейн Фэнг мгновенно сняла ошейник с девочки. Та тут же подбежала к мальчику.
– Ты даже не представляешь, как правильно поступил! Клянусь, если бы не полнолуние, я бы сама защитила свой дом!
Сейноске чуть улыбнулся.
– Этот мир - дом каждого из нас!
Девочка повысила голос:
– Балда! Это мой дом, мой предки жили здесь четыре поколения! Но как появился Аргус - меня взяли в рабство, а моё тело… – она вдруг всхлипнула, и умолкла. Сейноске спросил:
– А что - твоё тело? Что там с полнолунием?
– Ну… каждое полнолуние моя магия иссякает, и я превращаюсь… в это.
Мальчик прищёлкнул пальцами.
– Так вот оно что! Я вижу два тела, потому что ты и живёшь ими! Хочешь - я сотру одно из них? Какое тело тебе оставить?
Малышка тут же ответила:
– Взрослое! Я хочу быть взрослой!
Мальчик кивнул, прищёлкнул пальцами. Аннероуз тут же приняла облик двадцатитрёхлетней женщины. Сейноске размял кисти рук.
– Ладно, пойду, пока вы тут друг друга не поубивали…
Напряжение последних дней сказалось: юнец сделал два шага и хлопнулся в обморок.
---
Очнулся он в полдень следующего дня.
Рядом на стуле сидела Аннероуз и набивала текстовое сообщение на телефоне. Впрочем, увидев что мальчик смотрит, тут же ухватила его за руку:
– Малыш, ты очухался! – Она тараторила целую минуту без передышки. – Ну, да ладно, ты-то как?
– Где… Ингрид?
Вайра печально отвела взгляд.
– Старик приговорил её к смерти.
Мальчик коснулся плеча собеседницы.
– Она… виновата. Но… не на столько… – Он крепче сжал плечо Аннероуз. – Я… могу поговорить со стариком?
Охотница виновато улыбнулась.
– Он спрашивал о тебе. Возможно, разрешит встречу. Могу ему позвонить. Ты хочешь?
Мальчик кивнул. Глотнул воды и взял трубку.
– Пожалуйста… Постой за дверью.
Аннероуз вытаращила глаза:
– Эй!
– Прошу…
Вайра буквально вытолкала саму себя в коридор, и захлопнула дверь. Сейноске поднял телефон, нажал на кнопку вызова.
– Ан-сан?
– Я Самада Сейноске, вам про меня рассказывали.
– Да, малыш Сейноске, чего ты хочешь?
Глава ордена охотников, которому было уже шестьдесят семь лет, в этот момент сидел на полу в тренировочном зале. Напротив него находились две охотницы. Одна из них, Ингрид, сидела и держала в руках нож. Вторая, подняв меч, стояла рядом. Старик внимательно выслушал ответ мальчика, посмеялся, и сбросил разговор.
– Так-так… как это я сам не догадался.
Охотница, держащая меч, тихо спросила:
– Учитель, мы можем… вернуться к казни?
Старик убрал телефон в карман.
– Казнь отменяется. Ингрид, возвращайся к документам.
Охотница побледнела.
– Учитель… я признала вину…
Старик махнул рукой.
– Будет тебе. Иди, работай.
Отбросив нож, Ингрид подалась вперёд всем телом:
– Учитель, что сказал вам этот мальчик? Я должна знать!
Покачав головой, старик молча ушёл.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 27.2.2024, 16:28