Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему / Читать рассказы

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Легенда о кисти Леонардо
Ruslan Shagmanov
сообщение 3.7.2019, 18:12
Сообщение #1


Бабай - Ага
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 4477
Регистрация: 23.6.2017
Вставить ник
Цитата
Из: Тридесятое царство




Я совершенно не помню маму. Ни капельки. Лишь некий смутный образ, который отдалённо напоминает человеческий облик. Словно фигура вошла в туман и постепенно, уходя вглубь, теряется в клубах дымки, медленно истаивая.

Мама умерла недавно. Или вечность тому назад, с какой стороны на это смотреть. Если рассуждать, то на взгляд оптимиста – прошло буквально несколько минут, пессимиста – минуло бесконечно долгое время. Я отношусь к последним. Следовательно, случилось это в доколумбову эпоху. Хотя, если судить с математической точки зрения: временные отрезки проведённые с живой ещё матерью и без оной – тождественны. Говоря простым нормальным языком, одну половину жизни я провела с мамой, другую – без. В кромешной темноте и полном одиночестве. Правда, это не совсем верно. Какую-то частицу света в мою истерзанную горем душу вливал отец, скрашивая бессмысленное существование.

Думаю, его можно понять и где-то даже посочувствовать. Он своей жене, моей маме, до сих пор беззаветно предан, иначе давно женился на другой. Хотя бы ради дочери. Однако отец не спешит совершать подобной глупости. Ибо мачеха, какая бы она ни была хорошая, никогда не сможет стать второй матерью.

С уходом мамы в небытие ничего не изменилось. В сутках осталось всё те же 24 часа, солнце каждое утро всходило на востоке, а вслед за весной наступало лето. Всё, как заведено природой. Словом, глобальных катаклизмов, таких как, например, сход земного шара со своей привычной орбиты, не произошло. Нет, конечно, какие-то изменения случились. Не столь заметные на первый взгляд, не способные основательно повлиять на нашу и без того безысходную жизнь. Так, по мелочам.

Я перестала улыбаться. И если радовалась чему-нибудь, то сдержанно, без воплей восторга. Питаться стала кое-как: полуфабрикаты, купленные в ближайшем супермаркете, сосиски, сваренные в кастрюльке, яичница, пожаренные тосты, сублимированный кофе. К великому огорчению, ни у меня, ни у отца таланта к готовке вкусной и здоровой пищи не обнаружилось. К тому же мой старик закурил. Он и раньше тайком покуривал. Но об этом знала только я. Впрочем, думается, что мама об этом папином недостатке подозревала, но делала вид, что ничего не замечает. Другие дурные пороки он выжигал калёным железом.

Теперь же скрываться было не от кого. И папа курил в квартире, чего никогда себе не позволял. А я – ничего. Мне запах табака даже нравится. Ещё я люблю, когда мой старик набьет душистым табачком свою трубку и удобно расположится в кресле перед телевизором, чтобы посмотреть очередной лигочемпионский футбольный кошмар под названием “Спартак”. Я обычно располагаюсь подле, раскрываю альбом и под хаотичное мельтешение обезумевшего от дикой несправедливости мяча, принимаюсь рисовать.

Говорят, я хорошо рисую. Говорят, будто я научилась рисовать раньше, чем ходить. Однажды папа в шутку подарил цветные карандаши, когда мне не было и года, а я возьми и умудрись изрисовать обои “высокохудожественными” рисунками. Конечно, он рассказывает об этом с иронией, поскольку мама, разозлившись на мою выходку, устроила ремонт и закатила грандиозный скандал. Это была их первая, и, как потом оказалось, далеко не последняя ссора. Но об этом я узнала слишком поздно, однако рисовать не бросила. Тогда папа записал меня в художественную школу, подарил мне альбом и акварельные краски, взяв с меня слово больше не хулиганить. Разумеется, я поклялась: одно дело чиркать каракули на стенах, другое – писать на холсте. И я взялась за кисть.

Кстати, об этой кисти нужно рассказать чуть подробнее. В нашей семье бытует легенда об этой замечательной вещи. Я постараюсь вкратце передать суть этой истории. Конечно, папа знает её наизусть, но у меня не столь совершенная память, поэтому расскажу своими словами. Звучит она приблизительно так:

“Эта история произошла так давно, что затерялась в толще веков, оставив свой след лишь в памяти отдельных людей. Поскольку для них это было рядовым событием в их нелёгкой жизни, потому никто не удосужился, а со временем всё, что происходило, перешло в разряд мифов, коих и без того немало бродит по планете, заставляя пытливые умы призадуматься.

Жил в эпоху Возрождения Великий Мастер. Внешне он ничем не отличался от людей того времени, но за заурядной внешностью скрывалась необычайно талантливая личность. Учёный, философ, изобретатель, художник. Всё, к чему прикасались руки Мастера, меняло свою истинную сущность, претерпевало поразительную метаморфозу, превращалось в подлинный шедевр. В любой области, будь то наука или искусство, он достигал совершенства.

Но на исходе жизни оставил Мастер своё поприще и удалился от дел. Но прежде чем окончательно исчезнуть из мирской суеты, оставил после себя наследство. Кисть, которой писал картины. Запомните, завещал он ученикам, не истлеет кисть эта во веки веков, пока не попадёт в руки обычной девочки. Простой с виду, но Великой – душой, чистой и непорочной. И всё, что не изобразит девочка этой кистью, станет реальностью.

С той поры путешествовала кисть по странам и континентам в поисках истинной хозяйки. Всякое случалось: и бережно хранилась среди реликвий, и пылилась на чердаках, терялась, снова находилась. И даже побывала у дочурки одного из маститых художников. То ли Тулуз-Лотрека, то ли Фрагонара. Однако, насколько известно, чуда не свершилось: не заговорила кисть в руках маленькой художницы, не проснулась. То ли эпоха была не подходящей, то ли девочка оказалась не столь одаренной. Не всегда мастерство по генам передаётся.

С момента зарождения этой легенды прошло много веков. Позабылась история о чудо-кисти. Не бывает так, чтобы нарисованный, пусть даже мастером, рисунок воплотился в реальность. Волшебство встречается в книжках. Но сказочные чудеса – отражение нашей действительности, порой преувеличенное, иносказательное, но всё-таки имеющее право на существование.

Однажды купил мужчина маленькую, невзрачную кисточку в подарок на день рождения дочери. И вовсе не потому, что она умела рисовать, скорее наоборот. Подарил, потому что любил дочь. Нарисовала девочка первый рисунок: Прекрасного Принца на белом коне, скачущего за своей принцессой, чтобы выручить из плена гадкого Кащея Бессмертного, и побеждающего коварного злодея в неравном, но честном поединке.

И магия свершилась. Детская фантазия воплотилась в реальность.

Девочка вошла во вкус и нарисовала другую картину: штурм средневекового замка. Изображение получилось красочным. Настырные захватчики лезут на крепостные стены по приставным лестницам, таранят ворота, разбивают с помощью катапульт здания. В то же время мужественные защитники отстреливаются из последних сил, но уже приходит понимание, что поражение неизбежно. Однако случается невероятное. Девочке пришло в голову изобразить парящего в небе огнедышащего дракона. И позабыта война. Люди в ужасе разбежались прочь от проклятого замка. В легендах осталось только имя этого дракона, кажется, его называли Фафниром.

Ещё немало картин живописала девочка. Причём по незнанию рисовала она чаще всего, то, что простым людям причиняло боль. Ей было тяжело разобрать, что есть добро, а что – зло. Ведь девочке не было и семи лет.

Лишь разок она нарисовала то, что принесло добро в жизни. Девочка узнала, что родители разводятся, и изобразила на картинке счастливую семью: маму, папу, себя, держащихся за руки. Однако с той поры спрятала кисть. От греха подальше, чтобы ненароком никому не навредить”.

“Го-о-о-о-ол!!!”

Радостный вопль отца выводит меня из раздумий. Это “Спартак” наконец вляпал банку своим соперникам. Я бросаю взгляд сначала на отца, затем на мерцающий экран телевизора, на котором возникает картинка повтора момента. Недовольное лицо моего старика подсказывает мне, что не всё так радужно. Это всего лишь очередной форвард в очередной раз вышедший на очередное рандеву с голкипером “один на один” в очередной раз пробил мимо ворот.

– Папа, – встреваю в неподходящий момент, – ты мне купишь краски? Лучше масляные, в крайнем случае, гуашь. А то акварель по бумаге расплывается. К тому же темпера даёт насыщенный цвет, более естественный. Живой!

– Хорошо, Инза, – голос отца спокойный, не раздражительный, видимо, смирился с поражением своей любимой команды. – Через три дня у тебя ведь день рождения. Тогда и подарю.

– Договорились. Спокойной ночи, папочка. – Я встаю, собираю свои вещи и отправляюсь в спальню.

Меня зовут Инза. Удивительно красивое имя, об этом мне все окружающие говорят. Я и сама так считаю. Это редкостное имя переводится с тюркского как “жемчужина”, и одарил меня им отец. Родители долго, до хрипоты, спорили, как меня назвать. Но папа сумел настоять на своём. И мама, что удивительно, согласилась. Дело было не в принципах, от которых позже, по рассказам отца, она старалась не отступать. Ситуация с моим именем была довольно щекотливой. Это имя носила девушка, которую папа безответно любил в молодости. И мама эту историю знала, но, несмотря на это, согласилась выйти за него замуж. За что я ей бесконечно благодарна. Иначе просто не появилась бы на свет.

Впрочем, теперь это в прошлом. Настоящее – беспросветно. Но надежда остаётся, особенно для меня. Ведь легенда – не случайность. Умом понимаю, что подобное – чистой воды вымысел, но вот сердце думает иначе. А вдруг…

Вот подарит папа мне масляные краски, а я к этому времени научусь рисовать людей. Хотя трудно вернуть тех, кто ушёл добровольно, но нужно попытаться.

И тогда обязательно нарисую свою маму. Живую. Согласитесь, тяжело прожить без матери добрых полжизни.

А в сказки хочется верить. Особенно, когда тебе через три дня исполнится десять лет.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Агния
сообщение 3.7.2019, 22:07
Сообщение #2


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 4031
Регистрация: 8.10.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Петербург




Очень хорошее начало и очень славное окончание, но между нами множество штампов, некоторая слащавость. Однако в целом, поздравляю вас, Руслан, с хорошим рассказом))

Замечу, что помимо самих масляных красок к ним надо ещё много чего - холст или картон, разбавитель, лаки, мольберт.. Гуашь - самая элементарная красочная принадлежность - ею ведь рисуют с младшей группы детсада. И кисть для масла будет отличаться от кисти для акварели. Это мелочи, но заметит любой, кто рисует.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 23.10.2019, 21:51