Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Машина времени, фантастическая миниатюра
TybeDour
сообщение 26.8.2019, 3:22
Сообщение #1


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 301
Регистрация: 1.8.2019
Вставить ник
Цитата
Из: Ростов-на-Дону




Профессор Преображенский потягивал пиво «Толстяк» и играл в домино с Васей Пупкиным. Бармен разогревал в микроволновке сосиски.
- Всё-таки удивительная эта вещь, микроволновка, - сказал Вася, - за минуту разогревает продукты и даже не пригорает.
- Физику надо учить, Вася, - сказал профессор, - Что такое тепло? Это движение молекул. Микроволны проникают в продукт и ускоряют движение молекул.
- Раз ты такой умный, сделай микроволновый холодильник, чтобы за минуту замораживал.
- Ну я вообще-то не физик, но вызов принимаю, если поставишь ящик пива, - сказал охмелевший профессор, но запнулся, - да ладно, шучу.
- Нет уж, - сказал Вася, - все слышали, что он сказал?
Мужики закивали.
- Тогда скидываемся на ящик пива, - продолжил Вася.
С тех пор житья не стало профессору, каждый раз в пивной его спрашивали, как продвигается работа над холодильником. Ведь за минуту охладить пиво - мечта любого мужика.

На счастье профессора, он увидел по телевизору репортаж об испытании генератора торсионного поля. Оно просто творило чудеса - проникало через препятствия, превышало скорость света, улучшало качество металла в плавильных печах, но главное, что приковало внимание профессора, немного замедляло ход часов. Видимо торсионное поле (ТП) замедляет движение молекул, а значит должно охлаждать, решил профессор и позвонил по номеру, показанному по телевизору, чтобы заказать генератор торсионного поля (ГТП).

Опыты с ГТП, показали, что журналисты всё преувеличили. Ход часов замедлялся, но очень незначительно, сколько бы профессор ни крутил ручки на генераторе.

Как то раз, профессор заснул после долгих экспериментов и ему приснилось, что нужно соединить два ГТП. Он купил второй ГТП, но из этого мало что получилось, просто ход часов стал неравномерным. Но вот, в какой то момент, приборы показали, что часы приостановились на какую-то мизерную долю секунды. Наконец профессор выяснил, что для этого два ГТП должны излучать противофазные поля, так, чтобы они подавляли друг друга. Но профессор радовался рано, часы останавливались, но никакого охлаждения при этом не происходило. Часы даже не покрывались инеем, а когда профессор доставал их из камеры, они были такими же тёплыми, как и раньше.
«Видимо, молекулы останавливаются только во время действия ТП», - догадался профессор, - «а иней не образуется потому, что молекулы воздуха в камере тоже останавливаются. Так что, попить холодного пивка не получится, не лезть же самому в камеру».
Но друзья не отставали:
- Мы готовы и в камеру полезть, если только поле безвредно, так что давай, проверяй на мышах!
«Что делать, как отвязаться от этих алкашей? Засуну мышь в камеру на месяц, чтобы наверняка сдохла», - решил профессор.
Но, в последний момент, стало жалко мышь и он хорошенько накормил её напоследок. Через месяц запищал зуммер на микроволновке и профессор открыл дверцу, держа наготове пакет, чтобы сразу запечатать провонявший труп мыши. Но каково же было его удивление, когда он увидел мышь живой и невредимой.
«Бедная! Наверно проголодалась как зверь», - спохватился профессор и положил перед мышью кусок сыра. Мышь нехотя подошла и понюхала, но есть не стала. Наверно у неё расстройство пищеварения, подумал профессор, но через несколько часов у мыши всё-же появился аппетит, хотя никаких признаков расстройства здоровья она не проявляла. Друзья набросились на профессора ещё больше:
- Делай большую камеру, будем пробовать на себе.
Профессор подумал:
«люди взрослые, сами за себя отвечают, я с себя снимаю всякую ответственность за последствия».
Наконец камера готова и профессор решился испытать её на себе. Завёл таймер на несколько часов, зашёл в камеру, сел в кресло и услышал нарастающий гул генераторов. Но что это? Гул вдруг снова затих.
- Неужели опять выбило пробки?! - матом заорал профессор и вышел из камеры.
Но оказалось, что лаборатория ярко освещена, даже слишком ярко. Причём свет бил из окон, несмотря на поздний час.
«Опять сторож на стройке дурачится с прожектором», - решил профессор и подошёл к окну, но тут же отпрянул.
В небе висел огромный, ослепительно светящийся шар и освещал всю окрестность.
«Инопланетяне!» - с ужасом пронеслось в голове, и профессор заметался по комнате в поисках безопасного места.

Наконец, отлежавшись под диваном и увидев, что шар не приближается, профессор стал думать, что могло привлечь инопланетян:
«Неужели ТП? Но я ведь настроил генераторы на локальный режим, и ТП не могло выйти за пределы камеры. Тем более, что генераторы не успели проработать и секунды. Может ТП вызвало цепную реакцию в атмосфере и этот шар - вспышка термоядерного взрыва. Тогда где же ударная волна?»
Тягостные мысли прервал звонок мобильного телефона. Звонил Вася.
«Наверное, его разбудил этот странный свет», - подумал профессор и взял трубку.
- Ну чё? Сегодня будем играть в домино? - спросил Вася.
- Что с тобой Вася, среди ночи вспомнил про домино? - удивился профессор.
- Ты чё, опять всю ночь не спал? Уже утро! - заорал Вася.
- Значит ты тоже видишь этот шар в небе, и думаешь, что это солнце? - догадался профессор, но всё-же посмотрел на часы, они действительно показывали утро.
- Что за чертовщина? - заорал профессор и бросился проверять остальные часы. Все показывали утро.
- Мне сейчас не до домино! - заорал профессор и положил трубку.
Наконец профессор догадался просмотреть запись видеорегистратора, но с ним тоже творилось что-то не ладное. На накопителе оказался огромный многочасовой файл с одним неподвижным кадром. Вернее, вначале запись выглядит нормально - видно, как профессор закрывается в камере, и на этом всё - изображение застывает на одном кадре. Профессор решил всё-же досмотреть видео до конца в ускоренном режиме. К концу файла изображение стало светлеть, и вот наконец появилось движение в кадре: дверь в торсионной камере открылась и из неё вышел профессор.

Профессор задумался и перевёл взгляд на монитор наружного видеонаблюдения. Шар на небе до сих пор висел, но странно было другое. По улице не спеша ехали машины и даже шли люди. На шар в небе они не обращали никакого внимания, видимо принимая его за солнце. Шар действительно был похож на солнце, если бы не странное для него время.
«Не мог же я своим аппаратом вызвать восход среди ночи?» - недоумевал профессор, - «Для этого надо было ускорить вращение земли, это бы вызвало страшное землетрясение. И почему всё-таки отключился ГТП? Ведь пробки не выбило.»
Профессор посмотрел показания таймера ГТП. Он показывал, что аппарат якобы полностью отработал заданное время. Наконец до профессора дошёл смысл происходящего: он, по видимому, сидел несколько часов в камере замороженный, но не заметил как прошло время. А когда ТП прекратило своё действие, его мозг продолжил работу с точки остановки. Эта мысль показалась настолько жуткой, что казалось - голова сейчас взорвётся. Профессор выбежал на улицу, не зная куда спастись от терзающих его ужасов, но всё вокруг лишь подтверждало его догадку, действительно было утро!

Он забежал в пивную и, заплетающимся языком, пытался что-то объяснять Васе, но тот предложил ему пойти домой и проспаться. Профессор последовал его совету, но с трудом удалось заснуть. Повторив опыт ещё несколько раз, профессор понял, что создал машину времени (МВ), на которой можно мгновенно перемещаться в будущее на любую дистанцию, но не было никакой возможности вернуться назад.

«Если удалось остановить движение молекул, то может быть, можно повернуть их движение вспять», - рассуждал профессор.
Но как только он не крутил настройки своих генераторов, часы в камере не шли назад. Наверное двух генераторов недостаточно, решил профессор и стал покупать новые генераторы, но успеха всё не было. Чтобы не выбивало пробки, пришлось уменьшить размер камеры. Наконец, включив сразу десять генераторов, в какой то момент удалось ненадолго повернуть ход часов вспять. В дальнейшем выяснилось, что достаточно шести генераторов, но они должны работать с разными сдвигами фаз, так чтобы векторы полей образовали трехмерный тетраэдр. Но, из-за проблем с потреблением энергии, камера аппарата была слишком маленькой, чтобы в неё залезть. Вскоре профессор обнаружил, что если блок питания ГТП поместить в саму камеру, то потребление энергии резко уменьшается, к тому же энергия расходуется только во время запуска, а потом полностью прекращается. Но, перед тем, как проверять усовершенствованную и увеличенную МВ на себе, профессор посадил в неё мышь на сутки. Потом вспомнил, что мышь давно не кормлена, но аварийно прерывать работу МВ не решился. Когда он наконец выпустил мышь, она почему-то, очень нехотя, съела немного сыра. Почему она не голодна? Ведь в этот раз она не была «заморожена»? Просто все молекулы у неё двигались в обратную сторону. Может быть и все химические реакции в организме шли вспять? Поэтому мышь не расходовала энергию, а накапливала?

Надо пробовать на себе, решил профессор, но в этот момент у него в глазах потемнело, а когда прояснилось, он обнаружил что сидит в камере МВ. Кроме того, голова кружилась и сознание было каким то туманным. Профессор выбежал из камеры и, извергая трёхэтажный мат, бросился искать того, кто его оглушил и затащил в камеру. Никого не найдя, профессор решил просмотреть запись видеорегистратора. То что он увидел не вписывалось в рамки здравого смысла. Оказалось, что он сам залез в камеру МВ и пробыл там несколько часов. Профессор проматывал видео взад и вперёд, но никого из посторонних в лаборатории не увидел. В это время будильник пробил время ужина, но есть почему-то совершенно не хотелось. Хотя с утра профессор ничего не ел. Второй раз ставить опыт он не решился, но когда рассказал всё Васе, тот сразу-же захотел проверить МВ на себе. Проведя несколько часов в камере, Вася выбежал из неё и набросился с кулаками на профессора, мыча что-то невнятное. Когда его удалось успокоить, оказалось, что у него обширный провал в памяти. Он не помнил всё, что было за несколько часов до опыта, даже то, как он вызвался участвовать в опыте. Он считал, что профессор пришел к нему в пивную, оглушил его, и затащил в свой аппарат в качестве лабораторного животного. Пришлось показать ему видеозапись, но Вася всё равно ещё долго злился на профессора и не хотел с ним разговаривать.

Профессор так до конца и не понял, почему МВ даёт такой побочный эффект, но самое обидное было то, что она не переносит в прошлое людей, хотя часы всех марок и моделей исправно уходят назад. Наконец он понял, что облучать нужно не человека в камере, а всё вокруг, а человека на это время «заморозить» торсионным полем. Но тогда придётся облучить всю галактику, где взять столько энергии? Хотя, если учесть, что ГТП после доработки, практически не потребляет энергии, почему бы и не попробовать? Для начала профессор решил весь эксперимент смоделировать на компьютере. Несколько месяцев он отлаживал программное обеспечение своей установки и на модели она без проблем перемещалась на миллиарды лет в прошлое и будущее.

Наконец, он решился переключить оборудование на реальный режим. Тем более, что он давно мечтал посмотреть на динозавров. Усевшись в кресло МВ, он долго в нерешительности смотрел на пульт таймера и наконец набрал на нём минус сто миллионов лет. Нажал пуск, услышал нарастающий гул генераторов, но вот досада - опять выбило пробки и гул генераторов затих. Проклиная матом эти проклятые пробки профессор открыл дверь камеры и выбежал в кромешную темноту лаборатории, но поскользнулся и растянулся на чём то мягком. Пытаясь встать, он ощутил в лаборатории какой то странный запах. Не хватало ещё пожара - подумал профессор. К тому же, явно чувствовался холодный сквозняк. Профессор включил наконец фонарик, но луч упёрся в какие то заросли. Оглядевшись, профессор обнаружил, что находится в каких то джунглях. Кроме того, вдали слышен то-ли гром, то-ли рёв какого-то огромного животного.

Вася в это время пил пиво, и мечтал накопить денег и купить Мерседес, но вдруг пиво потекло у него изо рта обратно в кружку. Потом бармен, зачем то, закачал эту рвоту из кружки в бочку с пивом, а Вася попятился назад и так, задним ходом, пошёл домой. С тех пор Вася так и ходил задом, причём, то же самое, делали и все остальные. Машины тоже ездили в основном задним ходом. С каждым годом Вася становился всё моложе, наконец стал грудным ребёнком. Потом врачи засунули этого младенца в чрево его матери, и там он со временем уменьшился до размеров эмбриона, потом превратился в яйцеклетку, а потом эта клетка слилась с другими и от Васи ничего не осталось. Его мечта о Мерседесе так и не сбылась. Таким же образом, остальные люди исчезали один за другим. Цивилизация деградировала, люди стали жить в пещерах, через миллионы лет стали похожи на обезьян, потом на каких-то странных животных. Интеллект этих животных неумолимо снижался и они стали похожи на каких-то ящеров. В конце концов, они приняли вид динозавров. Рёв одного из них принял за раскаты грома профессор, когда вышел из камеры, после ста миллионов лет «заморозки». Именно в этот момент, динозавры перестали пятится задом и стали нормально двигаться, так как прекратилось действие ТП на окружающий мир. Рассвет наступил неожиданно быстро, так как все эти сто миллионов лет земной шар ускорял вращение и уменьшался в размерах. Материки сомкнулись в один большой материк, океаны испарились в космос. Профессор восторженно бегал по джунглям, огромными прыжками, почти летая, так как гравитация уменьшенной Земли была очень слабой. Наконец он собрал коллекцию бабочек и вернулся в МВ. «Мгновенный полёт» обратно уже не привёл профессора в замешательство, но в этот раз его ждал другой сюрприз. Выйдя из МВ он увидел, что вокруг что-то не так. Пивная оказалась на другом месте. Бармен тоже был другой. Профессор заказал своё любимое пиво «Толстяк», но бармен со странным акцентом, коверкая слова, сказал, что впервые слышит про такое пиво, ни на какие уговоры профессора он не поддался и предложил другое, какое-то странное пиво. Васю Пупкина профессор не нашёл в пивной, а мобильный телефон почему то не ловил сеть. Профессор нашёл установленный на улице телефон-автомат, но номер Васи почему-то был недоступен. Профессор стал звонить в разные справочные службы, но все они говорили, что такого гражданина нет и никогда не было. Васин дом профессор тоже не нашёл, так как изменилась вся планировка города и названия улиц. Всё это было похоже на сон, но в то-же время было реально.

«Неужели мои действия в прошлом могли так сильно изменить настоящее?», - недоумевал профессор, - «Ведь это было так давно, все мои следы должны быть полностью стёрты. Это всё равно, что стрелять из дробового ружья в дичь с расстояния в километр. Если дробь и долетит, то не причинит даже щекотки».

После этого профессор еще несколько раз летал в прошлое, пытаясь ликвидировать свои следы, даже оживил с помощью торсионного поля убитых для коллекции бабочек, но вернуть пиво «Толстяк» и Васю Пупкина так и не смог.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20.9.2019, 6:16