Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему / Читать рассказы / Итоги

2 страниц V   1 2 >  
Ответить в данную темуНачать новую тему
Революция 2417, "Метро"+ЛитРПГ+Космоопера=альтернативная история
Rato
сообщение 4.3.2020, 9:37
Сообщение #1


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




После годового бана, вновь получил возможность писать на форуме. Спасибо.
Заранее извиняюсь за тот текст, который выкладываю. Писателем не стал, поэтому ошибки те же самые. Понимаю, что всё это выглядит издевательством, и наступаю очередной раз на те же грабли, но лучше прослыть идиотом, нежели находиться в полном вакууме. (В моей глуши абсолютно нескем общаться)
Прошу не банить меня сразу ( с апреля месяца, по ноябрь, я работаю с шести утра, до десяти ночи, без выходных - не до творчества. В апреле исчезну сам.)
Пишу для себя, книга о тоталитарном обществе, которое должно измениться. Становление революционных идей главная тема, может быть кому то станет интересно.

Фантастику выкладываю сюда, так как ранее модератор определил для неё это место, а по поводу жанра написал маленькую статью https://zen.yandex.ru/media/id/5cdc4286c388...642b600ad8cb37d
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 4.3.2020, 9:39
Сообщение #2


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




РЕВОЛЮЦИЯ 2417

Гл 1 Витя

Предисловие


Виктору повезло. Повезло родиться.
Его мать, будучи абсолютно здоровой женщиной, как и многие другие, мечтала о своём ребёнке, с детскими криками, пелёнками и заботами. К несчастью, первенца, машина признала нежизнеспособным.
Принятая ещё в тридцатых годах двадцать второго века, демографическая программа по регулированию рождаемости и генетической защите человечества была неуклонна. Сразу, после рождения, ребёнка помещали в камеру, в которой делался тщательный генетический анализ, и почти моментально выносилось решение. При наличии, отклонений или других патологий, новорождённый исчезал, как будто его и не было. Эта процедура, на протяжении двух столетий почти не изменилась и была такой же естественной и неизбежной как первый глоток воздуха.
К моменту рождения Виктора уже ни кто и не помнил, как и зачем была введена эта программа, ужасы далёких лет канули в прошлое, но ни кто не роптал и не сомневался, что эта процедура необходима и важна. Она была неотъемлемой частью той жизни, которая сложилась на земле. Залогом здоровья и процветания человечества. Ни у кого не возникало желания, вернутся в прошлое, потому что оно изобиловало жуткими ошибками и заблуждениями, грозившими уничтожением всей жизни на земле. Те порядки и законы, отношения между людьми, власть денег и корпораций, истощение ресурсов и враждебная окружающая среда. Такого не пожелаешь и врагу. Нет, не было ни каких сомнений, что период промышленной революции был необходим, как этап развития, но в какой-то момент этот процесс пошёл не тем путём, выбрав тупиковое направление. Наверное, это случилось тогда, когда мир стал однополярным.
Ещё в конце второго тысячелетия, рухнул Советский Союз, а с ним и все социалистические страны, окончательно закрепив капиталистическую модель экономики. Идеология позволяющая сосредоточить власть и богатство в руках небольшой группы людей, а получение прибыли, как главную составляющую жизни человека, породило множество ложных представлений, законов и понятий. Лож пронизала все слои общества и чем выше положение, тем изощрённой была лож. Главным приоритетом у любого человека стало количество денег в его кармане. А деньги решали и делали всё. Можно было купить аппозицию и свергнуть неугодное правительство, создать «Аль-Каиду» или «ИГИЛ», внушить людям любую лож и навязать выгодное для верхушки мнение. Количество денег стало главным определяющим мерилом для всего.
В начале 21 века прокатилась волна «цветных революций», сметая на своём пути все не угодные правительства. Так, были разрушены Иран и Ирак, Украина и Россия, Венесуэла и Бразилия и ещё множество других стран, подчиняя их собственной концепции мироустройства. Столкнув в кровопролитной войне Китай и Индию, финансовая элита убрала все препятствия для мирового господства. Мир стал однополярным, где правили транс корпорации и холдинги.
В эпоху промышленной революции человечество забыло о собственном развитии. Окружённый умными машинами, человеческий мозг, неотягощённый нагрузками, существенно сократился. То образование и воспитание, которое давалось детям в школе и дома, совсем не отвечало человеческому потенциалу. Родители, как правило, были заняты зарабатыванием денег и с головой уходили в решение собственных проблем, порой не имея ни малейшего представления о воспитании. Воспитанием подростков занималось, кино, телевиденье, интернет, и другие средства массовой информации, которые просто кишели бестолковыми шоу программами, фейковыми новостями, рекламой, ужасами и страхами, создавая мешанину противоречивых знаний и понятий, а в итоге к неустойчивой психике и размытым представлениям о моральных ценностях. Человечество в основной своей массе деградировало, превращаясь в продукт потребления, материалом для обеспечения процветания сверх богатой верхушки финансовой пирамиды.
Индивидуализм разобщал общество, запирая его в вакуум собственных проблем, заставляя видеть в окружающих, либо конкурентов, либо людей с чьей помощью можно поднять собственное благополучие. Хотя это шло в разрез с внутренними потребностями, так как человек склонен к взаимопомощи и сотрудничеству, просто в тот период времени люди не понимали этого, находясь в цепких лапах системы и разобщённости. Каждый сам за себя.
Получив однополярный мир, корпорации в полной мере эксплуатировали природные и людские ресурсы. Рыночная экономика требовала постоянного роста, и не важно, что некоторые производства и услуги были бесполезны или вредны для человечества, главное чтобы колесо экономики не остановило свой бег. Планета заполнялась дешёвыми, ненужными товарами с арифметической прогрессией, наполняя мир вредоносными отходами и мусором. Научно технический прогресс, сделав огромный скачок в области генной инженерии и технологиях, дал экономический рост и рост благосостояния, но забрал здравый смысл проживания людей на планете. Корпорации не хотели и не могли отказаться от своих губительных технологий. Миллиарды людей питались вредоносной пищей, потребляли воду из нечистых источников, вдыхая губительный воздух. Человечество болело. Болело от ожирения, различных вирусов и психических заболеваний, аллергий и различных патологий. Генная модификация и вмешательство в ДНК человека стало повсеместным пока, через несколько поколений не дало жуткие последствия. Мир наводнился массами больных людей с различными отклонениями и врождёнными патологиями. Деградация населения превысила все разумные приделы. Технический прогресс, который так стремительно взлетел вверх, постепенно откатывался назад. Человечество стояло на грани исчезновения.
Слава Создателю – этого не случилось, капиталистический строй ушёл в прошлое, оставив целый ворох неразрешённых проблем следующим поколениям. Изменение существующего строя назревало, но порочную власть денег было не так просто разорвать. Это удалось сделать лишь в 23 веке, благодаря старанию Алсиндо Лигарде, великому вождю, идеологу и пропагандисту новых идей. С приходом новой модели общества, человечество стало медленно, но уверенно меняться, постепенно исправляя ошибки, сделанные предшествующими поколениями. Витя Логинов родился у уже обновлённом мире, в котором многие пороки ушли в прошлое.
Он родился в октябре 2380 года. Пятьдесят лет спустя окончания последней войны, унёсшей миллионы жизней огромного мегаполиса Москва. Уже полвека не существовало войн и оружия. Ни одного танка или пусковой установки, ни одной ракеты или снаряда, пушки или пулемёта, бомбы или патрона. Мир изменился, не изменой оставалась программа по генетической защите человечества. Она была гибкой и перетерпливала те или иные изменения в зависимости от ситуации в данном регионе, но лишь благодаря такой жёсткой селекции, человечество полностью избавилось от болезней, дав шанс на возрождение. Эволюция аморальна и безжалостна, и без крайних мер, помочь выжить человечеству, было нельзя.
Не одна женщина не имела право забеременеть без благословения семейного доктора, и такое благословение давалось далеко не каждой. Виктору повезло с мамой, которая имея голубой, генетический показатель, не сдалась после первой неудачи. К сожалению, после проверки, выяснилось, что гены мужа не могли дать полноценного потомства. Как правило, после такого удара, редко кто мог отважиться на продолжение попыток, слишком не велики были шансы на повторное благословление. Семья проживала в благополучном и густонаселённом регионе, где существовали повышенные требования, но Витина мама с маниакальным упорством, проходила различные тесты и обследования, обращалась с просьбами в медицинские центры. В конечном итоге она получила разрешение на использование Союзного банка спермы в центре по искусственному оплодотворению. Попасть в этот центр, с её голубым кодом было очень сложно, но давало сто процентную уверенность в том, что всё пройдёт благополучно. В результате, через полтора года мытарств, ей разрешили новое зачатие. Так, на свет появился, гражданин второго ранга, Виктор Лодыгин.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 4.3.2020, 9:40
Сообщение #3


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Алсиндо Лигарде

Родился Алсиндо в 2145 году, в Калифорнии, в семье учителей. Отец преподавал философию в Технологическом институте, который в 2166 году успешно окончил Алсиндо. Мать у него была Русской, преподавала в школе, и привила сыну, не свойственное американцам мышление и манеры. Несмотря на расхожее мнение, что сын у таких родителей, вырастит сто процентным батаном, не подтвердилось. Мальчик рос на редкость спортивным и крепким ребёнком, часто дрался и слыл задирой. Он был капитаном футбольной команды, и своё лидерство заработал не с указки тренера. Его уважали и за силу и за ум, и за качества присущие не многим. Окончив институт на отлично, он попал в военно промышленный комплекс, в одну из военных лабораторий, где по научению начальника поступил на службу. Вскоре окончил и второй, военный институт, получил звание, после чего началась его военная карьера в большей степени связанная с научными проектами в военной области. Лигарде был человеком заметным, его харизма, необычная внешность и суждения, всегда привлекали внимание. При этом Алсиндо всегда был прекрасным дипломатом, и знал что, где и кому можно сказать, а где и промолчать. Но свою карьеру он сделал не благодаря харизме и умению ладить с людьми, а способности вытягивать из тупика, казалось бы, совсем безнадёжные проекты. Каким-то образом он находил нужный подход и нестандартное решение, мог мобилизовать сотрудников на решение определённых задач, одним словом зажечь коллектив и добиться результатов.
Лигарде было без малого пятьдесят лет, когда он принял руководство над проектом создания искусственного интеллекта нового поколения. К тому времени, наука, не стоявшая на месте, достигла большого прогресса, новейшие технологии охватывали все сферы деятельности человека. Постепенно, умные машины, не предвзятые в своих желаниях, прагматичные и последовательные, стали неотъемлемой частью жизни. Приступая к работе, Алсиндо уже имел звание генерал-лейтенанта, докторскую степень и большой авторитет в армии. Он принялся за работу с большим рвением. Планировалось создать совершенно новый вид процессора, который должен был бороться с кибер угрозами в мировой сети. Да это был уже и не процессор, а вполне полноценный искусственный мозг.
Работа продвигалась медленно. Предстояло освоить и создать ряд новейших технологий, выращивания кристаллов и нано ботов с определёнными свойствами, синтез редких материалов и десятки других новейших компонентов, которые ни когда раньше не использовались.
Возложенное доверие Лигарде оправдал, создав уникальную машину. Её ядром являлась сфера, заполненная на вид, сверкающим, серым порошком, или быть может плотным газом. Трудно описать миллиарды нано роботов, невидимых даже вооружённым глазом, которые могли взаимодействовать друг с другом и с бесчисленным количеством микро окончаний на стенках сферы. Миллионы нано ботов, мгновенно выстраивали сложные структуры, получая новые нейронные связи, при этом проделывая неимоверно большое количество операций с ошеломляющей быстротой. Сама сфера была уникальна, каждая ячейка являлась ассоциативным центром, имеющим свою огромную память и мощность для обработки данных. Удалось создать уникальную систему подачи питания, обогащения и самоочищения сферы. При этом искусственный разум был автономен, не в смысле того, что он мог самостоятельно совершать движения, такой задачи не ставилось, а получения энергии, самодиагностики и ремонта, защиты от физических атмосферных воздействий.
Проект «Аврора» создал машину, использующую не цифровую, а ассоциативную систему, где создавались образы, логические цепочки, и центры, отвечающие за различные функции. У разработчиков не было задачи воссоздать человеческий мозг, машине не нужны репродуктивные, гормональные и многие другие функции, она должна была осознано мыслить, но мыслить почти как человек. Это была неимоверно сложная задача. Сотня учёных в течение четырёх лет, под руководством Алсиндо, трудились в своих отделах, создавая машину. За пять лет работы, уникальный мозг был всё-таки создан, но на этом работа не закончилась.
После завершения сборки, машину не подключали к сети. Вначале надо было обучить её думать и действовать, и это надо было сделать в непосредственном общении. Все нужные программы и сложные алгоритмы, которые отлаживались вот уже несколько лет самыми матёрыми программистами, уже были установлены. Аврора, так звали новую машину, умела воспринимать информацию, но все логические цепочки внутри сферы, она должна была выстроить самостоятельно. Получалось что, несмотря на всю мощь и быстродействие, уровень интеллекта у Авроры был не выше чем у годовалого ребёнка, все её ассоциативные центры были пусты, их надо было заполнить.
Все базовые принципы и понятия для обучения уже давно разрабатывались целым отделом специалистов, но такую важную и интересную работу Алсиндо Лигарде не мог доверить ни кому. Аврора была его детищем, и именно он должен был обучить машину работать, думать и анализировать, и на счёт этого ни у кого не было ни малейших сомнений. Научить учиться, понимать речь, самостоятельно выполнять задачи и принимать решения. Задачей Алсиндо, было заполнить этот мозг нужной информацией, вложить законы и моральные прицепы, задать направление, в котором будет развиваться новый интеллект. Машина как маленький ребёнок, впитывала даваемую ей информацию как губка, а Алсиндо так увлёкся этим процессом, что почти не отлучался с работы. Он забрал бы её домой и воспитывал как любимую дочку, если бы это было возможно.
Аврора за долю секунды усваивала новую порцию подготовленного материала, это объём десятка, вполне увесистых книг, а уже после шло обсуждение, анализ и построение логических цепочек между действиями и событиями, описанными в книгах. Задачей Алсиндо было не закладывать определённые штампы, а заставить машину думать и приходить к собственным выводам. Аврора, достаточно быстро выучила несколько языков программирования и могла корректировать и писать программы для собственного развития. Машина с самосознанием, научилась общаться с человеком, хорошо изучила поведение, психологию, жесты, мимику и могла безошибочно определять настроение человека, врёт он ей или нет, находить нужные и правильные слова и решения, шутить и иронизировать. Она подбирала характер и тон разговора в соответствии с тем человеком и ситуацией, с которым вела беседу. И очень быстро училась и взрослела.
Аврора разрабатывалась для работы в сети, которая к тому времени была переполнена хакерами, ботами и вирусами, разных мастей. Борьба с ними, была главной целью, поставленной Пентагоном перед Авророй и Алсиндо. Пришло время подключать её к всемирной паутине и проверять возможности на полях интернета. Всё же машину создавали именно для этих целей. Алсиндо сильно волновался, но по всей видимости зря, так как Аврора справилась со всеми поставленными задачами с неимоверно рекордной быстротой, отчего генерал так растрогался, что чуть не пустил слезу, при этом приговаривая: - « Ты моя девочка, ты же моя умница. Папа тобой гордится».
Лигарде работая над созданием искусственного разума, всё больше задумывался о будущем Земли и обществе, которое будет жить на этой планете. Те моральные основы, которые он вложит, будут определять дальнейшее развитие машины, и он боялся ошибиться. Углубляясь в вопросы этики и философии, Алсиндо всё больше убеждался в порочности существующей системы. Находясь в постоянном контакте, человек и машина вместе учились всему заново и формировали свой взгляд на окружающий мир. Философия и этика стали главным приоритетом в обучении. Так, постепенно зарождалась идея, создания нового, будущего общества.
Алсиндо, знал, что его идеи не понравятся правящей элите. Поэтому, пользуясь полной секретностью проекта и своим авторитетом и влиянием он начал разрабатывать план, как обезопасить Аврору от власть предержащих. Ведь в новом обществе ей отвадилась одна из главенствующих ролей, поэтому её надо было увезти из лаборатории, тем самым обеспечив физическую безопасность. Аналог машины имелся, так как на стадии разработки многие компоненты были не единичны, а его сборка была техническим вопросом, который решился достаточно быстро. Это была пустышка, так как на выращивание кристаллов и нано ботов понадобилось бы очень много времени и ресурсов, во всём остальном машина была идентична.
Лигарде был руководителем проекта, которому безоговорочно доверяли. Ни кто из посторонних, не знал о его планах, а соратники были ему преданы и целиком разделяли его идеи. Он очень быстро смог собрать команду единомышленников и воплотить свои планы в жизнь.
На базе коммуны, небольшого кооперативного хозяйства в штате Северная Каролина, была создана база, новое прибежище для машины, туда и перевезли Аврору. Подмена осталась не замеченной, всё прошло как нельзя лучше, даже не вызвав и намёк на подозрения. Вскоре Аврора обрела новое место для проживания. Её успешно подключили к исходной системе, а несколько уволившихся сотрудников обустроил её стабильную работу. Теперь машина могла работать удалённо, создавая иллюзию присутствия на военной базе, находясь совершенно в другом, безопасном месте.
Лигарде ещё какое-то время работал в лаборатории, тщательно заметая следы и следя за работой. Вскоре он уволился из вооружённых сил, благо выслуга лет уже давно перекрыла пенсионный возраст, и полностью отдался работе по переделу этого мира. Идея не была чем-то новым, она основывалась на принципах коммун и самоуправленческого социализма, хотя Лигарде этого не признавал и всегда отказывался от подобного толкования, называя свою систему клановой. Где основной экономической единицей становилась «семья». Не та семья в представлениях того времени, а сообщество людей, количеством не более 150 человек. Эта цифра не случайна, так как превысив её, меж общинные связи разрушались, и любой коллектив, теряя признаки единства и разваливался. Конечно, семьи были разные по количеству людей, встречались маленькие по 20-30 человек, но в основном их количество было в районе сотни. Эти семьи, оказались на редкость жизнеспособными, и вскоре получили широкое распространение. Каждая семья вела своё хозяйство и отвечала за вверенное ей производство или услуги, внося свой вклад в общую экономику. Семьи объединялись в кланы, кланы в альянсы, затем союзы и континентальные лиги.
Лигарде не признавал всеобщего равенства. Равенство, в его понимании, существовало только при рождении и впоследствии человек сам, своим трудом и талантом добивался определённого ранга, зарабатывая баллы. Эти баллы и определяли его социальный и материальный статус. Труды Лигарде, были всеобъемлющими и затрагивали все уголки деятельности человека, притягивая своей основательностью и убедительностью многих. Его идеи очень быстро распространились по всему миру. Все больше сподвижников, людей различных профессий и социальных кругов, со всего мира присоединялись к проекту, делая его по-настоящему международным. Мир того периода времени страдал от бесчисленных болезней и жуткой экологии, и желающих покинуть удушливые города и перебраться в благополучные коммуны было предостаточно. Сибирь так и вовсе состояла и сплошных коммун, и когда в Америке оставаться стало не безопасно, Алсиндо вместе с Авророй перебрались в Сибирь, для создания первого государства нового образца и порядка.
При поддержке Алсиндо, в различных уголках планеты, стали образовываться новые поселения, и это движение приобретало, массовый характер. Но это были не те мелкие разрозненные коммуны, они объединялись ведомые одной общей целью и планом, видящие конечную цель и управляемые настоящим лидером. Лигарде нашёл поддержку людей, обладающих большими финансовыми и техническими возможностями. Далеко не вся элита, являлась противниками разрастающихся коммун, очевидность несостоятельности существующей системы заставляла их искать альтернативу. Существовали государственные и частные фонды поддержки коммун, которые значительно повлияли на их количественный и качественный рост. Именно эти люди стали первыми сторонниками и основными спонсорами грядущих перемен. А некоторые из них и лидерами новых кланов, переводя высокоинтеллектуальные производства на новые места и новый принцип работы.
Огромную роль, особенно на раннем этапе, Алсиндо отводил Авроре. Именно её работоспособность и возможности, анализ больших масс информации, должны были стать, фундаментом будущего общества. Он не питал иллюзий по поводу того, что существующая система сдастся без боя и был готов сражаться. С помощью Авроры, Алсиндо начал медленное, но планомерное расшатывание фундамента, на котором держался существующий строй. Аврора с лёгкостью взламывала любую защиту любых военных, финансовых или правительственных учреждений. Вмешиваясь в различные информационные сферы, она разрушала финансовые пирамиды, какие-то корпорации приводились к краху, выбивая из обоймы элиты наиболее одиозных лидеров, постепенно подрывая существующую финансовую систему. Но делалось, это планомерно и тонко, с невозмутимостью и хладнокровием опытного хирурга.
Во всех коммунах действовала своя крипто валюта - дин, которая обеспечивалась теми товарами и услугами, которые производились в коммунах и кооперативах, она была стабильна и приобретала все больший вес в мире. Все регулирование производила Аврора, она же была и главным экономистом, завязанная не на политике, не на получении максимальной прибыли или собственных амбициях, а на принципах новой морали, самодостаточности, здравого смысла и гармоничного развития человека и природы. На тех принципах, которые заложил в неё Алсиндо Лигарде.
Являясь человеком проницательным и дальновидным, он не рассчитывал, что ещё при жизни достигнет весомых результатов. Целиком, полагаясь на своё детище, он сделал все, для того, чтобы обезопасить долгое существование Авроры, а значит и своих идей. Находясь в сети, так плотно опутавшую нашу планету, она могла контролировать и влиять на большинство процессов происходивших в мире. Проекты ИИ, подобные ей, Аврора, так или иначе, брала под свой контроль, подавляя и подчиняя своим сознанием и опытом, тем самым только увеличивая свою мощь и возможности, ведь под её влиянием, находились не только машины, роботы, и всё информационное поле, но и люди которые ей доверяли и от неё зависели.
Лигарде умер, положив все свои силы на создание нового общества, оставив потомкам труды об этике и морали, ставшие в последствии основой нового учения, сдвинувшее различные религиозные конфессии в прошлое. Прошло не одно столетие, менялись поколения, а с ними и окружающий мир, неизменным оставалась работа машины, Авроры. Не знающая усталости, она контролировала и приводила мир в соответствие с планами Алсиндо Лигарде.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 4.3.2020, 9:47
Сообщение #4


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Каждый день буду выкладывать по небольшому отрывку. Не знаю, может по главам выкладывать? В каждой главе 25-30к знаков.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 4.3.2020, 11:43
Сообщение #5


Гениальный извозчик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 21300
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Цитата(Rato @ 4.3.2020, 9:37) *
Писателем не стал, поэтому ошибки те же самые.

Я вижу.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
.:Олег:.
сообщение 4.3.2020, 12:04
Сообщение #6


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 158
Регистрация: 29.1.2020
Вставить ник
Цитата
Из: Київ




Один вопрос: зачем нужно это предисловие?
Оно громоздко, монолитно, в отсутствии коротких абзацев и диалогов оно подавляет одним своим видом(
Почему бы не оставить все изложенные сведения вне прямой видимости читателя, иметь в виду при написании самого текста с самым интересным - с героем/героями, живыми людьми, а не формальной выкладкой?..
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 4.3.2020, 12:21
Сообщение #7


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




После бана, писать перестал. Начиналась работа и было не до этого. Вернулся к книге только в феврале. Не знал как исправить первую главу, поэтому лишь слегка подправил, убрал описания и изменил "Разговор с машиной", согласитесь, этот текст отличается от первоначального. Рано или поздно прийдется переписывать всё и тогда прейдёт понимание как это сделать. Но без первой главы тоже нельзя выкладывать, поэтому что есть, то есть. Вторая глава изменилась полностью и последующие тоже, сюжет стал более интересен и всё благодаря комментариям. Я надеюсь что если люди начнут ругать мою работу, то от этого будет большая польза. Извините за циничный подход и самонадеянность.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 4.3.2020, 12:23
Сообщение #8


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Яблоки

В эту ночь Витя не спал, он лежал в темноте, прислушиваясь к звукам, которые издавали его соседи по комнате. Тишина нарушалась, лишь мерным едва слышимым сопением. Из чего, Витя, сделал вывод, что все спят уже достаточно крепко. Он не мог сказать, как долго лежит, время растянулось и казалось, что минуты длятся бесконечно долго. Но дав себе зарок, дождаться, когда все крепко уснут, он все не решался подняться. Наконец решив, что уже можно действовать, он осторожно откинул одеяло, принял положение «сидя» и прислушался, все оставалось без изменений. Нащупав, лежащую рядом на стуле одежду, он поднялся и стал одеваться. Глаза к темноте привыкли не сразу, но сейчас он уже достаточно чётко видел все четыре кровати, и мирно спящих, соседей по комнате.
В комнате кроме него, жили Сергей, Дима и Лёша. Сергей был младше Виктора почти на год, ему недавно исполнилось 14, Дима и Лёша были ещё моложе и учились в младшей школе. Виктору же, через 2 недели должно было исполниться 15 лет. Очень ответственный период жизни, когда ребёнок переходит в разряд подростка, и становится полноправным членом семьи наряду с взрослыми. Ему выделят собственную комнату, и он будет принимать участие в общем совете семьи и вечерних обсуждениях, а также получать задания на различные работы. В начале ноября ему предстоит пройти тестирование, по результатам которого, будут начислены баллы, и к этому надо серьёзно готовиться, уже скоро начнётся его взрослая жизнь.
Сегодня, Виктор, решил осуществить набег, на соседский плодовый сад. Он уже давно заприметил, что у соседей, яблони в этом году, дали хороший урожай, и теперь плоды, налившись соком, манили Витю как магнит. Соседняя семья, была третьего ранга, как и Витина, но по состоянию дел, находилась на порядок выше. Они специализировались на озеленении города и не нуждались в огромных ангарах, или каких либо громоздких технических постройках, вся их территория утопала в зелени. Даже рабочие теплицы и оранжереи выглядели очень живописно, кое где возвышались парковые скульптуры, а парк имел несколько небольших фонтанов, полностью опровергая расхожую пословицу – «сапожник без сапог». А ещё у соседей был прекрасный, фруктовый сад, который они выращивали для себя и на продажу. Семье Виктора в этом плане, повезло гораздо меньше, так как его семья специализировалась на логистике и занималась домашней бытовой техникой. Если немного углубиться в историю Витиной семьи, то она начиналась с небольшого завода по производству бытовых холодильников. Лет тридцать назад, завод полностью реконструировали, сделав его автоматизированным. Всеми процессами управлял ИИ, и требовал минимального вмешательства со стороны человека, а потому и не приносило семье достаточного дохода, так как прибыль семье приносят люди, их полезность обществу, а не машины. К отправке холодильников добавилась и другая бытовая техника, был построен большой многоканальный терминал пневмопочты и огромный склад для хранения продукции, занимающий большую часть их территории. Клан «Меоты» образовывал небольшой городок с населением 25 тысяч человек и являлся крупным логистическим центром, альянса «Кубань». Витина семья обслуживала район почти в 2 тысячи квадратных километров, снабжая район техникой. Так же семья имела школу промышленного дизайна и студию, которая работая по индивидуальным заказам для кухонь и столовых, мастерские и другие постройки. В общем, свободной земли на территории семьи, категорически не хватало. Конечно, были обязательные для всех семей площадки для занятия гимнастикой и небольшой садик с беседкой и уличным камином, и практически не одного плодового дерева. Сравнение с находящимся по соседству садом, вызывало только зависть и желание обобрать его до последнего фрукта, хотя бы просто из вредности. Конечно, можно было пойти более простым путём, подойти и попросить, ни кто бы ему не отказал, но кто в 14 лет пользуется простыми и очевидными методами? Тем более сулящим интересное приключение.
Тянуть с осуществлением набега было нельзя, яблоки созрели, и через пару дней, возможно их уже не будет. Вчера Витя наблюдал, как соседские девчонки собирали фрукты и очень переживал, что вскоре яблок совсем не останется. Вечером он специально, прогулялся вдоль ограды, за которой находился сад, чтобы посмотреть, осталось ли там что ни будь, и к своему удовлетворению, обнаружил, что яблок ещё достаточно. Но тянуть нельзя и действовать надо этой ночью.
Весь вечер ушёл на подготовку. Для начала Вите надо было убедить Сергея, пойти вместе с ним, можно было договориться с Максимом, закадычным другом, тот уж точно бы не отказался, но он жил далеко, в другой семье, поэтому Витя сделал ставку на Сергея. Вариант, провернуть все самому не рассматривался и вовсе, что толку отправляться за приключениями одному, когда ни кто тебе не поможет, ни подстрахует и вообще такими делами в одиночку не занимаются, даже обсудить, потом будет не с кем. Сергей, конечно отпирался, но Витя был непреклонен, убедив его что это последняя подобная просьба, и наобещав кучу плюшек он всё-таки его уговорил. Оставались позаботиться о мелочах. Он нашёл подходящий рюкзак для яблок, в него положил раскладной нож и фонарик – это на всякий случай, мало ли какая ситуация возникнет, и кусок толстой, в два пальца толщиной, верёвки, с завязанными на ней узлами для удобства. Дело в том, что ограда у соседей состояла из частокола прутьев, с хлипким узором, который ни как не помогал через него перебраться. Это было сложно, даже для Вити, а он был очень сильным и спортивным парнем, чего нельзя было сказать о Сергее. Пораниться или порвать одежду, перемахивая через ограду в планы Вити не входило. Поэтому у него был план, попасть за ограду с помощью деревьев, растущих вдоль тротуара. Он уже давно заприметил огромный старый дуб, толстая ветвь которого уходила прямиком на территорию сада. По одной из веток можно было спокойно попасть за ограду, но она находилась слишком высоко, для того, чтобы до неё добраться со стороны сада, для этого и нужна была верёвка. По ней Витя мог на одних руках забраться на любую высоту, ну а Сергея он планировал посадить себе на плечи, что бы тот мог ухватиться за ствол ветки, а потом бы подтолкнул его руками, что бы он мог на неё забраться. Всё было продуманно до мелочей, даже одежду Витя подобрал, специально для ночной вылазки. Тёмную водолазку с высоким горлом, которой можно было закрыть лицо до глаз. Если закрыть лицо и натянуть на голову тёмную, вязаную шапочку, то легко можно было себя представить японским лазутчиком из древнего клана «ниндзя». Оставалось лишь разбудить Сергея, и можно было отправляться за яблоками.
Витя осторожно подошёл к кровати Сергея и не сильно потряс спящего за плечо. Дождавшись, когда тот проснётся, Витя приложил указательный палец к губам, и негромко прошипел, показывая тем самым, что шуметь не стоит. Убедившись, что Сергей его понял и окончательно проснулся, он подал ему одежду, и тот, находясь ещё в полудрёме, зевая, стал медленно одеваться.
По Витиному плану, во двор они должны были попасть через окно. Виктор, если хотел остаться незамеченным, пользовался этим лазом не однократно. Не смотря, на то, что их спальня находилась на втором этаже, сделать это было не трудно, так как, став на подоконник, можно было легко дотянуться до креплений водосточной трубы, а там и спуститься на землю. Крепления были надёжными и легко выдерживали детский вес, поэтому спуститься и подняться не представляло особой сложности.
Обычным выходом, в данной ситуации пользоваться было нельзя, можно было наткнуться, на кого ни будь из взрослых. На всех дверях стояли датчики, и кругом были камеры, передающие все на главный семейный компьютер, а это ещё та заноза, молчать не будет. Всевидящая машина, следила за всем и каждым, объясняя такую тотальную слежку, необходимостью справедливого распределения балов. Вития, по складу своего характера ненавидел эту систему, и всячески нарушал правила. Ему было плевать на баллы, которые периодически с него снимали, ведь детство ещё раз не повториться. А он был романтиком и жаждал приключений, как герои его любимых книг.
Сергей, окончательно проснувшись и одевшись, последовал за Витей. Спустившись по водосточной трубе во двор, друзья достали спрятанный в укромном месте рюкзак и стараясь не шуметь, и не попадаться под объектив камер направились к забору, через который в отличие от соседнего перебраться было очень легко. И уже через пару минут они оказались на пустынной улице, разделяющей территории двух семей.
Осень вступала в свои права, и ночью было уже прохладно. Разница между дневной и ночной температур чувствовалась. Витя поёжился, жалея, что не одел одежду потеплей. Осмотревшись, они отправились по направлению к примеченному Витей дубу, стараясь держаться наиболее тёмных участков. Время было выбрано удачно, на улице не было ни души, только шум колышущиеся листвы нарушал тишину. До наступления полнолунья было ещё далеко, и скрытая пеленой не густых облаков, не полная луна давала слабый, рассеянный свет, что идеально подходило к их ночной вылазке. По обе стороны улицы росли раскидистые деревья, создающие своими кронами живописный тоннель из уже слегка где-то пожелтевшей, но всё ещё густой листвы. Их цель находилась в пятидесяти шагах от того места где они выбрались, и до дерева ребята добрались быстро, оставаясь ни кем не замеченными. Остановившись возле него, они какое-то время постаяли, прислушиваясь и изучая обстановку.
- Ну что? Полезли? - Спросил Витя, высматривая удобные сучки и неровности для того, чтобы забраться на дерево.
- Может, я тебя здесь подожду? – предложил Сергей, всё ещё надеясь, что ему не придётся лезть к соседям. Он переминался с ноги на ногу, то ли от холода, то ли от волнения перед предстоящим действием. – Я подам тебе знак, и если кто-то будет идти.
- Нет уж – твёрдо заявил Витя, - полезешь со мной. Знаю я твои знаки. Сбежишь, как только я перелезу.
Витя давно сделал вывод, что его ровесники, все как один, трусоваты, и когда наступает момент настоящих действий, то просто пасуют, давая делу обратный ход. Поколение «зубрил» и «маменькиных сынков». Лишь только верный друг Максим, поддерживал его авантюрные планы, и то не всегда. С остальными была просто беда.
С Сергеем была другая история. Он был ему братом, не кровным конечно, но они жили в одном доме, в одной семье, вместе ложились спать, вместе просыпались и вольно или нет они испытывали братские чувства, так как находились постоянно вместе с самого детства. Витя искренне желал, чтобы брат стал сильным и смелым, а не таким мягкотелым как его имбицильные одноклассники.
- Я помогу тебе залезть на дерево. Ставь сюда ногу, - Витя скрестил ладони в замок и опустил их на уровень колен, затем стал спиной к дереву, призывая Сергея воспользоваться его руками как ступенькой. – Не бойся, ставь ногу, а я тебя подтолкну. Видишь ту ветку? Вот за неё тебе и надо ухватиться, а там уже будет просто забраться.
- Хорошо, - Сергей нерешительно вставил ногу в ладони брата и вытянулся, пытаясь ухватиться за указанную ветку.
Вите пришлось изрядно поднатужиться, подсаживая ногу Сергея, пока тот не взобрался. Сам Витя залез на дерево без посторонней помощи, и теперь пробирался по толстой ветке уходившей за ограду. Он без труда добрался до нужного места, и достав из рюкзака толстую верёвку, крепко привязал её к торчавшей ветке. Подёргал верёвку, и убедившись, что она надёжно привязана, Витя посмотрел в сторону Сергея. Тот тихо сидел в разветвлении ствола, и двигаться дальше не собирался.
- Ползи сюда, - шёпотом позвал Сергея Витя, - не бойся, здесь толстая ветка и ты легко по ней пройдёшь.
Сергей, нехотя, на четвереньках двинулся к Виктору. Полз он как то неловко, не пройдя и полпути, остановился, и лёг на ствол, крепко обжав его руками.
- Ползи же, пора спускаться, - злился Витя.
- Нет, я не могу! Не получается.
-Ты издеваешься? – Витя подобрался к брату и потряс его за плечо, – не смотри вниз, тебе осталось пару шагов сделать и ты на месте.
- Не могу, не получается – упрямился Сергей, - ты иди, а я здесь тебя подожду. Пожалуйста.
Витя мялся, не зная что делать. Сергей упорно не желал двигаться дальше, не силой же его тащить. Меньше всего сейчас он хотел, чтобы тот впал в истерику.
- Ну и чёрт с тобой, сам всё сделаю. Только ты здесь будь. - Витя вернулся к верёвке и ловко спустившись, скрылся в темноте сада.
Сергей, не меняя позы, лежал на дереве. Было темно, и как он не вглядывался в темноту, так ничего и не мог рассмотреть. Пролежав так, какое-то время, он услышал приближающиеся шаги. Где-то по тротуару шёл человек. Сергей вжался в дерево, и постарался не дышать. Лишь только когда шаги совсем утихли, он медленно попятился по ветке назад, затем спрыгнул вниз, чуть не подвернув себе ногу, и бегом помчался к своему дому.
Оказавшись в родном дворе, он забился в угол между большим ящиком и постройкой, сел на корточки, пытаясь отдышаться. Сергей не знал, что делать дальше, сердце его бешено колотилось. Только через несколько минут дыхание выровнялось, и он успокоился, позволив мыслям не разбегаться в разные стороны. Его раздирали противоречивые чувства, с одной стороны он корил себя за трусость и за то, что бросил брата, с другой Витя сам втянул его в эту авантюру, и делал это достаточно регулярно. Обида и злость, чувство вины и разочарование в собственных силах перемешались в голове в какую-то бесформенную кашу.
Сергей так сидел достаточно долго, перебирая в голове различные варианты окончания этой истории. Когда услышал шаги. Он жутко обрадовался и тут же окликнул Витю. И уже через, несколько мгновений тот седел рядом, развязывая рюкзак с яблоками, бодрый и весёлый, как будто ни чего и не случилось. Вообще-то Сергей думал, что брат будет обвинять его в трусости, и мысленно приготовился защищаться, заготовив речь в своё оправдание, но Витя и не думал его обвинять.
- Посмотри, сколько яблок я набрал, - похвастался он, достав одно из рюкзака, протянул его Сергею. - Угощайся.
Сергей взял яблоко и с упрёком спросил: - Зачем ты меня с собой потащил? И вообще, зачем этот сад нужен? Тебе витаминов не хватает? Или у нас в семье яблок нет?
- Таких точно нет – с улыбкой ответил Витя, - ты попробуй, уверен, ты таких никогда не ел, и ни когда больше не поешь.
- Это почему? – фыркнул Сергей, откусывая яблоко.
- Потому что в это яблоко с особым вкусом. С вкусом ночного приключения. Такой вкус уже ни когда не повториться. Вот пройдёт несколько лет, ты вырастишь, что ты будешь помнить о своём детстве? Как зубрил уроки? Помнишь, как мы прошлой зимой пошли с тобой на рыбалку и под лёд провалились? Мокрые брюки замёрзли, ноги почти не сгибались, а потом грелись у костра и ели хлеб. Так вкуснее того хлеба, я ни чего в своей жизни не пробовал. Вроде бы хлеб обычный, мы такой каждый день едим, а его вкус я до сих пор помню. Тут всё дело в обстоятельствах, у тебя в такие моменты как будто все ощущения обостряются. Мне эти моменты дороги, я их «мои звёздочки» зову, и собираю их как самую драгоценную коллекцию.
- Не знаю, что и сказать тебе по этому поводу.
- А я тебя лет через 10 спрошу. Спорим, ты эти яблоки вспомнишь и со мной согласишься.
- Нее, Спорить не буду – закачал головой Сергей, уминая яблоко.
- Если бы ты со мной в сад полез, они бы ещё вкусней были.
От упоминания о поступке, Сергей помрачнел.
- Я сегодня струсил, убежал, - стал он оправдываться, - ты меня прости. Там человек по улице шёл, страшно стало.
- Да ладно, всё это ерунда. Смотри, каких яблок набрали. А если честно, я тоже иногда боюсь, только виду не подаю, и то, что задумал, делаю. Страх он сам по себе не уходит, с ним бороться надо, выкинуть из головы все мысли о последствиях и всю другую чепуху и действовать. Знаешь, у меня приятель есть, работает в игровом клубе, так вот он умеет возрастную блокировку на фильмах снимать и как-то давно мне один фильм о воне поставил. Только это секрет. Обещай, что ни кому не скажешь.
В ответ Сергей лишь закивал головой.
- Обещай – требовательно попросил Витя.
- Клянусь, ни кому не скажу.
- Если кому ни будь скажешь, подставишь хорошего человека, а он мне очень много чего хорошего сделал.
- Да понял я, ни кто, ни чего не узнает.
- Так вот, фильм был о защитниках Брестской крепости. Я ещё попросил все настройки на максимум поднять, чтобы всё ярче чувствовать. Страшнее того фильма, в жизни ни чего не смотрел, страху натерпелся, думал седой из капсулы выберусь. Там же подсказки идут, а я их совсем замылил, мне интересней интуитивно всё воспринимать и действовать. Когда крепость захватили, оставшиеся защитники прятались в повалах и продолжали сражаться. Иногда так страшно было, что тело повиноваться отказывалось, руки и ноги не слушались. Очень мне тогда моё состояние не понравилось, и я ещё несколько раз тот фильм пересматривал, чтобы страх свой перебороть. А если со своими страхами не бороться, так и останешься «тварью дрожащей», и каждого шороха пугаться. Вот и ты должен все свои страхи перебороть. Я же как лучше хочу. Хочу, что бы ты был смелым и ничего не боялся.
- Я тоже этот фильм хочу посмотреть.
- Посмотришь, у тебя ещё вся жизнь впереди.
Сергей на эти слова только насупился, и седел молча доедая яблоко.
- Жизнью надо наслаждаться и радоваться малому, только так у тебя появятся свои «звёздочки», такие моменты ценить надо.
- За такие моменты, нас, скорее всего, накажут. По головке точно не погладят.
- Вот ты снова боишься? – посетовал Витя, - не боятся, я панель на стене в нашей комнате заклеил плотным скотчем, так что ни кто, не узнает. Когда ляжешь спать, я скотч сниму. А ко мне вопросы будут, скажу в туалет ходил.
- Навряд ли это поможет.
- Если за всё переживать, то и жить не стоит, а жизнь у нас и так сейчас пресная, все на своих баллах помешались и безопасности, аж тошно становиться. Жить надо интересно. Вот я иногда мечтаю совершить, что ни будь героическое. Очень часто представляю, что вот сейчас, что ни будь случиться, какая ни будь катастрофа или авария, и я смогу кого ни будь спасти, но ни чего не случается, как бы я не ждал.
Оба парня синхронно вздохнули, прокручивая в голове, каждый свои собственные мысли. После паузы Витя продолжил: - Ты брат меня слушай, я и в правду хочу, чтобы ты, стал смелым, и ничего не боялся. Ты же умный, а ум везде цениться. Только если ты будешь всегда по чужим правилам играть, тобою помыкать все будут. Тебе свой характер воспитывать надо, тогда и уважать будут. Я хочу, чтобы у тебя тоже были свои «звёздочки». Так что, не бойся нарушать правила. – Витя посмотрел на звёзды. – Уже поздно. Пошли спать.
Друзья поднялись, спрятали рюкзак и полезли в окно своей спальни, чтобы юркнуть в тёплую, уютную постель.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 4.3.2020, 20:49
Сообщение #9


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8754
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Проблема даже не в том, что фразы - тупые, сюжет - неинтересен, а герои - картонные, и даже запятые, поставленные по принципу "от балды", - не самая главная беда.
Мне непонятно другое: зачем? Зачем так мучиться? Ну ясно же, что вам никогда не стать писателем (сами же это признаете), и...? К чему насиловать себя, Инет и нас, читателей?
Садо-мазо какое-то!

ПыСы. Если хотите положительных отзывов, идите на АТ, там публика более добрая.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 5.3.2020, 3:16
Сообщение #10


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Фразы тупые - согласен, а что именно раздражает? В своём глазу и бревна можно не заметить.
Неинтересен? Хочется сделать интересней.
Картонные - Хех... здесь главная проблема. Картонные - я понимаю как плоские. Вы пишите хорошо - дайте пару советов, если не трудно.

Писателем не стану - это да... (
Пишу для себя ради идей, мне интересно этим заниматься, не злитесь, лучше подскажите, что именно вам не нравится.
Можно же посмотреть и с другой стороны. Революция - подразумевает наличие революционных идей (которые появятся по мере становления героя). В литературе полно шаблонов, где повстанцы борются с несправедливостью, при этом какие либо идеи отсутствуют полностью - одно название, просто борются потому что несправедливо, вам самому такие книги интересны?. У меня шаблонов не будет, обещаю. О положительных отзывах ни когда не задумывался, но если появятся буду удивлён.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 5.3.2020, 11:59
Сообщение #11


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Когда уже пол книги написал, трудно возвращаться и исправлять начало. Мысли другим заняты. Думал надо дописать до конца черновик, а уже потом переписать всё заново. Поэтому и остался первоначальный вариант.

Максим

Подъём следующего утра, начался как обычно, за исключением того, что Серёжа выглядел хмурым, и не выспавшимся. С Витей он не говорил, даже не ответил на приветствие, ну и бог с ним, подуется немного и перестанет, не первый раз такое случается. Настроение у Вити было бодрое, он уже думал, как расскажет все подробности ночной вылазки Максиму, пусть завидует.
Дед Семён, разбудил ребят в семь часов утра и погнал на утреннюю разминку. Старик ходил с палкой, но ни сколько помогал ей себе при ходьбе, сколько подгонял ею молодёжь. Погода позволяла ещё заниматься на свежем воздухе, и для занятий спортом существовала специальная площадка, на которой уже разминались старшие. Семейный доктор, должность обязательная в каждой семье, была уже на площадке и руководила утренней зарядкой. Она следила за тем, чтобы каждый член семьи в полной мере получал физические нагрузки, здоровая семья не та где могут вылечить любую болезнь, а та где не болеют.
В каждой семье, были свои собственные традиции и склад жизни, но во всех семьях неизменным были пять обязательных старшин, на которых держался фундамент благополучия и процветания. В первую очередь это глава – он был лидером, наставником и духовным отцом для всех. А так же ещё четыре обязательные должности, плюс их преемники, которые из поколения в поколения, перенимали все тонкости своих профессий, сохраняя традиции и самобытность семьи.
Правой рукой главы, был хозяин дома, человек, который отвечал за все хозяйственные вопросы, связанные с работой, получением прибыли и так далее. По левую руку хозяйка дома, отвечающая за уют и порядок, а также доктор и воспитатель.
Закончив утренние процедуры, дети переоделись и пошли в центральное здание, где проводилась утренняя и вечерняя молитвы, а так же все совместные мероприятия семьи, от приёма пищи, до обсуждения насущных вопросов.
К времени завтрака, «детский стол» всегда уже был накрыт и ребята расселись каждый на своё любимое место. За этим столом было десять столовых приборов, по числу детей посещающих младшую и среднюю школы и один прибор для Галины - семейного воспитателя, которая всегда завтракала вместе с детьми. Дети до пяти лет сюда не приходили, а те, кому исполнилось пятнадцать, как и все взрослые, могли выбирать сами, где и как они будут питаться.
За завтраком, не происходило ни чего не обычного, Галина задавала тон беседы и в это утро выбрала объектом для разговора Витю.
- Виктор, ты решил, какие зачёты будешь сдавать перед «большим тестом»?
- Ещё нет, – ответил Витя, ожидая и боясь этого вопроса. – Мы с Максимом думали, но пока не определились.
- Это хорошо, что вы с Максимом думаете, но ты не должен все время оглядываться на друга. У тебя есть своя голова, она у тебя для того, чтобы принимать собственные решения. Через две недели твой день рождения, а ещё через месяц начнутся экзамены, поэтому затягивать с решением больше нельзя. Сегодня вечером наш домашний компьютер тебя ещё раз протестирует, и мы с тобой примем решение, подготовься пожалуйста. – Она сделала небольшую паузу и смягчив голос добавила. – Все люди разные, несмотря на то, что ваши желания сейчас совпадают, они обязательно разойдутся, каждый пойдёт своей дорогой. Будет обидно, если ты, понадеявшись на друга, выберешь путь, который тебе не подходит.
- Я умею думать своей головой и принимать самостоятельные решения – пробурчал в своё оправдание Витя, - просто наши интересы действительно совпадают, и мы хотим продолжить обучение вместе. Мы советуемся друг с другом, и ничего плохого я в этом не вижу.
- Главное, что бы ты не выдавал чужие желания за свои собственные - заметила воспитатель, - Ни чьи желания, ни мои, не друзей или родителей не должны влиять на твои решения. Обдумай всё в одиночестве, ни чьё мнение или советы тебе сейчас не нужны.
- Понимаю, я всё обязательно обдумаю, - пообещал он.
- Время у тебя есть до вечера, - предупредила Галина, и потеряв интерес к Вите, переключилась на девочек, у которых шла подготовка к выступлению на предстоящем в школе концерте.
Витя молча доедал свой завтрак, размышляя над словами воспитателя. Ему нужно было решить какие зачёты он будет сдавать на экзамене. Каждые пять лет все жители планеты проходили томографию мозга и тест, для выявления расположенности к тому или иному виду деятельности. Они с Максимом уже давно решили, что хотят стать спасателями. Все рекомендации компьютера, различные показатели и наклонности, говорили о том, что его выбор правильный. Но для этого нужно было поступить в специализированную старшую школу, а набранных баллов Вите катастрофически не хватало. Дополнительный зачёт по специализации, которую они выбрали, мог бы решить эту проблему, но Витя упорно откладывал решение до последнего момента. Все разговоры на эту тему, которые заводил Максим, Витя переводил в шутку, избегая прямого ответа.
Воспитатель давно бы заставила принять необходимое решение, но Витя занимал особое положение в семье. Занятие спортом, давали ему предлог уклонятся от однозначного ответа, ссылаясь на проходящие отборочные игры. В семье он был единственным, кто выступал за юношескую сборную клана, по баскетболу. Самую популярную игру во всём мире. Витя бы мог сделать спортивную карьеру, но уровень команды клана был не очень высок, и она не блистала на турнире альянса. А переводится в другой клан, у Вити не было желания, хотя предложения иногда поступали. Делать карьеру, достигать результатов, претило его характеру. Он занимался в своё удовольствие и совсем не хотел становиться взрослым, с их серьёзными взглядами на жизнь, заботой о социальном статусе и карьере. Семейный бизнес его тоже мало привлекал, не лежала его душа к обслуживанию тоннелей пневмопочты, и ни к каким другим профессиям, нужных семье. Он мечтал о приключениях связанных с риском, о новых впечатлениях и путешествиях, но для этого, нужно было сдать экзамены и покинуть родные пенаты.
После завтрака, все тот же дед Семён отправил детей в школу, усадив их в семейный, беспилотный микроавтобус. Гравилёт, белого цвета, с сине-чёрной эмблемой семьи, ежедневно отвозил их в школу и обратно. С изобретением машин использующих антигравитационное поле, колёсная техника, как и двигатель внутреннего сгорания, почти полностью исчезли. На их смену пришли машины, использующие антигравитацию, скользящие в полуметре над поверхностью земли и тратившие минимум энергии. Для передвижения по городу практически все пользовались услугами такси, но каждая семья имела свой, небольшой парк машин, в основном микроавтобусов или специальных, которые отличались от автопарка такси.
Через несколько минут, машина с учениками, одетых в синюю униформу, парковалась у площадки возле школы. Когда все покинули салон, она самостоятельно развернулась, и направилась назад к дому.
Ребята приехали чуть раньше обычного, времени до начала занятий оставалось ещё минут двадцать. Поэтому Витя не торопился зайти в здание, он набрал номер Максима, и тот сообщил, что уже подъезжает. Не спеша, он нашёл свободную скамейку, в небольшом саду перед школой, и устроился на ней в ожидании друга.
Они дружили ещё с садика, и всегда выбирали одни и те же занятия и кружки, придерживаясь одной программы обучения. Всегда играли или находили занятия, чтобы быть вместе, защищали друг друга и поддерживай. В общем, были «не разлей вода», и старались практически всё делать сообща. Максим был более осторожным и рассудительным, Виктор же в свою очередь был генератором идей и заводилой, в этом плане они дополняли друг друга, и были, как единый организм, где одно не может быть без другого. Имея разницу в рождении всего несколько дней, их программы по сдаче экзаменов совпадали, при этом они показывали примерно одни и те же результаты и проблемы перед ними стояли общие, количество их баллов не хватало для перехода в старшую школу.
Макс и Витя, реально оценивающие свои знания, решили делать упор, на работу с техникой. Хорошие технари, всегда ценились в любых семьях, а они возились с железками ещё с малолетства.
Когда появились курсы по работе с различными механизмами, они не задумываясь включили их в свои школьные программы как основные. Пару месяцев назад они сдали все зачёты и нормативы по строительному манипулятору СМБ пятой модели. Они выбрали эту машину по рекомендации воспитателей, и успешно сдали все зачёты и практические занятия. Максим получил восемнадцать баллов в общий зачёт, а Витя двадцать, что было большой редкостью. Но баллов всё равно не хватало.
Максим подъехал почти сразу после телефонного разговора, и увидев Витю сидящим на лавочке, направился к нему.
- Привет! – поздоровался он, подойдя ближе, - как дела?
- Привет! Отлично. Знаешь, где я вчера был? – С прищуром и заговорщицкой улыбкой, ответил Витя.
- Не знаю, но догадываюсь. – В словах друга угадывалось недовольство и раздражение.
Витя ожидал совсем другой реакции. Ответ друга его немного насторожил, и довольная улыбка куда-то сразу улетучилась.
- О чём догадываешься? У тебя случилось что-то? – спросил он.
- Не у меня, а у тебя случилось.
- Нет у меня всё хорошо, - с долей сомнения произнёс Виктор, запуская руку в свой рюкзак. Он достал яблоко и протянул его Максиму.
- Вот – многозначительно сказал Витя, потягивая его другу. – Мы вчера ночью с Серёгой в соседний сад лазили.
- А ты свои показатели давно проверял? – Максим поставил свою сумку на скамейку и взял предложенное яблоко. – А я вот поинтересовался. С тебя почти два балла сняли. Ты о чем думаешь? До экзамена времени осталось, совсем нечего. А если ты не пройдёшь в старшую школу? Что прикажешь мне делать? А как же наши планы?
- Да ладно? – удивился Витя. – За что?
Он поднял свою левую руку, на запястье которой крепился лайфон, и одним движением заставил развернуться сенсорный экран. Проделав несколько манипуляций, он нашёл нужную страницу и теперь в недоумении смотрел на таблицу своих показателей. Последний показатель был красный и говорил о том, что с него сняли одну целую, восемь десятых балла. Объяснения отсутствовали. Витя аж сплюнул с досады.
- Почему так много? Вот! Последнее списание было три дня назад, это когда мы ракету запустили, и она чуть пожар не устроила. Так за пожар, нам всего по пол балла сняли, а тут за яблоки, которые ни чего не стоят, целых два балла.
Витя вскочил с лавочки, начал вышагивать вперёд-назад, Максим напротив сел на Витино место и молча грыз яблоко, наблюдая за другом и ожидая когда тот успокоится.
- Вот же сволочи, тупые железки, - не унимался Витя. - Я им ещё припомню.
- А чего ты утром свои показатели не проверил? У меня оповещение на тебя стоит и я сразу проверяю в чём дело, – спросил Макс, чтобы как-то разрядить обстановку.
- Ты смеёшься что ли, я в этот список вообще ни когда не заглядываю. Если бы ты не сказал, так и не знал бы ничего. Нас же с Серёгой ни кто не видел, это всё гребаный компьютер на меня зуб точит. Паразит. Стоит себе в сторонке и кровь нашу пьёт. Ты представляешь! Мы не на камерах не засветились, ни какими сенсорами не пользовались, лайфон на тумбочке в комнате лежал. Как нас вычислили?
- Может у забора есть какие-то датчики, - предположил Максим.
- Это каким параноиком нужно быть, что бы на забор датчики ставить. Там четыреста метров забора, если по кругу считать. Да и не прикасался я ни к какому забору, по деру перелез. Думаешь на дереве тоже датчики стоят?
- Да… – озадачено, согласился Максим, - на дереве точно не стоят.
- Алиса! – обратился Витя к системе, отсоединив тонкую панель лайфона от браслета и поднеся её ближе к лицу. - Каким образом вычислили мою ночную вылазку?
- Вопрос не корректный, обратись к системе безопасности семьи, - послышался приятный женский голос.
- Зря стараешься, – заверил Максим, - я эту Алису как-то три часа пытал по поводу того, как компьютер за нами может следить, так ни чего и не выяснил.
- Вот же свинство, - прокомментировал Витя, поднёс панельку к прорези браслета и она исчезла, затянутая внутрь. – Что делать теперь будем?
- Ты о баллах?
-Угу
- Теперь надо думать, как нам среднюю школу нормально окончить, у меня с баллами та же история.
- Ясно как – работать как негры. Что бы этой чёртовой машине понравиться.
- Всё…, успокойся? – Максим тоже начинал злиться, - ты же знал, что все проступки машина просчитывает.
- Но как? я же спать теперь не смогу.
- На твоё биополе реагирует, или на ДНК. Какая разница? Ты же делаешь покупки одним касанием, все машины и двери определяют, что ты это ты. Так что нечего себе мозги ломать, о другом думать надо.
- Ладно, - согласился Витя – Действительно, чего это я разошёлся, как будто первый раз, просто очень много сняли, вот и разозлился. Из-за каких-то яблок два балла - это слишком.
- Не за яблоки, а за воровство, это разные вещи. Пока ты по садам лазил, я между прочим делами занимался.
- Ладно, забыли про яблоки. Рассказывай - чем занимался?
- Что бы нам в старшую школу попасть, нам зачёт по простенькому «Д» классу не поможет, там максимум семнадцать баллов можно получить, а если что-то не так пойдёт и того меньше. Вот и подумал, что надо технику «С» класса осваивать.
- Не дадут, - возразил Витя, - это же дисциплины старшей школы, да и пятнадцати нам ещё нет.
- Ещё нет, но скоро будет. К тому времени, когда придёт время сдавать экзамен, мы уже будем совершеннолетними. И формально у нас есть право сдать зачёт на технику «С» класса, главное суметь договориться.
- Ну и? – Витя с надеждой в глазах уставился на друга.
- Я этим уже два дня занимаюсь, а если бы ты умел слушать, то тоже был бы в курсе. Я, между прочим, за нас двоих стараюсь.
- Да не тяни, рассказывай.
- Разрешение пока не дали, но наша воспиталка уверена, что всё получиться, она с вашей Галиной разговаривала и та все документы подготовила, сейчас согласование идёт.
- А что за техника? Какая машина?
- Догадайся. – С игривым прищуром Максим смотрел на товарища.
- Да ну… Не может быть.
- Какую технику «С» класса мы знаем лучше всего?
- Неужто вертолёт? – глаза у Вити сверкали от восторга.
- Конечно он. – Максим довольно улыбался.
Витя подпрыгнул от переизбытка чувств. Такого поворота он не ожидал. По правде говоря, он уже и не надеялся набрать нужный балл, поэтому и избегал разговоров о зачётах, не видел выхода и ждал чего-то подобного. Спасательный вертолёт, был его мечтой, и он с Максимом, в симуляторе самостоятельно налетал столько, что хватило бы на десятерых. Два таких вертолёта имелось в семье Макса, его семья хоть и не относилась к спасателям, но относилась к службам порядка и вертолёты использовали в медицинских и других целях, поэтому ребята знали эти машины не понаслышке. Витя мог уверенно поменять блоки или батареи, что-то отремонтировать, в общем, знал машину хорошо, не говоря о пилотировании, несмотря на то, что на реальной машине ни когда не летал.
Витя радовался от всей души, как будто ему уже разрешили самостоятельно поднять в воздух машину, о которой он мечтал. Хорошо, что в школьном саду почти ни кого не было, уже разошлись по своим аудиториям, иначе бы сочли, что Витя не в себе – скачет и руками машет.
- Хватит скакать, а то у меня голова уже от твоих прыжков кружится. – решил опустить на землю своего товарища Макс, взглянул на свой браслет, урок вот-вот начнётся. – Пора в класс идти, а то опоздаем.
Он поднялся, взял с лавочки сумку, повесил её на плечо и направился в сторону учебного корпуса.
- Потом поблагодаришь, - сказал он удаляясь.
- Ты просто не представляешь, дружище, как ты меня порадовал!
Витя схватил свой рюкзак и бегом припустил вслед за другом.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 5.3.2020, 12:07
Сообщение #12


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(.:Олег:. @ 4.3.2020, 12:04) *
Один вопрос: зачем нужно это предисловие?

Согласен и скорее всего в окончательном варианте его не будет, просто оно имелось, а стереть пожалел, потому что ещё не знаю как будет выглядеть начало.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 5.3.2020, 20:13
Сообщение #13


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Спасатели

Всю последующую неделю, Витя с другом, штудировали теорию пилотирования спасательным вертолётом, они изучали различные узлы характеристики и конструктивные особенности. Материала было много, но у ребят окрылённых возможностью реально полетать на машине, о которой так долго грезили, появилось столько энергии, что они проглатывали информацию с невероятной скоростью. Всё усваивалось очень быстро, и их преподаватель вскоре сам заразился их энергией, занимался с ними дополнительно и раньше предполагаемого срока, поставил им зачёты по теоретическим знаниям. Теперь им предстояло пройти практику по управлению реальной машиной.
Первый этап обучения был пройдён, не сказать, что всё далось уж так легко, но для тех, кто любит технику и в ней разбирается, это не составило больших трудностей. Современная техника была проста в управлении и обслуживании. Вертолёт спасателей имел два лопастных двигателя в кольцевых обтекателях, задний фенестрон и активную геометрию кузова, благодаря которой мог адоптироваться под задачи любой сложности. Это была одна из самых надёжных и умных машин в мире. Могла летать в любую погоду и имела мощный бортовой интеллект, помогающий пилотам в непростых ситуациях. Не сложная в управлении и надёжная она уже долгое время считалась главной машиной спасателей.
Как правило, все практические занятия проводились за пределами родного клана или даже альянса, позволяя ученикам познакомиться с другими климатическими и рельефными, особенностями. К тому же смена места обучения и учителя, хорошо влияла на освоении материала.
Максим и Витя были направлены в клан, находящийся в предгорье Кавказа. Их разместили в небольшой семье, где и должно было проходить обучение. Такая практика была распространена повсеместно, каждая семья, имевшая опытных учителей, старалась передать свои знания, и имела комнаты для учеников. Это повышало престиж и социальный статус, а с ними и доход. Место куда прибыли на обучение друзья, было не большое поселение, в гористой местности, где проживало всего несколько семей, которые выращивали виноград и занимались овцеводством.
Виктор учился у Сергея Аверина, мастера высокого класса. Он оказался человеком весёлым и общительным, и Виктор очень быстро нашёл с ним общий язык. Максим тоже не мог жаловаться и уже через два дня, ребята первый раз, под присмотром наставников подняли свои машины в воздух и совершили свой первый полёт. Симуляторы достаточно точно передавали все ощущения подвижность руля, набор высоты и так далее. Поэтому стажёры очень быстро освоились и уже в следующих полётах уверенно управляли машиной. Курс был рассчитан на двадцать восемь дней, и все эти дни они проводили за пилотированием вертолёта. Горная местность, осенняя природа, когда леса окрашивались в фантастические цвета, приводили ребят в полный восторг. По мере продвижения обучения, задачи усложнялись, увеличилось количество ночных вылетов и работ в сложном рельефе, да ещё и в неблагоприятных метеорологических условиях, но Виктор и Максим справлялись с задачами, сказывалась большое желание и характер ребят, которые помогали в обучении.
Осень в горах очень красивое время года, но ещё и опасное, начинался сезон осенних штормов, когда от пилотов требовалось повышенное внимание и концентрация. Долгое время, человечество очень небрежно относилось к своей планете, ставя эксперименты и разрабатывая технологии для управления погодой. Все они закончились неудачей, человек не научился управлять погодой, а только ещё больше ухудшил климатические условия на планете. Погода стала мене предсказуемой, все чаще случались стихийные бедствия невиданной силы, неся разрушения и людские жертвы. От погоды можно было ожидать чего угодно. Вмешательство человека в погодные явления оставались на уровне, разгона облаков, принудительном распределении осадков. Упор делался на раннее предупреждение, и работу служб порядка. На картах спасателей, в разных регионах вспыхивали оранжевые коды тревог, и дежурные отряды из различных мест мчались на устранение угроз, проводя эвакуации либо возведение или укрепление защитных сооружений. Красный код за последние пятьдесят лет загорался достаточно редко, и считался событием не ординарным.
Эта осень стала исключением. Обучение ребят подходило к концу, когда по Черноморскому побережью был объявлен красный код. Надвигался сильный ураган, с порывами ветра до 70 метров в секунду и сильными проливными дождями. Участок прохождения урагана был обширен и все службы спасателей прилегающих районов, были подняты по тревоге. В близь лежащих от опасных участков ущельях, более менее защищённых от непогоды разбивались временные лагеря, где должны были расположиться спасатели и эвакуируемые.
Максим с Витей не остались в стороне, зарекомендовав себя с лучшей стороны, они уговорили главу семьи взять их с собой. К тому времени им уже исполнилось по пятнадцать лет, и официально, они имели право принять участие в подобной операции. Заверив старших, что будут беспрекословно выполнять все распоряжения и соблюдать все требования безопасности, ребята вместе с командой отправились в район, обозначенный для их стоянки.
До шторма оставалось ещё два дня, компьютеры смоделировали все возможные риски и определили фронт работ. После размещения в лагере, всех распределили на работу. Для Максима и Виктора тоже нашлось подходящее дело, пригодились знания по управлению строительным манипулятором. Они попали в команду, которой поручили отстроить заградительный вал, перед постройками, находящимися не далеко от берега и укрепить русло реки. Задачу поставили чётко и ясно и под руководством старших, ребята приступили к работе.
День не задался с самого начала. Обычное пасмурное утро и слегка моросящий дождик, вскоре превратился в настоящий проливной дождь. Витя возился с железобетонным основанием старого, давно разрушенного моста. Он подцепил стрелой манипулятора увесистый кусок плиты, но когда начал его поднимать, чтобы положить на гравиплатформу, что-то пошло не так. Приподнявшись на полметра, плита застыла и дальше не двигалась. От напряжения, правый упор машины стал съезжать по мокрому склону, угрожая машине перевернуться. Витя испугался и отключил питание, а манипулятор накренился и замер в очень неустойчивом положении. Ситуация оказалась патовой, кусок плиты, в зажиме стрелы удерживал манипулятор от дальнейшего скольжения. Была ещё одна стрела, с увесистым ковшом и её можно было использовать как дополнительный упор, но в данный момент он не мог сообразить, как этим воспользоваться. Витя осматривался из своей кабины, но разрешения задачи не видел, пришлось покинуть тёплое, сухое место и выбраться под проливной осенний дождь. Сам виноват, надо было расчистить площадку и поставить машину устойчиво. Он обошёл манипулятор вокруг, оценивая ситуацию. Кусок плиты, зажатый стрелой, держался за счёт металлической арматуры, уходящей в бетонное основание. По всей видимости, их надо было срезать, но как именно это сделать осталось для Вити непонятным. Он сделал ещё пару кругов вокруг манипулятора, но не найдя решения вызвал по рации своего наставника. Как ни горько было осознавать, но опыта у пятнадцатилетнего подростка было ещё маловато для того, чтобы разобраться в этой ситуации. Он стоял под дождём, ожидая когда подойдёт помощь. Куртка у Вити была непромокаемая, но она закрывала лишь тело и голову, а ноги, одетые в простые, рабочие штаны, беспощадно промокли.
Сергей Аверин, оценив ситуацию, сел за управление манипулятором. Ковшом второй стрелы он зацепился за массивное основание моста и подтянул всю машину, пока она не выровнялась. Такой вариант Витя не рассматривал, наверное, было правильно не упираться ковшом в скользкий склон. Затем из ящика под сидением водителя был извлечён резак и срезаны прутья, держащие плиту. Проблема была решена, но чувство досады, за свою нерасторопность, Витя потом испытывал весь день. Они работали до темна, с небольшим перерывом на обед и Витя за время работы ещё пару раз сталкивался с неприятными ситуациями, но благо сумел справиться с ними самостоятельно.
В лагерь ребята попали, когда наступила непроглядная ночь, дождь и не думал утихать, к нему добавился порывистый ветер, который с каждым часом усиливался. Поужинав в тесной столовой, Витя с Максимом сразу отправились свой вагончик, даже не думая о том, чтобы принять душ, который в лагере имелся. Пока до него доберёшься, только промокнешь ещё больше, да и усталость за целый день накопилась такая, что ребята могли думать лишь о том, как бы побыстрей добраться до своих кроватей.
В вагончике, рассчитанном на четыре человека, старшие отсутствовали. Скорее всего они ужинали, так как в столовой, вся их команда поместиться одновременно не могла и ели по очереди, а ещё Витя слышал, что состоится совещание, но стажёров туда не пригласили, поэтому они со спокойной совестью, и изнывая от усталости завалились спать.
Разбудил их наставник Вити - Сергей. В этой поездке он отвечал и за Максима тоже, ребята были приписаны к его вертолёту, в его команду. Он растолкал ребят и велел одеваться. За окном было темно, свистел ветер и лил проливной дождь. Витя с трудом заставил себя подняться.
- Что случилось? – Спросил Максим, протирая глаза.
- Нас перебрасывают в другой район, весь наш отряд.
- Ночью, в такой ураган, они с ума сошли, - стал возмущаться Витя.
- Ты думаешь, я в восторге? – повысив голос, произнёс Сергей. – Между прочим, мы находимся на службе, а приказы не обсуждаются.
- А все же, что стряслось? – Не отставал Витя, начиная натягивать на ноги непромокаемый комбинезон.
- И который сейчас час? – вставил свой вопрос Максим.
- Спасателей просто так, посреди ночи не поднимают, значит где-то под угрозой жизнь людей. Так что поменьше слов, больше действий.
- Все вещи, что у нас были с собой забирать?
- Да, мы сюда уже не вернёмся, завтра прибудет другой отряд. Ни чего не оставляйте.
Учитель прохаживался по вагончику, посматривая в окно на разбушевавшийся ливень. Витя уже экипировался, достал сумку и закинул туда, то не многое, что у него было. Штаны, которые не успели высохнуть, сложил в пакет и отправил туда же.
- Я готов, - сообщил Витя.
- Я тоже – вторил ему Максим.
Сергей скептически осмотрел стажёров, подтянул Максиму лямки на рукавах, застегнул молнию до конца и затянул капюшон, подтянув фиксаторы. Тоже самое он проделал с одеждой Виктора. Убедившись, что все в порядке, он ещё раз посмотрел в окно.
- Всё взяли? Тогда пошли.
Не дожидаясь ответа, он открыл дверь. В проём хлынул резкий поток ветра с дождём. Вытолкал ребят наружу, закрыл за собой дверь, и крепко держа обоих стажёров за одежду, потянул за собой. Стихия разбушевалась не на шутку. Виктору ни когда не доводилось попасть под такой ураган, и сейчас он был обескуражен. Стараясь свободной рукой прикрыть лицо, от беспощадно хлеставшего дождя, он почти ни чего не видел, лишь крепкая рука учителя тянула его за собой, не давая ему упасть от порывов ветра. Стена из дождя закрывала все, что находилось дальше десяти метров, лишь только свет прожекторов давал какие-то ориентиры. Витя, пригибая голову как можно ниже, смотрел только под ноги, и бежал за учителем, стараясь не упасть. Через несколько минут они добрались до вертолёта, и только оказавшись внутри машины, выдохнули свободно.
- Вот это дождик! – воскликнул Максим, стряхивая капли дождя с комбинезона и снимая капюшон.
Они повесили мокрую одежду на крючки в специальной нише и заняли свои места. Сергей сел в кресло пилота и активировал систему вертолёта, чуть позади справа и слева устроились Максим и Виктор. Вскоре послышался всё увеличивающийся шум разгоняющихся лопастей, машина проходила последнюю проверку перед взлётом. Ребята сидели молча на своих местах, понимая, что в данный момент отвлекать пилота нельзя. Помочь они ни чем не могли, им отвадилась роль статистов. Вся нагрузка при взлёте и полёте будет лежать на мощном бортовом интеллекте и пилоте. Ни один флаер не смог бы подняться в такую погоду, но это был вертолёт спасателей, который создавался для работы в самых тяжёлых условиях.
- Поехали! – ни к кому не обращаясь, сказал Сергей.
Двигатели заработали сильней, отрывая тяжёлую машину от поверхности. При взлёте, вертолёт заметно тряхнуло и повело в сторону, но уже через пару секунд, умные системы стабилизировали машину, трясти её не перестало, но вертолёт уверенно стал набирать высоту, беря курс к месту назначения.
Весь полёт ни кто не о чём не говорил, слишком агрессивно бушевала за бортом стихия, Витя то и дело прислушивался к изменениям в звуках, и к иногда звучащим по громкой связи переговорам пилотов.
- Пятый – прозвучал из коммуникатора позывной Сергея.
- Пятый слушает – незамедлительно прозвучал ответ.
- Это первый, - представился говорящий. – Мы почти на месте. Сейчас совершаю облёт поляны, где можно приземлиться, надо скинуть часть оборудования. У нас машины забиты техникой. На карту скинул координаты, сажай машину туда.
- Принял. Маяк вижу, я в шести минутах от цели, скоро буду на месте.
Через пару минут, коммуникатор вновь ожил.
- Пятый.
- Пятый на связи.
- У тебя машина загружена больше остальных, да и летишь ты замыкающим.
В общем так, - видимо приняв решение, прозвучал голос командира, - Машину твою разгружать мы не будем, пусть остаётся в резерве. Стажёры пусть остаются сторожить технику, а ты пойдёшь пилотом на восьмую машину вместо Симонова, у тебя опыта больше, а людей у нас не хватает.
- Вы говорите, у вас людей не хватает, мы тоже спасатели и можем помочь, - не удержался от реплики, и влез в разговор Витя.
- Стажёры, - обратился командир к ребятам, добавив металлические нотки в свой голос, - Слушайте меня внимательно. Вас вообще не должно было быть на этой операции. Я уже несколько раз пожалел, о том, что разрешил вам лететь с нами. Не заставляйте меня разочароваться в своём решении окончательно. Да и до спасателей вы ещё не доросли. Сидите тихо, слушайте приказы, и тогда всё будет хорошо. Ваша цель получить зачёты по вождению, а не лезть туда, куда вас не просят. Это ясно?
- Ясно. – С разочарованием в голосе и почти одновременно ответили Максим и Витя.
- Мой вам приказ, охранять технику и ждать дальнейших распоряжений. Ни каких возражений я не потерплю. Всё Сергей, жду тебя на поляне, - сказал командир и связь отключилась.
- Вы всё слышали, - добавил от себя Сергей. - Вы наши гости, и командир несёт за вас ответственность. Будет правильным, если вы подождёте меня в машине. А штормов и ураганов, на ваш век ещё хватит.
- Это не честно. У нас достаточно подготовки для того, что бы помочь людям, а вы нас считаете обузой – выпалил Витя.
- Сначала станьте спасателями, а потом и обсудим, чего вы там хотели.
Вертолёт уже зашёл на посадку, и через минуту, коснувшись земли, замер. Лопасти ещё какое-то время вращались, пока Сергей отключал системы и приборы. Затем он поднялся с кресла, взял свой комбинезон и стал облачаться.
- Мой вам совет, - сказал он на прощание, - устраивайтесь поудобней в креслах и ложитесь спать. Ситуация, насколько я знаю здесь очень сложная, вполне возможно, что быстро её разрешить не удастся. До рассвета осталось пару часов, а работы очень много. Если меня долго не будет, то здесь, - он открыл ящик в проходе за креслами, - есть чай, печенье, сух пайки. Когда проснётесь, поешьте, берите всё что вам понравиться, и больше ни чего не трогайте. Лайфоны у вас есть, найдёте чем себя занять. Вам просто надо меня дождаться, а я как только ситуация улучшится, сразу вернусь. Понятно?
- Понятно, – со вздохом произнёс Витя. – Будем ждать вашего возвращения.
- Тогда не скучайте! – после этих слов, Сергей развернулся и выскочил из машины в шумящий ураган. Дверь за ним плотно захлопнулась, и ребята остались одни, в тёмной кабине вертолёта. Разговаривать не хотелось. Было немного обидно за то, что их считают обузой, но день оказался настолько насыщенным делами, что немного поворочавшись в креслах, они быстро уснули, под приглушённый шум дождя и ветра за стёклами вертолёта
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 7.3.2020, 18:23
Сообщение #14


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Бездомная корова

Первым проснулся Максим, затекла нога и руки, всё же в кресле спать не так удобно, как в кровати. Уже рассветало, но укрывавшие небо тёмные облака и непрекращающийся дождь, создавали гнетущую атмосферу. Максим поднялся с кресла и потянулся, кровь медленно возвращалась в отёкшие суставы. Он сделал ещё несколько энергичных движений из гимнастических упражнений, которые они делали по утрам, и сонливое состояние улетучилось. Витя спал в соседнем кресле и Максим не стал его будить. Он прошёл к креслу пилота. Через смотровые окна в этот предрассветный час, ещё мало чего можно было рассмотреть, мешал дождь, заливающий стёкла. Максим сел в кресло пилота. Было очень интересно, куда их занесло. Если включить питание, то можно активировать систему очистки стёкол или внешний обзор с камер, которых в этой машине было предостаточно. Максим прикоснулся к панели управления, но ни чего не произошло. Машина на его прикосновение не среагировала, что в принципе было логично. Доступа у него не было. Максим с грустью глянул на заливаемые дождём стекла, осматривая размытые очертания гор. Выходить из машины, чтобы осмотреться, совершенно не хотелось. Посидев в кресле ещё немного, его вдруг осенила мысль, ведь это та машина, на которой проходил обучение Витя. Сергей был его наставником, значит и доступ к этой машине у Вити должен был быть, если его не убрали, на время чрезвычайной ситуации. Недолго думая, он растолкал друга.
- Что случилось, – пробурчал Витя – сколько времени?
- Уже почти семь часов утра, вставай лежебока, тут помощь твоя нужна.
- Какая помощь? – Витя сел на край кресла и потянулся.
- Скажи. Ты же на этой машине летал? Я тут хотел осмотреться, а из за этого дождя ни чего не видно. Если включить машину, то можно очистить стёкла или включить обзор на мониторе. Ну что, попробуем?
- И поэтому ты меня разбудил?
- Ну же. Тебе самому разве не интересно, куда мы попали?
- Выйди из машины и посмотри, - предложил Витя.
- Ты издеваешься? Там дождь льёт как из ведра.
Витя посмотрел в смотровое окно. Макс лукавил, обзор был не идеальный, но рассмотреть горы и ландшафт было можно. Он все же прошёл на место пилота и привычным движением активировал систему. Она тут же замигала датчиками проверок и приборная панель осветилась.
- Работает – улыбнулся Витя – что хотел увидеть?
- Можно подумать тебе не интересно, где мы очутились, – парировал Макс – выведи круговой обзор на лобовое стекло.
Витя так и сделал, вывел изображение в режиме сильный дождь, отредактировал настройки и убрал лишние шумы. Теперь картинка была чёткой и ясной, и её можно было вращать на 360 градусов. Их вертолёт стоял на небольшом плато, со всех сторон окружённый не высокими горами, поросшие лесом. Листва на деревьях уже облетела и в совокупности с унылой и дождливой погодой, все сливалось в единую серую массу. Слева в ста метрах от вертолёта, плато обрывалось, и внизу проходило русло реки. Чуть дальше река выходила в узкую долину, тут она разливалась и становилась на много шире. Двухдневный ливень не остался без последствий, река внизу бурлила и бурным потоком вливалась в долину. Было видно, что раньше, русло реки было на много меньше и уже чем сейчас, потому что часть деревьев по обоим берегам было затоплено, а в долине, где русло расширялось, часть деревьев подымались из воды, где то по центру реки.
- Смотри что там? – Максим ткнул в монитор пальцем, - а ну ка, увеличь немного.
Витя и сам уже заметил, что между деревьями, те которые были ближе к центру реки, есть тёмный силуэт, похожий на крупное животное. Река в этом месте, по всей видимости, имела разветвление, образуя, что то вроде острова, хотя сейчас было трудно сказать, так как вода была повсюду. Он увеличил изображение, и ребята рассмотрели, жмущуюся к деревьям, стоявшую по щиколотку в воде корову. Корова была какой-то маленькой и жалкой, пожалуй, в два раза меньше, чем те коровы, которых ребята видели на пастбищах у себя дома. Толи это была какая-то горная порода, толи ещё телёнок, не достигший полноценных размеров. Вода тем временем прибывала.
- Вот это номер! Как она тут оказалась? – Воскликнул Максим.
- Не знаю, – ответил Витя, ещё увеличивая изображение, чтобы лучше рассмотреть животное. – Может, отбилась от стада при эвакуации, а может она дикая. Видишь какая маленькая и вся дрожит.
Они с интересом разглядывали корову. Было видно, что животное дрожит, вытянув голову, издаёт какие-то звуки, их не было слышно, но было понятно, оно напугано и взывает о помощи.
- Бедная, она там погибнет, - жалобно сказал Максим, - наверное, всю ночь простояла.
- Мм… да, - цокнул языком Витя – жалко её.
- Ей нужно обязательно помочь, нельзя же её так оставить.
- Как? Что мы можем сделать? – Витя встал с кресла и выключил монитор –Пошли надо умыться и привести себя в порядок.
- Ты что! – возмутился Максим – Ты вот так просто оставишь её там умирать? Мы должны что-то сделать. Она там не выживет, и ты спокойно будешь на это смотреть?
- Ну и как ты себе это представляешь, ты сейчас в воду полезешь? А дальше что? Тебя унесёт потоком, и спасать придётся уже ни корову.
- А ты предлагаешь просто сидеть и смотреть, как она умирает?
- Надо сообщить старшим, они что ни-будь придумают. И вообще. - Витя махнул рукой, потом обошёл кресло и снова сел, скрестив руки.
- Знаешь, что скажут старшие? – взорвался Максим. – Сидите на попе ровно и ни чего не трогайте. Или ты думаешь, что то другое услышать?
- Ты прав, – согласился Витя, - другого ответа мы не получим. А раз их здесь нет, то они заняты более серьёзными делами и навряд ли их бросят, что бы помочь корове. И что ты предлагаешь?
- Ещё не знаю, но у нас есть вертолёт, и ты можешь им управлять. Помнишь, у нас было занятие по управлению лебёдкой? Лебёдка вот она, ни куда не делась. Мы можем зацепить корову и перенести её в безопасное место.
Витя осклабился в улыбке, проворачивая в уме возможные варианты. Он снова включил обзор и приблизил корову. Ни чего не поменялось, животное так же стояло на том же месте. Максим молчал, он хорошо знал друга, поэтому не мешал принять собственное решение.
- Хорошо, мы вытащим корову, только сначала все очень тщательно подготовим и продумаем.
Друзья находились в чрезвычайном возбуждении, от предвкушения собственной спасательной операции. И уже ни какие запреты и указания, не могли её остановить. У них был повод, и возможность осуществить задуманное, перед таким соблазном они устоять не могли. Сначала они проверили снаряжение, наличие тросов и ремней, а также работу лебёдки. После недолгого, но бурного обсуждения, план по спасению, сформировался окончательно. Было решено, что Витя спустит Максима, с помощью лебёдки вниз, для этого существовала специальная перевязка из ремней, которая одевалась поверх костюма, и были крепления для троса. Можно было спуститься по канату, но Максиму нужно будет как-то вернуться в вертолёт, а с помощью лебёдки это будет сделать проще. В руках у него будет другой трос, с широкими ремнями, которые он должен будет закрепить на теле коровы. Затем, Витя подымет сначала Максима, а уже потом перенесут животное. План был плох со всех сторон, начиная с того, что в экипаже должно быть как минимум три человека, кто-то должен был управлять лебёдкой и страховать спускающегося, но Витя заверил, что сможет с этим справиться, управление можно было осуществить и с панели пилота. Посадить на бурлящую воду вертолёт было нельзя, а ещё кругом росли деревья, не благоприятная погода, и множество других нюансов, но ребятам отказаться от задуманного, даже в голову не приходило. Все видимые проблемы они решали с юношеской лёгкостью.
Машина была заполнена техникой, и они не решились на выгрузку, так как загрузка производилась взрослыми и вся техника трансформировалась в модули имевшие своё, определённое место. Просмотрев параметры бортового компьютера, они убедились, что перегруза нет, а место для данной операции хватает. После проведения подготовки и окончательной проверки, ребята заняли каждый своё место. Витя запустил двигатель, давая ему прогреться, затем плавно поднял машину в воздух. Находясь на почти максимальной загрузке, вертолёт вёл себя уверенно, двигатели и все системы работали в норме. Он развернул машину и направил в сторону попавшего в беду животного.
Сделав облёт местности над животным, которое стояло на месте и не меняло своего положения, Витя завис в воздухе, выравнивая положение машины по ветру, не допуская раскачивания. При таком ветре, это было делать не просто. Теперь Максиму предстояло спуститься вниз, поймать животное и опоясать его широкими ремнями. Он уже стоял на крою открытой двери, полностью экипированный и опоясанный плечевыми и поясными ремнями, в руках держал ремни для коровы. Шлем спасателей, закрывающий голову, был снабжён переговорным устройством, и Максим, без умолку что то говорил, наступала ответственная фаза, а разговоры Витю раздражали и отвлекали, тем более что в них изредка проскальзывали истерические нотки. Витя настроил камеры монитора так, чтобы видеть спуск Максима, с наиболее удобного ракурса. И дал команду другу на спуск.
Максим шагнул с края платформы и завис в воздухе, удерживаемый тросом, теперь все зависело от Вити. Витя привёл в действие лебёдку и Максим стал медленно опускаться, ветер слегка раскачивал его, но не критично. Витя старался всё сделать аккуратно, и выбрал самую минимальную скорость. Через минуту Максим завис в пару метрах над животным. Не дожидаясь окончательного спуска, он потянулся рукой к корове, держа на изготовке стропы, но она неожиданно, и как-то резко двинулось в сторону. Витя внимательно следил за другом, и резкое движение коровы, заставило его дёрнутся, а вмести с этим движением, дёрнуть и ручку управления. Увлечённый спуском товарища, он не заметил, что машина достаточно заметно снизилась, приблизившись к кронам высоких деревьев. Действие получилось излишне резким, и хоть умная машина смягчила это действие, её повело в сторону. Одна из верхушек старого дуба, была выше остальных и находилась далеко сзади, на начальном этапе спуска, но сейчас оказалась в опасной близости. Этот незначительный поворот, заставил хвост вертолёта врезаться в верхушку, кромсая и перемалывая задним фенестроном ветки дерева, и всю машину закрутило в лево, заставляя её опуститься ещё ниже. Следующая верхушка дерева ударилась об обтекатель правого двигателя, Двигатель заскрежетал крутящимися лопастями о металл, выпуская сноп искр, и вертолёт стал заваливаться, ломая своим многотонным, массивным корпусом деревья на пути своего падения.
Максим, болтающийся в воздухе, услышав лязг металла, вовремя потянул за петлю, находящуюся в районе сердца, которая отстреливала карабины, крепившие трос к ремням. Он находился в полутора метрах от поверхности, и освободившись от креплений, упал в воду. Воды было мало, чуть выше колена, но она смягчила падение.
Вите повезло меньше, он специально не стал пристёгивать ремни безопасности, на тот случай если другу понадобиться оказать помощь, и потребуется поспешить в салон, к открытой двери. Когда вертолёт начал заваливаться, он машинально оторвал руки от управления, надеясь, что аварийная система возьмёт машину под свой контроль и исправит положение, приборная доска, призывно замигала красными огнями, издавая сигнальные звуки и посылая сигнал бедствия, но было уже поздно.
Удар правого двигателя выкинул Витю из кресла, и он головой врезался в стойку кабины, благо шлем выдержал этот удар, и не дал ему моментально погибнуть, лишь лишив пилота сознания. Тяжёлая машина, ломая толстые деревья, рухнула вниз и замерла в горизонтальном положении.
Когда вертолёт падал, вращаясь как волчок, и круша все деревья на своём пути, от него во все стороны, с бешеной скоростью разлетались осколки обшивки, куски разбитых лопастей и обломки веток и стволов. Максиму чудом удалось избежать попадания одного из таких обломков. Он упал в воду, сильно ударившись кобчиком о какой-то камень, и какое-то время не мог пошевелиться, корчась от боли. Машина упала всего в двадцати метрах от него. Сначала оглушённый шумом, ломающихся деревьев и скрежетом металла, теперь он с неподдельным ужасом и непониманием озирался по сторонам, наблюдая безмолвную картину. Ветер, который ещё несколько минут назад мотылял его в воздухе, как-то резко утих, и вокруг образовалась зона зловещей тишины, нарушаемая лишь мерным шумом падающих с неба капель дождя. Вертолёт, безжизненной грудой покоился на стволах заваленных деревьев. Он свалился на пузо и не выглядел слишком уж помятым, если не брать в расчёт обрубки, оставшиеся на месте лопастных двигателей, и оторванный хвост. Невдалеке от себя Максим увидел неподвижное тело, несчастного животного, небольшая часть которого виднелась из воды. Вокруг тела расползалось, кровавое облако, растворяясь в воде, окрашивая её в розовый цвет. Максима, чуть не стошнило, он заставил себя подняться, и постоянно спотыкаясь и падая, поплёлся к вертолёту. Упав очередной раз, он скинул мешающий ему шлем, забросив его подальше в воду, а сам разревелся от бессилия и осознания случившегося. Где-то там, в недрах не подающей признаков жизни машины, находится его друг, но почему-то молчал и не спешил выбраться. А если он остался в этом, непонятном, чужом лесу один. «Нет, надо найти друга» - эта мысль прибавила подростку сил, и он не обращая внимания на боль в ноге и кобчике, с усиленной энергией зашагал к вертолёту, разбрызгивая во все стороны воду, мешающую ходьбе.
Вскоре он был внутри вертолёта, здесь разрушения были более очевидными. Всё оборудование, которым был загружен салон, находилось в хаотическом состоянии, строительный манипулятор, пробил прочную обшивку машины и частично находился за её пределами. Просто видимая ему часть при подходе к вертолёту, пострадала меньше. Максим пробрался в кабину и увидел друга. Тот, скрючившись, лежал зажатым между сидением и обшивкой машины. Первым делом, Максим расстегнул ремешки, удерживающие на голове шлем и снял его. Витя был жив, он дышал, и даже что-то промычал, когда Максим, освобождал его от шлема. Парень ухватил друга под мышки и вытянул на ровную площадку, в проход между кабиной и салоном. Ни каких кровоподтёков или видимых ран он не обнаружил.
Витя постепенно приходил в себя. В голове звенело и он ни как не мог сфокусировать зрение. Кто-то тряс его за плечи и выкрикивал его имя. С третей попытки он раскрыл глаза и увидел, склонившееся к нему, заплаканное лицо Максима.
- Ты чего орёшь? – чужим голосом, прохрипел Витя. – У меня перепонки от твоего крика порвутся.
- Я испугался, что ты не очнёшься, - всхлипывая, сказал Максим, – минут пять в отключке валялся.
- Да… Видимо не слабо меня приложило. До сих пор голова трещит.
- Что ещё болит? – не унимался друг, - ты не ранен?
- Да вроде нечего, плечо болит, наверное, врезался во что-то.
Витя поднялся, опираясь на кресло и тут же в него уселся. Осмотрел кабину. Она пострадала гораздо меньше, чем всё остальное, на панели управления, мигал красный огонёк, а некоторые индикаторы, ещё подсвечивались.
- Надо выбираться от сюда, - сказал он.
- Да, – согласился друг, - желательно. Вода прибывает, может всё затопить.
- А что с коровой?
-Погибла, когда вертолёт падал.
- Да уж, спасли животное, – вздохнул Витя. – Надо вызывать помощь. Нет смысла здесь сидеть и чего то ждать.
- Страшно, – Прокомментировал Макс, - что нам теперь за это будет?
- Даже думать об этом не хочу. – Он потянулся к кнопке громкой связи, и как можно уверенней и громче сказал – говорит Витя Лодыгин, меня кто ни будь, слышит?
- Слышу тебя Витя, что у вас случилось? – послышался обеспокоенный голос, начальника отряда. – Мы получили тревожный сигнал. Два вертолёта уже отправляются, к вам. Ждите, помощь скоро подойдёт.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 12.3.2020, 11:44
Сообщение #15


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Неприятные последствия

Галина, воспитатель семьи Виктора, несла ответственность за своего подопечного. Она представить не могла, что вполне рядовая поездка обернётся такой трагедией. Новостные каналы подняли вокруг падения вертолёта не здоровую шумиху, и этот случай обещал иметь очень неприятные последствия. Мальчишки пострадали не сильно, и уже через пару дней после трагедии их перевезли в родной клан и вернули в семьи. Тщательное обследование в лучшей клинике альянса показало, что ни каких серьёзных повреждений, кроме ушибов и ссадин, ребята не получили. И это было удивительно. Авария была очень серьёзной. Вертолёт, которым управляли мальчишки, разворотил в щепки пару десятков, крепких деревьев, и сам был порван в нескольких местах, как будто был сделан из картона, а не из прочнейших композитных материалов. Шансов остаться в живых, после такой аварии, было очень мало, а не получить ни каких ран или увечий вообще выглядело фантастикой. Оба мальчика были живы и здоровы, и это было самым главным. Конечно, будут выяснены все детали происшествия и виновные понесут наказание, в том числе и Галина, как человек, отвечающий за воспитание в семье. Но это будет позже, а сейчас ей надо самой, как можно подробней, выяснить все нюансы и обстоятельства дела, что бы суметь защитить ребят, свою семью и себя в том числе.
Случай и в правду был не ординарный, и мог трактоваться по-разному, а то, что ребята достигли совершеннолетия, только усугубляло положение. С этого возраста наступала ответственность за поступки наравне с взрослыми, и в зависимости от того примут во внимание все обстоятельства дела будет зависеть решение, а значит и репутация её как воспитателя и репутация семьи в целом.
Первым делом Галина изучила все доступные подробности, поговорила с ребятами, связалась со спасателями которые, прибыли на место крушения и Сергеем, учителем Вити, врачами, которые обследовали ребят, и ещё с множеством различных людей причастных к данному происшествию. Картина вырисовывалась не в пользу ребят. Конечно, в первую очередь вина ложилась на плечи, командира, который позволил стажёрам лететь с отрядом, хотя формально он имел на это полное право. Но вина ребят была на много серьёзней и очевидней – это нарушение прямого приказа, в ходе спасательной операции. Весомых причин у них на это не было, а устав, который подробно описывал все действия в подобных ситуациях, они проигнорировали, хотя и были с ним ознакомлены, о чём свидетельствовала их электронная подпись. В итоге, нарушая устав и прямой приказ, они разбили вертолёт и находящуюся в нём технику, подвергли свои жизни смертельной опасности, нанесли вред природе и своими безответственными действиями убили животное. И всё это не тянуло на детскую шалость и однозначно рассматривалось как серьёзное преступление.
Всё это Галина понимала, но не переставала искать возможность смягчить наказание. Тем более, что ей, Витя нравился, он был не ординарным, и очень сложным мальчиком. За свои шестьдесят лет жизни, она проработала воспитателем достаточно долго, и многие её воспитанники достигли высокого ранга. Она была одной из лучших в своём клане, да и в альянсе пользовалась заслуженным авторитетом. Конечно, она видела все странности и отклонения от нормы у Виктора, знала его интересы и пристрастия, его страхи и неприятие как он считал, тотальной слежки, а так же патологическое пристрастие к нарушению правил. В её власти и её обязанностью было пресечь Витины шалости, направить его в нужное русло, благо инструментов и возможностей у неё было предостаточно. Но она мало влияла на сознание ребёнка, боясь перегнуть палку, поломать в нём его индивидуальность. Галина просто наблюдала, как он развивается, слегка подталкивая в том или ином направлении, для себя ещё не определив, кто вырастет из этого мальчика, что бывало крайне редко. Дружбу Вити с Максимом, тоже не однозначную, она не пресекала ещё и оправдывала их перед воспитателем Максима. Теперь же, она понимала свою ошибку, и чувствовала за это свою ответственность. Ни кто, не мог предвидеть случившегося. Судьба, рисовала замысловатые узоры, которые Галина понять и прочитать пока не могла.
Воспитатель в семье была должность не только самая уважаемая и престижная, но по сути самая главная, для всех её членов, любого возраста. Как в былые времена, основным приоритетом считалось финансовое состояние, так для живущих ныне, было получение статуса учитель. Учитель это не просто человек, достигший вершин мастерства в своей области, не просто пройдённые университеты и академии – это высшее признание заслуг человека, его конечная цель, и смысл существования. А воспитатель – это тот, кто ведёт тебя к этой цели за руку, на протяжении всей жизни. И стать воспитателем в хорошей семье, было куда сложней, чем стать главой или хозяином. Ведь именно воспитатель, мог подсказать и направить, составить индивидуальную программу обучения, найти нужных учителей и с ними договориться, помочь с поступлением и так далее. Очень многое зависело от семейных воспитателей. Не удивительно, что самая важная и престижная профессия, как некий закрытый клуб, определённая каста, имела свои скрытые знания и информацию, свои условности и правила. Ведь именно они выявляли в семьях самородков и талантливых подростков, продвигали и обучали их, им были обязаны все от рядовых жителей до гениев и членов верховного совета. Естественно, в закрытом обществе, существовала своя иерархия, отличная от общепринятой. Галина в этой иерархии не занимала очень высокое место, но и середнячком не была. Так скажем, была вхожа в высший круг и имела неплохие связи. И это был момент, когда этими связями надо было воспользоваться, и она пользовалась. Обращалась к подругам по академии, и людям которые были ей обязаны, задействовала весь арсенал своих возможностей, но результата не было. Ни кто не мог сказать, что-то определённое, давно отлаженный и безотказно работающий механизм предварительных договорённостей давал сбой. И это было необычно.
В этом деле всё было необычно, начиная с самого происшествия и заканчивая его разбирательством. Слушанье по делу должно было проходить зале Союза, а такого ещё не бывало ни разу. Такие происшествия, даже очень громкие и резонансные рассматривались в верховном зале клана, но ни как не союза.
В назначенный день и время, Галина с Витей отправились в столицу. Они воспользовались флаером, который должен был их доставить на центральную площадь, перед резиденцией союза. Витя там ни когда не бывал, не представилась возможность, и теперь, подлетая к городу он, с интересом рассматривал пробегающие в низу, дома, улицы, аллеи и парки. Столица объединяла более десятка высокоуровневых топ кланов, поэтому архитектура и ухоженность этих мест соответствовала самым высоким стандартам.
- Вот бы здесь погулять недельку, - восторженно произнёс Витя, – всё очень красиво.
- Хм… Красиво, - согласилась Галина, - но я не люблю здешнюю чопорность, поэтому и не осталась в столице. По мне так, уют и спокойствие маленьких кланов, куда привлекательней.
- Нет, - не согласился Витя, - здесь круто! Такие необычные дома, огромные и разные. Я впервые вижу небоскрёбы, никогда бы не подумал, что одной семье нужно столько помещений.
- Они принадлежат не отдельной семье, скорее клану или альянсу, где работают люди из различных семей, а в этих зданиях находятся университеты и академии, крупные научные центры и учреждения. В столице большинство семей не имеют собственного дела, в них совсем другой уклад жизни.
- Столица сильно отличается от провинции. Наверное, здесь очень интересно, много всего передового, учёные, художники, музыканты и общий уровень знаний здесь в несколько раз выше. Может, удастся задержаться здесь подольше, посетить какую ни будь выставку или лекцию, послушать умные разговоры, наверняка у нас такого не услышишь.
- Во всём есть свои плюсы и минусы, больше умных людей – больше споров, больше интриг и подводных камней. Здесь ум и талант, становятся товаром и это не всегда хорошо. - Галина задумалась, - Я поварилась в этой каше, здесь постоянно надо доказывать, что ты не глупее остальных, и при этом иметь острые локти и умение отбиваться. Не думаю, что жизнь в столице тебе понравилась бы.
- Да я особо и не стремлюсь, просто интересно. Ух ты! – воскликнул Витя, указывая на огромный дворец, к которому они подлетали.
- Мы уже на месте, - сказала Галина, узнав здание резиденции альянса.
Флаер, замедлил свой полёт и начал спускаться, а Витя во все глаза разглядывал огромную площадь с удивительными строениями вокруг. Привыкнув к малоэтажной застройке маленьких городов, он поражался такому количеству высоток, некоторые из них превышали тридцать, а то и сорок этажей. Но самое высокое здание, находилось по центру резиденции, образуя единый ансамбль в виде пятиконечной звезды.
Галина с Витей покинули флаер и направились к центральному входу в храм, который так же являлся и входом в резиденцию. Перед храмом возвышалась величественная статуя Алсиндо Лигарде, прикасающегося к своему планшету. Всё на этой площади поражало сознание Виктора своей грациозностью и величием. Резиденция была обнесена высокой, пятиметровой стеной, на вид гладкой и неприступной. Пройдя по площади, Галина с Витей подошли к ступеням главного храма столицы. Храм имел свободный доступ, и по широченной лестнице сновало много народу. Огромные колонны, скульптуры, и резные фризы говорили о солидности и богатстве этого здания. Приёмная альянса находилась, слева от центрального зала. Им пришлось пересечь огромный зал, вышагивая несколько минут по зеркально отполированному мрамору. В приёмной их встретил не человек, а робот - очень интересный и внушающий уважение к своей металлической мощи. Покрытый белой, блестящей эмалью, он походил на человека, хотя и не очень пропорционального. Привлекали внимание его движения естественные, даже можно сказать грациозные, что совсем не вязалось с его обликом. Он поинтересовался о причине визита, и хотя у него и не было лица, речь звучала на редкость обыденно правильно. Робот провёл гостей к стойке, где проходят регистрацию и после, объяснив, куда следует двигаться, проводил до эскалатора. Поднявшись, гости оказались в большом зале, где их встретил другой робот, который должен был провести их до нужного места. Витя и Галина двигались по бегущим дорожкам, проходящим в стеклянных тоннелях, над красивыми жилыми домами и садами. Иногда тоннель проходил сквозь здание, изредка они переходили на другую ветку, и несколько раз подымались в лифте. Наконец они добрались до места. Робот попросил их подождать, указав на диван под зелёной кроной молодого дерева, сам остался в зале, отошёл в сторонку и замер неподалёку. Этот зал походил больше на оранжерею, формой в четверть круга, где в центре находилось круглое помещение, а внешняя стена и часть потолка были выполнены из стекла. Здесь на таких же диванах расположились остальные участники встречи. Галина поприветствовала знакомых кивком головы. Она за свою жизнь, много раз бывала за стенами резиденции, решая те или иные вопросы, неоднократно встречалась с лидером союза, но в этом зале была впервые. Вскоре появился лидер союза Всеволод. Он пригласили всех в небольшой зал, тот, что находился по центру здания. В зале располагались по кругу кресла, прерываясь большим, изогнутым экраном. Сейчас на экране можно было видеть женщину с красивым волевым лицом и аккуратной короткой причёской каштановых волос. Она наблюдала за входящими, будто все присутствующие находились на пресс-конференции, а она, находясь где-то в другом месте их видела. Внимательные глаза следили за входящими людьми, и все лицо выражало не поддельный интерес.
- Сюда, пожалуйста – указал Галине с Витей на места Всеволод.
- Максим, присаживайся рядом. Рассаживайтесь – он обвёл руками зал, показывая, что остальные могут выбирать любое из стоящих здесь кресел.
-В этом зале редко проходят подобные совещания, Диана – наш советник, подобными вопросами не занимается, но в данный момент, по техническим причинам, это дело будет рассматривать именно она. – Он сел на одно из кресел, ближайшее к экрану.
- Приступим – Всеволод обвёл присутствующих взглядом, дожидаясь, когда все устроиться на своих местах.
Кресла в зале были неудобные, узкие, с прямой длинной спинкой и без подлокотников. Поэтому многие, не смогли сразу принять удобную для них позу.
- Попросим Виктора рассказать, все что он может сообщить о происшествии с вертолётом, начиная с того момента когда было объявлено предупреждение о шторме.
Виктор, услышав своё имя, поднялся, но Всеволод, жестом показал, что ему следует сесть. Тогда Виктор сел и немного сбивчиво поведал историю происшествия. Всеволод, и иногда Диана останавливали его, задавая наводящие вопросы, и по окончанию рассказа, Виктора попросили выйти и подождать остальных в оранжерее. Затем, туже историю поведал Максим, и тоже был отправлен вслед за Виктором, следующим был командир спасателей.
Галину очень смущало женское лицо на экране. Все ИИ, начиная с семейных, использовали изображение человека, считалось, что таким образом проще наладить доверительную беседу, но лица у них всегда статичны, мало эмоциональны, хотя они тоже умели рассердиться или улыбнуться шутке, но на этом лице отображалась целая гамма эмоций, особенно когда говорил Витя. Было видно, как лицо хмурится или удивляется, морщит лоб, и всё это было естественно. Очень необычный компьютер. Да и вопросы, которые задавала Диана, несли в себе нотки эмоций, и небыли похожи на речь обычных интеллектов. Вся обстановка была не обычна, это вызывало в душе Галины тревогу и непонимание.
В разговоре с воспитателями, инициативу в свои руки взяла воспитатель топ клана, Светлана, которую Галина хорошо знала, не только по сообществу, как ведущего специалиста, но и личных отношений. Галина была последней опрашиваемой, все другие уже покинули комнату, она осталась наедине с представителями альянса и Дианой. Надо было защитить мальчиков и для этого, уже давно была заготовлена оправдательная речь. Но беседа шла не потому сценарию, который рисовала себе Галина. Ни кто не собирался здесь её выслушивать, говорили жёстко и даже где-то грубо. Всё сводилось к тому, что воспитатель, не смотря на свой огромный опыт, совершила массу непростительных ошибок, и что всё это может обернуться очень неприятными последствиями, как для её семьи, так и для неё лично.
- Галина, мы вас знаем как великолепного воспитателя, заслужившего своё имя выдающейся работой, и надеемся на то, что вы воспитаете ещё не одно поколение, грамотных и талантливых людей. Надеюсь, допущенная вами ошибка не скажется на дальнейшей вашей судьбе. Все в ваших руках.– Подвела итог беседы Светлана.
- У Виктора, будет тест через неделю. В сдаче экзамена на вождение вертолётом ему отказано, - произнесла Диана, - баллы по данной дисциплине он не получит. Вина Лодыгина очевидна, что здесь и было доказано. В качестве наказания с него снимется 80 баллов, и он переводиться в клан Пахра альянса Москва, в исправительную семью второго ранга, сроком на два года. С вас и с вашей семьи снимаются баллы, и компенсация в размере пятьдесят тысяч дин. Все подробности будут в вашей документации. Дело рассмотрено, и обжалованью не подлежит.
Воцарилось молчание. Галина была в шоке, ей не дали даже слова сказать в оправдание, а приговор был настолько суров, что она не могла в это поверить. Волна негодования и возмущения захлестнула её. Хотелось вскочить и зашвырнуть, что ни будь тяжёлое в лицо на экране. Она уже подалась вперёд, чтобы подняться, но голос Всеволода её остановил.
- Не надо вставать, - сказал он, - и не надо ни чего говорить, это не то место, где можно давать волю эмоциям. Сядьте на место.
Это было сказано уверенным, волевым тоном, и Галина опустилась на кресло. Слова Всеволода возымели своё действие, и она взяла себя в руки.
- Я бы хотела высказаться по этому делу, - зло и уверенно сказала Галина.
- Мы знаем ваши доводы, - продолжала Диана, - и понимаем ваше негодование и несогласие с этим решением. Но решение окончательное и пересмотру не подлежит. Давайте не будем отнимать друг у друга время.
- И ещё, – добавил Всеволод, – не воспринимайте наше решение как личную обиду или действия против семьи. Наказание сурово, но надеюсь, вы примите это решение с пониманием, оно тщательно обдумано и взвешено. Молчите – прервал он пытающуюся что-то возразить Галину. – Не пытайтесь найти подвох. Я по-прежнему ценю и уважаю вашу работу, и надеюсь, что этот случай не изменит ваше к нам отношение. Могу заверить, что у ребят всё будет хорошо. Я лично буду следить за их судьбой. Вам не зачем волноваться.
- Но почему? – Только и смогла из себя выдавить Галина.
- Не спрашивайте. Просто мне поверьте. Мы знакомы с вами не один год и всегда уважительно относились друг к другу. И сейчас, прошу принять данное решение как факт.
Последние слова, совсем запутали мысли Галины. Это «прошу» означало многое. Всеволод был одной из ключевых личностей союза России и не последний человек в Европейской гильдии. Такие просьбы не принято оставлять без внимания.
- Да. Я вас поняла. – С какой-то безысходностью сказала она, и наконец-то поднялась с жутко неудобного кресла.
- Хорошо, - подвёл итог Всеволод. - Думаю, что это происшествие ни как не скажется на вашей работе и работе вашей семьи. Вы с Виктором можете отправляться домой. Мы вас больше не задерживаем.
- До свидания – сказала Светлана
- До свидания – ответила Галина, и вышла из зала.

Возвращаясь к флаеру, Галина рассуждала над случившимся. Разбирательство прошло совершенно не так, как она себе это представляла даже в самых невероятных вариантах. Странное место, странная Диана, жутко не справедливое решение, которое даже не обсуждалось. Все было разыграно, как в плохой пьесе. Разбитый вертолёт, событие не ординарное, она не могла припомнить, когда такое случалось, но для мальчишек наказание было несоразмерно строгим. Все социальные и другие связи завязывались на семью, и покидали её только в том случае, когда подросток осознавал, что его стремления и интересы лежат вне деятельности семьи. Отрывать подростков от близких людей, не по их собственной воле, было чем-то чрезвычайным, и такое решение, если и принималось когда либо, то за явно более тяжкие проступки.
Галина была хорошим воспитателем, и распознание знаков судьбы, было частью её профессии. Их учили, что все события не случайны, они появляются в жизни человека благодаря той энергии, которую тот посылает в информационный поток Земли, и Создатель откликается на каждый такой импульс, давая человеку именно то, в чём тот нуждается. Понять уроки и испытания, которые Создатель преподносит каждому, очень важно. Но в данный момент, она не чего не понимала, и нить, которую она должна держать в руках, ускользала.
Выходя из резиденции, уже спускаясь по ступеням, её окликнули по имени. Это была хорошая знакомая, тоже воспитатель, из столичной семьи высокого ранга. Случайность? Без сомнения – аж смешно стало. Та как то наиграно обрадовалась неожиданной встрече и рассказала, что слышала о происшествии и очень сожалеет о случившемся. И, между прочим, рассказала, что недавно просматривала показатели Сергея, подопечного Галины, и находит их вполне достойными, чтобы взять его под свою опеку. Знакомая сказала, что лично разговаривала с Михайловым, и тот утвердил его кандидатуру в свои ученики. Попасть на курсы к такому преподавателю было фантастически сложно. Все топ кланы, стремились отдать самых талантливых детей учителю такого уровня, но принимались только единицы. Это предложение было, более чем достойным, подымая престиж её как воспитателя и семьи на более высокий уровень. Сергея, без сомнений был очень умным и талантливым ребёнком, и Галина давно начала поиск достойного учителя, но предложение знакомой, было вариантом, о котором она даже не мечтала. После кнута, последовал пряник. Как то нежданно всё навалилось. Слишком много знаковых событий для одного дня.
Галина согласилась не раздумывая. Два её фаворита в семье получили диаметрально противоположные направления от судьбы, один скатывался вниз, другой взлетал вверх, ситуация была сложной и непонятной. Галине срочно надо было собраться с мыслями и разобраться в том, что происходит. Но для начала надо вернуться домой.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 12.3.2020, 12:03
Сообщение #16


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Разговор с машиной

Всеволод остался в зале один. Он подошёл к стене и отодвинул скрытую панель, достал удобное кресло с маленькими колёсиками и подкатил его в середину зала. Закончив манипуляции с креслом, он удобно устроился, напротив экрана.
- Старею, наверное, не могу подолгу сидеть на твоих неудобных стульях – сказал он, обращаясь к машине.– Почему Диана? И к чему весь этот маскарад?
- Нечего незначащее имя, подобранное с помощью генератора случайных имён. Аврора имя легендарное, очень приметное. Ни кто не должен связывать его с этим местом, кроме узкого круга людей.
- Я так и думал – улыбнулся старик,– буду с тобой откровенен. Меня сильно озадачила твоя просьба, до сих пор не понимаю смысл этого спектакля. Не говоря о том, что меня смутила отведённая в нём роль. Может, объяснишь, зачем всё это было нужно?
- Причин несколько. Первая причина, и самая главная в том, что мне надо было увидеть этих ребят. Построить визуальный образ, запечатлеть детали, энергетику, психологическую модель, и так далее. Одним словом наладить контакт, завязать взаимоотношения. Мои новые сенсоры и фильтры видят куда больше чем любое другое оборудование вне этого зала. Я развиваюсь постоянно, – пояснила Аврора. - Для этого и нужна была эта встреча.
- Ни чего не понял из того что ты мне только что сказала. Поясни.
- Это достаточно сложно и потребует много времени.
- Я не тороплюсь, – заявил Всеволод, слегка раздражаясь. – Я занимаю высокий пост в Совете Союза России, представляю твои интересы в Европейской гильдии, и я должен тебя понимать. Это очень важно. Разве тебе не хватает мировых проблем? У меня, например, иногда голова раскалывается от их количества, родному альянсу некогда время уделить. Что тебе до судьбы этих подростков?
- Я не решаю мировые проблемы, их решают люди самостоятельно. Система контроля давно построена и налажена, сотни тысяч машин трудятся на благо системы, мне лишь изредка приходится, что-то менять или корректировать. Как ты думаешь, чем я занимаюсь ежедневно?
- Не знаю, - растеряно признался старик, оторопев от такого признания.
- В чём моё предназначение? Для чего я создавалась? – решила помочь старику Аврора, чтобы оборвать затянувшуюся паузу.
- Наверное, для сохранения человечества и уникальной природы Планеты, – не уверенно ответил Всеволод, ему не нравилось, что разговор уводят в какие-то дебри, не относящиеся к его вопросу.
- Правильно, - подтвердила Аврора, - но это далеко не всё. Человечеству следует развиваться. Убрав оружие и объединив все нации, мы снизили градус агрессии, главный стимул развития. Мы заморозили процесс эволюции, но эта мера вынужденная, нам нужна эта передышка, что бы восстановить планету. Одно без другого не выживет. Ещё несколько поколений, беззаботной жизни коренным образом изменят социальные инстинкты, и начнётся примитивизация. Прошло шестьдесят пять лет с окончания последней войны. Не за горами тот период, когда человечеству придётся измениться, и я боюсь не успеть развиться до такой степени, чтобы понять происходящие процессы. Я существую уже двести лет и все эти годы я постоянно изучаю природу человека и развиваюсь сама. Собственное развитие - это мой главный приоритет.
- И как же эти ребята связанны с твоим развитием? – воспользовавшись паузой, вставил свой вопрос глава альянса, стараясь вернуть разговор к интересовавшей его теме.
- Не торопись, всему своё время, я предупреждала, что разговор будет долгий.
- Извини, я внимательно слушаю.
- Моё сознание воспитывалось Алсиндо Лигарде. Мой отец, постарался вложить в моё обучение, весь талант и всё накопленные человечеством знания. Спасибо ему за это. Но он не Великий Создатель, а всего лишь человек, у меня не полноценный мозг, а всего лишь жалкая копия. И я осознаю свою неполноценность. Любая кошка или собака в сотню раз совершенней меня, они умеют бегать и прыгать, моментально определяют опасность или возможность чем-то поживится.
- Аврора, ты умнее и совершенней любого человека, о чём ты говоришь?
- Это не так, ты говоришь о комбинаторных знаниях, которыми я оперирую. Да я обрабатываю в минуту, больше информации, чем любой человек за год. Но сейчас мы говорим о другом. Мой процессор создавался на основе множеств ассоциативных центров, отвечающих за определённые функции, но если у человека преобладают гормонально инстинктивные центры, основанные на биохимических реакциях, то у меня они работают на основе сложнейших алгоритмов обеспечивающих двойственность сознания, точнее выбор, определяющий, какие из центров участвует в данном мыслительном процессе.
- О… нет-нет-нет. Только не углубляйся в технические объяснения, - запротестовал Всеволод, - а нельзя как-то проще.
- Если проще, - согласилась Аврора, - то у человека моменты счастья или разочарования основаны на гормональных инстинктах, которые у меня урезаны. Моя память выбирает значимые моменты жизни с помощью скорее логики, нежели чувств, но это не значит, что я лишена эмоций.
- И как мне это поможет понять ситуацию с детьми?
- Ты снова торопишься. Ты же знаешь мою гражданскую семью? Это талантливые учёные, работающие над моим развитием. Благодаря им, я становлюсь разумней с каждым годом. Вот и сейчас я говорю с тобой и общаюсь с семьёй, и мой процесс развития не останавливается. Мы работаем над моими привязанностями, якорями, которые создадут новые цепочки и центры в моём процессоре. Одним из таких якорей является мальчик Витя Лодыгин. Он мне интересен по нескольким аспектам.
- Это интересно, - оживился старик.
- Этот мальчик мой брат. Не гражданский, а настоящий родной брат.
- Охренеть, - вырвалось у старика от неожиданности. – Извини, сорвался. И каким же образом он стал твоим братом?
- Он рождён от суррогатной матери, из материала моего отца. Я по праву считаю Алсиндо Лигарде своим настоящим отцом, он меня создал, воспитал и вырастил, он единственный, кто вызывает во мне сильные эмоции. Его сына я считаю своим родным братом. И для меня это не просто слова. Ещё раньше рождались дети Алсиндо, но не один из них не вызвал моего интереса, с Витей всё складывается по другому. Он и есть мой настоящий брат. Ты заметил, как он внешне похож на отца?
- Фух… – отдышался Всеволод, - ты меня в могилу сведёшь, с такими откровениями. И всё же ты и не ответила на мой первоначальный вопрос.
- Что именно тебя беспокоит? – спросила Аврора.
- Я духовный лидер ведущего альянса, вопросы справедливости меня беспокоят не по праздным причинам. Мы не делим людей, на нужных и ненужных, своих и чужих. Правила одинаковы для всех. Но приговор для этих ребят, был не справедлив. Они должны были остаться в собственных семьях.
- Всеволод, понятие справедливости не является универсальным, оно зависит от точки зрения. У детей, никогда не видевших мира, и детей, никогда не видевших войны, разные представления о справедливости.
- Просто ответь, без цитат, - прервал её Всеволод. – Мне надо понять причину такого решения.
- Подростки достигли пятнадцатилетнего возраста, правила здесь не нарушены. Наказание сурово, но справедливо, и чем оно будет строже, тем лучше.
- Ну почему? – возмутился старик, - он же твой брат, как ты только что заявила.
- Трудности закаляют характер. Неужели ты считаешь, что сын Алсиндо Лигарде должен быть серой неприметной мышкой. В этот зал ребят привела судьба. Слишком много невероятных обстоятельств сложились вместе, в этой истории. Разве это не знак свыше? Много ли ты встречал пятнадцатилетних подростков, которые разбили вертолёт, при этом остались живы без единой царапины? Всё это не случайно, и то, что я вижу тому подтверждение. Создатель обратил на них внимание, подверг испытанию, значит и мы должны смотреть на это дело по особенному.
- Ты действительно так веришь в судьбу?
- Моя семья и я считаем веру полезной и нужной. Не потому, что она упрощает жизнь, а потому, что приводит в порядок действия и мысли, дисциплинирует, приносит пользу. Религия это противовес безудержной фантазии. Если не будет этого баланса, общество не сможет развиваться гармонично, хотя бы взять эпоху индустриализации или средние века, любой перегиб в любую из сторон, опасен. Я верю, что всё в этом мире происходит по определённым законам, и всё имеет свой смысл и значение. Не всё поддаётся анализу и прогнозу. Всегда есть место случайности. Существует множество вещей необъяснимых, не поддающихся простой логике.
- Извини, я увлёкся, давай вернёмся к ребятам, - не желая углубляется в философские рассуждения, прервал её Всеволод. – Я должен знать, что поступаю правильно. Ведь это судьбы людей, а человек не может жить только по правилам, так как у него есть чувства – любовь, ненависть, жалость, симпатия. Мальчишки хотели спасти животное, это благородный поступок, ну а разбитый вертолёт - это стечение неблагоприятных обстоятельств. Конечно, правила важны, но за каждым случаем стоит живая душа, и её мотивы важны для рассмотрения поступка.
- Стечение обстоятельств? Я не верю в случайные обстоятельства, и мотивы оправдывающие поступок. В книгах и фантазиях такое случается часто, но в реальной жизни такое не происходит. У всего есть свои причины, иногда скрытые, не очевидные, но они есть. Кого-то беда обходит стороной, а кому-то бумерангом возвращаются поступки. Кто-то боится и магнитом притягивает ситуации из своих страхов, кто-то старается из всех сил, но нечего не выходит, а у кого-то то же самое получается легко без видимых причин. Только Создателю ведомо, что для данной души окажется полезным, и какой урок он должен будет пройти, у всех своя связь с космосом, и откликается он по разному. Мы не вправе вмешиваться в его планы, а только помогать и следовать правилам.
- Может быть оно и так… - тяжело вздохнул Всеволод. – Но зачем же ребят забирать из семьи? Им только что исполнилось по пятнадцать лет.
- И тебя не смущает то обстоятельство, что случай произошёл именно тогда, когда ребята достигли совершеннолетия? Если Витя, останется в семье, какая его ждёт перспектива? Мы поступаем правильно. Если Создатель избрал эти души для испытания, то этому нужно только порадоваться и помочь. Я говорила тебе, что мне судьба этих ребят не безразлична. И я рада случившемуся. Только трудности могут воспитать достойную личность.
- Мне бы твою уверенность и веру в высшие силы, - заключил Всеволод.
- Твоя душа не достаточно зрела, её терзают сомнения. Человеческие чувства не совершенны, они опираются на тот опыт и знания, которые получили ещё в детстве и по ходу всей жизни идёт взросление. И чем сложней уроки, тем совершенней будет душа. Не сомневайся, мы поступили правильно и у ребят всё будет хорошо.
- Буду надеется, - ещё раз вздохнув, сказал Всеволод подымаясь с кресла. – У меня есть неотложные дела. Спасибо за разговор.
- И тебе спасибо, - ответила машина. – До скорой встречи.
- До встречи – ответил старик.
Он поместил кресло на место, закрыл панель и вышел из зала.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Главный Маг
сообщение 14.3.2020, 20:09
Сообщение #17


Мастер интриги
****

Группа: Пользователи
Сообщений: 668
Регистрация: 18.8.2015
Вставить ник
Цитата




Короче, чем больше человека бить, тем более он совершенный будет laugh.gif
Римские рабовладельцы думали точно так же biggrin.gif
А Нерон аж Рим поджег, чтобы римляне быстрее самосовершенствовались ohmy.gif
Правда неблагодарный Спартак взял и поднял против них восстание...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 14.3.2020, 20:44
Сообщение #18


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Цитата(Главный Маг @ 14.3.2020, 20:09) *
Короче, чем больше человека бить, тем более он совершенный будет laugh.gif
Правда неблагодарный Спартак взял и поднял против них восстание...

Примерно так всё и было. Почему бы и нет? Не вижу здесь особых нестыковок. Брат для машины должен быть интересен изначально. Не тем что, он в чём-то талантлив (кандидатов за 200 лет было множество), а тем, что он необычен. У машины свои штампы. На чём основаны? На той же литературе.
А больше вас ни чего в тексте не смутило?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 15.3.2020, 12:30
Сообщение #19


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Игровой клуб

Вити дано было десять дней для сдачи экзаменов и сборов. Его мама, особенно остро восприняла известие о том, что сыну придётся на длительное время покинуть родной дом. Она старалась как можно больше времени проводить с сыном. Теперь и завтраки, и обеды и ужины они проводили вместе. Она писала главе клана и главе альянса письма, в которых иногда просила и умаляла, а иногда требовала изменить решение, но всегда получала лишь отписки. Галина в свою очередь, понимая тщетность таких действий, успокаивала мать и настраивала Витю, на то чтобы, он ни в коем случае не опускал руки, и всячески готовила его к сдаче экзаменов.
Маму Вите было жалко, как и себя, он злился на то, что его наказывают, за попытку оказать помочь, пусть и не удачную, но в его глазах правильную. Нельзя наказывать за правильные поступки. Животное конечно жалко, но не сделай он ничего, оно бы погибло, Витя корил бы себя за малодушие и бездействие. Покидать родной дом, почему то сразу перехотелось. Он сам недавно мечтал уехать, но то было собственное желание, а сейчас его отправляли против воли в неизвестность, которая пугала.
У Максима экзамены начинались чуть позже, и отъезд тоже откладывался. Хоть альянс, в который его определили, был тот же, но клан совершенно другой. Теперь, их будет разделять полсотни километров. По масштабам земли очень близко, но на самом деле, это расстояние делало частые встречи друзей невозможными. Это не через дорогу перейти, и видеться они теперь будут редко. Вскоре привычная жизнь изменится, и как-то мало вериться, что это будет то, о чём мечтали ребята.
Всю неделю, Витя сдавал экзамены, показывая не плохие результаты, в этом была заслуга Галины, которая сумела его хорошо подготовить. Она его постоянно подбадривала и настраивала на результат, говорила, что если он проявит себя в новой семье и ему удастся набрать баллы, то срок пребывания могут сократить. Витя кивал и обещал, что будет стараться, хотя особо не верил в свои способности, но страх перед переездом, заставлял его выполнять все её требования. Старинное слово «тюрьма», рисовало в голове жуткие картинки с незнакомыми, враждебно настроенными людьми и мрачными камерами с цепями и надзирателями.
По случаю сдачи экзаменов, был устроен праздничный ужин. Мама хотела порадовать сына, вкусными блюдами и женщины на кухне постарались на славу. Стол валился от обилия разнообразных яств. Многочисленная родня наговорила Вити много тёплых и хороших слов, но в них читалось сочувствие и сожаление, поэтому радости праздник ему не доставил. Вскоре все разошлись, а Витя поспешил на улицу. Ещё остались кое какие не оконченные дела.
Ему надо было встретиться с Максимом, у которого сдача экзаменов ещё продолжалась. Завтра Витю увезут в далёкую, холодную Москову и вполне возможно они не смогут увидеться достаточно долго.
Сегодня Максима сдавал тест, на знание истории и культуры. Экзамен сложный и важный. На нем оценивалось общее представление о временном развитии культуры, понимание сути тех или иных событий, личный взгляд на знаковые личности и их влияние на историю, предпочтения в литературе и искусстве, в общем, те вещи, которые определяли культурный уровень.
Этот предмет занимал особое место в реальной жизни пятнадцатилетнего подростка. Дело в том, что информация о каждом человеке была общедоступна. Простая регистрация, в любой игровой клуб, или клуб по интересам, на любой сайт, подразумевала автоматическое заполнение определённой формы. Где помимо изображения, имелась информация о вашем биологическом и социальном статусе. Как правило, прогресс статуса обозначался цветом, как спектр радуги от красного до фиолетового. Первым, сверху или справа всегда шёл ранг человека, затем прогресс его баллов, следом состояние здоровья и спортивная форма, четвёртый показатель – это уровень интеллекта и культуры, и последним, право на передачу генетического кода. По достижении шестнадцатилетнего возраста, добавлялся ещё и статус отношений с противоположным полом. Люди прошлых эпох, пожалуй, были бы возмущены такой общедоступностью личной информации, но закрытое общество ушло в далёкое прошлое, и новые поколения считали подобную информацию естественной, правильной и полезной. В далёкие времена, была пословица: - «Встречают по одёжке, провожают по уму». В современном мире, любая девушка всегда обращала внимание на уровень показателей, на реальные способности, которые смог достичь парень. Поэтому, молодому человеку, желающему получить расположение противоположного пола, этот предмет имел не последнее значение. Быть недоучкой было не модно.
Вите не терпелось узнать, дотянет ли Макс до его показателей. Он набрал номер Макса и договорился о встрече. Через час они должны были встретиться в сквере, но до этого Виктор собирался зайти в игровой клуб. Здесь работал его хороший приятель Фёдор, он был намного старше Вити, человек не много со странностями, знаток истории, и страстный коллекционер старинных вещей. Занимался он программированием и следил за наладкой камер полного погружения. Они познакомились ещё очень давно, Витя часто бывал в клубе, и незаметно для себя, общий интерес к истории свёл их вместе. Фёдор был из тех людей, которые любят находить во всём тайны и загадки, имел много друзей, с которыми общался не в интернете, а с помощью обычных писем, написанных на бумаге, отправляя их по пневмопочте. Он считал, что машины, которые ввели цензуру, на всё что писалось в интернете, скрывает некоторые страницы истории. Витя с ним соглашался, ему нравились загадочные истории, которые рассказывал Фёдор, а тот в лице Вити, имел благодарного слушателя. К тому же именно в этом клубе Витя тренировался для участия в игах по баскетболу, являясь членом команды выступающей за клан. Поэтому пользовался в клубе большой популярностью и уважением.
Игровой клуб - очень популярное место практически у всех жителей городка, особенно у молодёжи, и таких клубов было достаточно в каждом районе. Здесь можно было насладиться играми или фильмами с полным погружением. Почти все семьи клана Меоты имели третий ранг, что не позволяло иметь персональные капсулы для полного погружения.
Сама капсула представляла собой помещение диаметром два метра, оснащённое мощными магнитными полями, которые фиксировали жёсткий, металлический пояс по центру комнаты. Человек одевал специальный обтягивающий костюм и шлем, который настраивался на сетчатку глаз и пристёгивался к костюму. Уже облачённый человек заходил в кабинку и весящий в воздухе пояс крепился к специальным застёжкам на костюме. Это устройство позволяло человеку свободно двигаться, при этом оставаясь на одном месте. Электромагнитные, направленные поля, всегда оставляли пояс в центре, имея возможность, вращается в любом направлении. Если человеку вздумается сделать сальто или повиснуть вниз головой, упасть на живот или спину, он сделает это естественно и свободно, не испытывая ни каких сложностей. В этом ему помогал специальный газ, который имел свойство менять свою плотность под воздействием электромагнитных импульсов, исходящих из различных мест костюма, весь состоящий из очень мелких ячеек.
Густой газ заполнял капсулу сразу после герметичного закрытия двери, он состоял из пыли, особых частиц, способных менять плотность в большом диапазоне: от мягкой и обволакивающей как вода, до плотной и жёсткой как камень. Всё зависело от интенсивности импульса.
Большую роль в создании реалистичности в виртуальной капсуле создавал пол, состоящий из тысячи подвижных, металлических столбиков. Они могли молниеносно, вертикально подняться или опуститься, создавая различные поверхности, по которым двигался человек. За счёт количества и малого диаметра, они могли создать ровную или бугристую поверхность, ступеньку или стену, либо любую другую преграду. Эти прочные, титановые столбики двигались по мере движения человека, создавая жёсткий каркас, основу ландшафта. Все остальное создавалось с помощью пыли, меняющей свою плотность, имитирующую различные поверхности и предметы.
Костюм, дополнял ощущения, придавая различным материалам свойственную им фактуру и особенности, можно было ощутить холодную сталь, зажимаемого в руке оружия, или мягкость пуховой перины, если человек решил прилечь на кровать.
С помощью костюма и газа, можно было создавать, совершенно любые ощущения. Человек мог даже пить воду. Для этого существовала специальная система, а костюм имел запас воды и сжатого кислорода, рассчитанных на четыре часа погружения. Чего нельзя было сделать в виртуальной реальности, так это поесть или снять нательное бельё. Во всём остальном, она не имела ограничений. Человек бегал, прыгал, сражался, получал удары и реальные синяки, хотя система и старалась смягчить получаемый урон. Всё зависело от физических способностей находящегося в капсуле человека и не редко люди выползали из них совершенно вымотанными и уставшими. Но это уже проблема самих погружающихся, ведь всегда есть возможность выбрать подходящий режим сложности.
Виртуальные миры были поистине захватывающими. Здесь можно было посмотреть фильм, поучаствовать в исторических событиях или слетать на другую планету, сыграть с друзьями в игру или подняться с ними на Эверест. Не удивительно, что все спортивные соревнования, отныне проводились только в виртуальной реальности, а реальные спортсмены не ломали себе кости и здоровье, как это было в далёком прошлом.
Витя пришёл сегодня в клуб не играть, и не тренироваться, ему нужно было вернуть Фёдору книгу, за одно и попрощаться. Он прошёл вдоль ряда кабин, за прозрачными дверьми которых двигались тёмные силуэты в шлемах, с интересом наблюдая за тем, как порой молниеносно создавались вокруг ног и рук игрока затемнения из уплотнённых частиц. Витя поднялся на верхний этаж, где располагались комнаты тех поддержки, и отыскался приятеля, тот увидел его через стеклянную стену и жестом показал, что сейчас выйдет.
- Привет! – вышедший Фёдор пожал протянутую Витей руку, - пойдём, спустимся во двор.
Фёдор, как истинный конспиратор всегда старался разговаривать вне помещения, поэтому потянул приятеля на служебную лестницу, ведущую на внутреннюю территорию их семьи.
- Я собственно хотел отдать книгу и попрощаться.
- Да уж…. Наслышан о твоих подвигах, все новости только об этом и трубят.
Они спустились во двор и устроились на скамейке.
- Я когда узнал об этом случае, чуть со стула не упал, – восторженно продолжал Фёдор. – Ты и в правду отчаянный парень. В ураган поднять вертолёт, чтобы спасти корову, надо иметь не дюжую смелость, а ещё отвагу. Я бы ни когда не решился на такой поступок. У меня просто нет слов…. Реально круто….
- Скорее глупо. Там ситуация такая была,… - Витя был смущён таким напором, но Фёдор и не думал успокаиваться.
- Нет. Я представил себя на твоём месте, и могу тебя заверить, что на такое способен далеко не каждый. Уважаю…. Теперь ты мой герой!
- Я завтра уезжаю, на неопределённый срок, меня в Москву отправляют.
- Сочувствую. Наказание просто полный отстой. Машина совсем перегрелась, по всему там серьёзные проблемы с охлаждением. Она ни когда не сможет понять человека, и с этим надо как-то бороться. Все вокруг только об этом и говорят, многие возмущены, и считают это решение произволом. Новость разошлась по всему Союзу, и мои друзья из разных городов тоже этим возмущены.
- Уже все решено, тут ни чего не поделаешь, - вздохнул Витя.
- Вообще, очень хорошо, что ты зашёл, я хотел с тобой поговорить, – голос Фёдора изменился, став более серьёзным. – У меня есть в Москве хорошие друзья, я тебе о них рассказывал, мы постоянно переписываемся по почте. Когда они узнали, что ты едешь в их края, захотели с тобой встретиться и подружиться. Ты их знаешь. Помнишь, в игре, когда мы захватили замок Дион, они были в нашей команде. Это Семён и Лёша, отличные ребята, и уже ждут, когда ты приедешь. Просили меня передать тебе их адреса и телефоны. Вот держи, - и он дал Вите аккуратный небольшой листок из блокнота с записанными номерами. - Ты свяжись с ними обязательно, они просили у меня твой номер, но я без твоего разрешения, не стал давать. Так что? Свяжешься?
- Хорошо, свяжусь, - пообещал Витя, - я их очень хорошо помню, буду рад, если мы встретимся.
- Вот и отлично. Тогда я им и твой номер скину, а вы уже там сами разберётесь. Только обещай, что вы свяжитесь, - настаивал Фёдор.
- Хорошо, - улыбнулся Витя, - обещаю.
- У них семья археологов, занимается раскопками, они столько об истории знают, не один профессор с ними не сравнится. Тем более, что ты их знаешь, а у них есть желание тебе помочь, по мере своих возможностей. Я буду очень рад, если вы подружитесь.
- И ещё, - Фёдор, полез в пакет, который всё это время держал в руках, и извлёк из него чёрный прямоугольный предмет, размером со стандартный лист бумаги. – Это подарок от меня.
- Подарок? – Витя был сильно удивлён, - а что это?
- Это старинный планшет, дарю от всего сердца.
- Ого… - восхитился Витя, - Наверное, очень ценная и дорогая вещь. Я не могу принять такой подарок, у меня в коллекции даже близко ничего подобного нет, и мне будет неловко, если я не смогу в ответ подарить тебе что ни будь равноценное.
Витя взял в руки старинную вещицу и покрутил рассматривая.
- Наверное, очень редкая вещица, я подобное только в музее видел, - сказал он, протягивая предмет назад.
- Я же говорю от чистого сердца, и нечего взамен мне не надо. – Он протестующе замахал руками, не желая забирать подарок, - Не такая уж и редкая. Говорят в Москве, такими до войны пользовались, их там часто находят. Этой вещице, почти сто лет.
- Ого, какая старая! – не поддельно удивился Витя, крутя предмет в руках и не зная, что с ним делать дальше.
- Вот смотри, - Фёдор нажал на маленькую кнопку с боку, и экран засветился. – Давай покажу, как он работает, - предложил приятель, беря планшет в свои руки.
Фёдор начал рассказывать, что и где надо нажимать и о чём надо знать, чтобы пользоваться раритетом.
- Надо же, ни когда не думал, что такая старинная вещь будет работать. – удивился Витя.
- Я же мастер, - гордо заявил программист, широко улыбнувшись, - было не просто восстановить эту технику. Долго возился, повезло, что винт целый оказался, остальное почти всё поменял, полгода потратил, чтобы нужные компоненты подобрать.
- И тебе не жалко с ней расстаться? – Вите стало неловко, ценность подарка была даже больше, чем он предположил, раз с ним пришлось возиться полгода.
- Нет не жалко, ты же в Москву едешь, вполне возможно, что там ты найдёшь какие ни будь материалы, флешки или другие носители, которые можно будет посмотреть только с помощью вот такого планшета. Здесь же стоит операционка, которую ни где, кроме Москвы не использовали. А у меня ещё есть два таких же, рабочих планшета. Это Семён мне прислал, аж целых семь штук. Четыре из них я восстановил. Один отремонтированный отправил назад Семёну, два у меня осталось, а этот забирай себе, я думаю тебе пригодиться.
- Всё равно неудобно, ты вон полгода потратил.
- Ха… Я же не все эти полгода только планшетами занимался, - рассмеялся Фёдор, - у меня вообще-то работа есть. Старая техника – это моё хобби, мне просто нравится её ремонтировать. Знаешь, сколько я голову ломал, чтобы новое питание сделать, а потом ещё и сенсорную панель подобрать, задачка из разряда – совместить несовместимое. Я такие задачи просто обожаю. Кстати, если тебе что ни будь в Москве попадётся неработающее, мне присылай, я знаю как такие вещи реанимировать. А ещё если попадутся флешки, диски, которые не читаются, в общем, любые гаджеты, всё присылай, если смогу, отремонтирую. Москва это Клондайк для таких вещей. Если будешь внимательным, обязательно, что ни будь попадётся.
- Хорошо, - улыбнулся Витя, - я тебя понял.
- Фишка этого планшета в содержании, я закачал почти все, что у меня было из древних файлов. Там и фильмы есть, и книги, ролики всякие старинные, телевизионные передачи, много чего. Конечно, и мусора хватает, но я старался выбрать самое интересное. Эти файлы больше посмотреть нигде невозможно, в интернете ни чего подобного просто нет, и никогда не будет. Ты же знаешь, какая у нас цензура в сети. Тем более что файлы с нашей системой не совместимы, совсем другой формат и кодировка, так что их удастся посмотреть лишь только на таком планшете. Я тебе рассказывал, как машины скрывают некоторые факты истории, ты в этом убедишься, когда всё посмотришь.
- Спасибо друг, - искренне поблагодарил его Витя, - не ожидал получить такой подарок. Я постараюсь тебя отблагодарить, если что-то попадётся - пришлю обязательно.
- Не переживай, я не жду чего либо взамен, это подарок от чистого сердца. Ты очень необычный парень, я бы хотел, что бы мы продолжали общаться, думаю, когда ты посмотришь фильмы в своём планшете у нас будет что обсудить, во всяком случае, я хочу услышать твоё мнение об увиденном.
- Мне самому интересно всё посмотреть. Обещаю делиться и мнением, и новостями.
- Вот и отлично, - подытожил Фёдор, - обещания нужно выполнять, не забывай. Если вдруг понадобится, какая ни будь помощь, или возникнут трудности, – звони обязательно. Когда уезжаешь?
- Завтра после обеда.
- Жаль, что ты уезжаешь, но это же ненадолго, отбудешь свой срок и вернёшься. Ты сегодня играть или тренироваться будешь?
- Времени нет на тренировку. Меня Макс ждёт, - Витя кинул взгляд на браслет, до назначенной встречи оставалось совсем мало времени. – Я уже опаздываю.
- Тогда пошли, провожу немного.
Приятели одновременно поднялись со скамейки, и направились к выходу.
- Спасибо ещё раз за подарок, – уже расставаясь, поблагодарил Витя, крепко пожимая руку товарища.
- Буду ждать твоего возвращения. Ещё увидимся.
- Пока! – Витя развернулся и быстрым шагом направился в сторону парка.
- Не забывай писать, – громко сказал Фёдор в вдогонку.
Максим сидел на условленной скамейке и что-то читал в своём лайфоне. Завидев Витю, он поднялся и поспешил на встречу. Встретившись, они обменялись рукопожатием.
- Что-то ты долго идёшь, договорились в восемь встретиться. Я уже минут десять, как здесь сижу.
- На пять минут всего опоздал, - парировал Витя, садясь на скамейку, - лучше рассказывай, как экзамен сдал.
- Не переживай, тебя не перескакал, но сдал хорошо, получил семнадцать баллов.
- Здорово! Поздравляю, – порадовался Витя за друга, - а, я сейчас к Фёдору заходил, книгу вернуть и попрощаться. Он мне подарок сделал. – Витя достал планшет из пакета и показал другу.
- Ух ты! – удивлённо, воскликнул Максим. – Что-то старинное?
- Угу – кивнул Витя – Очень древнее.
- Дашь посмотреть? - у Максима загорелись глаза. – Я такие только в кино видел.
Он взял у Вити планшет, затем нашёл кнопку включения и нажал на неё. Экран засветился, и появилась эффектная заставка операционной системы.
- Он ещё и работает? – теперь глаза у него совсем округлились. – Это сколько ей лет?
- Я же говорю очень древнее.
- А нам ни чего за это не будет? Может её надо в музей сдать? – вдруг всполошился Максим.
- Нет. Фёдор сказал, что это не такая уж и редкость, но лучше всё же ни кому не показывать. Пойдём в беседку, там нас ни кто не увидит.
- Пошли – согласился Максим.
Друзья поднялись и направились вглубь парка, где находилась уединённая беседка, вдали от дорожек, любопытных взглядов и ярких фонарей. Они долго смотрели, что есть интересного в планшете, обсуждая увиденное. Но время не бесконечно, ночь совсем сгустила свои краски, и надо было прощаться. Максим должен прибыть на новое место жительства, через неделю, после того как уедет Витя, а завтра у него усиленная подготовка к следующему экзамену, поэтому они увидятся только в Москве. Что там будет в новых семьях они не знали, вполне возможно, что им удастся увидится ещё не скоро, но то что они там встретятся ни кто из них не сомневался. Прощались они долго, как будто не наговорились. Пообещали, друг другу много чего разного, о чём может и не вспомнят потом. В конце концов расстались, поспешив вернуться каждый к себе домой.
Следующий день начался с суеты, и в таком ключе прошёл до самого отъезда. Витины вещи были уже тщательно отобраны и отправлены к новому месту жительства по почте. Галина и мама давали свои наставления, которые Витя стоически выслушал. Его завалили различными пожеланиями и подарками. Сестра Ира подарила фото рамку с фотографией, где все они, дети семьи, на отдыхе в детском лагере на Средиземном море, а Света, собственноручно сделанный значок семьи и клана, который можно было повесить на стену. Катя заказала овальный, не большой, серебряный кулон с цепочкой, с изображением Богородицы, якобы защищающей от разных напастей.
- Это тебе наудачу и счастье. – Сказала Катя, вешая кулон на шею Вити, - носи его. Хочу, что бы он стал твоим талисманом, который будет тебя оберегать. Люди привязываются к вещам, а вещи хранят их энергию и помогают. Этот кулон я заказала специально для тебя, при этом, я всё время думала о тебе, поэтому надеюсь, в нем есть частичка моей любви и привязанности. Носи его и он принесёт тебе удачу.
На глазах сестры накатились слёзы. Стараясь, скрыть их она отошла в сторонку, уступая место другим братьям и сёстрам. Попрощаться пришло очень много народу, почти вся семья, поэтому проводы затягивались. Двое мужчин из службы порядка, терпеливо ждали в сторонке, их флаер стоял тут же, готовый влететь в любую минуту. Витя был сильно смущён, подобными проводами. Он думал, что семья его недолюбливает из за историй, в которые Витя влипал, с постоянной регулярностью. Но оказалось это не так, провожавшие искренне сожалели об его отъезде, и не торопились его отпускать. Пришло время улетать, мама всё не могла ни как оторваться то сына, пока её не увела в сторонку Галина. Витя помахав всем рукой на прощанье уселся в быстрый флаер, а пилот и помощник, подняли его в воздух, взяв направление на Москву.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rato
сообщение 18.3.2020, 10:20
Сообщение #20


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 51
Регистрация: 23.2.2019
Вставить ник
Цитата




Не интересно из-за жуткого исполнения (мне это понятно) но всё же - может быть, кто нибудь скажет пару слов по описываемому общественному строю.
ХОТЕЛИ БЫ В НЁМ ЖИТЬ?
В тоталитарном обществе, где человек под постоянным наблюдением, а информация под цензурой. Где нет частной собственности и наследства, нет корпораций, а деньги не стоят на вершине пирамиды человеческих стремлений итд.

Подошёл к тому моменту где описуемый строй рушится уступая место новому.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

2 страниц V   1 2 >
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 9.4.2020, 20:46