Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" (летний турнир) Турнир на тему "Время, вперед!"

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Врата Времени, Повесть
V.Shuter
сообщение 29.4.2020, 12:48
Сообщение #1


Неизвестный пришелец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Регистрация: 28.4.2020
Вставить ник
Цитата




ГЛАВА 1. ПРОБУЖДЕНИЕ.

Эмми проснулась и сладко потянулась в постели. Утро было солнечным и тихим. Сквозь толстые стекла окон совсем не было слышно шума города.

Опустив ноги с кровати, девушка нащупала на полу книгу. Ей всегда больше нравилось читать именно бумажные книги, а не электронные с экрана планшета. Нравился их запах, шелест бумажных страниц, их фактура. Нравилось иногда подойти к книжной полке и провести руками по переплётам, словно прикасаясь сразу к разным жизням, разным эпохам. Любая книга казалась ей небольшой машиной времени, позволяющей путешествовать с героями и подсматривать за их судьбами. Эмми подняла книгу и положила на прозрачный куб рядом с кроватью – конструкция из толстого акрила играла роль дизайнерского прикроватного столика. Она купила этот куб на одной из выставок в Шанхае. Закладка, выпавшая на пол, показалась ей зелёного цвета, хотя раньше она казалась голубой.

– Возможно, другое освещение, ерунда, – подумала Эмми, окунаясь в реальность нового дня. – Куда-то сегодня хотела сходить... Забыла… Странное чувство, что необходимо куда-то успеть. Так, нужно проснуться. Кофе!

Эмми включила кофемашину и пошла в душ. Хотелось смыть с себя эту ночь и этот сон. Сон, который периодически повторялся и буквально выносил мозг своей непонятностью, как какой-то навязчивый ребус, который Эмми пытается разгадать уже больше двадцати лет. Снова снился родительский дом в деревне, ночь и этот яркий свет на заднем дворе. Что-то непонятное освещало поле почти до самого леса, но что именно, не было видно из-за очень яркого света, который буквально ослеплял. И ещё, эта тишина, кромешная, словно остальной мир просто выключили. Не было даже обычных ночных звуков: пения сверчков, шелеста травы под ногами, звука ветра. А потом женский голос: «Смотри и запоминай. Ты найдёшь это место. Здесь слева – обрыв. Далеко, больше двадцати километров. В этом месте – совсем пусто, никакой защиты. Будет очень холодно, очень. Останавливаться нельзя ни на миг. Никогда не останавливайся». Эти слова маленькая Эмми запомнила с первого раза и на всю жизнь, и это уже превратилось в кошмар, который никак нельзя забыть. Но что именно показывала женщина и какая она была, – никак не вспоминалось. Эмми не знала, было ли всё реально когда-то или это послание, которое пытается пробиться в её жизнь через сны. От такого устаёшь. Когда очень долго не можешь разобраться, то возникает желание просто избавиться от этого.

Душ – идеальный вариант перед чашкой кофе. Эмми собрала свои роскошные длинные волосы в узел на макушке и открыла воду. Тёплые струи воды побежали по стройному смуглому телу, и Эмми выдохнула шёпотом: «Аааа...» Сейчас она смоет эту ерунду и сможет снова вернуться к реальности.

Эмми была молода и красива. Стройная маленькая брюнетка с большими серыми глазами. Сейчас она закрыла их и подставила лицо под струи душа. Вода, стекая по её плечам и спине, словно заряжала всё тело свежей энергией. Хватило нескольких минут, чтобы проснуться. Распахивая двери душевой кабины, девушка подумала, что человек в такие мгновения наверняка должен испытывать чувства, аналогичные тем, что испытывают астронавты, выходя из своих кабин для анабиоза после долгого перелёта между галактиками.

После душа мыслей не было вообще никаких, кроме одной: «Кофе». Выйдя из ванной, девушка уже чувствовала аромат свежемолотой арабики. Этот запах как-то особенно действовал, словно являлся катализатором для любого мыслительного процесса. Стоило сделать первый вдох – и в голове открывались невидимые дверцы, за которыми спали мысли, какие-то решения, ответы. За те несколько минут ритуального очищения под тёплыми струями воды спасительная, а скорее, ключевая чашка живительной влаги успела немного остыть, как раз настолько, насколько нужно. Эмми проснулась лишь наполовину, то есть произошло качественное отключение от потусторонней сказки сна, но теперь остался последний шаг этого магического действа – первый глоток кофе – и вот он. Девушка снова тихо выдохнула: «Аааа...» – и улыбнулась своей очаровательной улыбкой, а глаза снова начали чётко фиксировать её присутствие именно в этой земной действительности.

«Так! Куда хотела сходить? Конечно! За продуктами!» – её мозг уже начал работать.

Открыла холодильник – нет, всё есть. Она вообще редко ходила за продуктами, почти всё заказывала через Интернет с доставкой на дом. Иногда только сама выбирала фрукты и некоторые овощи. Этому она давно научилась – всё растительное проверять на запах. Морковь должна пахнуть морковью, а яблоки – яблоками, а не пластиком или овощехранилищем. Только тогда еда будет вкусной.

Эмми подошла к столу и включила ноутбук. Среди почты – только спам. Заказов нет, писем с работы нет. Будучи фрилансером, Эмми предпочитала выполнять заказы дома и отсылать в редакцию своего журнала.

Её осенило: «Вот! Я же собиралась на работу поехать. Нужно забрать новую зарплатную банковскую карту».

Карту отказались выслать по почте, настаивали на личном получении в банке. Потом уведомление с реквизитами счёта нужно отвезти в бухгалтерию редакции, чтобы новую карту привязали к зарплатному проекту предприятия.

Решение пришло: «Отлично. Работы пока нет. Значит, можно проветриться».

Одеваться Эмми любила разнообразно, но сегодня предпочла узкие синие джинсы, тонкий свитер с горлом и лёгкую кожаную куртку. По дороге обязательно будет кафе, где можно съесть свежий круасан и выпить ещё кофе – этого вполне хватит до обеда. Утром Эмми почти не ела. Желудок просыпался только ближе к полудню. Девушка надела кроссовки и уже почти вышла из квартиры, но вернулась к столу. Нужно было разлогиниться в почте и выключить ноутбук. Этим простым правилам Эмми когда-то давно научили знакомые хакеры. Если компьютер не отключён, то, пока хозяина нет, он вполне может жить своей жизнью, а этого допускать никак нельзя.

В банке прошло всё очень быстро. Регистрация на входе, паспорт – менеджеру, и всё. Новая карта, договор и лист с реквизитами для бухгалтерии были на руках уже через десять минут. Эмми свернула пополам файл со всем содержимым и сунула в свой небольшой кожаный рюкзак. Теперь нужно было попасть в офис. Она шла по центральным улицам города и видела небольшие группы людей у уличных экранов, по которым обычно крутили свежие новости.

«Ну вот. Снова кто-то исчез в городе. Снова эти предупреждения полиции, которые ещё никому не помогли», – подумала девушка, проходя мимо нескольких китайцев у большого уличного экрана.

Все эти исчезновения людей, цунами в океане на пустом месте или ураганы там, где их не было вообще никогда, начались с тех пор, как в Китае запустили новый ускоритель частиц, который, по слухам, намного превосходил европейский Большой адронный коллайдер. Что здесь построили китайцы и как это работало, никто не знает до сих пор. Патологическая секретность проекта сыграла в конце концов против учёных-разработчиков, против местных жителей, даже против военных, которые всегда поддерживают любую секретность. Плохо, что китайские учёные не заказывали части своего ускорителя в Канаде или США. Тогда международное расследование, организованное ООН, смогло хотя бы прогнозировать мощность и возможные последствия этого эксперимента с ускорителем. Сейчас уже не разобраться в этом всём. Китайцы упорно не идут навстречу следователям. Весь район, где был построен суперколлайдер, давно закрыт. Оттуда ушли уже даже войска, так как находиться там опасно для всего живого и не живого. Область эту на севере Китая отгородили от всего остального мира пятидесятикилометровой зоной отчуждения, куда никто не сунется ни по приказу, ни по собственной воле.

Прошло уже больше трёх лет, как это всё случилось. Китайские физики, как теперь предполагают, пытались запустить свой ускоритель. Исчезло тогда два города с населением более шестидесяти тысяч человек. Всем говорят, что ускорителя больше нет, как и всего, что было на месте этих городов. Китайцы всем показывают снимки этой территории, и, судя по снимкам, сейчас там просто молодые горы. Выросли за несколько лет. Никто им, конечно же, не верит. Горы могут расти со скоростью примерно один миллиметр в год или чуть быстрее, а значит, гора высотою в один километр вырастет примерно за миллион лет. А на снимках, представленных на всеобщее обозрение, видны обрывы в несколько километров. Трясло тогда всю Азию и Европу. Было очень много землетрясений именно в северном полушарии. Остальному миру тоже досталось. Цунами смывали прибрежные города даже в Австралии. Айсберги Антарктиды встречали почти у экватора. Поражал цинизм, с которым китайское правительство уверяло всех, что они здесь ни при чём. Они даже не пытались объяснить, куда делись десятки тысяч людей, как это вдруг на спутниковых снимках вместо городов просто возникли густые облака, которые не рассеиваются годами. Какая-то информация есть у военных, но кто же простым людям её расскажет? Сложно было что-то доказать после отделения китайской сети от остального Интернета. У себя они очень быстро всё зачистили. Недовольных людей сажали в тюрьмы и расстреливали сотнями. Со временем ко всем этим катаклизмам привыкли. А сам Китай, как это ни странно, восстановился одним из первых. Именно поэтому полгода назад Эмми и подписала свой контракт с одним из китайских журналов.

Это был журнал «H-24». Эмми раньше работала на нескольких интернет-площадках, где брала разного рода заказы на статьи. Ей нравилось выбирать только тему, а как писать и что именно писать, решала уже сама. Один из заказчиков предложил Эмми поработать по контракту на журнал. Сначала она отказывалась, поскольку предполагала разнообразные ограничения: от работы в офисе, чего она терпеть не могла, до постоянных замечаний и поправок к статьям. Но, изучив контракт, который ей прислал заказчик, Эмми решила рискнуть и улетела в Китай на целых полгода. Контракт этот предполагал автоматическое расторжение при отказе работать через полгода или автоматическое продление. Именно поэтому и понадобилось оформлять новую карту для зарплаты. Она-то и являлась подтверждением продолжения контракта ещё на полгода.

Подразделений у журнала было много. Копирайтеров постоянно переводили из одного в другое в зависимости от тематики статей. Некоторые сотрудники работали сразу в нескольких темах, как и Эмми. Она свободно могла писать статьи о средствах народной медицины или о научных разработках в области физики или освоения космоса. Это её и привлекало – разнообразие. На сайте журнала в служебном доступе выкладывали списки заказов по темам, а сотрудники выбирали, что им по душе. Было одно важное отличие от той работы свободным копирайтером, которой Эмми занималась раньше. Журнал оплачивал скромное, но комфортное жильё в Шанхае и полностью покрывал расходы на питание. Это и предполагал контракт. На всё остальное нужно было зарабатывать своими статьями. Эмми сложным это не казалось. Кроме того, переезд в Китай был уже путешествием, а это она просто обожала.

В офисе журнала Эмми была всего несколько раз за эти полгода. Её оформили на работу и отправили с агентом выбирать жильё. После нескольких просмотров в разных районах города выбор свой Эмми остановила на небольшой квартире недалеко от центра и рядом с огромным парком. Ей очень понравился именно этот парк с невероятным количеством цветов и птиц. Здесь можно было гулять, кормить уток и лебедей в прудах, просто сидеть подолгу на скамейке и смотреть на зелень вокруг или читать что-то в тишине под шелест листвы.

Офис располагался на 24-м этаже одного из небоскрёбов в центре города. В холле на первом этаже были турникеты и стойка охраны. Эмми достала из рюкзака магнитный пропуск, чтобы пройти турникет, и направилась к лифту, но охранник окликнул её: «Я могу вам помочь?»

– Эйч-24, – произнесла Эмми, глядя охраннику прямо в глаза.

– Одну минуту, – ответил тот и развернулся к стеллажу с ячейками за своей спиной, достал пакет из ячейки и протянул Эмми, – распишитесь, пожалуйста, здесь.

– Зачем расписываться, если есть пропуска? Всё же и так фиксируется, – произнесла она скорее риторически. Правила есть правила. Пока Эмми расписывалась в журнале посещений, охранник занялся очередным посетителем: «Я могу вам помочь?» Эмми хмыкнула, подумав: «Как робот» – и, не рассматривая пакет, взяла его и сунула в рюкзак, после чего направилась к лифту. Предположила: «Почта, наверное; отдам в бухгалтерию, там разберутся».

– А вы куда? Погодите, – удивился охранник, обернувшись, когда Эмми уже вошла в лифт.
– Что? На ра-бо-ту-у-у, – с улыбкой помахала девушка рукой.

Охранники недоумённо посмотрели друг на друга, но Эмми этого уже не видела, так как машинально нажала кнопку «24», и лифт начал подъём по небоскрёбу.

Эмми вообще не посещала офис журнала для работы, хотя своё рабочее место у неё было и здесь – стол № 8. Это был просто стол среди многих аналогичных в огромном зале. На любом из них стоял офисный ноутбук, который каждый сотрудник мог использовать для работы над своими темами. Но Эмми нравился свободный график, работа в домашней обстановке и прогулки по свежему воздуху. Так легче писалось. Все задания приходили по электронной почте. Нужно было просто выбирать тему и писать необходимое количество слов на статью. Работа несложная, зарплата невысокая, но на жизнь хватало.

Двери открылись, и Эмми, не задумываясь, вышла из лифта и повернула направо к своему коридору, в конце которого был её офис. Сделав несколько шагов, девушка почти остановилась – она уже не узнавала офис редакции. Изменилось буквально всё: цвет стен, расположение кабинетов, и не было цветов в холле.

– Как могли так быстро сделать ремонт? Даже интересно, словно место работы сменила. Но где же теперь мой кабинет? Куда я вообще иду?

Замешательство длилось недолго. Эмми открыла первую же дверь и вошла. Перед ней за столом у окна сидела девушка и что-то сосредоточенно печатала. В кабинете стояли дорогой красивый стол и деревянные шкафы с папками.

– Привет, – сказала Эмми, – а где бухгалтерия? Мне им пакет передать нужно. На проходной дали.
– Какая ещё бухгалтерия? Вы к кому вообще? – спросила девушка недоуменно.
– Наша бухгалтерия, журнала. Я контракт переоформляю, и почту передать им нужно, – пояснила Эмми в нетерпении.
– Какого ещё журнала? Вы что-то путаете, – ответила сотрудница и встала навстречу Эмми, – Шон, выйди, пожалуйста.

Справа от стола распахнулась дверь, и из неё появился мужчина лет тридцати пяти в костюме. «Что такое? Можно потише? У меня клиент вообще-то», – сказал он. Видно было, что его отвлекли совсем не вовремя.

– У нас есть где-то бухгалтерия? – спросила девушка.
– Нет, – резко ответил Шон и снова скрылся за дверью.
– Вы ошиблись. Здесь нет журнала и бухгалтерии, – пояснила девушка.
– А что же здесь теперь? – спросила Эмми, не понимая, что происходит.
– Адвокатская контора. Здесь адвокаты на всём этаже. Вам, наверное, другой этаж нужен, – улыбнулась девушка своей же догадливости и, продолжая улыбаться, подошла к входной двери и открыла её, намекая таким образом, что уже помогла всем, чем могла.
– А где… – начала было Эмми, но девушка нетерпеливо прервала её: «Я не зна-а-аю. Спросите у охра-а-аны внизу. Всего доброго».

Эмми снова направилась к лифту. «Нормально. Переехали, а сотрудникам даже уведомление не прислали. Или прислали? Нужно спам в почте перешерстить. Может, там что-то было… Стоп! У меня есть телефон… Циу. Да. Сейчас».

Циу – это менеджер, который водил Эмми по всем кабинетам, когда она устраивалась в журнал. Эмми достала телефон и открыла «Контакты». Никакого Циу там не оказалось совсем. «Ах да. Телефон-то новый», – вспомнила Эмми. Данные со смартфона она принципиально не хотела хранить в облачном диске: «Смогу восстановить я, значит, сможет кто угодно». Итак, оставался вариант с охранниками на первом этаже. Лифт уже опустился, и двери раскрылись. Эмми направилась к стойке охраны.

– А где «Эйч-24» теперь? Куда переехали? – спросила она у парней в форме.
Оба охранника одновременно подняли на неё глаза. «Нет, ну точно же роботы», – снова мысленно ухмыльнулась Эмми. Один из них встал и, улыбаясь, спросил: «Могу я вам чем-то помочь?»
– Да! – ответила с актёрским восторгом Эмми. – Где «Эйч-24»?
Охранник оглянулся на стеллаж с ячейками за спиной и снова посмотрел на девушку: «Извините. Больше посылок для вас нет».
– Каких посылок? Я спрашиваю про редакцию. Где журнал «Н-24» сейчас располагается? – настаивала Эмми, немного стараясь успокоиться.
– Мы не знаем. Здесь нет журналов и редакций, – ответил второй охранник и тоже медленно встал.

У Эмми был шок. Она не понимала, как такое вообще возможно. Куда они могли испариться? Где их теперь искать? Оставалась переписка в почте, но там же только заказы. Нужно поискать на сайте редакции. Эмми разблокировала смартфон и открыла браузер. Быстро ввела адрес сайта, но страница не открывалась очень долго, а потом выдала ошибку: страница не найдена. «Ладно, – решила девушка, – приеду домой и с ноутбука войду. Разберёмся».

Минут через сорок Эмми добралась до своей квартирки. Всю дорогу она думала: «А если они закрылись? Мне же теперь как-то нужно выехать из страны? Или искать другое место? Или вернуться к работе по-старому на прежних площадках, но там же у меня за полгода уже и связи-то все прервались. Снова нарабатывать? Как же так? Просто закрылись или всё-таки переехали куда-то?»

Открыв входную дверь, Эмми прямиком направилась к столу с ноутбуком. Сняла рюкзак и опустилась на стул. Ноутбук загрузился быстро, и Эмми мгновенно запустила браузер. Нажав на ссылку в закладках, девушка затаила дыхание и ждала открытия сайта: «Есть! Сайт журнала открылся! Так, ищем контакты. Вот – улица, здание, корпус. Сейчас посмотрим это на карте города. Что за ерунда? Нет такого адреса? Это как? Ладно. Попробуем другой поисковик… Снова – нет такого адреса… Шок...»

Эмми встала и машинально направилась на кухню к кофемашине. Включила её и подошла к окну. Мысли путались, но аромат молотых зерен уже распространялся по квартире. Кофе зажурчал в чашку. Эмми взяла свою порцию энергии и вернулась в комнату к ноутбуку. Поставив кофе на стол справа от себя, начала искать журнал «Н-24» через разные поисковые системы, но никакого результата не было. Это уже начинало серьёзно напрягать.

– Такого не может быть. А на кого же я полгода батрачила? – Обида за такое тихое предательство подступила к горлу, но Эмми запила её очередным глотком крепкого напитка.

Она встала из-за стола и зацепила ногой свой рюкзак, стоявший рядом на полу. «Посылка! Есть же посылка!» – вспомнила Эмми. Достав свёрток из рюкзака, она прочитала надпись: «Н-24» – и, даже не раздумывая, можно или нет, распаковала его. Внутри была коробка с планшетом и листок с надписью: «Это твоё». Почерк сильно напоминал её собственный. Больше ничего. «Странно, – Эмми думала, что там документы какие-то, почта, – здесь только планшет… И что теперь?» Девушка нажала кнопку включения. Через несколько секунд на экране появился и сразу исчез значок красной батареи. «Разряжен», – поняла Эмми и взяла на столе свою зарядку, которая замечательно подошла к планшету.

– Теперь нужно дать ему несколько минут. Допью кофе пока, – но донести чашку к губам Эмми не успела, так как планшет сразу начал загружаться. – Отлично! Посмотрим. Пароль.

Эмми села поудобнее на стул, подложив под себя одну ногу, сделала глоток и, ещё раз взглянув на листок с надписью «Это твоё», просто ввела свой пароль. В голове всё путалось, но пароль пальцы ввели машинально. Только после этого она сообразила, что это же её пароль, с её собственного планшета. И он действительно подошёл. Больше ничего подумать она не успела, потому что произошло чудо – планшет разблокировался. Именно от её пароля. Эмми несколько секунд в ступоре смотрела на экран… В качестве обоев экрана было установлено фото её родительского дома в деревне, а во дворе она же, маленькая, играет со своей собакой, огромным чёрным чау…

«Что за дурацкие шутки?» – подумала Эмми и опустила планшет на стол. Она встала и подошла к окну, пытаясь понять, кто мог ей такое прислать. Мысли выстреливали в голове, словно молнии: «На кого я полгода работала? Одна. Чужая страна. Кто оплачивал мне всё это? Жильё, деньги на карте, статьи? Куда исчезла редакция? Откуда этот чёртов планшет? Чей он?» Оставался один возможный вариант – планшет, а вернее, информация в нём, – возможно, единственное связующее звено между всеми этими непонятными событиями. Нужно разобраться.

Эмми снова взяла планшет и села на диван. Чашка с кофе давно уже опустела, и девушка оставила её на столе. Она прекрасно понимала, что перед тем, как что-то смотреть и вообще что-то делать с этим загадочным планшетом, нужно было скопировать с него всю информацию. Подключать к своему ноутбуку нельзя никак. Простой вариант, который сразу приходит в голову, – создать новый почтовый аккаунт и слить всё в облако на Yahoo или Google. Нетерпение победило здравый смысл, и Эмми начала копаться в планшете, в надежде что-то найти. Контакты – пусто. Письма – пусто. Переписки нет вообще никакой. Открыла настройки Wi-Fi и решила подключить планшет к своему роутеру. «Стоп! – вовремя одумалась она. – Сначала нужно выключить всё дома!» Она завершила работу на ноутбуке, отключила питание в телефоне и своём домашнем планшете. Теперь к роутеру ничто не подключено. Можно соединять. Эмми активировала подключение к Wi-Fi в этом незнакомом планшете из посылки и нажала кнопку автоподключения на роутере у входной двери. Устройства успешно соединились с первого раза. Теперь был доступ в сеть. Можно пробовать выполнить синхронизацию почты в ящике планшета. Ничего – ящик пустой. Нет даже спама. «Ладно. Посмотрим облако», – Эмми открыла Google-диск и нашла там единственный файл, который открылся через Google-документы. В файле была ссылка. Конечно, Эмми знала, что нельзя открывать такие ссылки, но планшет-то был чужой, и всё указывало на то, что всё, что она сейчас видит и тот путь, по которому она движется к разгадке, – это вообще единственный возможный путь. Словно кто-то подготовил для неё эту тропинку. Эмми нажала на ссылку, и ей открылось письмо с адреса emmyly@protonmail.com. В письме было вложение – видеофайл и сообщение: «Не скачивай и не сохраняй» – и больше ничего. Никаких пояснений, что это и для кого, текста больше не было вообще. Эмми кликнула ролик и, выдохнув, начала ждать загрузку. Прошло несколько секунд, и в открывшемся окне она увидела… себя. Это была она же, но где-то в другом незнакомом месте. Секунд десять они молча смотрели друг на друга… То есть Эмми здесь молча вглядывалась в экран, а та девушка на экране просто смотрела и молчала, словно ждала чего-то…

Девушка на экране взяла чашку и сделала глоток. «Кофе?» – подумала Эмми и широко раскрыла глаза, запоминая каждое движение своего двойника.

Девушка на экране вздохнула и начала говорить:
– Привет. Если ты это смотришь, значит, прошло ровно полгода в Китае. Слушай меня очень внимательно. Ты и я – это один человек, Эмми, но ты не помнишь, как делала эту запись. Я расскажу, почему. Ты не копирайтер. Ты была давно копирайтером и просто писала статьи. Последние полгода тебе это пригодилось. Твоя работа здесь и сейчас – это просто легенда, прикрытие. На самом деле ты, я, работаешь, работаю на разведку, специальную разведку. Память об этом в твоей голове сейчас стёрта. До заброски в Китай ты выпила капсулу с нанороботами, которые сделали в твоём мозге небольшое короткое замыкание. Это выборочно стирает память на несколько лет назад. В нашем случае – пять лет. Как раз всё то, что касается моей настоящей работы. Мозги забыли информацию, которую из тебя теперь не вытащишь никакими пытками или гипнозом, поскольку в твоей голове этой информации просто нет. Так безопаснее для тебя же, ну и для работы тоже. Навыки у тебя сохранились полностью. Ты сильная и выносливая, умеешь стрелять из любого стрелкового оружия и ещё много чего. Ты разведчик с серьёзным опытом. Сейчас ты на задании. Приготовься, через несколько секунд пойдёт видеоряд, который будет перепрошивать твою память заново. Если ты здесь продержалась полгода и получила этот планшет, значит, всё спокойно, и можно двигаться дальше. В любом случае, другого пути у нас с тобой нет. Держи планшет прямо перед собой и не закрывай динамики руками, и глаза тоже не закрывай. Дам тебе пять секунд... Готова? Начали!

Яркость планшета сильно увеличилась, и он начал пищать, как инопланетный зверёк, которого Эмми сжимала своими руками. На экране с очень высокой скоростью стали мелькать какие-то изображения, которые нельзя было понять или успеть рассмотреть. Весь этот кошмар длился около пяти минут. За это время Эмми не смогла моргнуть ни разу.

Экран погас. Эмми выронила планшет. Он упал на пол с хрустом лопнувшего экрана. Теперь он был бесполезен, так как свою работу уже выполнил. У Эмми закружилась голова и пошла кровь носом. Сильно тошнило. Она медленно встала и пошла в туалет. Там её вырвало. Желудок был пустой. Вышло только немного кофе. Эмми спокойно подошла к умывальнику, открыла кран, прополоскала рот и начала умываться. Глаза дико пекли, словно в глазницы вставили угли, кровь капала из носа в раковину, но девушку это всё уже не удивляло. Она была абсолютно спокойна. Теперь она знала, что это обычная процедура перепрошивки памяти. Все агенты проходят подобное на задании. Скоро она будет в порядке. Кровь остановится через некоторое время. Несколько часов сна – и сознание вернётся в норму. Так всегда бывает, если заливаешь себе в мозги несколько лет за несколько минут. Какая-то часть сознания принимает эту процедуру, как норму, а вот физиология всегда подводит. Стирание памяти проходит обычно легче. Правильно говорят, «ломать – не строить». Впрочем, на процедуру стирания каждый агент идёт осознанно, психологически подготовленным, да и капсулы с нанороботами содержат и анальгетик, и ещё много чего для облегчения побочных эффектов. Обратная заливка всего, что нужно для работы, – это всегда неожиданность и серьёзный шок для мозга. Для Эмми так случилось уже в третий раз. По физиологическим показателям это должен быть последний раз без серьёзной потери памяти. Пять лет – максимальный срок, который можно залить в голову и не сойти с ума за эти минуты процедуры.

Теперь Эмми точно знала всё: и зачем она здесь, и кто она такая. Девушка выпрямилась и посмотрела на себя в зеркало: «Ну, привет. Давно не виделись». Из зазеркалья на неё смотрела почти та же девушка, что и вчера, только она уже не светилась изнутри очаровательной улыбкой. Это было спокойное, уверенное и уставшее лицо. Держась за стены, чтобы не потерять равновесие, Эмми доплелась до холодильника и достала пачку мармеладных кубиков, которую сразу же приложила к переносице. Так же медленно перебирая ногами, двинулась к кровати. Все вокруг закружилось, но она успела упасть точно на кровать, а не на пол. Пачка мармелада шлёпнулась рядом с акриловым кубом, где обычно по утрам мирно отдыхала очередная книга. Весь окружающий мир просто потух.

---


https://emmylykey.wixsite.com/website

Буду благодарен за ваши рецензии.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 29.4.2020, 14:00
Сообщение #2


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8874
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




"Вспомнить всё", дубль третий. Но без старины Арни, а жаль...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
V.Shuter
сообщение 29.4.2020, 14:41
Сообщение #3


Неизвестный пришелец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Регистрация: 28.4.2020
Вставить ник
Цитата




ГЛАВА 2. НАЧАЛО.

Примерно пять лет назад Эммили действительно работала, как обычный копирайтер. Писала статьи для нескольких сайтов на самые разнообразные темы. Информацию для этого всегда находила в Интернете в свободном доступе. Хотя несколько раз ей пришлось покупать сведения в Даркнете. Стоило это прилично, а гонорарами за статью почти никогда не окупалось. Получалось, что деньги были потрачены исключительно на собственное любопытство.

Жила Эмми в квартире бывшего парня своей знакомой. Он переехал в Австралию около года назад, а квартира осталась пустой. Это была небольшая студия в тихом районе и совсем недалеко от парка. Статьи писались хорошо и дома, где Эмми всё обустроила на свой вкус, но ей нравилось выбираться в кафе неподалёку или в парк, если погода позволяла. Шум деревьев, щебет птиц, прохожие со своими питомцами или просто облака на небе – всё это дарило атмосферу спокойствия и настраивало на нужный лад.

К такой обстановке сильно привыкаешь и невольно изучаешь все её мельчайшие подробности. Особенно явно в привычной картине бросается в глаза что-то лишнее, инородное. Этим инородным объектом оказался мужчина лет тридцати пяти, который уже не впервые попадался Эммили на глаза. Сначала это случилось в парке. Он проходил мимо с огромной овчаркой, а их Эммили терпеть не могла с детства. Потом стал появляться в кафе, изображая задумчивого писателя со своим ноутбуком. Только выглядело это всё как специально организованное представление. Ноутбук был бизнес-класса, а вовсе не писательский. В кафе мужчина появлялся почти сразу после того, как Эммили туда входила. Посетителей обычно почти не было, только случайные прохожие. Эммили приходила сюда не в одно и то же время, а просто когда хотела. Было ясно, что это постановка, и он следит именно за ней. В конце концов ей всё это надоело.

В очередную такую якобы случайную встречу Эммили просто встала из-за своего столика и села напротив мужчины.

– Что нужно? – коротко спросила она.
– Что, простите? – он сделал вид, что не понял вопрос.
– Хватит уже. Писатель в ботинках Vasque? А на руке часы Timex Military с электронным компасом? Шёл на рыбалку и заблудился? А что с твоими очками? – Эммили без стеснения протянула руку и сняла очки со своего собеседника, он при этом даже не шелохнулся. – Они же с обычными стёклами. Это для антуража?
– С чего вы взяли, что всё это вас как-то касается? – он смотрел Эмми прямо в глаза абсолютно спокойным взглядом.
– Ладно. Не хочешь – не надо. Больше шансов у тебя не будет. Пока. – Эммили встала, чтобы уйти.
– Говорил же, что с тобой будут одни проблемы, – недовольно буркнул он и отвернулся, глядя в окно.
– Давай по делу. Ты кто? – оборвала его Эммили и снова села.
– Том. Есть работа, если тебя это заинтересует, конечно.

Так Эммили и начала свою карьеру агента технической разведки. Ей никогда не рассказывали, на кого она работает. Сначала была полугодовая подготовка в закрытом лагере на острове недалеко от Кубы. Потом дали первое задание.

Для выполнения миссии новичка посылали с инструктором-напарником. После этого его либо оставляли в штате, либо стирали память до момента вербовки и просто возвращали в прежнюю жизнь. В качестве напарника к Эммили приставили именно Тома. Это было предсказуемо, ведь Том её вербовал, поэтому она и не удивилась. Но подшучивать над ним, как раньше, Эммили уже не могла, так как её уже обучили строгой субординации. Суть операции была простой: высадиться в заданный квадрат, дождаться связного, забрать посылку, выждать десять часов, чтобы связной ушёл, и включить маяк для запроса эвакуации. Сложность заключалась в том, что сбросить их должны были зимой в глубоком лесу на северо-западе Канады.

Спускались на лёгких небольших парашютах. Эммили услышала голос Тома в наушниках:
– Смотри, слева поляна. Давай туда.

Том приземлился первым. В десяти метрах от него оставалось достаточно места для Эммили. В последние секунды приземления она заметила под собой что-то серое, копошащееся мордой в снегу. Думать времени не было. Первое, что пришло в голову, – волк. Она немного потянула стропу, корректируя спуск, и направила ноги точно на этот шерстяной клубок. Удар был достаточно сильным. Под ногами хрустнули кости. Эммили выхватила нож и вонзила его волку в горло. В этом, правда, уже необходимости не было, потому что своим весом она сломала ему позвоночник. Глаза зверя ещё шевелились, но сам он был без движения. Рядом с волком лежал мёртвый заяц. Как оказалось, волк загрыз его и в этот момент разделывался с жертвой.

Через минуту подошёл Том, запихивая парашют в свой рюкзак. Он посмотрел несколько секунд на происходящее, достал нож и наклонился. Эммили протянула руку, чтобы Том помог ей встать, но он наклонился не к ней. Том взял зайца за задние лапы, переложил на свободное место на чистом снегу, надрезал ему горло. После этого он вынул из кармана фонарик и отстегнул от него карабин с ремешком. Перехватив петлёй задние лапы зайцу, Том подвесил его на ближайшую сосну.

– Нужно собрать парашют, – сказал Том, повернувшись к Эммили.
– Я, кажется, ногу подвернула. – Эммили вытирала нож о снег.
– Зачем ты на него прыгнула?
– Не знаю. Я боюсь волков, – прищурившись ответила Эмми, всё ещё развалившись на снегу.
– Ясно. Это заметно. Ты же, вроде, из Нью-Йорка.

Том обошёл Эммили сзади и, отходя, поднял и потянул за собой верхнюю петлю парашюта, распрямляя его на снегу.

– Да. Ну, я жила в детстве в пригороде.
– И что, там были волки?
– Нет. Не было. Но сегодня я поняла, что боюсь их.
– Сматывай. Двести метров отсюда – какое-то строение. Пойду проверю.

Эммили принялась сматывать парашют. Минут через двадцать Том вернулся с хорошими новостями:
– Чей-то летний домик. Всё тихо. Там будем ждать.
Он взял зайца и не оглядываясь пошёл обратно. Эммили захромала следом.
– А если хозяева приедут? Мы их убьём? – окликнула Эммили Тома.
– Нет.
– А если егерь? Мы его убьём?
Том остановился и обернулся:
– Никого мы не убьём. Сигнализации нет. Дорога одна, и там снега по пояс. Здесь на сотни километров ни одной живой души. Егеря появляются, если получают сигналы со спутника о пожарах.
– Вот мясо жарить станем, и будет сигнал. Они костёр увидят.
– Зачем костёр? В доме электроплита. Поищи кастрюлю.

Том остановился рядом с домом и склонился над зайцем, а Эммили пошла к крыльцу.

Дом в стиле хайтек в такой глуши сильно удивил Эммили. Снаружи он был обшит обожжёнными деревянными панелями, а внутри всё белоснежное. На первом этаже – большая гостиная и библиотека. Светлая мебель. Камин в центре гостиной был закрыт толстым закалённым стеклом. Здесь же обустроена отличная кухня со всем необходимым. Эммили сняла с крючка над мойкой кастрюлю и пошла к выходу.

Том уже почти освежевал зайца. Эммили, держа кастрюлю двумя руками, подошла ближе с недовольным лицом:
– Не люблю зайчатину. Она пахнет... не очень.
– Мясо вымачивать нужно в холодной воде, воду менять часто. Запах уйдет. Курьер прибудет только утром. У нас много времени. Надеюсь, на кухне есть перец и розмарин. Вообще-то, мы должны были ночевать где-то здесь в палатке. Это не задание, а пикник какой-то.

Эммили опустила кастрюлю на снег, и первый кусок мяса смачно шлёпнулся о металлическое дно.

Они вошли в дом. Том продолжил возиться с мясом, а Эммили решила осмотреться. Она поднялась на второй этаж по выбеленным дубовым ступеням. Наверху было расположено три спальни и две ванных комнаты. Эммили решила принять ванну, так как заняться всё равно было нечем. Она открыла горячую воду и принялась снимать экипировку.

– Ты чего творишь? – Том стоял на пороге ванной и пытался понять, что происходит.
– Погреюсь пока. Здесь жуткий холод.
– Мы должны сидеть и ждать курьера. Сколько ты уже отпечатков своих здесь оставила?
– Зачем обязательно сидеть? Можно же ждать лёжа, например. Не переживай. Я приберусь, как учили.
– Спущусь в подвал, поищу вино.
– Ага. Я люблю красное сладкое, – заметила Эмми и, повернувшись лицом к Тому, начала снимать майку.
– Вино – для зайчатины, – бросил Том недовольно, резко отвернулся и вышел.

Эммили сама не знала, зачем она провоцировала Тома. Может быть, чтобы были контраргументы, если что-то пойдёт не так на этом задании именно по её вине. А может быть, её просто уже достала правильность Тома. В любом случае, игра началась, и они оба это понимали.

Подвала в доме Том не обнаружил. Похоже, что здание было построено на литой бетонной плите, но под лестницей располагалась небольшая кладовка, где стояли насос для воды и проточный нагреватель с фильтровальной станцией. Здесь же в полу был заложен аккуратный дубовый люк, который вёл в погреб. Под мерное жужжание насоса, наполнявшего ванну для Эммили, Том открыл погреб и спустился вниз. Вот там он и нашёл небольшую коллекцию вин. Не особо разбираясь в таких вещах, Том взял первую попавшуюся бутылку. Это было Sauvignon Blanc. Ценителем спиртного Том никогда не был, но знал, что мясо можно замечательно протушить именно в вине. Тому нравилось иногда что-то готовить. Чаще всего, правда, его эксперименты заканчивались непонятной горой чего-то сильно пахнущего специями, что есть было нельзя. И всё это творчество с успехом отправлялось на помойку. Том не огорчался при этом. Для него важен был сам процесс, который позволял отвлечься от каждодневной суеты и поразмыслить о чём-то своём.

Маяк для курьера был давно активирован. До контакта и получения посылки оставалось немногим более двенадцати часов. Мясо уже отмокало в кастрюле. Эммили согревалась в ванной. Том вернулся на кухню, откупорил и поставил бутылку на стол. Оглядевшись вокруг, он сначала подошёл и включил электронику на панели управления камином, а потом направился в библиотеку. Ему вслед мягко хлопнула вспышка биотоплива и зашипело пламя камина.

Всё это время он не снимал свои тонкие кожаные перчатки. Можно было бы воспользоваться специальным латексным гелем из индивидуальной аптечки. Гель наносился на руки и растирался. Такой гель быстро превращается в тонкую, дышащую вторую кожу, скрывая любые отпечатки. Но Тому не нравилась последующая процедура отмывания этого состава с ладоней. Обычные перчатки ему нравились куда больше.

В библиотеке, кроме массы замечательных книг, присутствовал старинный музыкальный центр для кварцевых дисков. В альбоме записей Том выбрал раздел с произведениями Бетховена. Взгляд остановился на сонате номер семнадцать. Уж больно она подходила по характеру к сегодняшней миссии и особенно к новой напарнице Тома. Диск был размером с небольшую монету. Том аккуратно достал его из альбома и установил в проигрыватель. Через несколько секунд комната наполнилась волшебной музыкой. Том уселся в глубокое ушастое кресло и слушал. Очень хотелось закрыть глаза, но делать это было нельзя. И поэтому он просто смотрел на полки с книгами и слушал всплески и переливы чудесной мелодии.

Словно из этой музыки, на пороге библиотеки материализовалась Эммили в платье цвета индиго, в чёрных кожаных берцах и с бокалом вина в руке.

– Не люблю я белое сухое вино, – сказала Эммили и сделала глоток из бокала.
Том смотрел на неё, сдерживая улыбку всеми силами.
– Что-о? – потянула Эммили. – У местной леди туфли на два размера больше. Корова какая-то, наверное. Вот, халатик еле выбрала. Нормально?
– Сначала ты два раза убила волка и отобрала у него зайца. Теперь ты у зайца отобрала вино.
– А ты классику слушаешь. Я-то думала, что ты простой головорез.
Том пультом снизил громкость музыки.
– Слушай, для тебя это самое начало карьеры. Нам лучше не сходить с ума. Сегодня, по крайней мере. Понимаешь? Приготовим мясо, пообщаемся, если хочешь. А утром выполним наше задание и вернёмся на базу.

Том встал, подошёл к напарнице и вручил ей пульт от музыкального центра.
– Смотри, хорошая библиотека, – он окинул взглядом стеллажи с книгами и вышел, оставив Эммили одну.

Эммили ничего не ответила. Она сама не знала, чего хочет. Ей просто было скучно, и она пыталась как-то развлечься.

Том развлекаться не любил и не умел. Ему нравилось делать то, что должен, и у него это получалось не хуже других. Остальное он считал пустой тратой времени. Том вышел из дома, чтобы немного остудить голову, и направился к гаражу. Открыв автоматическую дверь, обнаружил электрический пикап-внедорожник и два снегохода. Ближайшие полчаса ушли на проверку этой техники. Всё было на ходу и теперь уже с полными баками топлива. Удовлетворившись результатом, Том решил, что пора сменить воду зайчатине.

В доме негромко звучал Вивальди. Тому это очень понравилось, но виду он не подал. Воздух в гостиной уже прилично прогрелся. Приятно было вдохнуть тепло, вернувшись с мороза. Снова в голове Тома мелькнула мысль, что всё задание похоже на пикник. Он улыбнулся этой мысли уголком рта. На столе в гостиной увидел полупустую бутылку вина. Пройдя мимо неё, он снова направился под лестницу и через несколько минут вернулся со второй бутылкой. Том помнил, что вино нужно держать некоторое время открытым. Вряд ли это имело значение, если будешь вино не пить, а лить в кастрюлю, но бутылку он решил открыть.

Эммили сидела за столом в гостиной и читала. Она снова переоделась в свой прежний костюм, но без тёплого комбинезона. Её разгрузка лежала перед ней на огромном дубовом столе на расстоянии вытянутой руки. Рукоять ножа торчала из ножен в сторону Эммили. Так же была направлена и кобура пистолета. Рядом стоял бокал с вином. В руке Эммили вертела небольшую пирамидку из оникса. Том принялся откупоривать бутылку.

– Нельзя здесь ничего трогать. После себя приберёмся. Отнеси, где взяла.
– А как же мой трофей? – не поднимая взгляд, спросила Эмми.
– Ты о чём?
– Трофей с моего первого задания, – пояснила она. – Мне нужен трофей.
– Нет, – отрезал Том и наполнил кастрюлю свежей водой.

Книга громко шлёпнулась на стол, а Эммили направилась в библиотеку. Через минуту она снова села и раскрыла книгу. Ей хотелось как-то отомстить, хоть чем-то.

– Зачем ты носишь кожаные перчатки? Почему не пользуешься «Бархатом»? – спросила она.
– Что за «Бархат»? Что-то новенькое?

Эммили вынула из разгрузки небольшой аэрозольный баллончик и резко бросила его в Тома, целясь точно в грудь. Том раскрыл ладонь и ловко его поймал.

– Ты что, голодная? – спросил он и осмотрел баллон. На боковой поверхности была надпись: «Бархат. Спецсредство. Синтетическое покрытие из пористого латекса. Время стабилизации – 5 секунд».

– А потом отмывать? Как наш гель? – Том поставил баллон на столешницу.
– Ничего отмывать не нужно. Держится, как вторая кожа. Снимается, как перчатка обычная. Руки не потеют.
– Привык к коже. Нравятся натуральные материалы.
– Кожа – не практично. Где-то испачкал, потом следы оставишь, – не унималась Эммили. – А что это у тебя за нож? Деревянная ручка.

Том вынул из ножен на груди клинок, и его лезвие блеснуло, отразив пламя в камине.

– А что, нравится? – спросил он.
– Не смеши, – потешалась Эммили над напарником. – Без серрейтора, без стропореза. Это же обычный охотничий нож. Соответственно – не сбалансированный.

Том молча начал резать и мариновать куски зайчатины.
– А разгрузка у тебя тоже из кожи? Ну конечно! Такие, наверное, ещё в двадцатом веке носили. – Эммили довольно улыбалась.

Что-то мелькнуло в окне, и они оба резко обернулись. Том накрыл кастрюлю крышкой и вынул пистолет. Эммили быстро набросила на плечи свою разгрузку и застегнула на груди. Они прислушивались.

– Сиди здесь. Я выйду через заднюю дверь и посмотрю. – Том вышел из гостиной, а Эммили с пистолетом в руке скрылась в библиотеке.

Минут через десять Том вошёл в дом уже через передние двери: «Всё тихо. Белки, наверное». Он стряхивал снег с головы и плеч, проходя в гостиную. Вдруг он замер. Перед ним на коленях с поднятыми вверх руками оказался мужчина лет пятидесяти в белом комбинезоне. За его спиной стояла Эммили, направив пистолет мужчине в затылок.

– У нас тут гости. Дедуля пожаловал. Хозяин, видимо, – сказала Эммили, не опуская пистолет.
Том подошёл ближе: «Сэр? Сэр Хаксли? Вы откуда здесь? Мы курьера ждём».
– Что вы здесь устроили? Зачем в дом полезли? – спросил мужчина, стоя на коленях. – Убери её.
– Опусти пистолет, – скомандовал Том.
– Как это? Это я его поймала. – Эммили подошла ближе и упёрла ствол гостю в затылок.

Мужчина выше поднял руки и немного нагнул голову.
– Сэр, не нужно. Она просто… – Том договорить не успел. В следующее мгновение Хаксли одной рукой схватил пистолет Эммили, а второй – её саму. Эммили грохнулась перед ним на спину с улыбкой во весь рот: «Гы-ы. Ещё!»

Том и Хаксли переглянулись. Хаксли смотрел с вопросом. Том скорчил на лице подобие извинения. Хаксли встал и положил пистолет на стол.

– Чем это здесь воняет? – Хаксли посмотрел на две открытые бутылки, потом на Тома и вставшую на ноги Эммили.
– Это зайчатина, сэр, – ответил Том.
– Что? Какая, к чёрту, зайчатина?! Вы что, тут охоту устроили? – Хаксли смотрел на них, как на идиотов.
– Нет. Это волк убил зайца… – Эммили замялась, словно оправдываясь. – А я убила волка. Нечаянно. Я на него упала.

Хаксли нахмурился и подошёл к кастрюле. Открыв её, он заглянул внутрь, скривил лицо, словно от ужасного запаха, и поспешил снова опустить крышку.

– Сэр, просто курьер прибудет только утром… – Том хотел пояснить необходимость ужина, но не успел, так как Хаксли его прервал.
– Не будет курьера. Этот идиот пытался посадить свой самолёт и разбился в двенадцати километрах отсюда. Нужно успеть до прибытия спасателей. У него в самолёте маяк включился. Том, в гараже есть снегоходы. Пойдём. – Хаксли направился к выходу. Том шёл следом.
– Снегоходы я заправил, сэр. А вы про них знали? – удивлённо спросил Том.
– Это дом моего отчима. Чего вы вообще сюда сунулись? Ничего больше не трогали? Надеюсь, нет.

Они уже выгоняли снегоходы из гаража, как к ним наперерез выскочила Эммили, уже в своём комбинезоне.

– Я с вами! Я с вами! – заорала она.
– Ты остаёшься здесь. Приберись, – скомандовал Хаксли.
– Нет! Это моё первое задание! Я с вами! – она села сзади Тома.
Том и Хаксли снова переглянулись.
– Поехали! – закричала Эммили.

Через минуту два снегохода уже неслись по прогалинам между елей. Впереди ехал Хаксли, поглядывая на навигатор, установленный на руле. Довольно скоро впереди показался перевёрнутый Bushcaddy R-120 – небольшой легкомоторный самолёт с отломанным крылом.

Снегоходы остановились метрах в десяти от самолёта. Все ринулись вперёд.

– Быстро ищем посылку и убираемся отсюда, –крикнул Хаксли и подбежал к кабине. – Готов. Шея сломана.

Том осматривал самолёт с другой стороны. Эммили обошла груду обломков сзади.

– Нашла! – закричала она и плюхнулась на снег, открывая чёрный пластиковый кейс.
Том и Хаксли бросились к ней.
– Не открывай! – закричал Хаксли, но было уже поздно.

Эммили смотрела на три тёмных шарика диаметром примерно по четыре сантиметра, которые аккуратно лежали в поролоновых нишах в центре кейса. Через секунду шарики начали жужжать и вращаться. Вдруг, выпрыгнув из своих уютных ямочек, шарики бросились врассыпную. Один из чемоданчика выскочил влево, два других – вправо. И все они сразу зарылись в снег. Эммили подняла глаза на Тома и Хаксли и заморгала. Все молчали.

– Господи! – простонал Хаксли. – Копайте! Пока они холодные, они неподвижны. Хорошо, что аккумуляторы разряжены.

Все начали рыть ладонями снег вокруг чемоданчика. Первым шарики добыл Том. Они ушли под снег на глубину около полуметра. Сразу два, почти рядом.

– Два есть, – выпалил Том.
– Сюда! – Хаксли сразу закрыл крышку кейса.
– Вот ещё один! – крикнула Эммили, держа в сжатом кулаке чёрный металлический шар. В ту же секунду шар зажужжал, и рука Эммили начала дёргаться из стороны в сторону, но шар она не отпустила. Он последовал к двум предыдущим.

– Уходим. Быстро. – Хаксли с кейсом бросился к снегоходам.

Том и Эммили бежали рядом. Через пять минут они уже были далеко от места аварии. Снегоходы снова неслись к дому.

Вставая со снегохода, Том обратился к Хаксли:
– Сэр, запрашиваю эвакуацию.
– Да. Правильно. Через час нас заберут.
– А мясо? – спросила Эммили.

Ответа не последовало. Все шли в дом. Хаксли поставил кейс на стол и расслаблено сел на огромный дубовый стул, откинувшись назад: «Отлично. Со спасателями не пересеклись – уже хорошо».

– Сэр, а что это? – спросила Эммили.
Хаксли выдохул, повернулся на стуле и положил на ладони на стол:
– Это наземные дроны. Полностью автономные. Титановый корпус, самовосстанавливающиеся аккумуляторы, спутниковая навигация, в каждом – кэш-память на пять терабайт. Прямая передача данных на спутник. Google разработали их для сервиса картографии. В них десятки новейших технологий интегрированы.

Мясо, конечно, пришлось выбросить. Минут через сорок они втроём уже сидели в вертолёте, который летел к южной границе на минимальной высоте. Эммили поглядывала на чемоданчик рядом у ног Хаксли.

– Сэр, – обратилась она к Хаксли.
Тот повернул к ней голову. Он смотрел нахмурившись. Наверное, думал о чём-то своём в этот момент.

– Сэр, а можно мне один? – совершенно без условностей спросила Эммили.
Хаксли даже повернулся к ней всем корпусом и, недоумевая, спросил: «Что?»
– Один шарик. – Эммили показала ему указательный палец, поднятый вверх.
Это было неожиданно и для Тома.
– Зачем? – Хаксли посмотрел сначала на Эммили, затем на Тома. Он поднял ладонь перед собой, предвосхищая любой ответ. – Ты хоть понимаешь, сколько они стоят?

Ответа он и не ждал. Просто отвернулся снова к своему иллюминатору. Эммили сделала то же самое. Том попытался пояснить:

– Понимаете, сэр, ей нужен трофей. Это её первое задание....
– Отрежь ей свой мизинец на память. – Хаксли просто отмахнулся, не глядя в сторону Тома.

Том посмотрел на Эммили, которая неотрывно наблюдала за пролетающими внизу горами и лесами. Он снял с руки часы и протянул ей. Эммили повернулась и взяла часы. Она снова улыбалась во весь рот. Вертолёт нёс их на базу. В руке Эммили держала свой первый трофей со своего первого задания.
---


https://emmylykey.wixsite.com/website

Буду благодарен за ваши рецензии.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 30.5.2020, 21:07