Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" (летний турнир) Турнир на тему "Время, вперед!"

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Секунды, рассказ
pogonull
сообщение 20.6.2020, 7:50
Сообщение #1


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 76
Регистрация: 22.10.2018
Вставить ник
Цитата
Из: ст. Кумылженская




Джастин Грей провёл всю ночь в небольшой мастерской в подвале своего дома на Харли-стрит. Джастину тут нравилось. Мягкий, но яркий свет газовых фонарей не резал глаза, как это делали огромные утыканные свечами канделябры в операционном театре. Вдыхать запах свежей стружки или раскалённого металла было гораздо приятней, чем чувствовать вонь гноящихся ран или прижигаемой коагулятором плоти. И главное – тут Джастин был один, никаких зрителей, которым нужно что-то показывать и никаких пациентов, которых во что бы то ни стало нужно спасти.
Да, Джастину не всё нравилось в его работе, но в целом хирургия его привлекала. Его манил азарт. Его манил вызов, который кидала ему болезнь. Его манил дух соперничества, который незримо витал между ведущими хирургами Лондона. Ему нравилась борьба, ставкой в которой была жизнь. И каждый умерший пациент становился для Джастина новым вызовом. К каждой операции Джастин старался придумать что-то новое, что хотя бы на доли секунды помогло бы уменьшить затраченное на неё время.
Сегодня вечером Джастину предстояла очередная операция. Тони Трикстер – основной конкурент Джастина – провёл подобную на прошлой неделе, ему понадобилось на всё сто две секунды. Сегодня его обязательно нужно обогнать. Специально для этого Джастин и придумал своё нынешнее приспособление – крутящийся столик с двумя стопорами, который поможет быстро и точно приставить механический протез.
Столик уже был готов, когда в мастерскую вошла миссис Гейст. Пожилая и очень вежливая женщина, вот уже больше пяти лет служившая экономкой в доме Греев.
- Доктор Грей, завтрак готов. Вы можете подняться в столовую.
- Чёрт возьми, уже утро?
- Четверть девятого, доктор, – с небольшим поклоном сообщила экономка. – Хочу напомнить, что сегодня вечером вам предстоит важная операция, перед которой вам необходимо выспаться.
- Да-да, спасибо, миссис Гейст. Я обязательно посплю.
- А сейчас вас ждёт завтрак, доктор.
Экономка собралась было выйти, но Джастин остановил её:
- Миссис Гейст, посмотрите пожалуйста на моё новое приспособление, - Джастин подошёл к столику. – Вот сюда кладётся рука пациента. Я работаю вот тут – доктор встал около стола. – Сюда прикрепляем протез. После ампутации я делаю небольшое движение ногой, - под столиком что-то щёлкнуло. Джастин лёгким движением крутнул столик, тот сделав пол-оборота резко остановился, - и протез сразу становится ровно так, чтобы его было удобно пришить.
- Очень изобретательно, доктор.
- Как вы думаете, сколько времени поможет сэкономить этот стол?
- Не могу знать, доктор, - экономка вежливо улыбнулась. – Я плохо разбираюсь в таких вещах.
- Да уж, - Джастин не смог подавить ухмылку, - ваша специальность – суеверия.
Миссис Гейст славилась среди соседей как знаток городского фольклора. К ней приходили со всей Харли-стрит, чтобы получить советы о том какую именно кроличью лапку нужно засушить на удачу, или в какое время и на какой улице искать встречи с «чёрным кэбменом».
- Не надо смеяться, доктор, мои знания помогли не одному человеку в Лондоне. Для вас тоже можно найти помощника.
- Хорошо, расскажите мне кто же это. – Джастин решил, что ему не помешает развлечься милой сказочкой.
Миссис Гейст, до того скромно тупившая взгляд, посмотрела Джастину прямо в глаза. Её лицо приняло пафосно-таинственный вид.
- Он появляется в полночь около Парламента. Если вы будете в это время около Биг-Бена, и вдруг все прохожие куда-то уйдут, посмотрите вокруг - он обязательно появится. Заговорить с ним нужно с вопроса «который час?» и обязательно приготовьте пенни, чтобы заплатить ему. Его называют Часовщик. Он как никто другой умеет распоряжаться временем, и он может научить вас. После встречи с ним вы будете точно знать что делать в каждую из отведённых вам секунд, в каждое подаренное вам Господом мгновение. Но будьте осторожны, если вы не заплатите ему пенни, вы просто забудете разговор с ним, и будете так же бездарно как и раньше прожигать свою жизнь.
Миссис Гейст закончила свой монолог и привычно опустила взгляд.
- Великолепно – Джастин захлопал в ладоши. – Отличная история, но я учёный, миссис Гейст, мне не положено верить в призраков и всяких потусторонних мудрецов.
- Не смею вас винить за это, мистер Грей. – Экономка слегка поклонилась. – Прошу к столу.
Миссис Гейст чинно вышла из комнаты.
Джастин тоже последовал наверх – умываться и завтракать.

Выспаться Джастину так и не удалось – в голову лезли мысли о предстоящей операции. Он прокручивал в голове все её нюансы, с какой стороны от пациента нужно встать, какими нитками пришивать, и даже куда положить инструмент после использования. В этих мыслях он провёл весь день.
И вот он стоит за кулисами частного операционного театра, и трясётся от волнения. Зал полон. Тут и дамочки с горящими от предвкушения зрелищ глазами, и студенты-медики, и специально нанятые хозяином театра клакёры. А в первом ряду сидят журналисты. На лицах большинства из них скептическая ухмылка, а в руках у каждого уже приготовлены блокноты и карандаши.
Генри Ллойд, хозяин театра, стоял перед зрителями и надрывно выкрикивал свой текст:
- Я рад приветствовать вас, леди и джентльмены, в операционном театре Ллойда. Сегодня вам предстоит увидеть операцию по замене травмированной конечности на механический протез. Наш сегодняшний гость, мистер Джон Смит, работал на машиностроительном заводе братьев Гирс в ист-сайде.
Две медсестры выкатили на сцену коляску с прилаженным к ней круглым крутящимся столиком, накрытым простынёй. В коляске сидел мощного вида мужчина, скованный ремнями. Его правая рука, отставленная в сторону, лежала на столике, но пряталась под простынёй.
- В результате несчастного случая мистер Смит получил сильную травму руки. Руководство компании согласилось оплатить лечение мистера Смита и взяло на себя все расходы по изготовлению специального механического протеза. Работая на компанию братьев Гирс, вы всегда можете рассчитывать на поддержку.
Зал взорвался аплодисментами.
- А сейчас разрешите представить вам нашего сегодняшнего исполнителя, - Ллойд сделал широкий жест рукой в сторону кулис. Повисла небольшая пауза. К доктору подбежала девица с пудреницей и сделала несколько энергичных движений кисточкой по лицу Джастина. – Доктор Джастин Грей! Встречайте!
По залу вновь покатились аплодисменты. Джастин глубоко вздохнул и вышел на сцену.
Секунд сорок Джастин потратил на поклоны, поворачиваясь то к одному концу зала, то к другому. Затем он поднял руки, давая знак клакёрам. Овация быстро прекратилась.
- Мой сегодняшний пациент – без вступления начал Джастин – потерял руку, ампутация неизбежна. А при этой операции очень важна скорость. Сегодня я использую приспособление, которое по моим подсчётам уменьшит время операции примерно на десять-двенадцать секунд.
Джастин сдёрнул простыню со столика. Механическая рука сверкнула металлом. С другой стороны стола, пальцами к пальцам покоилась стянутая ремнями, почерневшая, с раздробленной кистью рука пациента.
- Этот столик крутится и имеет два стопора, которые фиксируют руку пациента и протез в одном и том же положении. Поэтому мне не придётся тратить время на прилаживание протеза точно по разрезу. Следовательно пациент испытывает меньше боли и теряет меньшее количество крови, что в свою очередь повысит шансы мистера Смита на выздоровление.
Джастин сделал лёгкий поклон, клакёры немного похлопали.
Медсестра принесла заляпанный кровью фартук и помогла Джастину его надеть. Вторая сестра подкатила тележку с инструментами. Джастин взял пилу и принял удобное положение.
- Я готов, мистер Ллойд.
Ллойд стоял поодаль с секундомером наготове. Он вскинул руку, и на театр опустилась тишина.
- Раз!
Джастин посмотрел в глаза пациента. Страх, отчаяние и… надежда. Где-то в глубине души, за стенами страха и отчаяния мистер Смит надеялся на пусть и не скорое, но всё же выздоровление.
- Два! – мистер Ллойд продолжал отсчёт.
Джастину захотелось как-то приободрить пациента, и он прошептал ему: «Я уверен, вы выживете». После этих слов Джастина моментально захлестнула волна азарта. Сейчас от его скорости зависит жизнь человека, и он выложится по полной, чтобы отвоевать этого человека у смерти.
- Три!
Джастин начал энергично работать ножовкой. Брызнула бурая кровь, пациент истошно заорал, резко завоняло гнилой плотью.
Так не должно быть. Запах должен быть другим. Джастин понял что пилит прямо по отмершей ткани. Он снизил темп, но тут же опомнился. Резать выше – значит терять время, да и протез в таком случае скорее всего не подойдёт к руке. Джастин снова повысил темп, а в его голове вихрем закружились мысли. Что же делать? Как отвоевать руку у этой гадости? Вырезать? Расстрелять? Выжечь дотла? Выжечь! Джастин глянул на пациента, тот уже был без сознания. Значит выдержит ещё одну процедуру.
Ещё не закончив разрез, доктор выпалил:
- Сестра, приготовьте коагулятор. - Обе медсестры забегали по сцене и быстро разожгли горелку.
Джастин ускорился, и вскоре пила резко упала вниз. Доктор её бросил на пол и ногой отшвырнул подальше. По идее сейчас нужно было просто повернуть столик и пришить протез, но гангрена прошедшая чуть дальше, чем предполагалось внесла свои коррективы. Джастин повернул столик в четверть оборота.
- Держите столик так, и дайте мне горелку – обратился он к медсестре.
Пятно чёрной плоти ярко выделялось на срезе. Джастин приложил к нему жало коагулятора. Театр наполнила ужасная вонь. Кипящий гной залил срез.
- Тампон.
Сестра промокнула только что прижжённую плоть. Там ещё оставалось небольшое чёрное пятно. Джастин снова прижёг рану. Вторая волна зловония прошлась по театру. Кого-то в зале вырвало.
- Ещё тампон.
На этот раз мёртвой плоти на срезе не оказалось.
- Давайте протез. – Сестра отпустила столик, и Джастин совместил протез с обрубком руки.
- Иглу.
Быстрыми, отточенными движениями он сшил все детали протеза с мышцами и жилами.
- Молоток.
Хомут лёг точно по руке. Две заклёпки - и молоток полетел на пол, а Джастин поднял руки.
- Всё!
Зал вновь взорвался аплодисментами. Ллойд что-то выкрикивал, но Джастин его не слушал – он смотрел на сестру. Та, уже накрыв пациента простынёй собралась его увозить, но Джастин остановил её и одними глазами задал вопрос, который кажется интересовал его одного. Выжил или нет?
Сестра нащупала пульс на шее пациента и кивнула: «Жив». - Теперь можно успокоиться.
- Сто семь секунд! – в который раз повторил Ллойд. – Это личный рекорд доктора Грея!
Джастин откланялся, и на негнущихся ногах вышел за кулисы.
Сто семь. Джастин шёл не разбирая дороги и проговаривал про себя это число. На две секунды дольше Трикстера. Доктор Грей остался вторым. Доктор Грей остался лузером. Ещё и с личным рекордом. Позор.
Джастин зашёл в помывочную и запер за собой дверь. Хотелось упасть на пол завыть и расплакаться. Но уважаемый в свете доктор не мог себе этого позволить. Он немного постоял, опершись на раковину. Потом тщательно смыл с рук кровь и умылся. Нужно идти.
Пройдя все необходимые мероприятия – поклон на сцене, отказ журналистам в комментариях и получение гонорара, Джастин вышел на Бридж-роуд.
На улице моросило и Лондон погружался в туман. Джастин решил, что погода вполне отвечает его настроению и не стал брать коляску.
По дороге он думал о своём главном конкуренте. Хотя доктор Трикстер не использовал никаких приспособлений для ускорения процесса, он всё же оставался самым быстрым хирургом Лондона. А добивался он этого чёткими и заранее спланированными действиями во время операции. Наблюдая за ним понимаешь, что он точно знает какое движение ему нужно сделать в каждое мгновение времени. А ещё на операциях доктора Трикстера никогда не бывало никаких осложнений, у него всегда и всё идёт чётко по плану.
Размышляя, Джастин незаметно для себя вышел на набережную. Он подошёл к леерам, повернулся лицом к улице и стал рассматривать прохожих. Несмотря на поздний час, тут было довольно людно. Уголок набережной рядом с мостом через Темзу и башней Вестминстера – обожаемое место любителей вечернего променада. Всё-таки он правильно сделал, что прошёлся пешком. Мысли потихоньку пришли в порядок. Заниматься самобичеванием уже не хотелось. Хотелось идти в мастерскую и сооружать там новые приспособления. Однако никаких идей сейчас в голову не приходило, грешным делом Джастин подумал воспользоваться советом миссис Гейст. Тем более что время как раз подходило к полуночи.
Джастин посмотрел на башню как раз в тот момент когда по набережной пронёсся звон первого удара Биг-Бена. Туман быстро сгустился, скрыв всех прохожих. Голоса людей, стук колёс и цокот копыт утонули в раскатистых ударах башенных колоколов. Джастин остался один в центре Лондона. И лишь тёмный силуэт незнакомого джентльмена выходил из тумана.
Он выглядел в точности как описывала миссис Гейст – широкополая шляпа, сюртук нараспашку, несмотря на прохладу, жилет со множеством карманов, к которым от каждой пуговицы шли аксельбанты часовых цепочек.
Джастин оторопел от неожиданности, но машинально спросил:
- Сэр, не подскажете, который час?
Часовщик подошёл ближе. Его глаза скрывали тёмные очки, но на лице сияла дежурная улыбка:
- Доброй ночи, доктор Грей, – Часовщик коснулся тульи своей шляпы – Вы же слышите как Биг-Бен отбивает полночь, зачем же вы спрашиваете у меня время?
- Я наслышан о вас и знаю ритуал. Вы ведь Часовщик?
Джастину казалось, что он несёт полнейшую чушь. То, что этот человек назвал его по имени вполне объяснимо – ведь доктор Грей уважаемый и известный член общества. Но слова, слетевшие с губ самого доктора, заставили всерьёз испугаться за репутацию. Стоит хотя бы одному журналисту пронюхать, что доктор Грей общается с призраками и его карьера полетит к чёрту.
- Да. – призрак кивнул – вы всё делаете правильно. Можете задать мне свой вопрос.
- Чёрт возьми, что я творю? Я ведь учёный. Мне не положено верить в призраков, тем более в призраков, которые могут меня чему-то научить.
Часовщик развёл руками.
- Я здесь. И вы со мной уже разговариваете. Вы ничего не теряете.
- Хорошо, – сдался Джастин, – Объясни как мне планировать свои операции, чтобы в итоге стать лучшим хирургом чем Тони Трикстер.
Часовщик поднял руку, приспустил свои очки и какое то время внимательно рассматривал Джастина поверх тёмных стёкол. Его глаза ничем не отличались от обычных человеческих, но взгляд казалось просвечивает Джастина до костей. Наконец Часовщик произнёс:
- Простите, доктор, но вот тут я не смогу вам помочь.
Джастин испустил вздох изумления.
- Дело в том, - продолжал призрак, - что именно во время операций вы абсолютно всё делаете верно. Каждая секунда, даже каждый миг вы используете правильно. Вы не сможете поднять скорость ваших операций.
- Стоп, стоп, стоп. – Джастин замахал руками, - так не пойдёт. Я сегодня проиграл Трикстеру две секунды только из-за непредвиденного инцидента. Я могу стать первым, я объективно быстрее.
- С этим трудно поспорить, доктор. Но чтобы стать первым, чтобы обогнать доктора Трикстера, вам необходимо не повышение скорости, а что-то иное.
- Что?
- Я могу давать советы только относительно времени. Но я совершенно точно вижу, что время вы используете абсолютно рационально. – Часовщик пожал плечами. – Ищите.
Что значит ищите? Часовщик не может вот так просто, ничего не сказав, дать заднюю.
Джастин вдруг осознал всю нелепость ситуации – доктор медицины, видный учёный стоит ночью среди набережной и разговаривает с призраком. Нет. Так не бывает. Призраков не бывает. А этот человек элементарно притворяется.
И тут на Джастина накатила волна злобы:
- Знаете, сэр, мне кажется вы – шарлатан. Вы мне ничего вразумительного не сказали, потому что не знаете что сказать. Вы наряжаетесь персонажем популярных баек и собираете с наивных суеверных горожан деньги. Я так понимаю, сейчас вы рассмеётесь мне в лицо и потребуете у меня какую-то сумму, чтобы купить ваше молчание и сохранить мою карьеру. Знайте же – я вам дам ровно один пенни, как сказано в легенде, - нервными движениями Джастин достал из кармана монету, - больше денег вы от меня не дождётесь.
- Довольно, доктор, – резким тоном оборвал его Часовщик. – Будем считать, что я вам ничего не сказал, поэтому пенни мне не положен. Отдайте его мальчишке.
Какому мальчишке?
- Вечерний выпуск «Таймс»! Как выступил Джастин Грей в операционном театре?! – итоги противостояния двух лучших хирургов Лондона!
Из тумана выскочил бойкий пацанёнок с пачкой газет.
- Один пенни, сэр. – Мальчишка быстрым движением забрал монету из руки Джастина, так же быстро сунул ему в руки «Таймс» и убежал дальше догонять прогуливающихся горожан и пытаясь перекричать цокот копыт.
Часовщик исчез.
Джастину ничего не оставалось, как поймать коляску и поехать домой. Там он раскрыл «Таймс». Он прочёл статью, в которой описывалась его сегодняшняя операция, затем вскользь упоминалась вчерашняя операция Трикстера, и в конце подводился итог – Джастин остался вторым. Печальная правда.
Расстроившись, Джастин стал искать светские анекдоты, чтобы поднять себе настроение. На последней странице его взгляд зацепил небольшую заметку-некролог: «Такой-то тот-то умер вчера спустя десять минут после, проведённой ему, хирургической операции. Скорбим. Соболезнуем».
И тут Джастина осенило. Так вот о чём говорил Часовщик.
Ещё через три дня Джастину предстоял очередной тур состязания. На этот раз он проводил операцию первым. Стоя за кулисой он уже не испытывал такого мандража, как раньше. Он волновался не больше обычного. Мистер Ллойд заводил публику громкими пафосными репликами, и через небольшое время вызвал на сцену доктора Джастина Грея.
Джастин, на сей раз отказавшись от услуг девушки-гримёра, вышел к зрителям и сразу же жестом остановил клакёров. И обратился к пациенту:
- Мистер Гатлер, как вы себя чувствуете?
Мистер Гатлер – крупный лысый мужчина с двойным подбородком, накрепко пристёгнутый к каталке, заговорил испуганным тонким голоском:
- Я не понимаю, зачем меня сюда привезли. Сегодня ночью боли прекратились. Я себя отлично чувствую.
- Леди и джентльмены, - обращаясь уже к залу, заговорил Джастин, - сегодняшняя операция, как уже сообщил вам мистер Ллойд, - это удаление червеобразного отростка толстой кишки. Я много изучал эту болезнь и считаю, что самая худшая ситуация наступает, когда пациент перестаёт испытывать боли в животе. Это означает, что червеобразный отросток лопнул, а значит удалить его будет недостаточной мерой. Септические массы, попавшие в брюшную полость неминуемо отравят организм и пациент гарантированно умрёт. Таким образом, моя сегодняшняя задача будет состоять не просто в быстром отрезании аппендикса, а в тщательной очистке тканей от септических масс.
Клакёры вяло зааплодировали, но Джастин их тут же снова остановил.
- Я не могу предположить сколько времени мне понадобится на эту процедуру, но я точно знаю, что не зашью разрез пока не закончу. Мистеру Гатлеру предстоит провести без сознания неопределённое количество времени. Может быть и больше двух минут.
Из зала кто-то крикнул:
- Чушь! Пациент не сможет столько терпеть! Вы его убьёте!
- Теория о том, что скорость операции является главным критерием выживания пациента несостоятельна. – выпалил в ответ Джастин. – человек может терпеть боль до пяти минут. А в некоторых случаях и до восьми.
- Я не выдержу восемь минут! - закричал Гатлер, - у меня вообще ничего не болит! Отпустите меня!
Джастин подошёл к каталке и прямо в лицо толстяка выпалил:
- Основной причиной смерти пациентов является не болевой шок, а заражение организма.
Затем он снова повернулся к залу и с надрывом выкрикнул:
- А на предотвращение заражения нужно время. И я не собираюсь гоняться за лаврами самого быстрого хирурга, если точно знаю, что все мои пациенты умрут.
Зрители не ожидали от хирурга такой эмоциональности, и в зале повисла тишина. Джастин повернулся к хозяину театра и уже спокойным голосом сказал:
- Можете даже не запускать ваш секундомер, мистер Ллойд.
Джастин быстро подошёл к столику с инструментами, взял скальпель и решительно сделал надрез на животе пациента. В зале вскрикнула какая-то дамочка, мужской голос прокричал пару нецензурных проклятий, но почти сразу все звуки заглушил истошный вопль мистера Гатлера.
Операция продолжалась триста восемь секунд. Когда пациента увозили, он был жив. Джастин убедился в этом лично.
А в вечерней «Таймс» вышла статья со статистикой смертности пациентов доктора Джастина Грея и доктора Тони Трикстера. Двух врачей, участвующих в состязании на звание лучшего хирурга Лондона, устроенном мистером Генри Ллойдом в его частном операционном театре.
Из десяти пациентов доктора Грея умерло трое, а из девяти пациентов доктора Трикстера – восемь. Таким образом «Таймс» считает Джастина Грея победителем в этом состязании, независимо от показателей скорости проведения операций.








Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 6.7.2020, 8:55