Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" (летний турнир) Турнир на тему "Время, вперед!" / Читать рассказы / Итоги

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Холм
Саша Тэмлейн
сообщение 14.7.2020, 12:43
Сообщение #1


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2037
Регистрация: 1.6.2011
Вставить ник
Цитата




Саша сидел на холме.
Довольно глупо делать это в девятнадцать, но ему было наплевать. Его ноги свисали в пропасть, поросшую зелёной травой, сверху ползли облака, похожие на зефирных человечков, пудинги и поймавших свой хвост драконов. Было тепло. Древний холм, нет, Холм лежал величаво и привольно, раскинувшись среди многоэтажек, скоростных шоссе и гипермаркетов.
Здесь было уютно и тихо, почти не слышен рокот большого города, оазис спокойствия, озеро древности, заповедник тишины. Солнце заливало его полуденным золотом, его малахитовые бока из невысокой травы, бетонные стены, которые укрепляли его подобно контрфорсам, крыши небольших магазинчиков, листву невысоких деревьев. Да, и здесь были многоэтажки, но они были тихи и загадочны, словно в них обитали не видимые миру смертных эльфы.
Саша гулял на Холме с самого детства. Он проходил километры по бетонным бортикам, часами не ступая на твёрдую землю, балансируя над пропастями в три метра, хватаясь за кусты и траву, чтобы не упасть. Он знал Холм лучше, чем свои пять пальцев, потому что на пальцы, ему, по правде, было наплевать. Он знал, что в одном магазинчике продают орешки в васаби, зелёные и острые, как перец чили. Он знал места, где холм переходит в отвалы Завода, огромные овраги, заполненные камешками странного материала – пористого и зелёного, как малахит. О, здесь были чудесные места, когда с террасы, перегнувшись через перила, внизу можно было увидеть крыши частных домов, мирную семейку, жарящую шашлыки у себя во дворе. Ярусный мир, который ступенями поднимался всё выше к солнцу, будто Минас-Тирит, и Саша сидел на самой высокой его ступени.
Он знал, где можно взобраться на склоны Холма напрямую, рискуя сорваться и разбиться, а где можно сбежать, рискуя переломать ноги, мчась быстрее ветерка, что подгоняет облака в поднебесье.
Холм был здесь всегда.
Кельты назвали реку Нёман в честь своих воинственных богинь-сестёр Немайн, а он уже возлежал. Римляне несли своего орла на вересковые пустоши Альбиона, а он уже был. Загадочные народы Мальты выводили спирали на огромных валунах, а его овевали ветра. В пещерах Аджанты неведомый художник выводил хрупкие силуэты женщин – а Холм дремал, в потоках воздуха, в воздушном океане, питаемый соками земли, полный легенд, сказок и историй.
Саша любил сидеть на Холме.
Далеко-далеко внизу ползали крохотные фигурки людей, спешащие по своим делам. Огненными каплями проносились машины, иногда кто-то подходил к самому подножию и смотрел на странного парня, сидящего на краю обрыва в Пустоту ¬– и Саша махал им рукой.
Ему никто не махал в ответ.
Однажды девушка пришла и села рядом с ним.
Она была в шортах и маечке, у неё были ободранные колени и ножки, в синяках.
— Что ты делаешь? — спросила она.
— Я смотрю на драконов.
— Правда? А где они? — тихо спросила она.
— Разве ты не видишь? Вот он, самый большой, обвил хвостом многоэтажку, вот эту, из красного кирпича. Вот его хвост, толще, чем дерево, Цвета малахита, с чешуёй в виде ромбов, а наверху гребень, будто пила. И глаза его, цвета оникса и смарагда, и крылья, что пронзают воздушные просторы, больше дирижаблей, сильнее паровых машин. Видишь?
— Да, — ещё тише сказала она. — А что такое оникс и смарагд?
— Смарагд – изумруд, а оникс – такой зелёный камень. Хочешь, я покажу?
— Покажи, — загорелась девушка. — У тебя есть мобильник?
— Я его не брал.
— А мой разбился, — грустно сказала она. — И нового мне не купят. Там вся панель в трещинах, вот я его и не взяла.
Она помолчала:
— И это всё, что ты делаешь? Смотришь на драконов?
— Не только, — Саша кивнул. — Ещё на флаги.
— Флаги?
— Да. Видишь, вот эту башню?
— Многоэтажку?
— Да, из красного кирпича. Приглядись. У неё наверху реют флаги. Красные и синие, с золотом и серебром. Атлас и парча, сатин и шёлк, геральдика и искусство исколотых иголкой рук.
— А меня избили родители, — сказала девушка. — И я удрала из дому.
— Навсегда?
— Только в мечтах.
Она робко положила голову парню на плечо.
— Расскажи мне ещё. О парче и флагах, драконах и феях, рыцарях и королях.
Саша легко обнял её за плечи:
— Жил однажды Гавейн, рыцарь Круглого стола, сын короля Лота Оркнейского и Моргаузы Тинтагель, племянник короля Артура Пендрагона и потенциальный его наследник. Старший из четырёх оркнейских братьев: Гахериса (который был оруженосцем Гавейна), Гарета Белоручки и Агравейна.
Девушка закрыла глаза.
Так и началась их странная дружба: Саша рассказывал и показывал, а девушка слушала и внимала.
— А как зовут дракона, который обвил башню? — спросила она.
— Орорунг, — сказал Саша и сам подивился: откуда всплыло это странное и загадочное слово? Впрочем, откуда вообще приходят имена? Это брат Глаурунга, что погиб от рук Турина Турамбара вблизи Нен Гирифа. Думаю, ты слышала о нём; но наверняка знаешь о другом драконе – Смауге, про которого Питер Джексон снял великолепную трилогию «Хоббит».
— А я думала, она о хоббите, — улыбнулась девушка.
— Что ты, — искренне возмутился Саша. — Разве кто-то станет снимать трилогию о милом пузатом добрячке? Нет, она о Смауге Великолепном, Приносящем погибель, Безмерно богатом. Есть и ещё одна хорошая дилогия про дракона – фильм Ули Эделя «Кольцо Нибелунгов».
— Не останавливайся, — шептала она. — Расскажи ещё.
— Тогда слушай.
Они не говорили ни о чём важном, с точки зрения Важных Людей и даже с точки зрения легкомысленных сверстников: ни о работе или учёбе; ни о тусовках и телефонах. Они забыли про флеты и дискотеки; блокбастеры и дорамы; не обсуждали Пауло Коэльо; не говорили о коронавирусе или расовых беспорядках.
Он даже не знал её имени.
Иногда она приходила в синяках и царапинах, но никогда ничего не рассказывала. Она уже привычно клала голову на его плечо – и слушала, слушала. У неё не было телефона, но, наверно, был компьютер. Впрочем, Сашу это не волновало. У них был Холм. И сказки, легенды и истории Холма.
А над ними звенело и пело Лето!
Солнце лило золотой загар по их плечам, и иногда она лежали в траве, раскинув руки, даже несмотря на то, что там были окурки. И под головой у них была канавка для сбора воды, зачем-то проложенная из каменной плитки по краю Холма. А вверху – было небо! И если закрыть глаза, то солнце огненной точкой проплывало по векам, то скрываясь в сердитых тучах, ты высвёркивая через пухлые облачка, а то блистая со всей ослепительной огненной мощью, обрушивая на них свой пламенный жар.
Иногда они скрывались вместе от дождя, который обрушивался с небес сверкающими жирными каплями, и барабанил по лужам и блестящей мостовой. Он собирался в реки, обтекал дремлющие на стоянке машины и поблёскивающим потоком летел вниз, словно вознамерившись затопить весь мир. А иногда он просто моросил, и светило солнце, и горела радуга, совершенно неправдоподобно начинаясь прямо в парке, у магазина.
— Как тебя зовут? — через месяц спросил он.
— Я Алёна.
— А как ты нашла меня?
— Я живу тут, — указала она за его спину, там, где вросшая в землю многоэтажка спускалась окнами до самой почти земли, зашторенными окнами, за который могло быть что угодно – от курящих трубочку гномов до боксирующих кенгуру. — Я так долго смотрела на тебя.
— Я всегда хотел узнать, что там, — просто сказал Саша. — Как хорошо, что там оказалось такое чудо.
— Однажды ты собирал здесь медуницу, целый букет, — прошептала девушка. — Я видел из окна. Для кого ты собирал их, Саша?
— Для своей пластиковой негритянки, статуэтки, её зовут Аяла Нарвен Аой, — улыбнулся он.
Её щёки зарделись, и она прижалась к нему:
— Ты ни разу меня не разочаровал.
И ничто не нарушало их сказку, матерящиеся грузчики были троллями и орками, красивые девушки – эльфийскими принцессами, а несущиеся по автостраде машины – волшебными агрегатами и повозками, движимыми исключительно магией.
А лето шло, и дни становились всё длиннее.
Вот в девять часов ещё было светло; в десять солнце только закатывалось за горизонт, всё расцвечивая янтарным маком и стыдливым пурпуром. Облака были словно полотнища, розовые и багряные, будто на Марсе.
Кто они были друг другу?
Два одиноких сердца, вдруг нашедших протянутую руку. Они ничему не давали имён и определений. Они просто гуляли, и ни разу не целовались, и никогда друг другу не изменяли. Холм стал их бесценным сокровищем; и Саша научил её ходить по бетонным бортикам; они ели орешки в васаби и мечтали о том, что нельзя и выразить, потому у него нет имён, нет и никогда не было, и когда Вселенная провалится в тартарары, и наступит закат цивилизации, и звёзд упадут с небес – и тогда люди не найдут слов, чтобы объяснить это. И сердца их сжимались в ожидании чуда – и Чудо было разлито повсюду, ласковым невидимым туманом, пелериной, прозрачным покрывалом из тончайшего египетского льна, из китайского шёлка, из нитей, что не прядут на земных веретенах.
Ночью они смотрели на звёзды, и звёзды говорили с ними, и они давали им имена, как некогда давали эльфы на берегах озера Куйвиэнен.
— И всем на удивленье вырос Тристан и похорошел. Так умело играл он в шахматы и тавлеи, что никто не мог поставить ему мат, и не было ему равных в искусстве владения мечом, и стройнее всех держался он в седле.
И внимала ему Алёна.
— Жили когда-то в Эрине король с королевой, и был у них единственный сын. Они очень любили его и заботились о нем; мальчик получал все, что просил, и имел все, что хотел. Став почти юношей, королевич однажды отправился в горы на охоту, но за весь день не нашел никакой дичи. К вечеру он присел на склоне горы отдохнуть, однако вскоре снова встал и с пустыми руками направился к дому. Вдруг за спиной он услышал свист, обернулся и увидел великана, стремительно спускавшегося с горы.
Великан подбежал к королевичу, взял его за руку и спросил:
— Ты умеешь играть в карты?
— Умею, — ответил королевич.
— А если умеешь, то мы с тобой здесь, на склоне горы, и сыграем, – сказал великан.
И слушала Алёна его.
И вот этот день настал.
— Можно я стану твоей девушкой, — попросила Алёна. — Мне ужасно не хватает этого. До сих пор, пока я не встретила тебя, я и не знала, как мне этого не хватает: рыцарей и драконов, Гавейна и Изольды, косматых троллей с зелёной кожей, клинков, подобных лунным лучам, говорящих деревьев и ветерков, нашёптывающих мелодии, гномов в опаловых доспехах и замков великанов на облаках.
— Я не хочу, чтобы ты была моей девушкой, — сказал Саша. — Это глупо и современно.
Алёна съёжилась и отступила.
И померк свет, и разявили пасти драконы, и блеснули алым их глаза. И солнце перестало быть ласковым, и стало безжалостно палящим. И в подъездах заклубился созданным Мелькором мрак; и странные шепотки донеслись из водосточных труб, и тени страшных силуэтов виднелись в полуоткрытых дверях.
Саша посмотрел ей в глаза.
— Я хочу, чтобы ты была моей возлюбленной.
И подал ей руку.
А она метнулась и крепко прижалась к нему, и нашла губами его губы, и не было напитка слаще и яств вкуснее этого поцелуя, и схлынуло наваждение, и вернулось Лето, и чудеса расцвели в её сердце. И полог покоя опустился на израненную душу.
И она сказала:
— Как здорово, что я нашла тебя.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 14.7.2020, 12:57
Сообщение #2


Гениальный извозчик
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 21882
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Романтично. Жанр - чистый реализм, никаких следов Фентези не обнаружила.

Цитата(Саша Тэмлейн @ 14.7.2020, 12:43) *
Два одиноких сердца, вдруг нашедших протянутую руку.

Забавная анатомия!

Цитата(Саша Тэмлейн @ 14.7.2020, 12:43) *
И слушала Алёна его.
И вот этот день настал.


На каком-то этапе все эти "И..." стали очень доставать.

Атмосферно, красиво... немного не хватило сюжета, или какого-то поворота, который не был бы очевиден с первой минуты, как они познакомились. Холм так и не выстрелил.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 14.7.2020, 17:00
Сообщение #3


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 9206
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Саша Тэмлейн @ 14.7.2020, 12:43) *
Саша сидел на холме.

Цитата(Саша Тэмлейн @ 14.7.2020, 12:43) *
Его ноги свисали в пропасть,

Возле холма не может быть пропасти. По определению.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
NatashaKasher
сообщение 14.7.2020, 17:26
Сообщение #4


Гениальный извозчик
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 21882
Регистрация: 6.10.2013
Вставить ник
Цитата
Из: МБГ




Соглашусь, мне тоже резануло.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Саша Тэмлейн
сообщение 14.7.2020, 17:30
Сообщение #5


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2037
Регистрация: 1.6.2011
Вставить ник
Цитата




Цитата
Атмосферно, красиво...

Благодарю smile.gif smile.gif

Цитата
Возле холма не может быть пропасти. По определению.

Ну, пропасть не в буквальном смысле, а в фигуральном - крутой склон холма wink.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Дон Рэба
сообщение 14.7.2020, 17:41
Сообщение #6


Серый Кардинал
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 5416
Регистрация: 23.6.2017
Вставить ник
Цитата
Из: Арканара




Холм — форма рельефа в виде небольшой возвышенности, в плане округлой или овальной формы, с пологими склонами и слабо выраженным подножием. (определение из интернета)
Никак не получается свесить. И оправдание, что это "фигурально" - слабовато. Лучше переделать образ.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Саша Тэмлейн
сообщение 14.7.2020, 18:54
Сообщение #7


Создатель миров
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 2037
Регистрация: 1.6.2011
Вставить ник
Цитата




Ну я то нередко на нём сижу и свешиваю, так что возражение считаю необоснованным wink.gif wink.gif Склоны там вовсе не пологие, но и горой это не назовёшь, так что - холм smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 5.8.2020, 22:37