Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" Турнир "Весенние перевертыши" (весенний турнир)

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
Билет в один конец
Кирилл7612
сообщение 22.2.2021, 16:04
Сообщение #1


Неизвестный пришелец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Регистрация: 22.2.2021
Вставить ник
Цитата




Глава 1
Титан самый крупный спутник Сатурна, вечно серый и пас-мурный. Затянутое тучами небо на нем, никогда не имело про-яснений, лишь низко плывущие азотно-метановые сгустки, грозящиеся вылить из себя потоки едкого дождя, маячили на небосводе. Мрачные ледяные пейзажи сплошных равнин с раз-мазанными тут и там черными скалами, наводили тоску и уны-ние. Отсутствие зеленого покрова, привычного человеческому глазу, превращало Титан в мертвого и безжизненного спутника газового гиганта. Именно тут находилась станция «Новые го-ризонты» с которой произошёл запуск Атланта- межзвездного крейсера, дальнего следования. Это был первый космический корабль, с людьми на борту, способный преодолеть огромные расстояния.
Андрей Смеляков, входил в состав международной команды из двенадцати человек, подготовленных к первой в истории человечества колонизации другой далекой планеты. Тяжёлая и изнурительная подготовка к полету заняла целых два года. Ко-лонисты должны быть готовы к любым трудностям. Каждый имел свою специальность и профессионально разбирался в ней.
Им предстояло погрузиться в анабиоз, самый действенный способ провести длительный полет в беспамятстве и провести в нем три года - столько времени понадобится для полета. Впрочем, они могли провести его бодрствуя, не такой большой срок, но этот полет стал своеобразным экспериментом. За все время путешествия показатели состояния здоровья членов экипажа, автоматически отсылались на Землю. Позже эти ис-следования помогут в будущих полетах на более дальние рас-стояния.
На момент отлета с Титана, ученые провели множество ис-следований и экспериментов в области крио инженерии. Изна-чально анабиоз был заимствован у земноводных, способных погружаться в это состояние во время длительного понижения температуры. Они в буквальном смысле замораживались, пре-кращая жизнедеятельность, а после, с приходом тепла, оттаи-вали и продолжали жить как ни в чем не бывало. Но эти суще-ства хладнокровные. Эксперименты, поставленные на тепло-кровных животных, оборачивались неудачей. Подопытные - умирали. Никакие крио стимуляторы не помогали преодолеть барьер после временной остановки жизни, чаще подопытные выходили из крио сна уже мертвыми, лишь в некоторых случаях ожившие проживали пару тройку часов, но в итоге, тоже по-гибали.
Проблему решил ученый по имени Виктор Фомин, изучаю-щий феномен летаргического сна и комы у человека. Он сопо-ставил его с анабиозом, считая, что где то в мозгу существует тумблер способный отключить сознание и максимально при-остановить метаболизм человека, а после снова запустить и срабатывал он при наличии необходимых условий. После долгих исследований ответ был найден. При помощи химических препаратов, мозг человека обманывали, заставляя впасть в со-стояние близкой к коме, заснуть на продолжительный проме-жуток времени, находясь на грани жизни и смерти, а затем дру-гими препаратами, вернуть к привычному бодрствованию. Те-перь не требовалось применять заморозку и рисковать жизнью будущих путешественников.
Все это имело множество побочных эффектов и по-разному действовало на каждого. Поэтому до отправления все участники экспедиции не раз погружался в это состояние, ощущая все прелести искусственного анабиоза.
И вот настал тот миг, когда они, словно герои, провожаемые аплодисментами, поднимались на борт. На них смотрели сотни глаз людей, принявших участие в подготовке тут на станции и миллиарды зрителей с Земли, наблюдавших за знаменательным событием с экранов. В тот момент Андрея обуяла гордость. Он оказался одним из тех, кто впервые заберется так далеко. Одним из тех, кто ступит на новую землю, втянет в свои легкие чистый воздух, пригодный для дыхания. И сделает это место будущим домом для нового человечества.
Звезда под названием Глизе 43, вокруг которой вращалась Церера, находилась почти в трех световых годах от Земли. Старт прошел успешно. Атлант, разогнанный гравитацией Сатурна, Урана и Нептуна, устремился к неизведанному черному пространству космоса, где среди бесчисленных мертвых миров других планет, притаился зеленый клочок жизни, словно оазис в пустыне, завлекавший путешественников. Церера напоминала нашу Землю и считалась прото-планетой со схожими условиями на поверхности. Исследовательский зонд, отправленный туда задолго до подготовки экспедиции, прислал завораживающие снимки, тропических пейзажей с растениями причудливых форм, переливающимися всеми цветами радуги, гигантские бушующие водопады, закаты сопровождаемые подобием северного сияния и голубое небо, точь-в-точь как на Земле.
К тому времени человечеству необходимо было решить проблему глобального перенаселения. Ресурсов не хватало. Ко-лонизированный Марс не внушал надежду на миграцию чело-вечества на умершую миллионы лет назад планету. Слишком много проблем и опасностей она в себе таила. Поэтому Церера должна была стать плацдармом для нового места обитания людей. И шанс основать это плацдарм, выпал Андрею вместе с остальной командой.
Три года пролетели незаметно, словно миг, пронёсшийся в голове. Проснулся он в отвратительном состоянии. Иначе никак не скажешь. Мышцы болели, суставы ломило. Глаза слезились и резали. Во рту чувствовался горький привкус желчи. Сухие губы потрескались, и сильно хотелось пить.
Тело оказалось опутано проводами, на конце которых рас-положились датчики, они облепили Андрея с ног до головы. Он постарался сорвать хоть один, но ничего не вышло, конечности не слушались, координация отсутствовала, удавалось лишь несуразно вскидывать руки вверх, чувствуя при этом боль в локтях и кистях, а мышцы совсем атрофировались. Казалось, к рукам привязали пудовые гири.
Пальцы скрючились и опухли, кончики побелели и сморщи-лись от влаги, ногти отрасли до небывалых размеров. Всему виной свето зеленое желе, в котором он лежал. «Вещество-предотвращающее пролежни» так сказал медик, погружающий его в анабиоз. Оно было липким и прохладным и теперь облеп-ляло все тело.
Внешность его кардинально изменилась, теперь он выглядел не таким, каким ложился в капсулу. На коротко стриженной, почти лысой голове, появились, длинные, скомканные и измазанные в желе черные пакли. Гладко выбритое лицо, по-крылось густой бородой. Щеки впали, под глазами образовались огромные синяки. Он сильно исхудал. Атлетическое тело-сложение превратилось в тело худое и немощное, проступали ребра, а руки и ноги стали тощими как у дистрофика. Так отра-зился трехлетний анабиоз на его внешности, во время которого, хоть и медленно, но все же проходил метаболизм. Им вводили питательные вещества через инъекции, но всё же, за три года жировой запас иссяк, а организм истощился.
В предыдущие, более кратковременные погружения, такого эффекта он не ощущал. Впрочем, больше трех недель он в ана-биозе не проводил. Тогда пробуждение казалось сравнительно легким и безболезненным, ощущался лишь небольшой дис-комфорт и жуткая жажда с голодом. Сейчас же голод и жажда перебивались сильными болями резями и покалываниями во всех частях тела, а адекватное восприятие окружающего мира стало невозможным, словно он находился в сильном алкоголь-ном опьянении, все вокруг плыло и смазывалось, слезящимися глазами разглядеть, что либо, становилось невозможно. Свет наверху казался невыносимо ярким.
Он не знает, сколько времени провел в состоянии дремы, но постепенно сознание стало приходить в норму.
С.Ф.И.П.И.А - Система формирования и поддержки искус-ственного анабиоза. Так расшифровывалось название капсулы, в которой находился Андрей. По сути это новейшая медицинская капсула способная поддержать жизнеспособность пациента, реанимировать его и вернуть к жизни, при необходимости. Выглядела она в виде продолговатой сферы, обтекаемой формы, опирающаяся на дугообразные металлические ножки, вкрученные в пол. Её отполированная поверхность, словно зеркало, отражала все вокруг. Футуристичный дизайн создавал впечатление, что это объект внеземного происхождения.
На сто процентов, Андрей не был уверен что пробуждение прошло штатным образом. Никаких оповещений о местополо-жении, даты и времени не поступало, хотя он ожидал хоть ка-кого то приветствия. Быть может Атлант и вовсе не добрался до места назначения, и сейчас просто разваливается на части из-за возникшей поломки или столкновения с астероидом и только пневматическая дверь, ведущая из каюты, отделяла его от смертельного вакуума снаружи. Или системы жизнеобеспечения вдруг отказали и теперь двенадцать человек остались посреди необитаемого космоса на произвол судьбы. Такие мысли пришли в голову сами собой, но он постарался сразу отбросить их в сторону.
Окончательно пробудил его еще один укол сделанный ма-нипулятором, встроенным в капсулу. Попавшие в кровь веще-ства ободрили и частично восстановили мышечную активность. Ослабевшие конечности снова налились силой, растекшийся по венам адреналин взбодрил и прогнал пелену забвения. Ему удалось подняться. Свесив ноги с края капсулы и шатаясь из стороны в сторону, он принялся отклеивать датчики. На этот раз пальцы удалось разогнуть и хоть и неуклюже, но все же избавится от путаницы проводов.
Встав на пол он понял, что передвигаться без опоры не в со-стоянии, ноги тут же подкосились, он едва успел ухватится за край капсулы. Благо такой исход событий оказался предусмот-рен. Рядом располагалась металлическая опорная каталка для инвалидов и пожилых людей, в этот момент она оказалась как раз кстати. Хоть во время полета , через тело пропускали слабый электрический ток, для сокращения мышц и поддержи тонуса, всё же частичной атрофии избежать не удалось. Хотя если бы такую процедуру не проводили, за три года он превратился бы в овощи и без чужой помощи не смог бы даже и выбраться из капсулы. Ухватившись за прорезиненные рукояти, Андрей сделал несколько шагов и даже обрадовался этому, словно че-ловек, впервые вставший на ноги.
Только два желания крутились у него в голове: желание смыть липкую массу из капсулы и утолить сильную жажду. Мысли о стакане прохладной освежающей воды, не давали по-коя. Он не стал медлить и сразу направился к стеклянной мато-вой двери, ведущей в личный санузел. Следом за ним просле-довал небольшой робот уборщик, квадратной формы, всасывая за ним спадающие с тела ошмётки зеленой субстанции.
Войдя внутрь, он наткнулся на широкое зеркало, располо-женное напротив двери. Увидев свое отражение, Андрей ужас-нулся. Такого эффекта он не ожидал. И теперь сравнил свой об-раз с ходячими зомби из старых страшилок. Пожалуй, на Хэл-лоуин он мог не наряжаться.
Под струями теплой воды он почувствовал легкость. Не один раз хотел смочить рот столь желанной жидкостью, но сдерживался. Техническая вода, текшая по трубам, могла навредить ослабшему организму.
После душа по влажному телу пробежал приятный холодок, еще больше ободряя. На широкой кушетке, лежала аккуратно сложенная униформа первопроходца, запечатанная в вакуумный пакет. Кто бы мог подумать, что он пролежал тут целых три года и не покрылся пылью. Приятная и эластичная ткань светло-серого цвета мягко прилегала к телу. Он оделся и по-спешил наружу.
В коридоре с белоснежными стенами, Андрей обнаружил еще две шлюзовые двери с левой и с правой стороны. Они вели в такие же каюты, в которых возможно кто-то сейчас только проснулся или также готовится покинуть свое убежище. Ин-фопанели с именами на дверях - горели красной окантовкой. Это означало, что вход воспрещен и тот кто находится внутри еще не покидал помещение.
Он не стал задерживаться и отправился вперед к блестящим дверям лифта.
Лифт примчался быстро. Широкая кабинка, сделанная из блестящего металла, так же быстро опустилась на самый ниж-ний этаж. Искусственная гравитация корабля на секунду вдруг исчезла. Ноги оторвались от пола, и он ощутил необычайную легкость и невесомость.
Когда двери раскрылись, он попал в более просторное по-мещение, гораздо больше его крохотной каюты. Это была сто-ловая. По правой стороне располагалась длинная барная стойка, за ней автоматы по выдаче еды и напитков, несколько широких столов и тумб, сенсорные панели и длинный дисплей под потолком. Сейчас он не работал, представляя собой черную по-лосу. Левая сторона помещения была заставлена небольшими круглыми столами и стульями. В основном, еду должны будут готовить автоматы, из консервированы и высушенных продук-тов. Но существовала возможность состряпать блюдо и самому. В вакууме и глубокой заморозке находились продукты, сохра-нившие свою свежесть за время полета. Так что при желании рацион можно разнообразить любимым блюдом. Конечно при наличии кулинарных способностей.
Несколько автоматов уже функционировали на полную. Нейросеть корабля подготовила все системы к использованию колонистов, в назначенное время. Он проковылял к одному из них, достал стаканчик из податчика, нажал пару кнопок и осу-шил наполненный водой стакан тремя большими глотками. Затем сделал это еще и еще. Вода на миг утоляла жажду, но она возвращалась снова. Казалось, вода просто впитывалась в ис-сохшие губы, десна и небо, не попадая в желудок.
Только сейчас, опустошая очередной стакан, краем глаза Андрей заметил, что , несколько столов со стульями, в дальней части столовой, оказались перевернуты, еда разбросана, а на полу красовалась светло-коричнева лужа. Оставив стакан на барной стойке, он вытер замоченную бороду рукавом и прошёл к месту беспорядка. Сразу стало понято, что еда лежала здесь уже давно. Картофель- фри успел засохнуть, кусок отбивной покрылся черствой коркой, светло-коричневая лужа преврати-лась в коросту, присохшую к полу. Чуть дальше виднелись осколки стекла и несколько обломков пластика и какие-то де-лали. Похоже, некое устройство, размозжили об пол. Кто мог такое сделать и главное зачем? И что тут вообще произошло, кому понадобилось громить и разбрасывать все вокруг. Но больше всего в этой картине было странно наличие еды. Дело в том, что атрофированные после сна органы пищеварения еще приличное время не в состоянии переваривать твердую пищу. Колонистам положены только питательные коктейли и вита-минные комплексы. Автоматы попросту не выдадут ничего кроме этого, иначе заворот кишок гарантирован. А тут вполне себе полноценная пища.
Он решил вернуться в коридор и проехаться по этажам, чтоб понять, кто еще проснулся кроме него. Но не успел подойти к лифту, как тот распахнулся, и перед ним оказались еще двое: Марк и Генри. Оба обросшие и бледные . Кучерявый и темново-лосый Марк, с жидкой вьющейся бородой, также как и он опи-рался о каталку и взглянув на него своими карими глазами, с легким удивлением произнес.
- Ты уже тут? - он прошел из лифта.
Генри - самый старший после капитана член команды, свет-ловолосый и зеленоглазый, стоял на своих двоих, похоже ка-талка ему не понадобилась, организм легче перенес анабиоз, но, всё же опираясь о стену, он проследовал за Марком.
- Первый проснулся? - спросил Генри.
- Похоже, что нет - ответил Андрей и кивнул в сторону пере-вернутой мебели.
- Это еще что? - Удивился Генри, рассматривая место погро-ма.
- Когда я вошёл, тут уже так и было.
- Кому понадобилось учинять здесь беспорядок?
- Я задался тем же вопросом.
- У кого-то после анабиоза крыша поехала? – предположил Марк и тихо усмехнулся.
Генри не показалось это смешным. Он серьезно посмотрел на Марка, но ничего не ответил.
- Похоже, произошло это не сегодня, - продолжил Андрей, - Та жижа из стакана совсем высохла. Думаю, прошло пару дней.
- Мне казалось общее пробуждение назначено на сегодня? - Генри удивился еще больше.
- Да на сегодня.
- У меня ужасная жажда, - перебил диалог Марк и проковы-лял к автомату, - такое ощущение, что сейчас язык засохнет и отвалится.
- Налей и мне, - Генри прошел ближе к беспорядку, - Карто-фель фри, отбивная, - он склонился разглядывая разбросанную еду, - мне казалось, нам положены только витамины и пита-тельные коктейли.
- Как минимум две недели, - подтвердил Андрей.
- Похоже, кто-то проснулся гораздо раньше, - предположил Марк, осушив стакан и наливая следующий.
Генри, кряхтя и жмурясь от болевых ощущений в теле, нагнулся и поднял раскуроченный кусок микро платы. Затем поднес к лицу и внимательно рассмотрел. Брови нахмурились. Он пару раз покрутил деталь в руке и положил ее на стол.
- Не знаю что это, - прочитав вопрос на его лице, произнес Андрей.
- Ты еще кого-то видел?
- Нет. На двенадцатом этаже, все каюты заблокированы. Ни-кто их не покидал. По поводу остальных не знаю, я как раз со-бирался пройтись по другим этажам, перед вашим приходом.
- Я думаю, не стоит, - Генри кивнул в сторону небольшой камеры видеонаблюдения в углу под потолком,- на седьмом этаже пост охраны, там можно просмотреть записи всех камер,- он повернулся к Марку, - Марк ты налил мне воды?
- Извини, она такая вкусная, - ответил он, осушая очередную порцию освежающей жидкости.

Через несколько минут они оказались на посту охраны. В помещении, окутанном полумраком, светился лишь один мо-нитор, разделенный на четыре изображения с разных камер, остальные четыре сияли темнотой. Позади, располагалась не-большая кушетка и несколько металлических шкафов для ору-жия, на кодовом замке. Марк уселся в кресло перед дисплеем, вывел подсвеченную голубым светом сенсорную панель на стол и принялся весьма заторможено перебирать пальцами по кнопкам. Потом оторвал руки от панели, выругался откинулся на спинку кресла и растер глаза ладонями.
- В глазах двоится, не могу.
- Давай я, - Генри принялся перещелкивать изображения коридоров на жилых этажах. Информативные панели у пнев-модверей многих кают уже светилась зеленым, - проснулись как минимум шестеро.
- Давай дальше.
Он продолжил перещелкивать изображения пока не обна-ружил двоих в столовой и еще одного бредущего в коридоре к лифту на шестом этаже.
- Постой, - сказал Андрей - включи запись из столовой и от-мотай назад, нужно понять, что там произошло до нас.
- Насколько отматывать?
- Давай часов на двенадцать.
Генри совершил небольшую манипуляцию на клавиатуре, и на почерневшем экране высветилась надпись NO FILE.
- Запись отсутствует, - пояснил он.
- Давай еще на пару часов назад.
Он снова перемотал.
- И тут пусто.
- В чем дело, куда делись записи?
- Кто-то их удалил, - предположил Генри и нахмурил брови - но зачем?
- Думаю, их вовсе не было, - ответил Марк, - пробуждение назначено на сегодня, значит и запись ведется тоже с сего-дняшнего дня. Какой смысл три года вести наблюдение за пу-стыми коридорами.
- Логично, - поддержал его Генри.
- Да, я об этом не подумал, - согласился Андрей.
- Ладно, тут мы ничего не узнаем, лучше давайте возвра-щаться обратно. Похоже там собралось почти все, - Генри пере-ключил камеру и указал на собравшихся в столовой,- Заодно и выясним кто и зачем устроил этот бардак.

В столовой было шумно. Понурые ослабевшие люди с бледно серым цветом лица, обросшие и заторможенные, расположились за столиками, переговариваясь друг с другом, делясь эмоциями и переживаниями. Входящую троицу поприветствовали, те заняли один из столиков перекидываясь фразами с другими членами команды, по типу « как самочувствие» или «как прошло пробуждение». Тут собрались все кроме капитана корабля, чья каюта располагалась рядом с мостиком и Шона Уилса, которого не видел никто из присутствующих. Некоторое время все оживленно что- то обсуждали, но постепенно болтовня стихла и помещение погрузилось в тишину. Именно в этот момент, распахнулись двери лифта. И из него вышел Шон.
Его лицо не украшала борода, а лишь небольшая щетина, волосы коротко подстрижены, причем совсем недавно, ровный кант над ушами и ближе к затылку, говорил об этом. Вместо стандартного светло серого костюма, на нем красовались по-тертые, изрядно испачканные джинсы и легкая, помятая и за-ляпанная рубашка, в крупную красно-белую клеточку. Вероятно, эти вещи были взяты с Земли. Вышел из лифта он ровной походкой, уверенно стоя на ногах, что сразу бросилось в глаза.
Взглянув на них, Шон оторопел, вдруг застыв как вкопанный. Он окинул взглядом помещение и словно испуганный задышал глубоко и надрывно. Его лицо скорчилось в гримасу и покраснело, глаза сощурились, а затем он и вовсе прикрыл их ладонями. Следом послышались всхлипывания, он затрясся, не отводя ладоней.
- В чем дело Шон, что стряслось? - юная и сентиментальная Элли с лицом, наполненным сочувствия, поднялась с места и шагнула в сторону него.
- Два года, - Вырвалось из уст Шона, - почти два года.
Он убрал руки от лица. Глаза напольные слезами бегали из стороны в сторону, он всхлипывал и продолжал трястись.
- Два этих гребанных года.
- Что с тобой? - Элли подошла совсем близко и положила руку на его плечо.
Он зарыдал во все горло и словно безумец схватил ее и при-жал к себе как тряпичную куклу, продолжая всхлипывать и стонать . Элли, от неожиданности отвела руки в стороны, но не стала препятствовать объятьям. Она поняла, что мужчина находился в глубоком отчаянье и нуждался в поддержке.
- Я ,я жил тут два года, - завыл Шон взахлеб, заикаясь про-должил,- я думал что сойду с ума. Каак я я хотел увидеть вас, как к- как это страшно.
Ошарашенные этой фразой, остальные, раскрыв рты наблюдали за разворачивающейся трагедией, переглядываясь друг с другом.


- Не ожидал увидеть вас тут, - Шона все еще потряхивало, но он немного успокоился и уселся на стул, остальные собрались вокруг, - совсем сбился в счете времени, даже не знал какое се-годня число. Зашел буквально выпить воды,- с этими словами он выдавил из себя еле слышный смешок,- а тут вы. Думал, справлюсь с эмоциями… никогда не имел привычки разводить нюни, а тут..
- Мы тебя понимаем, - поддержала его Элли, - мужчины тоже плачут.
- Дааа. Я тому подтверждение.
- Расскажи нам, - Вступил в диалог Андрей, - Что случилось?
Шон поднял стакан с водой, который только что поставил на стол Сид и сделал несколько больших глотков, продавливая жидкость, вмесите с образовавшимся комом в горле. Некоторое время он просто таращился в стол, не отводя взгляда. В голове подбирались нужные слова, которые никак не решались вы-рваться из уст. Все молчали и ждали.
- Я проснулся просто в ужасном состоянии, - сдерживая дрожь в голосе начал он, - Думаю как и вы тоже. Первые не-сколько часов были сущим кошмаром, болело и выкручивало все, что могло болеть, особенно сердце, думал, концы откину. Но все - же оклемался и смог выбраться из капсулы. С трудом конечно, но добрался до коридора и сюда направился, в надежде увидеть хоть кого то. А тут пусто. Подождал, но никто не спускался. У меня сразу какое то предчувствие возникло, поду-мал что-то тут не так. Потом принялся по этажам блуждать и выяснил что все каюты до единой заблокированы, естественно внутрь не попасть, автоматика не пустит. Тут я запаниковал. Спустился в комнату охраны, стал проверять записи с камер, а их не было. И тогда я понял,- он допил остатки воды и глубоко вздохнув, продолжил,- Взглянул на дату. У меня тогда волосы дыбом встали , а сердце защемило так, что я калачиком свер-нулся. В общем - прошло чуть больше года со времени отлета и оставалось еще два.
- О господи, - вырвалось у Дины, сидевшей за спиной Андрея, - это ведь ужасно.
- Сперва нет, - продолжил Шон, - ужасное началось потом. Даже не думал, что настолько социально зависим. Всегда считал, что одиночество мне нипочём.
- Почему же ты проснулся раньше? - продолжил Андрей.
- Остановка сердца. В отчётах С.Ф.И.П.И.А я выяснил что мой организм не смог справится со столь долгосрочным анабиозом и сердце не выдержало. Капсуле удалось реанимировать меня, но повторное погружение стало невозможным. Конечно, я не раз пытался, даже пренебрегая собственной жизнью, но взломать протоколы капсулы мне не удалось, она на отрез отказывала в погружении.
- Ужас, - прокомментировал Сид, - такое ведь могло случится с любым из нас.
- Поганая участь, - поддержал Шон, - не знаю, за что судьба меня так ненавидит.
- Стечение обстоятельств, - произнес Бен, - паршивое но все же стечение.
- Называй как хочешь, мне все равно.
- Бен, - буркнула Элли, - умеешь ты поддержать.
- Я просто не верю в судьбу, - он развел руками в стороны.
- Значит со столами - это ты сделал? - присоединился Марк, - а то мы тут голову ломали.
- Да я. Я уберу все. Просто психанул, знаете тяжело…
- Мы понимаем, - прервала его Элли, - не стоит оправды-ваться.
- Да. Я просто выяснить хотел, - продолжил Марк, - мало ли, капитана ведь среди нас тоже нет.
Каждый из присутствующих, старался поддержать Шона хо-тя бы короткой фразой, подбодрив понурое состояние парня. Не его лице, даже промелькнула улыбка от пары шуток выле-тевших из уст Марка. Ему была приятна поддержка команды, хотя глубоко в душе он по прежнему ощущал одиночество. Он слишком привык блуждать по коридорам Атланта один. Пона-чалу тишина и пустота вокруг давила сводила с ума, но потом удалось свыкнуться. А разговоры с самим собой и постоянные размышления, заменили общение с другими людьми. Он боялся свихнуться. И надеялся что подобного не случиться. Но в какой то момент столпотворение вокруг стало давить и раздражать, ему захотелось отойти подальше от постоянно говорящих людей. Он не ожидал такой реакции. Похоже, теперь придется заново привыкать к обществу в котором присутствуют другие люди.
Шон схватил стакан со стола и резко поднялся, что выгля-дело странно в глазах остальных. Он отошел к аппарату с водой и наполнил его. Стоя к ним спиной Шон медленно пил воду ма-ленькими глотками. На минуту в комнате воцарилась тишина и напряжение.
- Шон, - вдруг прервала ее Вера, - дверь в мою каюту. Это ты сделал?
- Что? - Он обернулся, растерянным и испуганным взглядом посмотрел на Веру.
- Дверь в мою каюту. Нет я не хочу тебя упрекнуть…
- Да это я, - Шон снова отвернулся и продолжил пить, -извини.
- О чем вы? - спросил Марк.
Вера смотрела на Шона, но тот продолжал стоять к ним спиной.
- Шон взгляни на меня, - продолжила Вера, игнорируя вопрос Марка.
- Так что произошло? - повторил Марк.
- Я проник в ее каюту, - Шон обернулся и взглянул в глаза Веры, на его лице появилась лёгкая краснота, словно у школь-ника, застуканного за подглядыванием в девчачью раздевалку. - Я держался шесть месяцев, но потом понял, что просто свихнусь, если не заговорю с человеком. Вскрыл каюту резаком, хотел запустить процедуру экстренного пробуждения. Но так и не решился сделать это. Стоял как истукан у капсулы. Что-то меня останавливало. Наверное, совесть. Прости Вера.
- Прощать не за что. Ты ведь все-таки не сделал это. Я в такой ситуации сама бы наверняка не сдержалась. И пусть этот человек потом бы меня ненавидел. Но одиночество для меня смерти подобно. Хотя если представлю, что ты все-таки смог меня разбудить... Не знаю… Наверное, я бы убила тебя, - она рассмеялась.
Шон тоже улыбнулся и, кажется, его скованность немного ослабла, а от улыбки девушки на сердце отлегло, и исчез тот груз неправильного поступка, который он чуть не совершил.
- Можно подумать ты была в похожей ситуации? - спросил Генри.
- Не настолько долго. Но, да была. Там на Марсе. И точно уверена, что два года не продержалась бы. Либо я кого-нибудь разбудила, либо вы нашли бы меня весящей под потолком.
- Надежда лишь останавливала. Не зная ,что рано или поздно мы прилетим, поступил бы именно так, - подытожил Шон ставя стакан на барную стойку.


По полу прокатилась вибрация. Сперва-еле ощутимая, затем она усилилась. Посуда на столах затряслась, звеня и подпрыги-вая. Затем вибрация превратилась в полноценную тряску, столы начали двигаться ходуном. Испуганные люди подорвались с мест. Никто не мог понять, в чем дело. А тряска только усили-валась, словно нарастающие баллы землетрясения. Именно об этом в первую секунду подумал Марк. За всю свою жизнь он не раз сталкивался с этим природным явление, его родной город зачастую трясло. Он инстинктивно прильнул к полу и сделал это вовремя. В этот же момент помещение содрогнулось, все кто стоял на ногах, моментально отлетели в сторону, столы резко сдвинулись и устремились к одной из стен, сгрудившись в кучу. Люди попадали. Жуткий гул пронесся по вентиляционной шахте, словно крик страшного чудовища, рыщущего по кораблю.
Через несколько секунд все стихло, они лежали на полу, в ужасе, не решаясь подняться, ожидая повторения толчков.
- Что это было? - тяжело дыша произнес Генри.
- Случись это на Земле, я бы с уверенностью сказал что это землетрясение, - ответил Марк.
- Вот только мы в открытом космосе. Боюсь даже предпола-гать, что могло произойти.
Все и без слов Генри понимали, что эти толчки не сулят ни-чего хорошего. Это могло быть все что угодно, но самая страш-ная версия затаилась в мозгу почти у каждого. Столкновение. Этого они боялись, но никто не решался произнести в слух. Одно утишало- никаких аварийных сообщений не последовало.
Один за другим они поднялись. Многие ушибли колени лок-ти, но серьезно никто не пострадал. Андрей вдруг понял, что ему больше не нужно опираться на ходунки, мышцы словно окрепли, стало легче держаться на ногах. Тоже-самое почувствовали и остальные.
- Гравитация на корабле ослабела, - предположила Вера, - вы почувствовали?
- Да, так гораздо лучше, - ответил Андрей.
- Но разве так должно быть?
- Я не знаю. Бен у нас пилот, он лучше разбирается в крейсе-рах.
- Бен, ответь, - Вера взглянула на парня.
- Нууу, - В этот миг по вентиляционной шахте снова прока-тился страшный гул. – Думаю нам стоит поспешить на мостик.

Глава 2
Капитанский мостик находился в самой передней части Ат-ланта, отдельно от жилого блока, в котором располагались ка-юты.
Через весь корабль к нему вела скоростная вагонетка, на которой можно добраться также в технические помещения, горнодобывающую платформу, грузовой отсек, реакторную и обитель гравитационного двигателя. Атлант был в длину более четырехсот метров, так что путешествие на вагонетке заняло пару минут.
За все время никто не проронил ни слово, звучало лишь громкое жужжание электроприводов и стук колес. Изредка пе-реглядывались друг с другом, но молчали.
Вагонетка остановилась, объявляя о конечной остановке. Люди друг за другом покинули ее и направились по узкому слабоосвещенному тоннелю, ведущему к запорному шлюзу ка-питанского мостика.
Когда шлюз открылся, Вера и Элли, идущие впереди, с испу-ганными выражениями лиц резко рванули вперед. Андрей, сперва, даже не понял, что стряслось - за спинами остальных он не видел происходящего впереди. Но когда все расступились, перед ним на полу лежал капитана корабля. Его голова была окровавлена и тонкая бордовая струйка стекала по лбу.
Андрей схватил медицинский чемоданчик, висевший рядом со шлюзом, и поспешил на помощь.
Капитан оказался без сознания. Нашатырный спирт из че-моданчика быстро привел его в чувства. Тот начал стонать. Вера приподняла голову и аккуратно уложила ее на свои колени.
- Лежите, лежите. Сейчас я обработаю рану.
Будучи медиком, Вера быстро справилась с задачей: вытерла кровь со лба, очистила рану, а затем наложила регенерирующую повязку.
Михаэль, так звали капитана корабля- мужчина пятидесяти лет с тронутыми сединой черными волосами, карими глазами и вечно худым телом(после анабиоза он уж совсем истощал) приподнялся, окинул всех затуманенным взглядом, поморщился от головной боли и произнес.
- Никто больше не пострадал?
- Отделались ушибами, - ответил за всех Генри.
- Это хорошо.
Догадки команды о столкновении корабля с чем то, оказа-лись неверными. Капитан разъяснил произошедшее. И все ока-залось не так ужасно.
Голову он разбил навигационную панель. Когда капитан стоял рядом с ней, сенсоры дальнего сканирования заметили впереди неизвестную преграду. Система выдала оповещение. Михаэль хотел выяснить в чем дело и именно в этот момент произошло экстренное торможение корабля. Атлант стал резко сбрасывать скорость, дабы избежать столкновения и его швырнуло вперед. А потом он отключился. Благо, что корабль уже подлетал к Глизе 43 и перешел на межпланетарную ско-рость заблаговременно. Иначе если б это случилось на полном ходу от экипажа, да и от самого Атланта и мокрого места не осталось. Гравитация двигателя попросту разорвала бы корпус корабля на части. Не говоря уже о людях.
Команда тяжело выдохнула. После этих слов напряжение и чувство тревоги сошло на нет.
Вера поинтересовалась состоянием здоровья капитана и настоятельно рекомендовала спустится в медицинский кабинет и проверить голову. Могло быть сотрясение мозга. Михаэль не стал перечить и пообещал обязательно это сделать.
Что касается гула, пронесшегося по вентиляционной шахте, то им оказался «стон» гравитационного двигателя, из-за силь-ных перегрузок и реверса, который по-настоящему изматывал двигатель, вытягивая из него все соки. За искусственную гра-витацию на корабле также отвечал двигатель, поэтому чувство силы притяжения стало не таим ощутимым. Нейросеть риско-вала потерять сердце корабля и лишиться возможности дви-гаться дальше, лишь бы предотвратить столкновение. Обшивка двигателя нагревалась и превращалась в раскаленную печь. Это могло привести к поломке. Но ни каких сбоев после анализа системы выявлено не было. С кораблем было все в порядке. Во всяком случае так утверждал искусственный интеллект корабля. Хотя в тоже время, то, что нейросеть молчала, не выдав заранее оповещения о возможном столкновении, выглядело странным. Но никто не придал этому большого значения, доверившись умному компьютеру.
Правда теперь дальнейший полет мог проходить лишь на малых скоростях, до того момента, пока двигатель не вернется в штатное состояние.
Что именно преградило путь Атланту, капитан не знал. По-этому велел Генри открыть смотровой иллюминатор, располо-женный в передней части мостика.
Генри прошел к панели помощника капитана, расположенной с левой стороны от центральной, уселся в кресло, и совершил несколько манипуляций на пульте. Тут же металлические ставни начали медленно подниматься вверх с широкого панорамного иллюминатора, растянувшегося вдоль всей передней части мостика. Он открывал обзор того что находилось впереди и по сторонам.
Все приблизились к толстому стеклу.
Впереди раскинулась картина завораживающая и пугающая одновременно. Далеко среди темноты космоса, сияла яркая звезда. Это была Глизе- 43, ее ослепительные лучи проникали внутрь обдавая кожу приятным теплом. Все зажмурились. Не-привычно яркий свет вызвал боль в глазах и заставил просле-зиться. Тут же сверху сползли прозрачные защитные шторки, сделавшие свет более приятным и привычным. Благодаря шторкам удалось разглядеть детали. Стали видны темные и светлые пятна на поверхности звезды. Они двигались и закру-чивались в вихри, которые медленно вращались. Очертания звезды, казалось пульсировали, будто местное светило дышало увеличиваясь, а затем уменьшаясь. Движения были еле заметны. Но из за них создавалось ощущение, будто звезда - это живой организм.
Андрей уже давно не видел света Солнца. Последние три ме-сяца перед полетом, он вместе с командой провел на Титане. Там на небосводе царствовали лиши серые облака. Так что вся эта картина вызывала восторг и приятные ощущения. Он чув-ствовал себя котом, нежащимся на теплом весеннем солнце, после снежной и холодной зимы.
Но это еще не все что присутствовало впереди.
На фоне горящего диска проскальзывали черные точки, одни крупней, другие мельче. Каждое из пятен имело неправильную форму, медленно вращалось и порой даже сталкивалось с другими пятнами.
Скользящие точки, олицетворяли нечто зловещее и страш-ное. Стало понятно, что именно они преградили путь Атланту. Теперь вся картина вызывала тревогу.
- Астероиды, - неожиданно произнес Генри все еще сидящий за пультом. Взгляды команды оторвались от впечатляющей картины и упали на него. - Точнее это целое поле астероидов. Наподобие кольца Койпера, или астероидов между Марсом и Юпитером.
- Значит это та самая преграда? - спросил Марк.
- Получается так, - подтвердил Генри и деловито уставился в монитор, затем откинулся на спинку кресла и добавил,- только их быть тут не должно.
Такой ответ удивил всех присутствующих кроме капитана. Он лишь молча уставился в иллюминатор.
Дело в том, что перед отправкой экспедиции, на Цереру была запущена автоматическая станция. Она проложила безопасный путь для Атланта, изучила структуру местной звездной системы и приземлилась на саму планету. О наличии в системе целого пояса астероидов нигде не говорилось. Тем более Генри проверил маршрут и не обнаружил в этом месте никаких пре-град.
Значит что то шло не по плану.
- Так откуда астероиды взялись? - Андрей взглянул на Генри, он пожал плечами и ничего не ответил, затем перевел взгляд на капитана. Тот продолжал молча смотреть в иллюминатор, будто не желая вступать в разговор.
- Ты ведь астрофизик, тебе ли не знать! - добавил Марк, об-ращаясь к Генри.
- Теоретически, вариантов может быть много,- не уверенно начал мужчина, - Могу предположить пару - тройку.
- Давай, мы слушаем, - настойчиво добавил Марк.
- Ну хорошо. Предположу так. В первом варианте, сильная гра-витация звезды притянула блуждающие астероиды и сформи-ровало подобное скопление. Правда за три года совершить такое очень затруднительно. Второй - ошибочные расчеты. С Земли заметить астероиды невозможно, а исследовательская станция могла совершить ошибку и неверно отобразить структуру звездной системы, либо принимающий на Земле компьютер или человек руководящий расчётами внес неправильные данные и все пошло наперекосяк. Хотя это тоже маловероятно. Подобные вещи тщательно перепроверяются несколько раз.
- То есть исходя из второго варианта, астероиды уже были тут!? - удивленно произнесла Элли.
- Вполне возможно.
- Ну а третий? - продолжил Марк
- Третий... - Генри взглянул на капитана, словно спрашивая разрешение на озвучивания последнего варианта, будто тот знал о чем пойдет речь.
И Михаэль наконец обернулся к команде.
- Рассказывай Генри. Нечего тут утаивать, - он слегка от-странился в сторону и снова повернулся к остальным спиной, пристально всматриваясь в поток точек, безостановочно дви-гающийся впереди.
- Столкновение планет,- отрезал Генри, - при этом полное или частичное их разрушение.
Команда стала недоуменно переглядываться между собой. Среди собравшихся возросло напряжение, постепенно перерас-тающее в дискуссию. Капитан никак не вступал в разговоры, продолжая смотреть в иллюминатор. Он глубоко погрузился в собственные мысли, прокручивая варианты возможных собы-тий. Он понимал, что такую деталь оставлять без внимания нельзя и теперь им предстоит изучить эту груду камней бороз-дящую просторы космоса. Появившееся скопление могло по-влиять и на саму Цереру. И не обязательно благополучно. Ан-дрей заметил, как его ладони медленно сжимаются в кулаки, а скулы играют желваками.
- А еще есть четвертый вариант,- громко произнес Андрей заставляя прерваться гомонящих людей.
- Какой же? - Спросил Генри.
- Приливные силы звезды могли разворотить Цереру и пре-вратить в груду камней. Либо в том же столкновении планет могла участвовать и сама Церера.- после его слов капитан резко обернулся и неодобрительно взглянул на него.- Вы ведь сами сказали нечего тут утаивать,- добавил Андрей смотря Михаэлю в глаза.
- И такое могло случиться, - подтвердил капитан.
- Что? Церера? - Элли перешла на повышенный тон,- Вы се-рьезно хотите сказать, что это,- она ткнула пальцем в сторону иллюминатора,- раньше было Церерой!?
- Я не могу точно сказать… - начал Генри но его прервал ка-питан.
- И никто не может. Пока что гадать не о чем, - Михаэль за-говорил командным голосом, заставив всех сосредоточится на нем. - Мы столкнулись с проблемой, которую предстоит решить. Церера это или нет, это еще нужно выяснить. А пока я призываю не поднимать панику. В конце концов, вы первопроходцы и должны быть готовы к любым трудностям. То, что сказал Генри, лишь предположения, которые требуют подтверждений. А то, что сказал Андрей и вовсе маловероятная глупость. У всех после анабиоза мышление заторможено и ни я, ни кто-то из присутствующих не в состоянии адекватно изучить эту проблему в данный момент. Поэтому мы займемся ей завтра. А пока я приказываю всем - успокоится и покинуть командирский мостик. С данного момента я объявляю свободное время для всей команды. Приходите в себя и восстанавливайте силы. На этом все. Прошу всех к шлюзу, - он указал рукой на выход.
Нехотя, но все же все потянулись к шлюзу. Недовольные и взбудораженные люди покидали мостик. Никто не решался спорить с приказом, так как каждый отдавал присягу и нахо-дился в подчинении у капитана корабля. К тому же в его словах была логика, да и многолетний опыт командования за плечами, могли сказать о его компетентности.
- Шон, - капитан окликнул уходящего мужчину, - я в курсе что с тобой произошло. Задержись на пару минут. И ты Генри тоже останься.
Генри кивнул. Впрочем он и не собирался покидать мостик.


Все разбрелись по своим каютам. Недовольные и напряжен-ные. Андрей вошел в к себе и уселся на кушетку. Капсулы С.Ф.И.П.И.А уже не было на месте, она опустилась под пол в спе-циальную нишу, которая впоследствии закрылась металличе-ской заслонкой, ставшей частью пола. Довольно предусмотри-тельно. Это освободило много места в маленьком помещении.
По белому полу, покрытому мягким и теплым искусствен-ным ворсом, приятно ходить босиком. Светло серые стены, со-здавали эффект умиротворения, делая каюту уютной.
Яркий свет четырех светодиодов на белоснежном потолке, он приглушил, создав приятный полумрак и просто расслабился.
Зря он подлил масло в огонь и рассказал о приливных силах. Капитан взглянул уж слишком неодобрительно. Но он решил, что все итак догадались, к чему клонит Генри. Столкновение планет. В нем могла принять участие и Церера. А если она рас-сыпалась, то им придется возвращаться. Какое глупое стечение обстоятельств. Снова три года анабиоза. Снова отвратительное пробуждение и тяжелое состояние после него. Он до сих пор еще полностью не оклемался и совершенно не желал повторить испытанные неприятные ощущения в ближайшее время. Если им придется возвращаться обратно - это будет считаться полным провалом экспедиции. К тому же ему совершенно этого не хотелось. Земля - та самая родная планета для него давно уже превратилась в тюрьму. Многочисленные крупные корпорации, которые подмяли под себя большую часть инфраструктуры планеты, превратили ее жителей в наркоманов, подсаженных на иглу под названием деньги. Каждый желал найти лучшую жизнь. Получить все что захочет. А деньги могли дать это. Хочешь новую машину - пожалуйста, хочешь отдохнуть на лучших курортах Земли, давай деньги и милости просим, хочешь побывать на Марсе - и это рушимо при помощи денег. Деньги уже давно правят миром, но в последнее время они превратились в целый культ. Все хотели большего, всем было мало. Каждый хвастался новой покупкой, считая, что в этом и есть смысл жизни. Люди бежали в погоне за прибылью, забыв кто они на самом деле. Люди потеряли свободу - став рабами корпораций, диктующих как им жить дальше. И что самое главное, люди были не против. Погоня за деньгами стала обы-денностью. А корпорации именно этого и хотели. Общество ко-торое будет потреблять то что ему говорят не должно мыслить. А как мыслить, если твоя голова забита только тем – как бы разбогатеть и получить то что еще не получил. Андрею это было не по душе, он устал от постоянной суеты и беготни.
Тут на Церере могла начаться новая жизнь, новые правила. Тут они сами по себе. Тут была свобода.
Он поднялся и решил отвлечься от размышлений. Подойдя к стене, он нажал на пару кнопок на маленьком сенсорном дисплее, вмонтированном в нее. Часть стены покорно сдвину-лась в лево, открыв за ней узкий шкаф разделенный на не-сколько секций полками. Посередине висели еще несколько та-ких же как и на нем костюмов первопроходца- на смену. А внизу расположились пара пластиковых прозрачных контейнеров, набитых вещами.
Это были вещи с Земли. Он открыл один из них. Поверх ак-куратно сложенных вещей, книг и небольших коробочек, ока-залась рамка для фотографий. Когда Андрей взял ее в руки изображение вспыхнуло и на нем появились три запечатлённые в снимке, фигуры. Он, его отец и мать. Снимок сделанный перед самым отлетом. Мать низкого роста, ему по грудь, прижималась крепко к Андрею. Её лицо было наполнено грустью и досадой. Они прощались в тот день и мать совершенно не хотела отпускать сына. Лицо отца, напротив, наполнено гордостью и радостью от того что Андрей один из первых отправится так далеко и станет человеком, который, как мореплаватели, опи-сываемые в старых книгах, покорит новый мир, откроет новый клочок земли пригодный для жизни. Создаст новый дом для Землян. Он был уверен, что они с матерью полетят в первом же эшелоне переселенцев, который будет отправлен через не-сколько лет, в след за Атлантом. И этим всегда успокаивал мать. Он обнимает их обоих и улыбается.
Какие они стали теперь, спустя три года? Все ли с ними в порядке? Здоровы ли они. Из за большого расстояния- он не скоро узнает об этом. Новости с Земли будут приходить с трех-летней задержкой.
Тоска по дому забралась в его сердце. Он вдруг понял, что скучает по ним. Захотелось снова прижаться, услышать мамин голос и громкий и выразительный хохот отца, который часто любил пошутить.
Продолжая листать фотографии, Андрей все больше погру-жался в воспоминания. Друзья, провожавшие его, улыбались, поднимали за него тосты, желали удачи. Родные плакали. И каждый понимал на какую жертву он идет.
Мать неоднократно пыталась отговорить Андрея от полета, надеялась что ее сын не пройдет отборочный этап и не попадет в число номинантов на отправление.
Он сказал, что если это его судьба, то все получится. А мать молилась богу, чтоб судьба повернулась иначе.
Из воспоминаний его вырвал стук в дверь.
Андрей положил рамку, изображением вниз на кушетку и подошел к гермодвери. Та съехала в сторону и в проеме дверей оказалась Вера.
- Пришли новости с Земли. Пойдешь смотреть? - спросила она.
- Да конечно. Пару минут.
Девушка взглянула на кушетку и разложенные на ней вещи.
- Я не помешала?
- Нет нет, все в порядке, - он помотал головой, - так- решил разобрать кое что с Земли.
- А я пожалуй отложу это на потом.
- Почему?
Вера слегка смутилась.
- Немного не подходящий момент. Вся эта ерунда с Церерой, астероидами, соврем голова кругом.
- Согласен.
Он вернулся к кушетке и принялся складывать вещи обрат-но.
- Ты проходи!
Девушка вошла, но как то не уверенно. Слегка замялась, словно не решаясь спросить что то? Андрей это заметил.
- Что-то не так?- спросил он.
- Я хотела спросить…
- Спрашивай.
- Ты правда считаешь, что Цереру могла уничтожить звезда?
Ему стало совестно. Андрей отвел взгляд, посчитав, что навел своими словами панику среди всех колонистов. Нужно было что-то делать.
- Я считаю, что ляпнул ерунду. Капитан прав. Если честно, думаю исход с приливными силами маловероятен. В этом случае должна существовать еще одна планета или звезда. А в системе лишь Церера. Скорее вариант с ошибкой более похож на правду.
- Надеюсь, ты прав, - Вера слегка расслабилась и подошла ближе,- А если нет? Получается, нам придётся лететь обратно? Получается мы первопроходцы неудачники,- Она тихо усмех-нулась.
- Да уж, - Андрей хмыкнул.
- Только вот как быть Шону?
Андрей моментально понял, к чему она клонит. Шон ведь не сможет снова погрузиться в анабиоз. Даже если удастся взло-мать протоколы капсулы, ослабевшее сердце может не выдер-жать. У повторное реанимированное может не пройти удачно.
- Об этом я не подумал. Может он пройдет курс реабилита-ции и все придет в норму?
- Я обязательно займусь его здоровьем, но на реабилитацию понадобится куча времени.
- Значит будем наедятся на иной исход событий.
- Будем.
Андрей упаковал вещи обратно, закрыл крышку. Затем взглянул в глаза девушки. Зеленые и глубокие. Посмотрел на красивое лицо. Даже анабиоз не смог испортить столь тонкую и изящную красоту. Светлые волосы слегка завивались и падали на плечи. Уголки губ немного поддернуты вверх. Ее внутреннее сияние притягивало. Он еще при первой встрече на Земле ощу-тил эту волшебную энергетику уюта и доброты витающую во-круг нее. Девушка ему нравилась. Но какие либо отношения между колонистами были запрещены.
А сердце все равно ускоряло свой темп при виде нее.
И сейчас она как на зло подошла так близко.
Нужно держаться подальше. Нельзя. Запрещено.
- Пойдем? Там, наверное все собрались? - Вера смущенно от-вела взгляд от его пристального взора и прошла к выходу.
- Да. Через минуту подойду.
Девушка вышла. Он еще раз взглянул на рамку, потушил изображение и поставил ее на невысокую тумбу возле кушетки.


Новости с Земли пришли разнообразные. По большему счету не совсем позитивные.
На широком экране, расположенном в комнате развлечений мелькали видео репортажи, а диктор рассказывал о случив-шихся событиях в разных странах.
Как обычно поднималась тема о глобальном перенаселении планеты. О нехватке продовольственных ресурсов, особенно в азиатских и Африканских странах. О бунтах и переворотах, мя-тежах и сменах власти. О разгоревшихся военных конфликтах, терзавших население стран борющихся за крохотные клочки земли.
Также о новых научных открытиях, в сфере биологии и ме-дицины. В репортаже упоминалось о некоем открытии, в сфере анабиоза, которое поможет в будущем увеличить продолжи-тельность пребывания в данном состоянии на многие годы. Сейчас же анабиоз ограничивался семью годами. Именно столько, по словам медиков, может выдержать организм перед тем как полностью истощится.
Диктор рассказал об обнаружении новых и необычных бак-терий на Марсе, на большой глубине. Это побудило властей бо-лее внимательней рассмотреть возможность терроформирова-ния планеты. Так как обнаруженная находка в очередной раз подтверждает, что жизнь на Марсе и в самом деле была.
Позитивной новостью, было то, что строительство «Претори-анца» шло полным ходом. Через несколько лет корабль будет готов. Он сможет принять на борт более пяти тысяч новых ко-лонистов, которые отправятся на Цереру в след за Атлантом. Андрей понадеялся, что среди них окажутся его родители. Хотя диктор упомянул, что состав новоиспеченных колонистов будут входить в основном молодые и крепкие здоровьем люди.
Правда теперь никто не был уверен, что колонизация вообще состоится.
Тему астероидов обсуждали во время перерывов, когда но-востная лента подгружалась. Сигнал с Земли приходил обрыв-ками.
Вскоре получив и просмотрев всю порцию известий, утом-ленные люди разбрелись по своим каютам. Андрей отправился следом. Ему хотелось спать.
Мягкая и удобная кушетка имеющая функцию подстройки под рельеф тела, приняла его в свои объятья и очень быстро погрузила в сон.
Ему ничего не снилось. Тишина забвения погрузила его в темноту, которая вскоре прервалась стуком в дверь.
Андрей открыл глаза. Неизвестно сколько он проспал, но чувство недосыпа присутствовало. А суставы заболели с еще большей силой.
Стук повторился.
Он поднялся, сразу поняв, что даже не разделся перед тем как лег. В потемках прошел к двери и открыл ее. Снаружи ворвался ослепительный свет, заставив жмурится.
В коридоре стоял капитан и пристально смотрел на него.
- Просыпайся, - произнес он тихо, почти шёпотом, - есть раз-говор.
Из-за стенки выглянул Генри. Лицо уставшее , борода и во-лосы растрёпаны. Похоже, капитан разбудил и его. А может тот и вовсе не спал.
- Заходите, - произнес Андрей и зажёг свет в каюте.
- Не тут. Пойдемте на мостик. Нас не должны услышать.
Через пять минут они оказались на месте. Андрей совершенно не понимал чего от него хотят, но во время дороги не решился спросить. Капитан был серьезно настроен и он решил, что тот отчитает его за глупое высказывание насчет приливных сил звезды. Хотя для чего в этом случае нужен Генри? Да и сделать это можно и после сна.
Прибыв на мостик, они расположились в удобных креслах напротив друг друга, капитан окинул их взглядом и произнес.
- Генри уже знает, так что рассказываю тебе.
Генри пододвинулся ближе к навигационной панели и уста-вился в монитор. Андрей молчал.
- Тянуть не буду. Начну сразу. Все оказалось не так просто,- начал капитан,- связь с Церерой пропала. Исследовательская станция на поверхности не отвечает. К тому же мы не смогли обнаружить планету не одним возможным способом. Ни спек-трометрическое сканирование, ни транзитный анализ не по-могли. А все из-за помех. От астероидов исходит сильнейшее электромагнитное поле. Электроника барахлит, сенсоры выдают сбои. Видеть сквозь поле мы не можем. Оно мешает, не дает заглянуть в глубь звездной системы, словно ширма. По-нимаешь?
Андрей кивнул.
- Мы выяснили, что это не просто скопление, а целый пояс вокруг звезды и его масштабы нам не известны. Возможно, оно окутало всю систему и теперь является непреодолимой для Ат-ланта преградой. Но это предстоит еще выяснить.
Капитан замолчал и внимательно взглянул на Андрея, тем самым выясняя, понимает ли он о чем идет речь.
- Постойте, - выдержав небольшую паузу ответил Андрей. -Раз связи с Церерой нет, значит получается она и в правду раз-рушена?
- Скорее всего - нет, - Михаэль сказал это уверенно, сделав ак-цент на слово нет,- Кольцо астероидов находится дальше ор-биты Цереры. А если бы она столкнулась с другой планетой, то осталась бы на той же орбите. Конечно, обломки могло отнести от звезды гравитацией, но для этого понадобится гораздо больше чем три года.
- То есть нам предстоит отыскать Цереру?
- Именно.
- И каким образом это сделать?
Михаэль склонился ближе.
- Есть один вариант. Мы с Генри помозговали и решили вот что. Завтра мы полетим втроем за пределы кольца. И сделаем это на исследовательском шаттле.
- Не понимаю, зачем?
- Атлант слишком громоздкий и неманевренный. Лететь на нем через поле астероидов смертельно опасно. Столкновение приведет к гибели всего экипажа. Гравизахваты Атланта с крупными астероидами не справятся. Ты ведь понимаешь?
Андрей снова кивнул.
- Поэтому нужно лететь на шаттле- он маневренный и быст-рый. Мы с легкостью проберемся между астероидов, минуем электромагнитное поле и попытаемся найти Цереру. Все необ-ходимое оборудование на нем имеется. Заодно проложим без-опасный маршрут для Атланта. Найдем так сказать лазейку.
Андрей не понимал, что хотят в таком случае от него. Зачем горняку, смыслящему лишь в добыче природных ископаемых лететь на шаттле и искать планету, которой вероятно уже не существует.
- А какую роль в этом сыграю я?
-Объясню. Генри хороший астрофизик, он настроит оборудо-вание и найдет Цереру. Я буду пилотировать. А ты управлять гравизахватами, на случай если мелкие обломки полетят в сто-рону шаттла. Я знаю, что у тебя отличный опыт в этом деле. Верно?
- Верно, - согласился Андрей, - Но ведь на гравизахватах шаттла стоит автоматика. Она лучше справится.
- Нет. В такие щепетильные моменты я не стану доверять наши жизни автоматике. В некоторых ситуациях опытный че-ловек лучше справится с задачей, чем железка работающая на основе прописанных скриптов. Так что? Надеюсь ты не против?
Андрей промолчал. Он взглянул на Генри, тот ссутулившись, понуро сидел в кресле у навигационной панели. Глаза слипались, а голова опускалась все ниже и ниже. Капитан тоже это заметил и тут же обратился к нему.
- Генри. Ступай к себе в каюту и ложись спать, я тут сам за-кончу.
Мужчина резко поднял голову, окинул их сонным взглядом и ответил.
- Да уж, пожалуй я пойду, вздремну.
Михаэль дождался, когда Генри покинет мостик и продолжил.
- Я понимаю, операция опасна, но иного выхода нет. Двигаться на Атланте вдоль астероидов убийственно. Любая крупная глыба на пути и увернуться мы уже не успеем, - он на секунду замолчал. - Это не приказ, ты можешь отказаться. Но пойми, лучше тебя с гравизахватами больше никто не справится.
Андрей и в самом деле в прошлом имел многолетний опыт работы с гравизахватами. После изобретения гравитационного двигателя, произошел резкий скачек в развитии космических исследованиях. Солнечную систему ускорено изучали. Межпла-нетные перелеты стали обыденностью. Марс и Луна вскоре стали новыми плацдармами для развития индустрии и про-мышленности. Астероиды- курсирующие вокруг Солнца, пре-вратились в горнодобывающие месторождения, богатые по-лезными ископаемыми, особенно металлом, который был так необходим для строительства новых космических кораблей, станций и исследовательских центров, вне Земли.
Добыча природных ископаемых на родной планете стала не актуальна. Проще разворотить парящий в космосе астероид, чем заниматься поиском новых месторождений на Земле, которых становилась все меньше и меньше. Земля истощалась. Тем более первый вариант был еще и экологичным. Вся грязь пыль, и вредные испарения, полученные после добычи, оставались в космосе, не засоряя итак пострадавшую от прошлых ошибок человечества, экосистему Земли.
В добыче помогали как раз те самые гравизахваты. Они пред-ставляли собой направленный пучок гравитационного поля, способный невидимой рукой сместить, разорвать , просверлить, расщепить на части даже самый прочный материал. Таким образом можно было вынуть из недр залежи минералов необходимых для индустрии.
Именно в этой сфере в прошлом работал Андрей. Он был опе-ратором гравизахватов на одной из горнопромышленных станций, курсирующей по солнечной системе и крушащей все на своем пути. Работал вахтой по две недели. Затем возвращался на Землю, проводя на ней заслуженные выходные. Работа была не пыльная, но требовала усидчивости, максимальной концентрации и внимательности. Он словно хирург вырезал из недр комет скрытые сокровища. Любое неловкое движение могло испортить залежи ценных алмазов, превратив их в пыль.
Поначалу, это были простые железные рудники, которые оплачивались довольно скромно. Но вскоре Андрея назначили на пост добычи более ценных минералов и драгоценных камней. Все потому что он показал хорошие результаты и ответственно подходил к делу. От части, ему работа даже нравилось. Не сказать, чтоб он был в восторге, но эта профессия позволяла ему бывать в космосе. А путешествия за пределы Земли с детства были его мечтой.
Со временем он набрался опыта, и стал одним из лучших ра-ботников в его бригаде. Стал хорошо зарабатывать и даже по-думал о том, чтобы покинуть станцию, вернуться на Землю и открыть свое собственное дело. Но так и не смог. Он уже привык видеть мерцающую темноту за стеклом, привык к космосу так, что желание возвращаться на Землю постепенно исчезало. Он все больше брал сверхурочных, а все деньги отдавал семье и занимался благотворительностью. В этих неизведанных глу-бинах было гораздо интересней, чем на приевшихся изученных вдоль и поперек улицах города.
Когда он узнал, что на Атлант набирают команду, то немед-ленно подал документы в отборочный центр. А когда его кан-дидатура подтвердилась, и он стал одним членов команды, пришлось сообщить об увольнении. Работодатель с трудом от-пустил его, не желая терять хорошего сотрудника.
Михаэль не сводил с Андрея тяжелого взгляда исподлобья, ожидая ответа. В какой-то момент Андрею даже показалось что тот давит на него. И он решил немного перевести тему.
- А остальные члены команды?
- Пока не будем им говорить. Обо всем знает еще Бен. Он останется у штурвала и будет держать с нами связь.
Андрей вдруг вспомнил одну важную деталь. Гравитационный двигатель во время полета от Земли создавал вокруг корабля некий барьер, защищающий его от столкновения с подобной проблемой. Это гравитационное поле отшвыривало космические тела подобные кометам астероидам и взвеси из мелких частиц, создавая прочный панцирь, не дающий Атланту превратиться в решето. Он подумал почему бы не воспользоваться подобной функцией и сейчас просто не прорваться сквозь преграду из астероидов.
- Постойте, - размыслив, произнес Андрей. - Ведь у Атланта насколько я знаю, имеется гравитационное поле, оно защитит от любого, даже самого крупного астероида?
- Да имеется, - капитан кивнул и сделал это немного раздра-женно, - Но работает он только на скорости близкой к скорости света. А мы стоим на месте и разогнаться не успеем. К тому же в обитаемых звездных системах подобные поля применять за-прещено.
- Почему?
- Поле оттолкнёт астероиды от корабля как бильярдные ша-ры. Они разлетаться во все стороны и поменяют орбиты. И вот представь себе - мы приземлились на Цереру, устроились, все прошло замечательно. А потом бац и какой-то из астероидов дал крюк вокруг звезды и угадил прямо в Цереру. А если их будет несколько? Произойдет катастрофа!
- К сожалению, я не силен в таких вещах. Не подумал, - Андрею стало даже немного стыдно из-за незнания подобных вещей. На горнодобывающей станции не применялось подобных технологий. Они курсировали по заранее проложенным без-опасным маршрутам.
- И не должен. Ты ведь не пилот и не астрофизик, чтоб разби-раться, - капитан потянул короткую паузу, - Ну так что?
За короткое время Андрей взвесил все за и против. Понимая, что такое путешествие не безопасно, он в тоже время понимал, что довольно легко справится с парящими в вакууме глыбами. Капитан - пилот высшего класса, он об этом знал, и наверняка с легкостью справится с маневрами между астероидов. Что могло пойти не так? Тем более, что иного варианта не было.
- Ладно, я согласен, - уверенно произнес он, - Когда отправля-емся?
- Завтра. Сперва нужно прийти в себя и как следует выспаться. Нам нужен трезвый ум.
Глава 3
Утром, он проснулся уже в более бодром состоянии. Конечно если можно это время суток назвать утром. По земному, сейчас уже был полдень и за окном светило бы яркое Солнце. Но не тут. В ил-люминаторах виднелась лиши глубокая темнота.
Если Атлант все же приземлится на Цереру, отсчет времени начнется заново. Это будет первая минута первого года, первого столетия для новоиспеченной колонии. Первопроходцы зафикси-руют его в бортовом компьютере и станут отсчитывать новый век нашей эры, а все, что было раньше станет до нашей эры. Совсем как на Земле. Быть может и на нее когда-то приземлился корабль, подобный Атланту и все началось заново.
А что касается времени суток, то оно будет зависеть от того, на какую сторону приземлится Атлант. Выберут светлую - будет день, темную - будет ночь.
Он привел себя в порядок, побрил бороду и постриг волосы. Вчетвером – Андрей, Генри, Михаэль и Бен собрались на капитан-ском мостике, обсудить детали и небольшие нюансы предстоящего путешествия. Разговор был не долгим.
После втроем они направились на вагонетке к техническим по-мещениям, спустились на лифте на пару этажей и попали в ангар исследовательского шаттла. Бен расположился у главного пульта на мостике. Для остальных членов экипажа капитан снова обьявил свободное время.
Шаттл предстоял собой небольшой, по сравнению с Атлантом, корабль. Метров пятнадцать в длину имеющий вид схожий с акулой, заостренным носом и обтекаемым фюзеляжем.
Перед тем как попасть внутрь они нацепили скафандры. Так по-ложено. Если случится внештатная ситуация - разгерметизация или поломка систем жизнеобеспечения, не нужно будет тратить драго-ценное время на натягивание скафандра. Стоит лишь нацепить гермошлем и все.
Внутрь они попали через круглый люк, расположенный в задней части аппарата. Внутри шаттл был довольно узким, пространство по бокам занимало компактно размещённое оборудование. Различные исследовательские сканеры, приборы наблюдения и даже мини лаборатория по изучению образцов парод полученных во время исследования. Шаттл предназначался как для вылетов в космос, так и в атмосфере планеты. Основной задачей стоящей перед ним яв-лялось поиск природных ископаемых в недрах планеты.
Смотровой купол оператора гравизахватов находился посередине корпуса на самой верхушке, туда вела узкая короткая лесенка, выкрашенная в желтую люминесцентную краску. Андрей тут же вполз туда и расположился в удобном кресле – ложементе.
Генри и Михаэль, проследовали в носовую часть корабля.
Кабина оператора представляла собой полукруглый стеклянный колпак внутри которого располагался ложемент вместе с аппаратной составляющей гравизахватов и двумя манипуляторами, слева и справа от него. Кабина вращалась на триста шестьдесят градусов и давала полный обзор вокруг шаттла.
Они расположились на местах, запустили все системы. Михаэль наладил связь с Атлантом и произнес в микрофон.
- Это шаттл, как нас слышно. Прием
- Слышно отлично, - прозвучал голос Бена.
- Мы готовы. Запускай систему.
- Открываю ангарный шлюз.
Тут же внизу прозвучал громкий гул, который через секунду затих. Створки шлюза медленно расползались в стороны под брюхом шаттла. Как только образовалось отверстие между ними, воздух изнутри мгновенно покинул помещение, вылетев наружу. А в ангар заполз ужасно холодный вакуум, заставивший затихнуть все, что могло издавать звук. Толстая обшивка шаттла не пропускала этот холод, оставляя астронавтов в безопасности.
- Произвожу расстыковку, - добавил Михаэль.
Шаттл отсоединился от стыковочных креплений и выталкиваемый гравитацией корабля, медленно опустился вниз.
- Удачного пути, - сказал Бен на последок.
- Благодарю тебя Бен, - доброжелательно ответил капитан.
Шаттл выбрался из недр Атланта, выталкиваемый гравитацией корабля, словно детеныш гигантского кита, покинувший чрево своей матери.
Отдалившись на безопасное расстояние и покинув радиус дей-ствия гравитации Атланта, Михаэль запустил двигатель и аппарат медленно поплыл в сторону бушующего каменного потока.
К этому времени Атлант отдалился от астероидов на приличное расстояние, дабы исключить возможность столкновения с отбив-шимся от стаи куском безжизненного камня.
Искусственное магнитное поле, защищало команду внутри шаттла от космической радиации. Такой метод в космонавтике стал единственно возможным. Так как сильное излучение могло вызвать лучевую болезнь у любого, даже самого крепкого человека за несколько часов пребывания в космосе. А в этой металлической высокотехнологичной коробке можно было не бояться за свое потомство.
Атлант отдалялся. Андрей видел, как громоздкий корабли ис-пещрённый габаритными огнями, превращался в тусклую точку, быстро затерявшуюся среди ярких звезд. Он вспомнил о том, что совсем недавно видел, как Земля также таяла в темноте. Он покидал ее на транспортном корабле, державшем свой путь на Титан. Он еще не скоро увидит Землю. А может, не увидит ее совсем. Ведь когда «Преторианец» прибудет сюда с новоиспеченными колонистами, у него будит лишь один шанс покинуть Цереру и вернуться домой. Тогда он должен будет решить, оставаться на ней или возвращаться. Нужно будет решить какой мир ему по душе. Старый тот, что вызывал грусть и уныние в последнее время, или новый. Тот, что он сотворит сам.
Конечно сейчас ему не хотелось обратно. Ведь история только начиналась, приобретая все более интересные повороты. Хоть и не безопасные. Но кто знает, что будет дальше. Возможно тоска по дому и родным людям поменяет его настрой. И он снова погрузится в анабиоз и оставит этот новый неизвестный мир другому поко-лению.
На Землю он вернется героем. У него будет много привилегий. Но на данный момент возвращение вызывало в душе только не-приятные ощущения. Это могло лишить его свободы. А еще была тоска, но ее перебивало ощущение неизвестности и интриги скры-вающейся впереди. Что его ждет, мог знать лишь тот кто придумал этот мир.
Когда шаттл подобрался вплотную к астероидам, его скорость значительно снизалась. Он парил медленно, аккуратно встраиваясь в пространство между двумя крупными глыбами. Автоматика гра-визахватов тут же заметила пару обломков на пути и аккуратно устранила их невидимой рукой, отправив в ином направлении. Ан-дрей лишь наблюдал и не вмешивался.
Одна из глыб накрыла шаттл своей тенью, на время погрузив его в кромешную темноту. Он видел лишь огоньки, подсвечивающие табло управления.
- Ну как картина? – спросил Михаэль по внутренней свази.
- Привычная, - коротко ответил Андрей.
- Ах да совсем забыл. Ты ведь предпочитаешь курочить такие глыбы, а не обходить их стороной, - усмехнулся Михаэль, - А я вот впервые вижу их так близко. Транспортные корабли держатся от астероидов подальше.
- Тебя должны были заботить пассажиры, а не то, что находитсяв недрах этих гигантов.
- И то верно. Правда сейчас я нарушаю все регламенты и рискую пассажирами.
- Все регламенты остались там на Земле. Так что о них можно за-быть, - добавил Генри.
Тень сползла с фюзеляжа шаттла и яркое свечение звезды снова накрыла их ослепительной вспышкой.
Они маневрировали среди крупных глыб, на которых были видны кратеры, различной формы и размеров, оставшиеся от столкновения с другими менее громоздкими осколками. Одни глубокие с ровными очертаниями, другие вытянутые, такие возникали от ударов произошедших по касательной. Края кратеров были четкими. Это свидетельствовало о том, что столкновения происходили совсем недавно. На тех астероидах, что он разбирал на части, следы ударов в основном были еле заметны, напоминая сглаженные ямки. А тут их можно было разглядеть во всех деталях, вместе с ударными почерневшими лучам, расходящимися во все стороны. Многие из них совсем не имели кратеров и напоминали по своей структуре губку с шероховатой поверхностью, местами имевшей глубокие отверстия с ровными краями, напоминая сыр.
Навигационная система выбирала более безопасный маршрут, стараясь обходить стороной места крупных скоплений. Михаэлю лишь предстояло выбирать, какой из вариантов по его мнения лучше.
Тут было тихо, снаружи ни звука. Даже когда один из мелких об-ломков на скорости врезался в другой, оставив после себя веер разлетающихся по сторонам осколков, снаружи было также тихо и безмятежно.
Тень сменялась светом, а затем опять тенью. Все шло спокойно. Все трое ждали, когда же закончится эта вереница и они попадут в безопасное открытое пространство. Но впереди, казалось, этому нет конца. Черные точки вдалеке на фоне звезды продолжали мелькать. Гравизахваты, то и дело ловили шустрые скалистые обломки норовящие впиться острыми краями в обшивку шаттла, и отправляли их в другом направлении.
Пару раз Андрей в ручную, поймал пару таких «шустриков» в направил астероидов покрупней, тем самым размозжив их о по-верхность. Поднималось облачко пыли, а на месте удара оставался неглубокий кратер.
Все шло спокойно. До того момента, когда на дисплее радара вдруг не стали возникать неожиданные оповещения об опасности.
Сперва они возникли на дисплее перед лицом Михаэля, указывая на обнаружение крупных астероидов по курсу. Но впереди не было ничего, что могло создать опасность. Это он прекрасно видел через смотровые триплексы в кабине.
Зачем оповещения стали возникать на мониторе гравизахватов. Он видел, как то там, то тут появлялись восклицательные знаки, со-провождаемые противным звуковым сигналом, говорившие о при-ближающейся опасности. Затем эти символы пропадали так же неожиданно, как и появлялись. Словно астероиды сами по себе меняли траекторий и пропадали из зоны видимости сканеров.
Вскоре стало понятно, что система сбоит. Это вызвало напряжение и чувство опасности среди команды. Андрей натянул обзорный шлем, синхронизированный с гравизахватами, и перевел их в ручное управление. Затем взял в руки манипуляторы и принялся наблюдать за той стороной с которой могли прибыть незваные «шустрики». Благо все астероиды в скоплении вращались в одну сторону.
Оповещения снова повторялись и дублировались на умном стек-лянном забрале шлема, отображаясь в виде красных восклица-тельных знаков, указывающих на направление с которого шла угро-за. Андрей внимательно наблюдал, но не замечал ничего.
Системы начали сбоить одна за другой. Управление временами не слушалось. Это могло вызвать крушение. Тогда Михаэль и Генри не на шутку испугались. Они не понимали в чем дело. Ведь элек-тромагнитное поле, тщательно окутавшее астероиды, не могло по-вредить внутренним системам шаттла. Защитная обшивка, должна была противостоять излучению.
Благо на тот момент они выбрались на относительно пустой уча-сток. Иначе один такой неожиданный сбой в управлении и они размозжились бы о каменную поверхность, подобно тем «шустри-кам», которых Андрей отправлял к своим более толстым товарищам.
Ощущение тяжести, прилившее во все тело, стало последней каплей, которой не хватало для начала паники. На плечи будто во-друзилось что-то невидимое, вдавив все тело в ложемент. А затем отпустило. Это ощущение возникло на секунду. А через еще пару мгновений – повторилось, но уже сильнее прижимая к мягкому по-крытию кресла. Вес тела возрос в несколько раз. Руки и ноги стали неприподъемными, словно кто-то удерживал их и прижимал к ло-жементу. Затем произошло три резких толчка – нечто будто дернуло все тело разом вниз. Стало страшно. Не сразу, но Андрей догадался что происходит. Он плотно прижался к поверхности ложемента, вытянув руки по швам, и произнес по громкой связи.
- Это двигатель?
Сперва ответа не последовало, но через еще пару подобных толчков в наушниках раздался взволнованный голос капитана.
- Я подобного ни разу не встречал.
Компактный гравитационный двигатель, установленный в шаттле, начал также сбоить, повышая внутреннюю гравитацию корабля. Такого не ожидал никто. Генри даже подорвался с места и готов уже был направится к эвакуационному шлюзу, дабы покинуть неисправный шаттл. И в этот момент произошла еще одна гравита-ционная конвульсия. Генри с силой прижало к полу, он даже почув-ствовал болевые ощущения в позвоночнике и коленях. Это выну-дило его упасть. Лежа он испуганно взглянул на капитана. Тот слов-но не заметил его падения, сосредоточившись на управлении ко-рабля. Даже под действием приливных сил он старался контроли-ровать полет. Очередная конвульсия оказалось самой резкой, но в то же время последней.
После нее все прекратилось. Сбои в навигации пропали, опове-щения об опасности столкновения тоже. А впереди они увидели практически свободное от астероидов пространство. Там мельте-шили лишь редкие, мелкие обломки. Основное скопление осталось позади.
Не нужно быть проницательным, чтоб увидеть панику в глазах всего экипажа. Даже стойкий и подготовленный ко многому Миха-эль, позволил дрогнуть своей крепости духа. О подобном он даже ни разу не слышал, а уж тем более не встречал за всю свою про-должительную карьеру пилота.
Генри не спешил подниматься на ноги, опасаясь повторения. Но спустя пару минут, понял, что все закончилось и занял свое место.
У них в первую очередь возникла мысль об ошибке, которую до-пустили во время строительства аппарата. Если они начнут повто-ряться, то может произойти крушение. А если не крушение, то резкое повышение гравитации могло угробить их, с легкостью сломав их позвоночники и черепа. Шаттл был не пригоден для дальнейшего путешествия. Но и возвращаться обратно тем же путем не имело смысла. Но автоматическая диагностика корабля не выявила ника-ких неисправностей. Как на Атланте после экстренного торможения, все системы корабля оказались исправны, так и здесь нейросеть говорила, что все в порядке. Это выглядело странным.
Оставалось лишь одно. Нужно отыскать возможность притащить Атлант за пояс астероидов. Затем отключить двигатель и ожидать его прибытия подальше от скопления. Такой вариант был не из самых лучших, но иного в голову никому не приходило.
Переведя дух, после полученного стресса, они продолжили блуждать в окрестностях. Но держались на безопасном расстоянии.
Шаттл то ускорялся, то замедлялся. Затем сканировал структуру пояса и снова отправлялся дальше. Все это время прошло в напря-жении. Михаэль решил, что если сбои повторятся, он немедленно отключит питание корабля и останется на месте. Часа полтора они искали то место, где скопление, наконец, закончилось и Атлант мог беспрепятственно попасть к ним.
Текущее местоположение шаттла, сверили с местоположением Атланта и проложили безопасный маршрут. А затем попытались установить с ним связь. Но ничего не выходило. Соединение проис-ходило, и они даже слышали обрывки фраз Бена, но затем оно пропадало. И так несколько раз.
- Электромагнитное поле. Всему виной электромагнитное поле, - Спокойно и размеренно произнес Михаэль. А затем тяжело вздох-нул.
Генри только посмотрел на него, но ничего не ответил. Пусть будет так.
Следом им еле как удалось отправить координаты маршрута. Компьютер постоянно выдавал сбои, сообщение отправлялось ча-стями.
- Укажи в сообщении, чтоб Бен пилотировал вручную. Пусть не доверяет автоматике, - добавил Михаэль.
Генри кивнул. А спустя несколько попыток им всеже удалось от-править координаты.
Они даже получили ответ, правда не полностью.
«Я вас понял. Вскоре бу…» на этом оно обрывалось.
На маневр Атланту понадобится время. Для безопасности двига-тель отключили и внутри воцарилась невесомость. От неожиданного облегчения по телу пробежали мурашки. Андрей вспарил над ложементом и вскоре почувствовал какую-то внутреннюю тревогу. От легкого толчка рукой Андрей подлетел и уткнулся головой в стеклянный купол, затем он перевернулся и вдруг потерял ориен-тацию в пространстве. Ему показалось, что верх это низ, а низ это верх. Голова закружилась и подступила лёгкая тошнота. Он закрыл глаза, затем открыл их и сосредоточился на ложементе, мысленно установив команду, дезориентированному мозгу, что там низ. Через пару минут головокружение и тошнота прошли. Он улегся в ло-жемент и пристегнулся.
Пока Атлант был в пути, команда не стала терять времени и при-нялась за поиски Цереры. Точнее за это дело принялся Генри, так как остальные нисколько не смыслили в этом деле. Он устроился за приборной панелью и принялся интенсивно перебирать по клави-шам. Периодически он заглядывал в оптический окуляр, пытаясь отыскать ее визуально по свету, отраженному с поверхности.
Но через некоторое время Михаэль увидел, что Генри стал нерв-ничать. Ничего не получалось. Все попытки оказались тщетны. В от-личии от анализов системы, проводимой на Атланте, тут он видел всю структуру звездного рисунка, какая должна быть в этих коор-динатах. Но он не видел саму Цереру. И вскоре выдал вердикт.
- Ее нет. Я ее не вижу.
- Генри ты уверен? – спросил Михаэль.
- Да, да. Уверен, - раздраженно ответил он, - Если ты знаешь дей-ственный способ, как отыскать пропавшую планету, то прошу на моё место. Я перепробовал все имеющиеся.
- Нет не знаю Генри. Я тебе доверяю, - спокойно ответил капитан, а затем слегка повысил тон, - Но пока мы ждем Атлант, будь добр, пораскинь мозгами и сделай на сто процентов правильный вывод. Будет очень обидно, если мы полетим обратно на Землю из-за того, что ты ошибся.
- Я повторю расчеты на Атланте. Но я уверен, что будут те же ре-зультаты. Она должна быть тут, по всем параметрам. - Он несколько раз со злостью ткнул пальцем в монитор, на котором был изображён участок космоса, с россыпью мерцающих бусин звезд, выведенного с телескопа.
- Подумай еще раз. Как следует, - снова спокойно добавил капи-тан.
Андрей прекрасно слышал весь разговор. И в какой-то момент ощутил внутри возникшее неизвестно откуда чувство радости. И радовался он тому, что они полетят обратно. Нет не из-за того, что он вдруг захотел на Землю или заскучал по родным. Скорее он хотел просто убраться отсюда подальше. Вся эта ситуация с помехами и сбоями сильно испугала его. И где то внутри затаился червячок говорящий ему, что все это происходит не просто так. Возможно им не стоит быть тут. Возможно, что сама судьба или нечто, что обла-дает силой в этих бескрайних просторах, не желает пускать людей так далеко. Словно они могли открыть какую-то завесу тщательно скрывавшую от них страшную тайну.
Он взглянул на горящий диск звезды. Тот продолжал еле заметно пульсировать. Неожиданно в голове словно молния проскользнула мысль. Он представил себе как Церера вращается вокруг нее и вдруг представил, что она могла быть с той стороны. Диск мог закрывать ее. Он решил поделится мыслями с Генри.
- Послушай Генри. А что если Цереру закрывает звезда?
Генри ответил не сразу. Несколько секунд он просто молча смот-рел в окуляр, переваривая услышанную информацию.
- По всем расчетам планета должна быть тут, с этой стороны. Для того чтоб она оказалась за звездой ей нужно совершить половину оборота, то есть сократить стандартный год, в триста девяносто два земных дня, вдвое. Для этого она должна и в самом деле столк-нуться с другой планетой.
- А по каким-то иным причинам это могло произойти?
- Космос практически не изучен. Тут может происходить все что угодно, - он немного помолчал, поглаживая бороду, которую по непонятным причинам не стал брить, а затем добавил, - но такая теория вполне возможна.
-Значит нужно проверить ее, - произнес Михаэль с легкой ухмыл-кой на лице.
Генри показалось, что эта ухмылка предназначалась ему. Мол, он астрофизик, но не предположил таких банальных вещей, а простой рабочий горнодобывающей станции смог догадаться. Вот только он предположил, но промолчал. Хотел попасть на Атлант и разъяснить все подробней. Во всяком случае он понимал, что увеличение ско-рости вращения планеты могло привести к неизвестно каким по-следствиям: смене климата, катаклизмам. И быть может им не сто-ило теперь сажать Атлант на планету, изменившую благоприятные до этого условия на, не очень.
- Попадем на Атлант и я обязательно проверю.
Михаэль резко обернулся к пульту управления и щелкнул тум-блером. Из - под пола раздался тихий гул гравитационного двига-теля, который через пару секунд исчез. А сила притяжения снова придавила их к ложементам.
- Что ты делаешь? – Генри удивился действиям капитана, - зачем ты его запустил?
- Проверим теорию Андрея.
-Это опасно. Двигатель неисправен.
- Взгляни сюда, - Михаэль указал на один из маленьких мониторов на приборной панели.
Генри подошел и секунд тридцать рассматривал записи на нем.
- Что это?
- Пока мы летели через скопление, я сделал замеры. - Михаэль загадочно взглянул на него, - Дело не в неисправности шаттла, дело в излучении вокруг астероидов. Впрочем, я и без этих цифр понял это.
Генри с встревоженным выражение лица уселся обратно.
Андрей слушал, но не влезал в разговор. Это было незачем.
Через пару минут шаттл начал разгоняться. Сперва Андрея вда-вило в ложемент, затем скорость стала такой большой, что он по-терял чувство ориентации, а перед глазами, за стеклом словно стала образовываться линза. Звезды потускнели, слегка вытянулись и сдвинулись к краям этой линзы. Глизе, находящаяся справа по борту приплюснулась и стала медленно двигаться за спину. Когда он смотрел прямо, начинало казаться, что яркие точки звезд плясали хороводом вокруг него, но стоило взглянуть в сторону, как они прыгали обратно на свои места. Словно испугавшись взора наблю-дателя. Затем блеск звезд, вдруг стал ярче. Корабль был все ближе и ближе к скорости света. Ускорения он уже совершенно не чув-ствовал. Да и каких, то перегрузок тоже. Их уравновешивала внут-ренняя гравитация корабля.
Вскоре его взор застыл. Он смотрел лишь на растягивающиеся точки впереди. Они разгорались ярким светом, будто впереди за-жглись фары автомобиля. Вокруг образовалась тишина. А разум за-туманился и начал погружаться в эти пляшущие вокруг искры.
- Андрей, - неожиданно прозвучал голос Михаэля. От этого он аж вздрогнул, - спустись вниз, а то проведёшь там целую вечность.
Андрей отвел взгляд от стекла, отстегнулся и спустился в основной трюм. Смотровые триплексы в командирской кабине, оказались закрыты металлическими шторками, дабы не видеть всего, что происходит снаружи. И неспроста.
После того как люди получили возможность разгонять корабли до скорости, близкой к скорости света, первые летчики испытали на себе эффект смещения времени. Когда человек наблюдал за обра-зованием линзы и движением звезд в космосе, создавалось ощу-щение растягивания времени. Проходило всего пару минут в ре-альности, но для наблюдателя они казались двумя часами. А часы могли растянуться в недели. Течение времени существовало прежде всего в мозгу человека, а из за странного поведения объектов в космосе его счет сбивался. И человек мог просто потеряться там надолго. Но без зрительного контакта с внешней средой, подобного эффекта не происходило. Ученые даже утверждали, что в такие моменты старение организма протекало в ускоренном режиме.
Именно поэтому в пассажирских кораблях, доставлявших людей на некоторые спутники газовых гигантов в нашей солнечной системе, иллюминаторы всегда были закрыты.
- Нам лететь сорок минут, - добавил Михаэль, когда увидел Ан-дрея внизу.
Вскоре цель была достигнута. Они пересекли звездную систему поперек и оказались с обратной стороны. Им пришлось приблизится к скоплению астероидов и на безопасном расстоянии, полететь по краю кольца, постепенно сбрасывая скорость. Отсюда будет проще обнаружить Цереру.
Лицо Генри сильно изменилось, когда он еще раз взглянул в оку-ляр.
- Что видишь. Не тяни, - поторопил его Михаэль.
Генри оторвался от окуляра. Его лицо было наполнено тревогой и смятением.
- Андрей оказался прав,- коротко ответил он.
- Тогда почему тебя это не радует? - продолжил Михаэль.
- Я уже говорил. Такие изменения приведут к неизвестным по-следствиям, - он сел на место второго пилота, рядом с Михаэлем, затем тяжело вздохнул, - я бы повернул назад. Вернулся бы на Землю.
- И что мы там скажем? – капитан пристально взглянул на него тяжелым сверлящим взглядом. - Что испугались? Или предположи-ли, что на Церере теперь не комфортно?
- Это лучше чем не вернуться совсем, - Генри отвел взгляд, закинул руки за голову и откинулся на спинку ложемента.
- Не нагнетай.
- Я смотрю правде в глаза.
На какое то время в помещении воцарилась тишина. Слышно лишь было тихое гудение систем шаттла. Капитан продолжал пристально смотреть на Генри, подбирая в голове нужные слова. Повернуть назад – означало сдаться, но и в слова астрофизика прослеживалась логика.
- Михаэль прав, - вмешался в разговор Андрей, стоящий позади них, - Мы не можем просто развернуться и улететь обратно. Нужно сперва выяснить все.
Генри резко развернулся, кинув на него надменный взгляд. Он сложил руки на груди, словно пытаясь защититься от нападок напарников и ответил.
- Знаешь сколько раз, за свою практику я встречал подобные случаи? Сотни раз! Мы наблюдали за тем, как какая-нибудь планета исчезала в чреве звезды. И при этом ее скорость вращения также увеличивалась. А планета все приближалась и приближалась к бу-шующему огненному океану. Была планета, а потом раз и все - ее нет! Или происходило обратное. Звезда раскручивала и зашвыри-вала свою любимицу подальше от себя, отправляя в бесконечное путешествие по холодному и темному космосу. Как думаешь, если на ней была жизнь подобная нашей, осталась ли она там? Гравита-ция это фундамент во вселенной. Мы хоть и научились ей пользо-ваться, но так до конца и не выяснили, на что она способна. Я, мо-жет и приукрашиваю, но скажу тебе одно, - он слегка склонился вперед, - космос это не место для прогулки.
Ответить Андрей не успел. Радар снова взвыл, отображая на дис-плее восклицательные знаки.
- Что за.. – вырвалось у Михаэля. Он обернулся к навигационной панели, - мы далеко от астероидов. Какого черта?
Защитные ширмы на смотровых иллюминаторах тут же сползли вверх, открывая перед ними жуткую картину. Несколько больших глыб дрейфовали прямо по курсу, а вокруг них кишели мелкие об-ломки.
Михаэль резко дернул штурвал вправо, уходя от столкновения. Генри панически вжался в кресло. Навигационная система обманула их. Они не были вдали от скопления, а направлялись прямиком в него. Миллионы обломков вращались вокруг словно голодные акулы возле своей жертвы, желая схватить их крошечное судно в свои смертоносные объятья.
- Быстро к гравизахватам, - прокричал капитан.
Андрей вскочил на лестницу и в два прыжка преодолев ее, плюх-нулся в кресло. Автоматика гравизахватов пыталась справится с большим потоком обломков, но тщетно. Их было слишком много.
Михаэль уводил шаттл в сторону от основного скопления. И у него это получилось. Вскоре несколько крупных астероидов остались по правому борту. Но в последний момент один из «шустриков» все же прорвался через защиту корабля и вгрызся в его обшивку.
В нижней части шаттла раздался грохот. Удар пришёлся по ос-новным системам корабля. Сильный толчок отшвырнул экипаж в сторону, лишь ремни безопасности смогли удержать их в кресле.
Дисплей главного компьютера наполнился оповещениями о воз-никших ошибках. А звук тревоги стал ещё противней и громче.
Двигатель затих. Освещение вдруг погасло. Шаттл продолжал дрейфовать вперед, миновав столкновение с крупными объектами. Это могло обрадовать экипаж. Но впереди, среди темноты, выри-совывались еще несколько крупных силуэтов.
Штурвал не слушался. Системы корабля не реагировали на ко-манды. Вскоре погасла и приборная панель. Реактор больше не снабжал энергией, необходимой для дальнейшего функциониро-вания корабля. Гравитация мгновенно исчезла.
На несколько секунд все затихло. Внизу были слышны постукива-ния и стоны металла. Михаэль отпустил непослушный штурвал, от-стегнул ремень и произнес.
- Надеть шлемы. Андрей скорей спускайся вниз, - он говорил это, не сводя взгляда с силуэтов впереди, которые становились все четче и крупней. Затем нацепил и защелкнул гермошлем скафандра и запустил систему жизнеобеспечения. Генри и Андрей повторили процедуру.
Следом все трое в полной тишине при свете фонаря на скафандре Михаэля, проплыли по воздуху в хвостовую часть, где располагался шлюз, через который они попали в шаттл, Михаэль перевёл его в эвакуационный режим, повернув рычаг справа, тем самым отсоединив лишние запорные механизмы. Затем взглянул на напарников и спросил.
- Готовы?
Генри помахал головой в шлеме скафандра, так как прекрасно знал, что им предстоит испытать за этим шлюзом. Но в темноте его движения никто не заметил. Впрочем, его нежелание в данный момент не играло никакую роль в сложившейся ситуации. Иного выхода не существовало.
Михаэль схватился за запорный рычаг посередине круглого шлю-за.
- Раз. Два. – На три он дернул его.
Шлюз с грохотом вырвало наружу вакуумом. Потоки воздуха из-нутри мгновенно высосало в космос, а их троих выплюнуло, словно снаряды из пушки.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nil admirari
сообщение 22.2.2021, 23:28
Сообщение #2


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 332
Регистрация: 4.10.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Киров




Начало очень пресное.

Все эти неубранные дефисы создают впечатление, что автор заикается.

Цитата(Кирилл7612 @ 22.2.2021, 16:04) *
и провести в нем три года - столько времени понадобится для полета.


Цитата(Кирилл7612 @ 22.2.2021, 16:04) *
Атлант, разогнанный гравитацией Сатурна, Урана и Нептуна, устремился к неизведанному черному пространству космоса


То есть гравитация планет-гигантов разгоняет корабль до скорости света? blink.gif

Цитата(Кирилл7612 @ 22.2.2021, 16:04) *
Звезда под названием Глизе 43, вокруг которой вращалась Церера, находилась почти в трех световых годах от Земли.

Это что то новое. ohmy.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Кирилл7612
сообщение 23.2.2021, 12:34
Сообщение #3


Неизвестный пришелец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 2
Регистрация: 22.2.2021
Вставить ник
Цитата




Цитата(Nil admirari @ 22.2.2021, 23:28) *
Начало очень пресное.

Все эти неубранные дефисы создают впечатление, что автор заикается.
Согласен, нужно еще многое редактировать.




То есть гравитация планет-гигантов разгоняет корабль до скорости света? blink.gif Разгоняет гравитационный двигатель, а гравитация планет лишь способствует этому.


Это что то новое. ohmy.gif
Звезда выдумана ( Ближайшая звезда находится в четырех годах и называется по другому, если вы про это)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nil admirari
сообщение 23.2.2021, 22:29
Сообщение #4


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 332
Регистрация: 4.10.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Киров




Дальше получше и местами даже интересно. Но текст перегружен объяснениями. И у вас путаница в специальной теории относительности.

Если на планете Церера есть тропический пейзаж с растениями и вообще условия похожие на земные, то значит прошло уже несколько млрд. лет. За это время все столкновения прото-планет уже давно закончились и система приняла устойчивый вид. Так что столкновение планеты с планетой в данном времени быть уже не может.

Цитата(Кирилл7612 @ 22.2.2021, 16:04) *
Шлюз с грохотом вырвало наружу вакуумом.

Правильнее сказать, что шлюз вырвало давлением воздуха корабля.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 13.4.2021, 13:48