Фантасты.ру

Алексей Доронин: "Начал писать, потому что искренне верил - "что-то страшное грядет"

Алексей Доронин- Алексей, читателям Вы знакомы как автор цикла, носящего условное название «Чёрный день». Расскажите, пожалуйста, что и когда подтолкнуло Вас написать первую книгу, положившую начало циклу?

- Теперь уже трудно назвать с точностью день и даже год. Идея книги пришла мне в голову лет в четырнадцать.

Это было до знакомства с культовой компьютерной игрой «Fallout» и уж тем более до прочтения романа «Метро» Дмитрия Глуховского, который из российской авторов этого жанра наиболее широко известен (до его написания оставалось еще лет пять).

Я оканчивал школу, дело было в конце 90-х. Поскольку речь идет об угольном моногороде Прокопьевске – месте и сейчас депрессивном, а тогда вовсе кошмарном, то легко представить себе, сколько в нем готовых декораций для фильма «Сталкер» Тарковского. Проезжая  на трамвае из Центрального района в Рудничный (который у нас называют на языке телеутских аборигенов словом Тырган, что значит «Трясущаяся гора»), можно было наблюдать из окна жутковатую картину: развалины, терриконики, горы искореженного металла, шлака, обезображенный угольными карьерами ландшафт прямо в черте города. И надо всем этим черный пепел и черный дым из труб обогатительных фабрик и котельных.

Они и сейчас там, кстати: и развалины, и разрезы. Последние стали еще больше – уголь добывают открытым способом в нескольких километрах от моего дома. Было бы странно, если бы мне, подростку с воображением, не подумалось: «вот так должен выглядеть мир после ядерной войны».

Идею эту я долго переваривал, развивал. И только спустя несколько лет, в 2004-ом, начал писать. Но вначале работал несерьезно, урывками.

Я относился и отношусь к себе с большой долей самокритики. Поэтому почти всё, что создал за первые два-три года, забраковал и удалил.  Неоднократно переделываю каждый абзац, так как часто самому не нравится написанное. Цепляюсь к каждому слову, ищу ошибки, нестыковки и просто «некрасивости». Может, поэтому и пишу медленно.

На написание серии ушло восемь лет чистого труда (2007-2014), не считая как минимум шести-семи лет обдумывания идеи (1998-2003) и трех лет написания набросков (2004-2006).

Сейчас мне 31 год. Я инженер по ГО и ЧС на угольном предприятии уже восьмой год. Уточнение: как и все на низовом звене системы РСЧС – объектовом, я сотрудник своего предприятия, а не МЧС. Я не крутой спасатель и приписывать себе незаслуженный ореол героизма не хочу. Работа у меня в основном бумажная. Это ведение документации по антитеррору, противопожарной защите плюс 5 специальных папок документов по ГО и ЧС. Есть там и списки эвакуации (с членами семей), и планы действий при внезапном нападении супостатов... Хотя в реальности это процентов на шестьдесят невыполнимо, как я бы сказал. Система ГО создавалась в СССР, а сейчас, на частных предприятиях,  будет ли она работать в "час Ч" – большой вопрос. Но все мероприятия должны быть разработаны. В настоящее время в связи с разными катаклизмами в стране и мире это еще актуальнее, чем  пару лет назад.

Я не знаю, относительно уважаемого Дмитрия Глуховского, может для него  постапокалиптический роман «Метро» и был вначале просто развлечением, а потом стал неплохим источником дохода, но я начал писать, потому что искренне верил - "что-то страшное грядет" (Р.Брэдбери). И в последний год моя уверенность  стала только крепче. Естественно, это будет не ядерная война. Может, и не война вообще, а крупный социально-экономический кризис.

Из моих неопубликованных рассказов считаю достойным внимания один – его и рекомендую. Он называется «Домик в деревне», его легко можно найти в интернете. Несмотря на некоторую наивность (автор был гораздо моложе), это - попытка наиболее реалистического моделирования ситуации глобального кризиса и действий для спасения своей семьи в такой обстановке.

Фотоколлаж: Одним из элементов комбинированного удара сил НАТО по РФ была космическая боевая платформа «Дамокл», поразившая командный пункт ракетных войск. В написанной в 2008 г. книге началу ядерной войны предшествовал конфликт на востоке Украины.

- Трудно ли было преодолевать дорогу к изданию?

- Когда летом 2008 года уже три четверти книги были готовы в конечном варианте, я выложил готовую часть текста на литературном портале Самиздат (www.samlib.ru), где любой начинающий автор может поделиться своим творчеством с широкой аудиторией. Сегодня таких порталов многие десятки, а тогда существовали по сути два – собственно «Самиздат» и «Проза.ру».

Я не предпринимал (как не предпринимаю и сейчас) никаких действий для «пиара» или «продвижения» своей книги. Разве что поучаствовал в 2006-2008 годах с моими  рассказами в паре литературных конкурсов, где ничего не занял. Но, возможно, кого-то из нынешних читателей заинтересовали еще эти рассказы. Один из них был наброском первой главы «Черного дня».

Расскажу интересный факт, который раньше не упоминал, как малозначительный. Вскоре после этих конкурсов со мной связывалось московское издательство «Яуза». Их заинтересовал один из моих рассказов про геополитику нефти – под названием «Кровь земли». С моей точки зрения – не самый удачный, но их он чем-то зацепил. Редактор спросил, не хочу ли я написать полноценный роман на эту тему.
Я сказал, что подумаю. Но романа так и не получилось. Может потому, что меня влекло немного в другую сторону. Я хотел показать ядерную войну не так, как ее показывает, к примеру, Федор Березин – глазами ракетчиков, танкистов, подводников, то есть людей, ее непосредственно ведущих. И уж тем более меня не прельщало описание шпионских игр и геополитических интриг. Я хотел показать войну как трагедию обычных людей, то есть нас с вами. И совершенно не хотел писать военный агитпроп, хотя и пацифистом себя никогда не считал (скорее, гуманистом) и уделил в романе достаточное место описанию войны глазами военных (и наших, и чужих). Но – не главное, не ключевое.

Итак, про рассказы я на время забыл и полностью посвятил себя написанию романа.

Почти сразу пошли отклики читателей. Не все восторженные – была и конструктивная критика, за которую я благодарен. Вместе с критикой пришла и помощь.

В книге говорится о разных вещах и материях. О политике, экономике, обычном вооружении, оружии массового поражения… вплоть до способов выживания в лесу и разделке мясных туш. Экспертом во всем этом быть невозможно. Критика  и замечания помогали мне исправить ошибки. Хотя иногда надоедали те, кто цеплялся к несущественным мелочам. Например, читатели даже ставили эксперимент - потечет ли из банки сгущенка после того, как она побудет на улице при 20 градусах мороза.

И еще одно несколько не понравилось. Многие читатели зациклились на военном аспекте, видя в книге только его – только описания битв сверхдержав. Другим очень нравились мои реверансы в сторону национализма, ура-патриотизма, которые тоже не были никогда для меня главной темой. Но, в любом случае, вся помощь пошла «в копилку», без нее книга не была бы такой, какая она есть.

Пороги издательств я  не обивал, звонками не донимал. Вскоре поступило и второе предложение, уже относительно «Черного дня».
Через некоторое время со мной связался представитель издательства «Крылов» - Юрий Гаврюченков. Вскоре был заключен договор на издание романа, а потом и двух его продолжений. С этого и начинается история публикации моей серии, которая прерывалась только на период относительной невозможности творить, вызванный работой и семейными обстоятельствами. Поэтому, если третья книга закончена и издана в 2011 году, то четвертая – закончена в январе 2014-го, а издана только сейчас (октябрь 2015-го).

Фотоколлаж: Один из главных героев саги Александр Данилов, аспирант одного из новосибирских ВУЗов.

 

- Расскажите, пожалуйста, какие книги входят в цикл Чёрный день»?

- Всего в серии "Черный день" на настоящий момент написаны пять романов:

1.    «Черный день»
2.    «Сорок дней спустя»
3.    «Утро новой эры»
4.    «Призраки Ямантау»
5.    «Поколение пепла»

С 2008 по 2011 год три книги серии: «Черный день», «Сорок дней спустя», «Утро новой эры»  были напечатаны в издательстве «Крылов» (СПб, Россия). Общий тираж книг с допечатками - около 40 тысяч. Первые две книги серии также выходили в виде двухтомника.

Четвертый том, куда вошли два романа: 4-ый «Призраки Ямантау» и 5-ый «Поколение пепла» вышел в том же издательстве в октябре этого (2015) года. Первоначально я планировал вместить эти сюжетные линии в один роман, но и по объему, и по событиям – это две разные книги. Тем не менее, на бумаге они пока выйдут под одной обложкой. Название 4-й книги совпадает с одноименным неопубликованным на бумаге рассказом, действие которого происходит после ядерной войны, но не в мире «Черного дня». Однако это разные произведения.
Жанр романа ближе всего к фантастическому боевику, но, как будет сказано дальше, им не исчерпывается. Герои и сюжетная линия произведений – сквозные, то есть это эпопея, а не объединенная только общей «вселенной» серия.

- Давайте подробнее остановимся на цикле. О чём он?

- «Черный день» - это эпическое четырехтомное произведение, события которого происходят после крупномасштабной ядерной войны, поставившей человечество на грань вымирания.

Место действия главной сюжетной линии – Западная Сибирь и Урал. Герои – жители Сибири, борющиеся за жизнь в условиях «ядерной зимы» и разрушения цивилизации. Это представители разных социальных слоев, люди разных характеров и жизненных установок. Эпизодические вставки-интермедии посвящены глобальным событиям, происходящим на театрах третьей мировой от Шпицбергена до Австралии.

В романе две главных сюжетных линии. В одной группа людей выживает в бомбоубежище под новосибирским Академгородком. В другой линии выживает одиночка, житель города Прокопьевска Кемеровской области. События застали его в Новосибирске, то есть в соседнем регионе, и он идет пешком домой, в родной город на фоне разворачивающегося климатического и социального апокалипсиса.

«Черный день» - это реалистическое произведение, в основу его положены научные теории, реальные геополитические процессы и военные доктрины государств. В нем нет шаблонов бульварной фантастики о «радиоактивных мутантах» и не исчезающем даже за сотни лет заражении местности.

Это динамичное произведение, сочетающее элементы хоррора и боевика. При написании автор консультировался со специалистами по техническим вопросам (техника, оружие, радиация и средства защиты от нее и проч.), а также использовал собственные профессиональные знания инженера по ГО и ЧС. Может, не настолько глубокие, как хотелось бы, но ставшие некоторым заделом для погружения в атмосферу и настроение.

Ядерная война для автора – это средство для создания экстремальной ситуации, в которой оказались обычные люди. Не герои боевиков и не супермены. Никто из них не спасает мир. Масштаб действий вообще не предусматривает целей за пределами выживания для себя и относительно малой группы вокруг. Главная моя цель в книге  - показать социальный апокалипсис, характеры людей через призму трагического слома привычной жизни, которую дает глобальная катастрофа. Поэтому, кстати, у меня нет фантастических деталей – мутантов, человекоподобных киборгов, оружия, работающего на неизвестных науке принципах. Я придерживался реализма с минимальными фантастическими допущениями.

Кто-то может сказать, что нечто подобное уже описывалось: в истории литературы, кино, компьютерной индустрии.
Отвечу. Да, в какой-то мере сюжет вторичен. Поскольку я не только специалист по ГО и ЧС, но и филолог, для которого такие постмодернистские понятия как интертекст и дискурс являются «родными», то не могу не признать, что, пусть бессознательно, но, черпал, как и каждый автор, вдохновение в текстах, написанных ранее.

Книга написана задолго до нынешних турбулентных событий в мире, в ближнем и дальнем зарубежье, и в то же время очень созвучна им, являясь настоящим романом-предупреждением. В то же время, это не политическая агитка, а непредвзятое повествование. Автор не вешает ярлыки, не клеймит и ни к чему не призывает, кроме соблюдения международных обязательств и обычных принципов гуманизма и рациональности.

Фотоколлаж: Маршрут Данилова. Война застала Александра за четыреста километров от родного города, и он решает совершить пеший переход, невзирая на хаос и наступившую ядерную зиму

 

- Мой любимый вопрос касается творческой кухни автора: как и в каком режиме вы работаете, что делаете для продвижения книги?

- Четкого режима нет. Есть свободное время – пишу. Бывало, что и по неделе не писал, и по две. А в другие дни, наоборот, восемь и десять часов подряд.

Принцип написания – двухступенчатый. Сначала ассоциативный (когда пишутся наброски по принципу: «что в голову взбредет»), потом последовательный (когда из этих набросков последовательно выстраиваются главы). Но часто даже на этом этапе «скачу» от одного фрагмента к другому, пишу о том, о чем мне «пишется» в настоящий момент. Поэтому до окончания всех работ часто нет готовых законченных глав и частей, которые можно представить публике.

Ну, и насчёт продвижения – мой совет  специально для начинающих авторов.

Если вы написали большой роман – никогда не выкладывайте его целиком. Вы и оглянуться не успеете, как он будет растиражирован пиратами по всему интернету, выложен не только на библиотеках, но и на форумах, файлообменниках, торрентах, личных сайтах и т.д. Причем в том самом, часто черновом, выложенном вами варианте. И бороться с этим уже не получится, если вы не мэтр с юридической фирмой за спиной. Это может осложнить процесс поиска издателя. Но в любом случае, интерес к тексту среднего уровня, который уже широко растиражирован – будет у издателя ниже, чем к «свежему».

Выложить можно несколько глав, максимум половину книги. Есть, конечно, исключения, и если вещь уж совсем прорывная – то лишняя известность ей только пойдет на пользу. Но мы рассматриваем не редкие, а типичные случаи.

Кроме того, в интернете начинающий писатель может встретить много соблазнов – или просто бесполезных, или даже опасных для творческой карьеры или кошелька.

Бесполезные – это (по моему скромному мнению) размещение своего творчества на литературных порталах с небольшой посещаемостью. Они сейчас плодятся как кролики после дождя, и часто заманивают авторов, пишут им письма сами. Вреда от этого не будет – но и пользы большой скорее всего тоже. Среди крупных порталов можно назвать все тот же samlib.ru и proza.ru.  В целом это легко проверить – если вас зовут на портал, где 300 писателей и 500 читателей за месяц, то смысла в этом большого нет.

Также нет особого смысла в поиске «литературного агента». Их ниша в России очень узкая, охватывает только супер-авторов, потому что у остальных гонорары настолько мизерны, что работать за проценты от них никто не станет. Поэтому и берут за свои услуги они деньги вперед. Скорее всего они просто вытянут из вас деньги за то, что вы прекрасно сможете сделать самостоятельно (составить коммерческое предложение и разослать по издательствам). В любом случае, если книгу примут – ее примут и без агента.

Также, если есть хоть какие-то шансы издаться нормально,  незачем публиковаться за свой счет или заключать договоры на выпуск книги print-on-demand (печать по требованию), или выпуск одной лишь электронной версии. Держите книгу при себе, ищите варианты. Никто вас не торопит, никто за вами не гонится. Такая публикация, как и выкладывание текста целиком, о котором сказана выше, не повысит, а понизит ваши шансы.

И уж тем более не надо связываться с теми, кто предлагает вам отдать ваши права на книгу и издать ее «бесплатно». Это мошенники. Дальше последует предложение вам выкупить (самому!) какое-то количество экземпляров по баснословной цене (до 50 евро). И ни одна книга на рынок не попадет. Примерно так поступает одно якобы немецкое издательство, которое рассылает доверчивым писателям письма с орфографическими ошибками.

- А как вы пишете: по заранее продуманному плану или целиком отдаётесь полёту вдохновения?

- Раньше я никогда не писал заранее подробных планов (с сюжетами, описанием характеров, мест действия). В последней, шестой книге (которая будет называться «Дети августа») я отступил от этого правила, и такие планы пишу, как пишу и географические, страноведческие наброски, краткие биографии персонажей и т.д. – все это для себя, а не для читателя. Посмотрим, что из этого выйдет.

Главный вопрос для меня всегда был во времени, а желание и силы творить были почти всегда.  Кроме периодов уж очень плохого настроения и загруженности на работе. Но в голове я постоянно держал сюжеты, продумывал, записывал внезапно возникшие мысли, идеи на клочке бумаги  или на мобильном телефоне – пусть двумя словами, но потом, в свободное время, из них разворачивались абзацы. Также я с удивлением замечаю, что, когда происходит неприятность, вроде потери/гибели информации на флешке, и приходится заново писать 30-40 страниц текста, я их легко восстанавливаю по памяти в почти неизменном виде. То есть книга уже у меня в голове, я только ее оттуда постепенно достаю.

Что мне помогло в написании книги?

Если перефразировать одно известное изречение, то мне понадобилось 90% упрямства и 10% таланта. Есть очень много талантливых людей. Есть гораздо более эрудированные и гораздо более талантливые, чем я. И многие из них ничего не написали, хотя пытались. Чтобы стать хотя бы каким-то писателем, нужна самодисциплина. А также наличие свободного времени и сил, конечно. Еще, возможно, легкая степень мазохизма (но это уже моя ирония).

- Вы добились коммерческого успеха, Ваши книги стали ориентиром для ряда других авторов. Надеюсь, у Вас найдутся ещё какие-нибудь советы для пишущей братии?

- Пишущих людей много. И большинство допускает распространенную ошибку: некритически относятся к собственному тексту. Не желают перерабатывать, тратить на это время. Мол, я так вижу, для себя пишу. С таким подходом к работе автор вряд ли будет издан. Необходимо ориентироваться на читателя, на его запросы. Другой фактор: издательства не очень интересуют рассказы. Да, выходят тематические сборники, проводятся конкурсы, рассказы публикуют журналы. Но основной формат фантастической литературы в России – роман (даже не повесть). Издателям нужен такой объем, чтобы опубликовать книгу в четыреста-пятьсот страниц. Таков формат. Объем считается в авторских листах (40 000 знаков). Оптимальный объем – 10-12 а.л.

И еще один момент: не нужно думать, что если вы живете в далеком провинциальном городе, то на вас и ваши тексты никто не обратит внимания. Ни в коем случае! Мне пишут читатели из Канады, Германии, Польши, не говоря уже про страны СНГ.

Другое дело (и об этом тоже надо сказать) - не следует ждать от писательства золотых гор. Скорее всего, даже после издания 4-5 книг, это так и останется вашим «хобби», а не главным источником дохода. Заработки писателей в России невелики. Многие рады издаться даже бесплатно, за сам факт издания. Авторов, живущих на средства от литературной деятельности, можно пересчитать по пальцам. Поэтому, занимаясь литературой, не забывайте о карьере, семье, образовании и т.д.  Если не готовиться к этому сразу, то начинающего писателя может постичь разочарование. Но если еще «на берегу» знать, на что идешь – то писательство может быть интересной нишей для самореализации и творчества, а также общения. Очень многие люди, которых я знаю, никогда ничего не узнали бы обо мне, не напиши я свои книги. И всегда есть, и можно верить в тот мизерный шанс, как в счастливый билет – что именно ты войдешь в тот 1%, которому повезет.

Фотоколлаж: Схема убежища. В убежище №28 под Академгородком отставной майор Сергей Борисович Демьянов помог большой группе людей уцелеть и пережить первые месяцы ядерной зимы

 

- Думаю, нет такого автора, который бы не мечтал об экранизации своих вещей. Распространяется ли на Вас это мнение?

- Я сразу пишу кинематографично, потому что надеюсь когда-нибудь увидеть на экране. Желательно не в виде 3-4 серийного блокбастера, а в виде 20-30-серийного телесериала.

«Hitch your wagon to a star» – как говорят американцы.

Мечтать не просто не вредно, но для писателя жизненно необходимо. Без здоровой доли самоуверенности автора, который решил, что именно у него получится сказать то, что будет интересно многим - ничего никогда не выйдет.

В этом мире любой успех, который кажется случайным - неслучаен, в том числе и в мире литературы. Это я не о своем творчестве, разумеется, а о произведениях вроде «Гарри Поттера» Дж. Роулинг и «Песни льда и пламени» Дж. Мартина. За ним стоит колоссальный труд и огромное количество вложенных денег. И если деньги могут вложить другие, то труд писатель вкладывает прежде всего собственный. И качество книги и ее перспективы прямо пропорциональны часам вложенного труда.

- Из каких источников черпаете вдохновение?

- Четыре главных персонажа (те, кому посвящены самые большие фрагменты текста, они же главные двигатели сюжета) – все имеют реальных прототипов, которые хотя бы частично «дали» им свои характеры, образ мысли, речи или действия и т.д. В новой шестой книге я от этого принципа отошел – пишу всех «из головы».

Очень много сюжетов беру, почти не изменяя, из окружающей меня провинциальной жизни. В книгах авторов из США социальный апокалипсис, разруха, дикость и деградация  в основном выходят бледно и натужно. Или красочно, но неправдоподобно. Как и описание ледяных пустынь и занесенных снегом городов. Чтобы это описать, надо в этом жить. Или, зная историю своей страны, чувствовать, что это может обрушиться на тебя в любой момент. Американский или британский автор такого «счастья» лишен.

Кстати, предвидя вопрос, могу сказать, что американские постапокалиптические сериалы, такие как “Jerico”, “Walking dead” я не смотрел. Последние три с половиной года, пока писалась четвертая книга,  я даже принципиально не читал постъядерных и постапокалиптических произведений.

Автор – гуманитарий по взгляду на жизнь, поэтому, несмотря на кучу добровольных консультантов (среди которых есть и военные), «стремительные домкраты» могут присутствовать. Некоторые из них настолько стремительны, что преодолели все «кордоны» и «заслоны» в виде автора и его добровольных помощников, дойдя в неизменном виде до бумажных страниц. Легкость автора в обращении с такими понятиями как полисиндетон, асиндетон, парцелляция, плеоназм, зевгма и литота, не говоря уже о всем известной гиперболе, как бы намекают, что калибр патронов и снарядов, принципы работы дизельного двигателя в романе могут слегка отличатся от имеющихся в реальном мире.

Однако автор считал и продолжает считать, что «человеческое» измерение романа (и любого художественного произведения) важнее «железа», важнее скрупулезного следования цифрам и тактико-техническим характеристикам. Впрочем, это не отменяет необходимости придерживаться минимального правдоподобия на том уровне, чтоб это не резало глаз неспециалисту. А всем экспертам фантасту никогда не угодить.

- Чем «Чёрный день» отличается от других постап-книг?

- Современные издательства приключенческой литературы требуют от авторов соблюдения конкретных критериев «остросюжетности» (грубо говоря – одна драка/перестрелка на каждые десять страниц) Но все мы знаем, что люди, даже в чрезвычайных обстоятельствах и ситуациях, связанных с борьбой за выживание, не только воюют и совершают героические поступки, но еще и ведут быт, общаются, едят, спят.

Тема одиночества в романе «Черный день», концепт дороги (зимы, ночи и т.д.) в романе «Черный день», женские образы в романе «Черный день» - вполне применимы к моей книге и совсем неприменимы ко многим очень качественным постъядерным боевикам. Поэтому я от всей души надеюсь, что она несколько больше, чем просто остросюжетный роман.

Главный принцип изображения персонажей в романе? Люди противоречивы.

Даже в самом черном подонке может иногда проглядывать что-то человеческое, если не оправдывающее, то объясняющее его поступки. И даже в самом героичном герое может таиться неприятная червоточина и гниль, а может просто слабость или глупость. Это не значит, что все «равны». Это значит, что все сложны.

Главный принцип построения сюжетной канвы? Отсутствие предопределенности.

Как в жизни. Сверхважный квест может завершиться неудачей, а может оказаться совсем не важным. Смерть может подстерегать в разгар боя, а может и от старой болезни. Встреча, которая  по всем канонам романтизма, должна закончиться роковой страстью, может закончиться ничем. И даже дорогие автору персонажи могут внезапно умереть или вместо заслуженного счастья получить совсем не то, чего ждали.

Фотоколлаж: Спустя год после разрушительной ядерной войны, на территории Сибири между двумя крупными общинами уцелевших возник конфликт, закончившийся кровопролитной войной с применением артиллерии и бронетехники.

 

- Над чем Вы сейчас работаете, что пишете в данное время?

- Занимаюсь дальнейшим продвижением своего творчества. Заканчиваю работу над новым дизайном и функционалом моего сайта www.blackday.club

Пишется 6-ой роман под рабочим названием «Время жатвы», о событиях через 50 лет после ядерной войны, который можно читать в отрыве от первых пяти. Он написан процентов на семьдесят, но распланирован и спроектирован целиком.

Также разработана концепция последней заключительной книги – 7-ой, с рабочим названием «Предтеча зимы». Это книга о событиях через 60 лет после  событий первого «Черного дня».

В долгосрочных планах самостоятельный перевод нескольких глав 1-го «Черного дня» на английский язык (все-таки я учился на филолога романо-германских языков) с последующим поиском заинтересованных добровольцев для дальнейшей работы совместно со мной над неофициальным переводом. А там, возможно, и до официального перевода дело дойдет. Но на первом этапе необходимы добровольцы и среди носителей языка. И уж совсем в порядке бреда – подумываю о написании набросков киносценария. Да, я в курсе, что этим занимаются специально обученные люди, а деньги под это выделяются людьми еще более недосягаемыми. О коммерческой экранизации речи не идет, поскольку даже у куда более «раскрученных» фантастов, пишущих на русском языке, с этим большие проблемы. Но вполне реальной представляется любительская экранизация некоторых фрагментов книги, подобно тому, как делается любительская озвучка (создание аудиокниг).

Любой путь начинается с первого шага. Когда-то и мысль о том, что у меня будет четыре опубликованных романа, казалась мне не очень реальной.

- Считаете ли вы «Чёрный день» не просто хорошей развлекательной книгой, но и романом предупреждением?

- «Черный день» достаточно космополитичен (в хорошем смысле) и универсален с культурной точки зрения, так что свою нишу в мировой фантастике мог бы занять (поскольку эпопей такого размера и охвата в постъядерном антураже и с такой степенью проработки еще никто в мире, насколько мне известно,  не писал).

К тому же обстановка на планете Земля к этому, увы, располагает. Несмотря на то, что львиная доля текста эпопеи написана уже довольно давно, актуальность ее только растет с каждым днём.

Важно и то, что моя книга является антивоенной. По крайне мере для меня – важно. Мы, к сожалению, стали забывать те простые истины, которые помнили еще в 60-ые, 70-ые и в 80-ые годы, когда писались такие антивоенные произведения, как «На последнем берегу» и «Письма мертвого человека», когда была сформулирована и озвучена теория «ядерной зимы» и в общественном мнении по обе стороны океана доминировала мысль о необходимости разоружения. Помнили это и тогда, когда Сергей Лукьяненко написал свою пронзительную повесть «Атомный сон». И пусть ее автор потом «несколько» изменил свои взгляды, из песни слова не выкинешь.

Сегодня многим кажется, что ядерная война или в принципе невозможна, или может быть «маленькой и победоносной». Какое из этих заблуждений опаснее – я даже не берусь судить. Да и ядерным оружием перечень угроз для цивилизации и человечества не исчерпывается. И мое творчество – еще одна попытка напомнить обо всем этом.

 

Интервью подготовлено писателем-фантастом Дмитрием Дашко

 

Краткая биографическая справка

Алексей ДоронинАлексей Доронин - российский писатель и поэт, автор произведений в жанре боевой фантастики - родился 10 сентября 1984 года в городе Прокопьевске, где и проживает в настоящее время. Получил филологическое образование в Кемеровском государственном университете, работал преподавателем и корреспондентом муниципальной газеты.

Алексей принимал активное участие в работе городской организации КПРФ и даже выдвигался кандидатом от коммунистической партии в Совет народных депутатов Кемеровской области. Сегодня он работает специалистом по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям на угольной шахте. Женат, воспитывает двоих детей.

Сам Алексей называет себя «филологом-сурвивалистом (выживальщиком)» .

Поклонники фантастического жанра ценят его книги за правдоподобность повествования, детально прописанные образы и характеры героев. Доронин - автор таких популярных романов, как «Черный день», «Сорок дней спустя» и «Утро новой эры» и «Поколение пепла», вышедших в издательстве «Крылов» (г. Санкт-Петербург). В настоящее время ведется написание продолжения данной серии. Остальные произведения – рассказы и стихотворения - являются неопубликованными.

Основная тема его произведений — выживание человека при наступлении глобальной катастрофы, прежде всего – ядерной войны.

 

«ЧЕРНЫЙ ДЕНЬ» - постъядерная сага Алексея Доронина

Книги молодого писателя из города Прокопьевска ставят перед читателями вопросы, которые особенно актуальные в эпоху нарастания геополитической напряженности

 

Фотоколлажи в статье выполнены художником Алексеем Безлюдневым

 

Чтобы добавить комментарий на сайт, необходимо зарегистрироваться.

Из блогов

Александр Прокопович об инвентаризации писателей

ПрокоповичХорошее словосочетание? Во времена зеленых человечков, уже не подкрадывающегося, а гремящего сапогами сссэра – нормальное.


Подробнее...

Ника Батхен. Напоминалка для авторов

Ника БатхенВ наши дни на рынке авторов как никогда высока конкуренция – пишущих людей много, читателей всё меньше. Господа литераторы рвутся в печать изо всех сил, дабы труды и мысли не пропадали напрасно.
Подробнее...

Aлександр Зорич о "презираемой профессии"

Александр ЗоричЗаметил, сейчас модно писателей презирать. "В нашей компании писателей кидают через половой орган!" - с самодовольной улыбкой объяснял мне намедни за бокалом вердуццо директор одной крупной игровой компании.


Подробнее...



Авторы

Макарова Людмила

Людмила МакароваМакарова Людмила Витальевна. Родилась в г. Ижевске 15 декабря 1969 года.

Подробнее ...

Другие новости

Регистрация / Вход


Баннер

Новые комментарии