Фантасты.ру

Виктор Глумов: "Я люблю и уважаю своего читателя".

Казалось бы, к 2010 году мы уже знали всё о постапокалипсисе. Читатель успел пройтись всеми тайными тропами зловещей Зоны, изучил как свои пять пальцев схемы метрополитенов, а сколько узнал всевозможных монстров и аномалий, так просто не счесть! Но любителям этого жанра всё ещё мало, и они хотят продолжения банкета. И тогда им на помощь пришли авторы новой книжной серии «Технотьма».

Сейчас к творческому тандему Андрея Левицкого и Алексея Бобла присоединился начинающий писатель Виктор Глумов. Его роман «Школа наёмников» раскрывает новые грани мрачного мира «Технотьмы» и ещё до своего выхода в свет стал одним из самых ожидаемых произведений в жанре постапокалипсиса 2011 года.

Аннотация к роману «Школа Наемников»:
«Молодой наемник Лекс из клана Омега заканчивает обучение. Ему предстоит стать лейтенантом, получить под командование собственный отряд и занять достойное место в системе... Но сначала Лексу надо пройти последнее, самое важное испытание: Полигон. Он не просто опасен, он смертелен. Его населяют не только мутанты, кошмарные чудовища Пустоши, но и люди, которых Полигон сделал хуже чудовищ.
И от того, сумеет ли наемник выполнить задание командования Омеги, зависит вся его будущая жизнь.»

Кто же он такой, Виктор Глумов? Чем он занимается, какие у него планы на мир «Технотьмы»? За ответами на эти и другие вопросы мы отправились к самому Виктору.

- Виктор, добрый день. Перед этим интервью мы попробовали найти в интернете всю возможную информацию о вашей персоне, но не смогли обнаружить ни единого упоминания! Раскройте же тайну: кто вы, откуда вы родом и чем занимаетесь в обыденной жизни, помимо написания фантастических романов?

Меня зовут Виктор Глумов *улыбка*. Я родился 17 ноября 1978 года в Севастополе, но после распада СССР переехал в Россию, откуда родом мой отец. По профессии я хирург, закончил военно-медицинскую академию, работаю по специальности. На службе всякого насмотрелся, доводилось бывать в горячих точках, смерть видел. Если честно, самые «интересные» моменты вспоминать не очень приятно. Но это опыт, благодаря которому есть, что сказать.

- Давно ли вы начали писать, каков был ваш творческий путь?

Писать начал со старших классов школы, подрабатывал журналистом, много читал. Однажды решил, что могу писать не «в стол». И просто сделал это. В моей жизни было столько всего, что впечатлений на много книг хватит.

- Кто из писателей-фантастов оказал на ваше творчество наибольшее влияние? И кого вы считаете эталонами в фантастической литературе?

В отечественной или зарубежной литературе? Давайте говорить про русскоязычную фантастику последнего времени. Мои любимые писатели этого периода (по алфавиту): Дивов, Дяченко, Олди. Уважаю творчество Бобла, Жакова, Левицкого. Очень ценю Орехова. В последнее время много интересных авторов, легче сказать, кого не читаю.

- В последнее время в моде постапокалипсис, литература разрухи и выживания. Как вы думаете, почему?

Потому что Армагеддон уже наступил, но не в каноническом виде. Люди живут в страхе и вынуждены ужас сублимировать. То есть, такая литература – способ спастись от самого себя.

- На ваш взгляд, у постапокалиптической литературы есть будущее, или она промелькнёт без следа, не оставив в наследство произведений, достойных именоваться «классикой»?

Всё зависит от качества исполнения. Отдельные вещи, безусловно, останутся.

- Что привлекло вас в мире «Технотьмы», почему вы решили писать в эту книжную серию?

Это интересный мир, близкий мне по духу. Он открывает много возможностей: для идей, нестандартных героев, новых сюжетных решений. Кроме того, книги цикла просто увлекательно читать!

- Если бы вам довелось жить в мире, подобному вселенной «Технотьмы», как бы вы себя в нём повели?

В первую очередь, постарался бы физически выжить. Потом накапливал бы знания, собирал их по крупицам и использовал. Наверное, лечил бы людей, раз уж я умею это делать. Прогнозировать трудно. Одно дело родиться в таком мире, другое – попасть туда внезапно. В моей второй книге, в цикле «Технотьма», будет затронута эта тема, тема выживания в новом мире. Каждый решает проблему по-своему, ведь в первой книге цикла, «Пароль: вечность», тоже есть герой-«попаданец»… А если бы я родился в таком мире, безусловно, моя личность была бы иной. И решать за такого человека я не могу.

- Откуда вы берете сюжеты и героев, пользуетесь жизненным опытом или полагаетесь на воображение?

Часть образов – преломление моего опыта, реально существующие люди, а часть – собирательные. Нельзя сказать, что кого-то я выдумал от начала до конца. Всегда был один или несколько прототипов. Например, Гус существует и здравствует по сей день, а Лекс – создан из нескольких молодых людей.
Кроме того, ситуации, которые могут показаться фантастичными, имели место, правда, в другом антураже. А часть ситуаций смоделирована.

- Можете ли вы в нескольких словах рассказать, о чем ваш роман?

О том, как сохранить человечность в нечеловеческих условиях.

- Ваш дебютный роман «Школа наемников», судя по первым главам, рассказывает о молодых людях, почти подростках. Так ли это? Почему не герои постарше?

Да, Лексу и Артуру около 19 лет. Это прекрасный возраст, возраст открытых дорог, возраст становления личности. Мои герои у развилки и должны выбрать свой путь. Если бы они были старше, они уже сформировались бы, и на них давили обстоятельства… В 19 лет юноша достаточно зрелый, чтобы нести ответственность (тем более, взросление в мире Технотьмы должно происходить раньше), но еще не закостенел, не инертен.

- Есть ли у героев вашей книги прототипы в реальной жизни? Или быть может, прототипом одного из героев стали лично вы?

Про героев уже ответил выше. Я не был прототипом героев, я – автор, их судьба.

- Есть ли у вас экстремальные хобби, увлечения? Ваши герои часто оказываются в необычных ситуациях, дерутся, прячутся в подземельях, карабкаются по скалам. А прошел ли через что-то подобное автор?

У меня несколько «экстремальных» увлечений. Во-первых, это спелеология. Во-вторых, моя страсть – мотоциклы, я, что называется, «байкер». Люблю путешествия, не пузо у бассейна погреть, а настоящий туризм: в леса, в горы. Мне адреналина хватает, бывать приходилось в разных ситуациях, правда, не таких острых, как у моих героев.

- Какие игры, музыку, фильмы, книги вы предпочитаете? Как сильно они на вас влияют?

Любимая музыка: Amorphis, Therion, Depeshe Mode, Sabaton, Before The Down… Любимые книги: умные, с крепким сюжетом и неизбитой идеей, да и фильмы, пожалуй, такие же.
Влияют не больше и не меньше, чем на любого человека. Фанатизм – зло, поэтому я его избегаю. Люблю писать под музыку, она создает атмосферу и помогает держать ритм текста.

- Сейчас ходит множество разговоров о том, что написание романов в сеттинг — это всего лишь жажда быстрой наживы. На ваш взгляд, книжные серии для писателя — это минутная слава или перспективная возможность попасть в большую литературу и найти своего читателя?

Это способ высказаться, вступить в диалог с читателем и быть понятым. Может быть, для кого-нибудь и способ получить деньги, но не для меня.

- Что, по вашему мнению, в нашем современном мире является абсолютным злом и абсолютным добром?

Не бывает абсолютного зла и абсолютного добра. То, что является добром для одного, для другого может обернуться злом.

- Как вы относитесь к проблеме электронного пиратства в целом и, в частности, к бесплатному распространению ваших книг через интернет?

Существующая форма пиратства – воровство. Книги выкладываются без разрешения автора, вредят продажам. А если автор не продается, его не издают. Поэтому задумайтесь, прежде чем качать книгу, так вы крадете у автора.

- С кем из писателей-фантастов вы бы хотели написать в соавторстве?

С Бредбери *улыбка*. А если серьезно, с Андреем Левицким.

- А как насчет творческих планов, какие они?

Во-первых, издать второй роман по миру «Технотьмы». Во-вторых, в сентябре должен выйти мой роман «Путь на Запад», действие которого происходит в придуманном мной постапокалиптическом мире. Ну и дальше, естественно, есть планы. Но я предпочел бы их не разглашать. Писатели, знаете ли, люди суеверные.

Блиц опрос:
- Ваш любимый исторический период?

Пунические войны.

- Увлекаетесь ли вы коллекционированием?

Да, коллекционированием ощущений.

- Какой, по вашему мнению, самый лучший город на земле?

Не во всех был, затрудняюсь ответить.

- Есть ли что-нибудь, что бы вы хотели сказать вашим читателям в завершение этого интервью?

Все, что я хотел бы сказать, я сказал и скажу еще своими книгами. Только одно, пожалуй: я люблю и уважаю своего читателя.


Беседовал: Аверин Никита

 

 

 

Чтобы добавить комментарий на сайт, необходимо зарегистрироваться.

Из блогов

Александр Прокопович об инвентаризации писателей

ПрокоповичХорошее словосочетание? Во времена зеленых человечков, уже не подкрадывающегося, а гремящего сапогами сссэра – нормальное.


Подробнее...

Ника Батхен. Напоминалка для авторов

Ника БатхенВ наши дни на рынке авторов как никогда высока конкуренция – пишущих людей много, читателей всё меньше. Господа литераторы рвутся в печать изо всех сил, дабы труды и мысли не пропадали напрасно.
Подробнее...

Aлександр Зорич о "презираемой профессии"

Александр ЗоричЗаметил, сейчас модно писателей презирать. "В нашей компании писателей кидают через половой орган!" - с самодовольной улыбкой объяснял мне намедни за бокалом вердуццо директор одной крупной игровой компании.


Подробнее...



Авторы

Русуберг Татьяна

Русуберг ТатьянаРусуберг Зорина Татьяна Сергеевна, издается под псевдонимом Татьяна Русуберг, в сети известна также под ником suelinn (Суэлинн).

Подробнее ...

Другие новости

Регистрация / Вход


Баннер

Новые комментарии