Фантасты.ру

Владимир Кривоногов: "Считаю, что научная фантастика вымерла как вид…"

Владимир Кривоногов. Считаю, что научная фантастика вымерла как вид Недавно в издательстве «Крылов» вышла книга писателя-фантаста Владимира Кривоногова «Два врага». Представляем вашему вниманию интервью с писателем.

- Какими путями пришли вы к фантастике и почему выбрали фантастическую тематику, а не приключенческий реализм? Может быть, это как-то связано с обстоятельствами вашего жизненного пути?

Видимо, путь к Богу у каждого свой, а путь в фантастику, я думаю, у всех одинаковый - еще школьником ни по разу зачитывался до утра такими удивительными романами, как «Гианея» Г. Мартынова, «Туманность Андромеды» И. Ефремова, «Люди как боги» С. Снегова и не только. Я и сейчас их иногда перечитываю и слушаю. А меня, семиклассника, будоражили эти книги! Читая их, я ярко представлял все события и персонажей. Слово «звездолеты» звучало как некий тайный пароль в твой несуществующий мир. И как всегда в таких случаях, вдруг… мне на глаза попались еженедельники французских коммунистов «Юманите» (фр. L'Humanité), на страницах которых печатались удивительной красоты комиксы о звездоплавателях - конечно, на французском языке! Вот тогда-то я и нарисовал свой первый комикс, а потом стал писать уже без рисунков, конечно, наивно и, может быть, по-детски, не имея за плечами жизненного багажа. Этот момент я считаю той самой отправной точкой на пути в фантастику. Но судьба распорядилась чуть-чуть иначе - звездную сагу я до сих пор не написал, видимо, душа потянулась к фантастическим боевикам, причем с неким, тем самым приключенческим реализмом.

- Считаете ли вы себя писателем-фантастом или фантастика для вас всего лишь одна остановка в пути?

Фантастику писал, пишу и, вероятно, буду писать. Автор, который написал хотя бы одну страничку фантастики, заболевает этим процессом навсегда. Но и в других жанрах хочется себя попробовать. Например, в детективах либо остросюжетных приключениях.

- Какая главная трудность была в процессе творческого развития и как вы её преодолели?

Самая главная трудность у современного человека - это правописание. Когда ты сталкиваешься с тем, что надобно отредактировать свой собственный текст, для того чтобы достойно выглядеть в глазах редактора и издателя, приходится что-то вспомнить, а что-то и выучить. Наш великий и любимый русский язык очень сложный. Мы, носители языка, испытываем определенные трудности в правописании, а что уже говорить о тех людях, которые никогда не думали на нашем языке и при этом пытаются изучать русский язык. Это просто удивительно. В дальнейшем трудностей добавилось совсем в другой плоскости. Если ты пишешь о жизни дайверов или летчиков, все должно выглядеть достаточно натурально и даже профессионально, иначе эксперты, а их в той или иной области хватает, могут с ухмылочкой заметить, мол, не знает, о чем пишет. Я этого опасаюсь, поэтому пришлось порыться в справочниках и прочих информационных массивах. Скажем, в романе «Два врага» сюжет развивается в затопленной подводной лодке, а я в ней никогда не был. В этом случае пришлось изучать специфическую тематику и даже посмотреть несколько документальных фильмов. А по ощущениям людей в условиях запредельного кризиса и их действиям могу ответить, что поступки, причины и следствия должны быть логичными и не шокировать читателя. Чтобы о тебе не могли сказать «во загнул»! А это тоже трудно. Читателя необходимо держать в напряжении, но абсурда быть не должно.

 

Владимир Кривоногов. Два врага

 

- «Санай и Сарацин» был посвящен приключениям на суше, «Два врага» - на море, а сейчас вы дописываете роман в жанре славянской темной фэнтези о нелёгкой судьбе колдуньи - это творческий поиск или принципиальное нежелание останавливаться на чём-то одном?

Человек пишущий, со встроенным генератором идей, на самом деле может писать на любую тему. Хоть об упомянутых мною звездолетах, хоть о ведьмах, хоть о смерти, а хоть бы и о любви. Поэтому пишу о том, о чем мне писать интересно в тот конкретный период времени. И даже подумываю написать небольшую веселую историю - женский роман, но это секрет. Еще у меня лежат в ожидании два больших недописанных  текста. В тот же самый миг, когда закончу роман о страшной лесной бабушке-колдунье, начну новый текст либо закончу один из старых. Я специально не разглашаю их содержание, потому что лучше в нашем мире не зарекаться и не раздражать своего читателя. Я одну закономерность вычислил - люди как-то вяло подписываются на мои книги, но, прочитав первую, в большинстве своем заявляют в соцсетях, что готовы приобретать все последующие. Меня этот момент веселит, но и радует, конечно. Сам-то ты как автор не всегда можешь воспринимать свое творчество объективно, но иногда чувствуешь - «вроде бы вещь вырисовывается». А читатель, он прав.

- На кого похожа читающая публика? Как выглядит ваш читатель? Каким вы его себе представляете?

Я прекрасно знаю, как выглядит мой читатель. В соцсетях я постоянно общаюсь со своими читателями, люди это в основном достаточно взрослые. Я несколько удивлен этим фактом, но отзывы поступают замечательные. Однажды женщина элегантного возраста написала, что читает роман «Санай и Сарацин» в час по чайной ложке — по три странички в день, на ночь, для того чтобы осмыслить прочитанное и насладиться настоящим, а ненадуманным армейским сленгом и юмором, и самое главное, понять, о чем же там написано. Все-таки современная сталкеристика трудна поколению моих родителей, многое приходится пояснять и разъяснять.

- Вампиры уснули до лучших времён, зомби вымерли естественным образом, постапокалиптике пришёл конец. Что же будет с фантастикой дальше?

Вампиры действительно надоели людям, зомби еще чуть-чуть держатся, но тоже уже набили оскомину в литературе. «Постап» по-прежнему часто появляется, но в целом написано так много, что быть оригинальным автору крайне тяжело. Мой главный девиз в написании текста «без банальщины!», но выполнить его трудно, не срываясь на штампы и повторы.

 

Владимир Кривоногов. Санай и Сарацин

 

- А что будет дальше?

Думаю, тема контакта с чужим разумом будет присутствовать всегда, а еще страх перед всевозрастающим интеллектом роботов и машин будет давать постоянную пищу для писателей.

Считаю, что научная фантастика вымерла как вид, но верю, что когда-то удачливый автор откроет нам что-то новенькое. Совсем другое дело, когда книги на бумаге люди не покупают - мы видим, как книжные магазины закрываются один за другим. Жаль. В условиях тотального пиратства в Интернете бедному автору трудно писать. Написание книг превращается в некое нелегкое хобби.

- Какое место в Вашей жизни занимает творчество?

Это, наверное, главный вопрос. При всей нашей загруженной бытовыми нагрузками жизни найти драгоценное время для творчества очень и очень трудно. Я рисовал картины, писал статьи в газеты, в юности баловался стихом и рифмой, немного занимался публицистикой, писал и продолжаю писать рассказы, но только написание фантастических романов позволяет создавать свои собственные миры. Своим желанием творить я заразил своих детей. Моя дочь Дарья настоящий художник, теперь будучи студенткой, помогает мне идеями и оказывает реальную помощь в написании романа о нелегком пути лесной колдуньи. Я намеренно не называю даже рабочее название будущей книги, дабы не смущать своих возможных конкурентов. Тема очень интересная, но тот, кто следит за моим творчеством, уже знает, о чем идет речь. Мой сын Кирилл, глядя на папу и сестру, постоянно рисует, лепит из пластилина, а теперь снимает небольшие авторские ролики для Интернета. Ему восемь лет, но при этом он очень увлеченный человек. Моя любимая жена Юля непосредственно связана с творчеством. Она настоящий модельер, закройщик и технолог верхней одежды. Поэтому творчество поселилось в нашей семье давно и надолго. Главное, не давать ему дремать. Творчество любит, чтобы его подпитывали искры новых идей.

- Что бы вы хотели сказать или пожелать своим возможным и уже состоявшимся читателям?

Хочу поздравить с наступающим Новым 2017 годом всех людей, которые наперекор современным технологиям продолжают держать в руках настоящую книгу, продолжают прятаться с томиком в руках от мамы в кладовке, либо тех, кто, забывая интересную книжку дома, с трудом дожидаются вечера, чтобы быстрее прибежать домой, к своим полюбившимся персонажам и иным мирам. Хочу пожелать всем согражданам нашей любимой Родины России счастья, удачи и здоровья в Новом году, а также читать бумажные книги!

Спасибо за внимание и понимание.

 

Владимир Кривоногов

 

Чтобы добавить комментарий на сайт, необходимо зарегистрироваться.

Из блогов

Александр Прокопович об инвентаризации писателей

ПрокоповичХорошее словосочетание? Во времена зеленых человечков, уже не подкрадывающегося, а гремящего сапогами сссэра – нормальное.


Подробнее...

Ника Батхен. Напоминалка для авторов

Ника БатхенВ наши дни на рынке авторов как никогда высока конкуренция – пишущих людей много, читателей всё меньше. Господа литераторы рвутся в печать изо всех сил, дабы труды и мысли не пропадали напрасно.
Подробнее...

Aлександр Зорич о "презираемой профессии"

Александр ЗоричЗаметил, сейчас модно писателей презирать. "В нашей компании писателей кидают через половой орган!" - с самодовольной улыбкой объяснял мне намедни за бокалом вердуццо директор одной крупной игровой компании.


Подробнее...



Авторы

Макарова Людмила

Людмила МакароваМакарова Людмила Витальевна. Родилась в г. Ижевске 15 декабря 1969 года.

Подробнее ...

Другие новости

Регистрация / Вход


Баннер

Новые комментарии