Литературный форум Фантасты.RU

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Литературный турнир "Игры Фантастов" 2019 Турнир 4. На свободную тему / Читать рассказы / Итоги

4 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
Здесь тоже есть основы и стандарты, борьба с творчеством
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 3:49
Сообщение #1


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




04/01/2006 в 16:35 на старом форуме сайта "Библиотека материалиста" некто Иржи Морда оставил следующее сообщение:

"Вопросы доморощенным знатокам

"Библиотечные материалисты", вы что: самые умные? Нет, надеюсь? С чего тогда решили, будто имеете право выносить приговоры работам всех живописцев (последнее вытекает из вашего наивного текстика "Логика славы художников")? А с какого перепуга вам стало якобы полностью и окончательно известно, что представляют собой красота, гениальность и даже само творчество (сие следует из вашей уже совсем невменяемой писанины "Вы спрашивали про красоту?")? Не боитесь лопнуть от mania grandiosa?

Например, разве вот это у вас не полная ахинея:

"...изгнание избыточного творчества происходит сегодня даже в области сочинения художественных произведений... ...Сначала появились критерии отличения не слишком удачных художественных произведений от более качественных, а затем и правила, шаблоны, стандарты для создания последних".

Какие такие "шаблоны, стандарты для создания" "художественных произведений" примерещились вам в горячечном бреду? Ребятушки, не пора ли уже выздоравливать и с изумлением узнавать, что для художественного произведения шаблоны и стандартизация принципиально противопоказаны?

Впрочем, дабы не уподобляться вам безапелляционностью суждений, оговорюсь: мои слова насчёт вашей "мании грандиозы" и горячечного бреда — не истина в последней инстанции. Так что если вы и впрямь шибко грамотные по части художественных явлений и искусства вообще, то, может быть, продемонстрируете мощь соображалки и возьмётесь наконец за что-нибудь путное, а не за такую пустяковину, как охаивание всего подряд?

Ну что, зазнайки ущербные, слабо вам подтвердить слова делом и явить грандиозные познания в области отличения хороших художественных произведений от недостаточно хороших? Готовы ли просветить нас, тёмных людишек, какие факторы делают художественное произведение высококлассным и живущим в веках? И вообще, не наберётесь ли нахальства вылезти с поучениями: по каким точным инструкциям такое произведение должно создаваться?

А то ведь специалисты столетиями ломают головы и копья по поводу этих вопросов — и всё никак не могут найти на них ответы. Уж подмогните бедным специалистам".


1. Предисловие

К сожалению, далеко не у всех вопросов, заданных Иржи Мордой, имеются ответы, на которые он явно рассчитывает. Ведь Иржи потребовал предъявить ему рецепт, позволяющий чисто сочинительскими средствами ("по каким точным инструкциям... произведение должно создаваться?") изготовить не просто "высококлассное", но, мало того, ещё и "живущее в веках" худ.произведение. Однако достичь последнего условия позволяют совсем не те средства, что обеспечивают объективную "высококлассность". Значит, в конце данного текста мне (а я — один из "библиотечных материалистов") об оном бессилии чисто сочинительских средств придётся всё-таки немного рассказать.

Кроме того, Иржи, насколько я понимаю, вовсе не ждёт, что "ребятушки" примутся "просвещать" его по поводу таких важнейших для сочинительского успеха вещей, сведения о которых можно найти, например, в учебниках по орфографии и по синтаксису. А значит, об этом мне писать не нужно.

Равным образом Иржи наверняка не нужны и чрезвычайно обширные пласты информации о стилистике изложения и обо всех тех культурных феноменах, на основе коих выстраивается само содержание любых худ.произведений.

Таким образом, от "зазнаек недоделанных" ожидается, надеюсь, изложение всего лишь таких "точных инструкций", действуя по которым, можно без особого напряжения мозгов, в значительной степени бездумно преодолевать те затруднения в области сочинительства, что называются творческими. Или, как сегодня стало модно выражаться, "кретино-активными". Ведь Иржи, судя по всему, не случайно прошёлся с претензиями по "библиотечным материалистам" в первую очередь как по "доморощенным знатокам" того, что "представляет собой" "само творчество".

Сообщить Иржи кое-что худо-бедно внятное на тему обуздания кретино-активности у меня, надеюсь, получится. При всём при том, что это моё сообщение, как обычно, будет большей частью занудным перечислением уже давно известных, разочаровывающих своей очевидностью сведений. То есть прописных истин, общих мест.

2. Каков он, главный признак художественного произведения?

Мой ответ на данный вопрос (и оный ответ является основой всего дальнейшего изложения) таков: главный признак художественного произведения — это его максимальная увлекательность. Иными словами, худ.произведение есть именно и только то, что сегодня принято называть "качественная приключенка". Ещё раз: художественным следует именовать только такое произведение, которое нас, людей — как искушённых потребителей, — по-настоящему увлекает, развлекает, ошеломляет. А значит, сильно возбуждает и хорошо удовлетворяет наш познавательный, наш ориентировочно-исследовательский инстинкт. То есть наше любопытство.

3. Прискорбные заблуждения

Довести сей факт до сознания большинства людей пока, к сожалению, мешает устойчивое и широко распространённое заблуждение. Представляющее собой, во-первых, бездоказательную с объективной точки зрения, а значит, пустую, суетную веру в то, что для худ.произведения увлекательность — это нечто совершенно неподходящее, низкосортное, фактически презренное.

А во-вторых, точно такую же пустую убеждённость, что замудрёная скукота плюс тяжеловесность изложения — присущие, например, толстоевщине — это, мол, похвальные свойства са́мой что ни на есть "высокой", "сурьёзной" литературы. Воспринимать которую в полной мере способна, дескать, лишь кучка "избранных". А прочей вшивоте безлошадной с её иным мнением и с неспособностью усекать высшие материи лучше-де замолкнуть и не позориться.

Указанное заблуждение насчёт презренности увлекательного господствует, конечно, только потому, что его — заблуждение — ловко навязала, агрессивно внушила обществу сама же кучка "избранных". Общество заморочено данной кучкой настолько успешно, что почти никому уже не приходит в голову простейшее усомнение: а чем ловкая кучка может подтвердить правильность, нелживость своих зомбирующих заклинаний?

Ведь если исходить, например, из критерия огромной трудности созидания шедевров, то известные шедеврогоны братья Толстоевские, странным образом, накатали целые горы, десятки толстенных томов патентованной скукописи. В то же самое время никто на планете не смог в одиночку сочинить хотя бы пятикратно меньший объём качественной приключенки.

Это практическое наблюдение подталкивает к уверенности, что плодовито штамповать скукопись, томами лить воду — занятие как раз самое нехитрое и рутинное. А потому ни в коем случае не заслуживающее званий типа "гениальное творчество" или "высокое искусство".

Кстати, далеко не всегда следует верить и чисто внешним признакам вроде надписи или репутации "Приключения", "Фантастика", "Серьёзное произведение признанного классика". 99% того, что имеет подзаголовок или репутацию "Приключения" или "Фантастика", — на самом деле никакая не приключенка. А махровая тягомотная графомань. Равным образом 5-10% того, что называется "Серьёзное произведение классика", — в реальности настоящая, высокохудожественная приключенка.

4. Бессилие оторванного от практики

Дабы со всей очевидностью это обнаружить, нужно просто освободиться от рабского трепета перед литературоведческим высокомерием, перед чванливым надутием авторитетных щёк. И напрочь забыть тотально, как отмечалось, пока господствующую, но на самом деле беспомощную и бестолковую, то бишь ничему по факту не помогающую, застрявшую на пустых классификациях трескотню о "серьёзном" и о "лёгком" жанрах, о "раскрытии"-"нераскрытии" высосанных из пальца "образов" и о прочей муре на птичьем языке.

Несомненно, эту самую трескотню и имел в виду Иржи Морда, когда написал, что "специалисты столетиями ломают головы и копья... и всё никак не могут найти... ответы". Иржи явно очень высокого мнения о литературоведческой трескотне, ему явно представляется невозможным решить ту задачу, перед которой трескотня спасовала.

Иржи наверняка не согласится и с тем, что сию беспомощную трескотню давно нужно выбросить в утиль. Выбросить несмотря на то, что она нахально выдаётся за нечто крайне дельное, за требующее почтения "...ве́дение", за великую науку.

Ещё раз: главное доказательство ложности доминирующих пока литературоведческих выдумок — а они, по сути, не что иное, как освящённые вековыми традициями полумистические догмы, разработанные, видимо, ещё хвостатыми сидельцами на пальмах — заключается в том, что эти выдумки бесплодны, оторваны от практики, неудачно её описывают и не способны оказать реальную помощь в сочинении худ.произведений.

В то время как назначение науки (то бишь того, что имеет смысл изучать) — давать более-менее точные предсказания-советы. Типа "если сделать так-то, то получится то-то".

Повторяю: нормальная наука — она должна хорошо помогать в практических, в невымышленных делах. И потому если придумка, претендующая на роль науки, никому по факту не помогает, а всего лишь без толку занимает место и внимание, то эта придумка, значит, не наука. И потому сию пустую придумку изучать не нужно. А нужно, как отмечалось, без сожаления забыть.

И, соответственно, начать обращать внимание на что-нибудь более дельное.

5. Особенности познавательного инстинкта

Вообще сам феномен худ.произведений — как живых описаний преодоления препятствий — базируется на той очевидной особенности ориентировочно-исследовательского, познавательного инстинкта, что последний направлен у каждого нормального человека в первую очередь на окружающее общество и на его части. То есть на различные социальные группы и на отдельных людей.

Данная "общественная", "социальная" направленность познавательного инстинкта характерна не только для людей, но, как известно, нередко встречается и в остальном животном мире. Например, у пчёл их основной интерес, их ориентировочно-исследовательский инстинкт тоже направлен главным образом на саму пчелиную семью, на жизнь улья и его членов. Это же касается и прочих общественных животных: муравьёв, термитов, голых землекопов и пр.: всех их в первую очередь интересует жизнь своих сообществ.

Известно также, что интерес людей к обществу, к делам других людей имеет максимальную силу только в том случае, если данное общество выглядит как "живое", как убедительное окружение человека — а то ведь общество можно описать и в сухих, в тягомотных и не всегда понятных научных трудах.

Кроме того, максимальную силу вышеупомянутый интерес имеет в том случае, если социальное окружение человека не застыло на месте и не занято рутинной, монотонной деятельностью типа сна, еды или ходьбы на работу и с работы, но постоянно решает внешние и внутренние задачи, преодолевает непрестанно возникающие препятствия.

Данное наблюдение имеет выводом, конечно, то, что внешние и внутренние для общества задачи должны быть именно разнообразными. Потому что однотипные, одинаковые задачи решать не требуется: тут достаточно поломать голову всего лишь над первым решением. А затем его можно просто механически дублировать, тупо и скучно копировать.

6. Границы и главное правило художественного произведения

Учитывая отмеченные выше наблюдения, из числа максимально интенсивных раздражителей-удовлетворителей любопытства приходится исключать, понятно, все научные, научно-популярные, учебные, технические и пр. произведения — поелику в них речь о живо описанном обществе и о его частях чаще всего, как отмечалось, не идёт.

Но в то же время трём описанным выше особенностям познавательного инстинкта полностью соответствуют репортажи и мемуары. Поэтому, дабы не допустить путаницы, нужно добавить: в репортажах и в мемуарах интенсивность потока задач-препятствий редко бывает оптимальной. А главное, в этих видах произведений не принято фантазировать. То есть придумывать не полностью соответствующие реальности ситуации ради усиления развлекательного, ошеломляющего эффекта. Тем самым жанры репортажа и мемуаров имеют "правила игры", ограничивающие сочинителя гораздо сильнее, чем те "правила игры", которым подчиняется повествование в худ.произведении.

Повторяю: у художественного произведения главное "правило игры" следующее: врать можно сколько угодно (дипломированные литературоведы деликатно именуют сие "правом автора на художественный вымысел"), но только так, чтобы это враньё, во-первых, не выходило за границы изначально описанной, изначально очерченной обстановки произведения. А во-вторых, так, чтобы данное враньё было не скучным, то есть, повторяю, худо-бедно увлекательным.

7. А вот это — постороннее

Напоминаю: основной, сущностный признак настоящих худ.произведений (иными словами, прозы и всевозможных спектаклей на её основе) заключается вот в чём: худ.произведения целенаправленно и очень хорошо развлекают. То есть лучше всего, эффективнее всего остального возбуждают и удовлетворяют ориентировочно-исследовательский инстинкт. Или, если выражаться проще, любопытство.

Что же касается ритмических произведений типа стихов — особенно, соединённых с музыкой, — то они возбуждают и удовлетворяют уже не столько ориентировочно-исследовательский инстинкт, сколько иные влечения, реализуют иные установки человеческой психики. И потому бо́льшую часть данных произведений, судя по всему, не следует именовать в полной мере художественными.

Нынешнее широкое распространение стихов, — особенно, повторяю, соединённых с музыкой, — это, как известно, последствие обычая, обретшего огромную популярность в очень старые, в "дописьменные" времена.

Стихотворная форма первых и передававшихся ещё исключительно из уст в уста ценных сочинений вызвана к жизни, понятно, чисто мнемоническими, то есть "запоминательными" нуждами. Ведь стихи запоминаются намного легче, чем проза. Вот старые, "дописьменные" сочинители, либо не надеясь на сохранение и, тем более, на улучшение своих творений при передаче из уст в уста, либо даже сопротивляясь по иррациональным, то есть по мистическим и по ритуальным соображениям переводу устных творений в письменный вид, вынуждены были тратить силы на облекание этих творений в рифмо-ритмизированные формы.

Но современным людям данный рифмо-ритмический навесок, на самом деле только портящий, только затрудняющий как изложение, так и восприятие, — уже ни к чему. Рифмо-ритмичность изложения, повторяю, лишь отвлекает от нормального, от "увлечённо-приключенческого" восприятия произведения. И потому слишком часто переводит последнее уже совсем в другую, в нехудожественную область.

8. Повторение пройденного

Ещё раз для самых внимательных: сущностный признак и практическая ценность художественных (а не ритмических) продуктов состоит в том, что данные продукты лучше всего остального развлекают. То есть сильнее всего прочего вызывают и удовлетворяют любопытство, исследовательско-ориентировочный инстинкт. И тем самым на понятийных или на изобразительных моделях реальности иногда подготавливают потребителей к будущей жизни, тренируют приспособление к возможным в будущем трудным ситуациям.

Сочинение описательных и описательно-иллюстративных худ.произведений — это нечто вроде игры "в напряжённую жизнь". А нормальное, то бишь увлекательное худ.произведение представляет собой демонстрацию хода такой игры.

Игры, подобной забавам котёнка с игрушкой, который таким забавным образом вчерне моделирует возможные для себя в будущем и значимые для выживания ситуации. Например, ловлю добычи или драку с соперником. В рамках игровых моделей котёнок, повторяю, тренирует, то есть подготавливает себя ко встречам с указанными высоко вероятными затруднениями.

Ибо, повторяю, всякая игра по своему изначальному предназначению — это тренировка как подготовка к борьбе с очень возможными проблемами.

И на всякий случай — в четвёртый раз о том же самом, но немного подробнее.

9. Происхождение любопытства

В чём причина появления такого феномена, как любопытство, то бишь исследовательско-ориентировочный, познавательный инстинкт, в чём заключается выгода от его приобретения?

Жизнь, как известно, наполнена разнообразными приспособительными актами (приспособительный акт — это, понятно, сама основа жизни: неприспособленное живое существо погибает и не оставляет потомства). Бо́льшая часть приспособительных актов у животных обеспечивается безусловно-рефлекторно, инстинктивно, то есть на врождённом, на генетическом уровне.

Однако со временем на одном из этапов эволюции в животном мире возникли ещё и такие феномены, как условные рефлексы, ассоциации и прочие новые связи. То есть не заложенные в генетическом коде приспособительные реакции. А чуть раньше возникло, понятно, само умение их приобретать, то есть обучаться.

И затем из числа способных обучаться животных выделились те, что не ждали пассивно, пока внешняя среда принудит их к обучению, к выработке новых связей (ведь такая выработка всегда занимает некоторое время, а жизненная ситуация, требующая быстрой и правильной реакции, этого времени частенько, увы, не предоставляет), но сами стремились обучиться. То есть уже заранее накопить побольше полезных для выживания новых приспособительных реакций. Или, иными словами, знаний.

Но само стремление обучаться является, конечно, по-прежнему чисто инстинктивным, обусловленным генетически. То бишь оно есть не что иное, как исследовательский, познавательный, ориентировочный инстинкт.

Общеизвестно, что инстинкты — это влечения, подчинение которым сопряжено либо с получением положительных ощущений (таковы, например, инстинкт питания и инстинкт размножения), либо с неполучением отрицательных ощущений (таков, к примеру, инстинкт самосохранения). Что же касается исследовательского инстинкта, то он связан как раз с положительной стимуляцией. То есть возбуждение и удовлетворение любопытства сами по себе приятны.

10. Социально ли любопытство?

Пока ещё довольно популярна такая точка зрения, что любопытство — это, дескать, инстинкт, тесно связанный с социальностью. Мол, проблема, касающаяся одних людей, вызывает и активизирует внимание других людей. И в результате коллектив выживает более успешно — за счёт объединения сперва внимания, интереса к проблеме, а затем и усилий по её преодолению.

Однако на самом деле любопытство — это всё-таки "недосоциальная" реакция. А в полной мере социальными являются совершенно другие реакции: например, защита матерью детёныша, кровная месть горца или жертвенное вмешательство пчёл. В последнем случае при атаке на одну пчелу её сёстры, получившие запаховый сигнал о проблемах атакованной пчелы, инстинктивно подлетают к наиболее вероятному агрессору и жалят его, частенько расставаясь затем с жизнью.

Совершенно иначе, то есть полностью несоциально, ведут себя стадно-стайные животные типа антилоп гну, зоопланктона, стайных рыб, мартышек и т.д.

Когда гиены валят на землю и начинают поедать одну из антилоп гну рядом с их огромным стадом, все остальные антилопы вскоре успокаиваются и принимаются пастись неподалёку от гиен. Поскольку уже "знают", поскольку уже "обучены" естественным отбором, что увлечённые пиршеством гиены больше ни на кого тратить силы в ближайшее время не будут.

Когда леопард ловит и начинает поедать одну мартышку из стайки, остальные мартышки тоже иногда успокаиваются и с явным любопытством, с явным интересом, — который носит чисто созерцательный, а вовсе не социальный, то бишь не защитный и не мстящий характер, — принимаются наблюдать издали за действиями леопарда. И тоже иной раз начинают спокойно кормиться при этом.

Таким образом, несчастье попавшейся мартышки вызывает у не попавшихся мартышек большой созерцательный интерес (в то время как у гну или у поедаемого зоопланктона, напоминаю, нет вообще никакой реакции). Однако данный чисто зрительский интерес мартышек, явно поднявшихся в развитии над совсем уж безучастным зоопланктоном, не имеет, повторяю, никаких защитных или мстящих, то есть истинно социальных, сохраняющих сообщество продолжений.

11. Муляжи для обмана инстинктов

Как известно, инстинктивное реагирование обычно не вполне совершенно. Ведь его можно легко обмануть, продемонстрировав животному вместо того феномена, на который "нацелен" инстинкт, всего лишь упрощённую модель этого феномена.

Например, пищевую реакцию у птенца серебристой чайки (в природе данная реакция, то есть требовательный писк и интенсивное клевание, возникает при приближении к птенцу серебристой чайки головы его матери) можно вызвать, показав ему картонный муляж головы матери-чайки. А инстинктивное половое влечение у мужчины можно вызвать, продемонстрировав ему статичное или движущееся изображение (то есть тоже некий муляж) обнажённой женщины. И т.д.

Мало этого, муляжи, эрзацы иной раз оказываются, как известно, даже более эффективными в плане возбуждения инстинктивных реакций, чем сами естественные раздражители.

Например, тот же птенец серебристой чайки выпрашивает еду у картонного муляжа головы взрослой чайки с гипертрофированными видовыми признаками (в данном случае с увеличенным цветовым пятном на клюве, которое является для птенца опознавательным сигналом) гораздо дольше и настойчивее, чем у настоящей чайки.

В свою очередь, мужчины наиболее активно реагируют не на вполне готовых спариться с ними натуральных женщин с обычными, с широко распространёнными, то есть с не самыми совершенными формами, а на в значительной степени искусственных и фактически недоступных, до предела затянутых в корсеты дам с силиконовой грудью, с неправдоподобно раскрашенными глазами и губами, с ненормально длинными ресницами, с причудливо уложенными волосами, с неестественно удлинёнными за счёт высоких каблуков ногами и т.д. (У людей данный выбор в пользу гипертрофированного, но при этом ненатурального и недоступного, называется, как известно, "влечением к красоте", "эстетикой" и т.п.)

Ещё раз. Во-первых, инстинкты успешно возбуждаются в условиях полного отсутствия тех реальных, тех натуральных феноменов, на которые эти инстинкты эволюция изначально нацелила. А во-вторых, муляжи феноменов реальности с "усиленными", с гипертрофированными ключевыми для инстинктов чертами способны возбуждать их, инстинкты, заметно сильнее, чем сами феномены реальности.

Конечно, описанному выше обману при помощи муляжей успешно поддаётся и исследовательский инстинкт. То есть наибольшее любопытство у людей могут вызывать и постоянно вызывают не реальные объекты исследовательского инстинкта, а всего лишь муляжи этих объектов с гипертрофированными возбуждающими и удовлетворяющими исследовательский инстинкт чертами.

Кстати, если инстинкт не обманывать путём подсовывания ему муляжа-эрзаца, то кайф от его, инстинкта, возбуждения и удовлетворения, как известно, долго не длится. Ибо тот результат, на достижение которого нацелен инстинкт, обычно является как раз его блокатором, тормозом.

К примеру, если при сексе (направленном эволюцией, понятно, на продолжение рода) не предохраняться, то женщина забеременеет (продолжит род) и надолго перестанет быть сексуальной партнёршей. А если в результате поедания деликатесов наступит насыщение, то переполненный живот в течение многих часов уже не позволит получать приятные пищевые ощущения.

Именно поэтому люди при сексе и предохраняются, а римские гурманы на своих многочасовых пирах время от времени вызывали опорожняющую желудки рвоту.

Соответственно, хорошие, эффективные средства возбуждения и удовлетворения ориентировочно-исследовательского инстинкта — например, компьютерные игры — тоже всегда сконструированы таким образом, чтобы ориентировочно-исследовательский инстинкт в течение почти всей игры не удовлетворялся бы до конца. То есть чтобы общая последовательность из препятствий оказывалась полностью преодолённой только в са́мом финале игры.

Напоминаю, что худ.произведение, согласно данному выше определению, — это как раз и есть описание хода некоей игры с либо подразумеваемыми (потому, что, например, общепринятыми), либо с заданными, с изложенными в самом начале правилами.

12. Побочные раздражители: усиливают ли они удовольствие?

К сожалению, пока широко распространена следующая принципиально неверная точка зрения: мол, если худ.произведение не просто развлекает, но ещё и отдельным пунктом обогащает потребителя посторонними развлечению так называемыми "духовными ценностями", то от этого оно, худ.произведение, становится, дескать, только лучше.

Например, если в нём отдельно от всего прочего даются замудрёные ответы на напыщенные, на важно выглядящие вопросы, то бишь если худ.произведение приобретает большое сходство с плохим учебником, то в результате сего приобретения чисто художественные качества произведения значительно, мол, возрастают.

Однако эта точка зрения не подтверждается проверкой на практике. Ведь, как известно, почти любое занятие, приносящее людям удовольствие, очень плохо сочетается с другими приносящими удовольствие занятиями. То есть ни одно большое удовольствие не является, если можно так выразиться, "многосоставным".

Например, при занятиях бурным сексом ни один мало-мальски нормальный человек не склонен одновременно ловить рыбу нахлыстом или есть ложками зернистую икру. Ибо данные также чрезвычайно приятные сами по себе занятия будут отвлекать от бурного секса, они только помешают ему, только испортят удовольствие от него.

Равным образом при вкушении французских вин с перигорскими трюфелями настоящий гурман никогда не будет портить себе удовольствие одновременным глазением на матч бразильских футболистов или параллельным распеванием матерных частушек. Поскольку эти также очень увлекательные для большинства людей занятия лишь прервут потоки изысканных ощущений от трюфелей.

То же самое имеет место, понятно, и в познавательной области. Если поставлена задача по максимуму возбудить, а затем правильно, по максимуму удовлетворить познавательный, ориентировочно-исследовательский инстинкт, то его, значит, нужно удовлетворять именно при помощи правильного муляжа.

А все не работающие на возбуждение-удовлетворение познавательного инстинкта замудрёные рассуждения (без сомнения, чрезвычайно увлекательные для профессиональных пустословов) у обычного, у нормального потребителя просто пресекут приятные ощущения от столкновения с правильно сконструированным муляжом.

Но какие же черты муляжа реальности нужно гипертрофировать, дабы возбуждалось и удовлетворялось максимальное любопытство? Для более-менее внятного ответа на данный вопрос желательно прежде всего вспомнить: какие черты реальности значимы для людей в плане возбуждения не повышенного, не максимального, а хотя бы простого, обычного любопытства?

13. При каких условиях возбуждается любопытство?

С одной стороны, любопытство возбуждается только тем, что понятно. Например, шахматная партия увлекает человека лишь в том случае, если он умеет играть в шахматы, если худо-бедно понимает, какие события происходят на игровой доске. Для человека же, не знакомого с шахматами, ничего в них не смыслящего, эти непонятные шахматы чрезвычайно скучны.

А чем обеспечивается понятность? Как показывают элементарные практические наблюдения, в первую очередь — привычностью. Людям на каждом шагу совершенно непонятны простые и строго логичные вещи — только в силу того, что они для людей непривычны и потому чужды. Например, для многих людей абсолютно непонятной и неприемлемой является непривычная для них, но вполне простая, строго логичная и постоянно подтверждаемая практикой информация об отсутствии бога.

И, напротив, людям чрезвычайно понятна любая привычная чепуха. Примером тут может служить почти всеобщая вера всё в того же отсутствующего бога, в гороскопы, в экстрасенсорику и в прочие виды шарлатанства. Люди просто долгое время со всех сторон слышали об этой чепухе — и потому устойчиво привыкли к ней, твёрдо запомнили её.

А от чего зависит привыкание, запоминание? В основном, как известно, от трёх условий: во-первых, от времени восприятия информации, во-вторых, от её объёма и, в-третьих, от её упорядоченности.

То бишь если информация велика по объёму и бессистемна, то для её запоминания требуется много времени. Если же объём информации мал, а сама она упорядочена, то её, соответственно, обычно удаётся запомнить достаточно быстро, буквально за секунды.

Однако, с другой стороны, людей привлекает, конечно, и непонятное, неизвестное, неожиданное. Смотреть сто раз подряд ходы одной и той же давно уже выученной шахматной партии — это совершенно неинтересно даже тем людям, которые знают шахматы очень хорошо. Данным людям интересно смотреть только на новую партию, только на её неожиданные, незнакомые поначалу, непонятно к чему ведущие ходы — выполняемые, тем не менее, по установленным, по привычным, по знакомым правилам.

Соответственно, вот эта словесная формула — "непривычная мелочь в привычной среде" (или, что менее точно, но зато шире известно, "непривычная комбинация из привычных элементов" либо "непривычное действие по привычным правилам") — и является наиболее общим ответом на вопрос о том, какими факторами вызывается созерцательный интерес, любопытство, ориентировочно-исследовательский инстинкт.

Здесь, впрочем, следует сделать пару напоминаний.

Во-первых, для возбуждения всякого инстинкта требуются определённые предварительные условия.

Например, для возбуждения пищевого инстинкта недостаточно одной лишь пищи — тут необходимо ещё и такое предварительное условие, как голод. А для возбуждения инстинкта самосохранения нужно такое предварительное условие, как нормальное, ясное, незатуманенное мировосприятие. И т.д.

Вот и для возбуждения любопытства требуется такое предварительное условие, как свежесть, неутомлённость мозга. Ибо люди — существа, как правило, не железные, не семижильные. После какого-то объёма сделанных усилий люди устают. И в состоянии серьёзной усталости им бывает уже не до любопытничания.

А во-вторых, любопытство — это относительно слабый, далеко не первоочередной по силе инстинкт. В связи с чем любопытство легко тормозится, подавляется другими реакциями: болью, страхом, голодом, половым влечением и т.д. Соответственно, любопытство может испытывать только такая особь, которая не подвергается действию перечисленных выше более сильных, более актуальных реакций.

Поэтому человек заинтересованнее всего (в смысле — любознательнее, увлечённее всего) реагирует, как известно, именно на отвлечённую для него (точнее, от него) информацию о серьёзных проблемах других людей.

Если же данные серьёзные проблемы нависают не над посторонними людьми, а над самим человеком, то последний обычно начинает нервничать или даже вообще пугается. И затем кидается устранять проблемы. И потому уже не проявляет никакого чистого любопытства, никакой созерцательной увлечённости.

Лишь потом, по прошествии времени и по исчезновении пугающих проблем, когда появляется возможность посмотреть на себя как бы со стороны, человек изменяет восприятие происходивших с ним событий. И начинает относиться к ним уже не как к чему-то пугающему, а как к чему-то не угрожающему для него и потому уже увлекательному, пробуждающему исследовательский инстинкт. То есть человек начинает относиться к происходившим с ним раньше и пугавшим его тогда событиям как к приключению.

Так каким же образом и в какую сторону нужно гипертрофировать у муляжей реальности те их черты, которые пробуждают и удовлетворяют ориентировочно-исследовательский инстинкт?

14. Что следует понимать под словом "гипертрофированный"?

Но прежде чем отвечать на сии вопросы, надо для верности уточнить: как же именно следует понимать в данном случае слово "гипертрофированный", какой смысл надлежит вкладывать в это понятие? Ведь можно ошибочно решить, что "гипертрофированный" означает тут "увеличенный до предела, до максимального размера". Но на самом деле слово "гипертрофированный" означает в данном случае всего лишь "увеличенный до оптимального размера", "оптимизированный".

Например, муляж головы серебристой чайки, вызывающий максимальный пищевой рефлекс у её птенца, должен иметь цветовое пятно размером именно с сам клюв. Если же цветовое пятно занимает только часть клюва, то пищевая реакция птенца серебристой чайки оказывается далеко не максимальной. А если пятно переходит уже и за границы клюва, если оно закрывает "глаза" муляжа, то птенец серебристой чайки просто пугается и перестаёт воспринимать муляж как готовый покормить его, птенца, объект. Точно так же птенца серебристой чайки сбивают с толку и слишком большие размеры правильно окрашенного муляжа, и слишком быстрое приближение этого правильного муляжа.

Равным образом может показаться, что мужчин привлекают насколько максимально большие женские глаза и груди или максимально тонкие женские талии — ведь обычно так и говорят: чем глаза или груди больше или чем талия тоньше, тем женщина привлекательнее. Однако на самом деле расчленение женщины на две части (сие как раз тот случай, когда обхват талии равен нулю) или увеличение диаметра грудей до размера, например, роста женщины, или увеличение женских глаз до размеров, например, самого лица женщины вызовет у мужчин, конечно, вовсе не повышенное половое влечение. А одно лишь отвращение.

Совершенно аналогично дело обстоит и с такими условиями возбуждения любопытства, как понятность и непривычность: в них тоже нужен оптимум. К примеру, любопытство будет погашено, с одной стороны, бесконечными скрупулёзными разжёвываниями и уточнениями всех подряд привходящих обстоятельств некоего события (ибо человек быстро утомится воспринимать однообразное: восприятие однообразного требует намного больше усилий, чем восприятие умеренно разнообразного), а с другой стороны, лавиной, пулемётоподобным предъявлением огромного количества совершенно неожиданных событий (ибо человек тут только запутается и не сможет вообще ничего адекватно воспринять).

Определение "оптимальный" — оно, как известно, очень широко распространено при описании природных явлений. Например, эволюция живых организмов происходит с максимальной скоростью в том случае, если их неприспособленность именно оптимальна. А не максимальна (в этом случае организмы погибнут) или минимальна (в изменениях организмов просто не будет нужды).
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
fotka
сообщение 25.3.2020, 16:52
Сообщение #2


Неисправимый романтик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 7757
Регистрация: 1.5.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Cанкт-Петербурга




Молчишь- Кибальчиш, а нельзя было сделать выжимки? Не представляю, кто подобную простыню способен прочитать biggrin.gif
Скопировать, конечно, легче smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 17:16
Сообщение #3


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(fotka @ 25.3.2020, 16:52) *
Молчишь- Кибальчиш, а нельзя было сделать выжимки? Не представляю, кто подобную простыню способен прочитать biggrin.gif
Скопировать, конечно, легче smile.gif


Возможно, я ошибаюсь, но к тому, чем закончу, лучше подводить максимально постепенно.

Разумеется, если мой текст кажется нечитабельным, то его лучше не читать.

Кстати, заранее признаЮ, что он многословен и скучноват - на первый взгляд. Потому что читатели, увы, привыкли - таковы господствующие сегодня традиции - к обсуждению посторонней литературоведческой ерунды. Типа "Что такое повесть, рассказ и роман?", "Почему люди пишут?", "Характеры ГГ", "Нейминг" и т.д.

Я же взял быка за рога и с позиций физиологии расскажу, как сочинять увлекательное, не шибко напрягая при этом мозги.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 25.3.2020, 17:25
Сообщение #4


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8754
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Молчишь- Кибальчиш @ 25.3.2020, 17:16) *
Я же взял быка за рога и с позиций физиологии расскажу, как сочинять увлекательное, не шибко напрягая при этом мозги.

Абсолютно с вами согласен - мозги напрягать вредно. Особенно для писателей - становятся набекрень.
Лучше вообще жить и писать без них - как делают некоторые топы на АТ.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
fotka
сообщение 25.3.2020, 18:04
Сообщение #5


Неисправимый романтик
*****

Группа: Модераторы
Сообщений: 7757
Регистрация: 1.5.2012
Вставить ник
Цитата
Из: Cанкт-Петербурга




Цитата(Молчишь- Кибальчиш @ 25.3.2020, 17:16) *
Разумеется, если мой текст кажется нечитабельным, то его лучше не читать.

Опять, извините, кое-что пропущу. Остановимся на главном - текст (любой) должен быть читабельным smile.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 20:18
Сообщение #6


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(fotka @ 25.3.2020, 18:04) *
Опять, извините, кое-что пропущу. Остановимся на главном - текст (любой) должен быть читабельным smile.gif


Тоже извиняюсь, но предложенный текст, как мне кажется, и доступно, незамудрёно изложен, и в то же время вполне непривычен. То есть не представляет из себя банальностей типа "Лошади едят овёс, Волга впадает в Каспийское море, у худ.произведения должна быть кульминация развязки на завязках". Повторяю: я не собираюсь удовлетворять ожидания-желания-требования любителей литературоведения.

И, конечно, полностью соглашусь, что очень многим людям читать предложенный текст - невыносимо. Но если невыносимо читать - не читайте. Не тратьте силы и время.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 20:23
Сообщение #7


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(Граф @ 25.3.2020, 17:25) *
Абсолютно с вами согласен - мозги напрягать вредно. Особенно для писателей - становятся набекрень.
Лучше вообще жить и писать без них - как делают некоторые топы на АТ.


Да, всё правильно: глупо рыть яму руками, если рядом стоит экскаватор. Иными словами, не стОит тратить силы в малотолковых поисках наугад, когда в пределах доступности есть простенькая технология. Она, увы, автоматизирует не всё, но для фантастики - важнейшие вещи.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
крезот
сообщение 25.3.2020, 20:33
Сообщение #8


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 423
Регистрация: 22.1.2018
Вставить ник
Цитата




Ничего нового
Очередные крики, что аршином не измерить, бла, бла, бла...
Читать не стал
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 20:45
Сообщение #9


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(крезот @ 25.3.2020, 20:33) *
Ничего нового
Очередные крики, что аршином не измерить, бла, бла, бла...
Читать не стал


Вы поступили правильно. Извините, что не оправдал ожиданий.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 20:47
Сообщение #10


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




15. Факторы оптимальной привычности

Первый и самый очевидный фактор оптимальной привычности, понятности худ.произведения — это уже упомянутая выше человекообразность его персонажей. Точнее, "человекообразность" их поведения.

Люди больше всего сопереживают тому, что выглядит максимально по-человечески, по следующим причинам: во-первых, люди генетически настроены на жизнь именно в человеческом окружении. А во-вторых, в процессе жизни люди больше всего и чаще всего воспринимают своё непосредственное окружение. Которое в основном является как раз людьми.

Повторяю: каждый человек имеет, во-первых, врождённый настрой на пребывание среди людей (а значит, и на их восприятие) и, во-вторых, глубоко въевшуюся привычку пребывать среди людей (а значит, и постоянно воспринимать их).

В связи с этим всякое худ.произведение насквозь антропоморфно: выступают ли его персонажи в виде вороны и лисицы, в виде оловянного солдатика, в виде вакуумного робота или в виде разумной случайности из глубин квазизвёздного объекта — все они фактически просто переодетые люди, все они мыслят и ведут себя выраженно по-человечески.

Ещё один очевидный фактор оптимальной привычности, понятности худ.произведения — это постоянство и простота (достигаемая, конечно же, через ограниченность, через немногочисленность) "правил игры" произведения.

Здесь идёт речь, во-первых, о совсем небольшом числе персонажей — разумеется, при нормальных, то есть при "повесте-рассказных" объёмах худ.произведения.

Во-вторых, речь здесь идёт, понятно, о несменяемости главных персонажей. Это ведь только в реальной жизни расследованием преступления, борьбой до победы над неуступчивым противником, выполнением космической программы и т.п. частенько занимаются поочерёдно несколько человек или даже поочерёдно несколько коллективов. В художественном же произведении его главные персонажи должны от начала и до конца быть одними и теми же.

Сия несменяемость главных персонажей обеспечивается, в частности, их "несминаемостью". То бишь неуничтожимостью и в целом невредимостью — за счёт, в частности, правдоподобно преподносимой удачливости. Исключения тут невозможны принципиально: если персонаж является самым главным, ключевым — как, например, Шерлок Холмс или Тудор Миклован, — то такого пассажира укокошить можно только временно. Да и то лишь в самом конце одной из историй-серий про него. А в следующих историях-сериях ключевой персонаж непременно возрождается.

Разумеется, если персонаж не является главным, если он всего один из многих (таковы, как известно, персонажи особо длинных сериалов), то его исчезновение (типа впадание в ко́му на сотни серий СиСи Кэпвелла из "Санта-Барбары") на общее ощущение привычности-понятности происходящего практически никак не влияет.

В-третьих, речь здесь идёт ещё и об общей несменяемости и схематичности, несложности тех обстоятельств, в которых действуют персонажи. Это ведь только в жизни всё почти всегда запутано в клубок. Это ведь только в жизни постоянно возникают всё новые и новые важные привходящие обстоятельства. Это ведь только в жизни вечно случаются незапланированные резкие разорение или, наоборот, обретение наследства, потеря здоровья или, напротив, смерть врага и т.д.

Художественному же произведению такие значительные изменения "правил игры", такие чрезмерные утяжеления или облегчения изначально поставленных задач противопоказаны категорически.

Наконец, в-четвёртых, речь здесь идёт и о том, что каждому персонажу нужно иметь единственную главную цель и, равным образом, только одну сильную сторону. Но, разумеется, у персонажа должно быть много слабостей, разнообразных "ахиллесовых пят": чтобы по ним без проблем могла наносить удары злодейка-судьба. То бишь всевозможные неприятности. Впрочем, одну особо уязвимую, "коронную" ахиллесову пяту типа алкоголизма или помешанности на любовных интрижках и т.д. персонажу тоже желательно иметь. Наличие же большего числа этих важнейших для персонажей атрибутов может очень быстро запутать потребителя худ.произведения.

Ещё один важный и также очевидный фактор гипертрофированной, повышенной до оптимального уровня привычности, понятности — это чёткие (то есть и понятные, и в то же время достаточно лаконичные) изложение либо показ событий худ.произведения. Данный фактор важен настолько, что, например, в среде литературных профессионалов считается вполне достойным публикации или хотя бы внимания редакционной коллегии почти любое правильно, "литературно", то есть грамотно, не коряво написанное произведение — пусть даже ничтожное по содержанию.

Что же касается реальных жизненных ситуаций, то в них люди крайне редко сразу понимают происходящее — обычно о событиях вокруг себя люди поначалу долго имеют не вполне верное представление.

(Кстати, одна из причин превосходства по части популярности в России иностранной прозы над прозой отечественной объясняется, несомненно, тем, что переводчики с иностранных языков — это в основном ребята простые, не настроенные на литературный выпендрёж. В то время как многие отечественные писатели — люди чрезвычайно замудрёные. Соответственно, почти все переводчики в итоге своих усилий выдают нормальный, литературный, общепринятый в плане изложения, привычный по выражениям и потому хорошо усваиваемый текст.

Очень многие же писатели, в отличие от простых ребят-переводчиков, являются, увы, художниками от слова "худо". То бишь литературными ломаками. Они принципиально не могут писать нормально, просто, понятно, привычно для читателя. Их художнический — опять-таки от слова "худо" — статус настоятельно требует литературного выкаблучивания, непростоты, замудрёности изложения. И в результате на суд читателей поступают очередные "Инда взопрели озимые", восприятие которых до уровня понимания — нелёгкая, немилая работа. Выполнять такую нелёгкую работу могут только либо трудоголики, либо литературные мазохисты. А более-менее нормальные люди стремятся избегать.)

Разумеется, отмеченная чёткость изложения должна присутствовать в художественном произведении не только в словах от автора, но и в репликах персонажей произведения.

Некоторая невнятность реплик у отдельных персонажей худ.произведений иногда, правда, всё-таки может иметь место — но, во-первых, этой невнятности реплик следует быть незначительной, чтобы к ней удавалось быстро привыкнуть, притерпеться и перестать неприязненно замечать.

А во-вторых, ей надлежит обусловливаться серьёзными, важными причинами. Например, невнятность реплик персонажа должна помогать с ходу его опознавать (поэтому сие только на первый взгляд странно, что многие нерусские персонажи типа иностранцев, кавказцев или инопланетян предпочитают говорить в фильмах не на родных языках, а на русском с очень отчётливо выраженными акцентами). Или же невнятность реплик персонажа служит незаметной до поры до времени ценной деталью, "зацепкой", которой надлежит сыграть важную роль в сюжете.

Таким образом, все персонажи худ.произведения должны в целом удивительным (удивительным — потому что маловероятным: ведь в жизни отточенность экспромтных реплик встречается, как известно, крайне редко. В жизни люди в большинстве своём при разговорах постоянно "экают", путают понятия, употребляют слова не в оптимальном порядке, однообразно и неуместно матерятся, их речь страдает неоправданными повторениями слов или их частей, то есть тавтологиями ["вот это вот", "это все новости к этому часу", "поподробнее", "вовнутрь", "вовне", "сегодня в нашей игре "Своя игра" за своими игровыми столами играют следующие игроки", "с сегодняшнего дня", "к полудню следующего дня", "АвтоВАЗ", "произошло ЧП", "произошло ДТП", "сделал дело", "видавший виды", "сослужи службу", "прожил жизнь", "шутки шутить изволите", "в правильном направлении", "ей в приданое дано", "склонился в поклоне", "расчётный счёт", "академик академии", "академик РАН", "главный редактор главной редакции", "судья Верховного суда", "в оковы закована", "объединить воедино", "выделил в отдельное производство", "до определённого предела", "налогообложение", "городить огород", "ведать не ведал", "может помочь", "полностью заполнен", "написать письмо", "писать записку"] и плеоназмами ["внутренний интерьер", "героический подвиг", "заниматься бизнесом", "кредит доверия", "любимое хобби", "огромный мегаполис", "главный лейтмотив", "секретный тайник", "потенциальная возможность", "только лишь", "так, например", "опускаться вниз", "рак пятится назад", "и снова возвращаются обратно", "взаимодействовать друг с другом", "продолжать дальше", "высокорослый", "тяжёлый вес", "облегчать вес", "дешёвая цена", "кивнул своей головой в знак своего согласия", "дочитать до конца", "я хотел бы", "переизбыток", "движется процессия", "сильно буянил", "посыпалась вниз", "заградительный шлагбаум", "случайное совпадение"]) образом на ходу вспоминать наиболее общепринятые, наиболее подходящие, то есть максимально привычные для описываемой ситуации слова.

Кроме того, повышенная до оптимального уровня понятность, привычность ситуаций в худ.произведении обеспечивается ещё и тем, что все его персонажи легко и быстро различаются по ключевым чертам: по именам (это только в жизни люди постоянно путаются среди многочисленных Саш и Лен — например, русское войско в битве на Калке возглавляли сразу трое Мстиславов: Мстислав Романович, Мстислав Мстиславич и Мстислав Святославич), по внешности (это только в жизни люди не всегда сразу узнают знакомых) или, как отмечалось выше, по манере говорить.

(Кстати, иногда литературные произведения страдают длинными обменами репликами между персонажами почти без указаний на то, кому из персонажей какие реплики принадлежат. И коль скоро в очень долгих разговорах обязательно встречаются короткие, односложные реплики типа "Да" или "Что?", у которых отсутствуют особые, характерные словесные детали, отличительные черты, позволяющие с ходу опознать произносящего реплику персонажа, читатель в конце концов запутывается в принадлежности реплик.)

Ещё один очевидный фактор достижения оптимальной понятности худ.произведения — это максимальная достоверность, естественность, "знакомость" мотиваций персонажей. А также "знакомость" вообще всех событий произведения.

В жизни ведь, как известно, иногда происходят глупые, нелепые события, крайне редкие и потому невероятные совпадения.

В художественном же, то бишь в сочинённом произведении подобные события выглядят чрезвычайно недостоверно. Они создают у потребителя ощущение натянутости, искусственности повествования (именно о таких нелепых событиях и говорят, что подобное, мол, "нарочно не придумаешь").

Иными словами, в худ.произведении не сто́ит объяснять, например, исчезновение денег тем, что персонаж оставил их в наследство своей собаке (хотя в западных странах немало собак-миллионеров). Нет, этот персонаж должен либо хитро спрятать деньги, либо в крайнем случае пропить или проиграть их.

Равным образом нельзя объяснять человеколюбивый поступок закоренелого негодяя тем, что он вдруг перевоспитался (хотя в жизни такое всё же случается) — нет, подобному поступку следует оказаться коварной уловкой со стороны негодяя. И т.п.

Вышеупомянутая максимальная достоверность мотиваций является ближайшей родственницей той самой "типичности", о которой рассказывают на уроках литературы. Вот только "типичность" родом из уроков литературы касается одних лишь реалистических произведений ("правдивый показ типичных характеров в типичных обстоятельствах"). В то время как упомянутая выше максимальная достоверность мотиваций касается абсолютно любого худ.произведения. В том числе и самого что ни на есть сказочного. Ибо даже в сказке персонажам нельзя совершать маловероятные, "недостоверномотивированные" поступки.

Тем не менее маловероятные феномены в худ.произведении должны, повторяю, иметь место постоянно. Примерами таких маловероятных феноменов являются, как отмечалось, и бесконечное ускользание главных персонажей от смерти или от серьёзного увечья, и их постоянно внятное и стилистически безупречное, удачное по выражениям говорение, а также чёткая дикция и "идеальнозубость" главных киноперсонажей.

Однако такого рода маловероятные феномены никогда не воспринимаются потребителями художественного продукта как недостоверные и тем самым как нелепые.

Объясняется данное различие в отношениях потребителей художественного продукта к маловероятным феноменам очень просто: маловероятные сами по себе сохранность главных персонажей и внятность их говорения — это изначально подразумеваемые и не подлежащие изменению "правила игры". А вот разные нелепые, маловероятные события типа чьего-нибудь ни к селу ни к городу выигрыша в лотерею ближе к концу произведения — это уже нечто позорно близкое к нарушению изначально установленных "правил игры".

Ну и, как отмечалось, достоверность худ.произведения обеспечивается, в частности, максимально внятным его преподнесением. То бишь некоторые изъяны, например, сюжетных поворотов могут быть задрапированы до состояния почти полной незаметности высококачественной словесной "упаковкой". А также постоянными объяснениями текущей обстановки.

В более-менее качественном худ.произведении эти объяснения обычно происходят при разговорах персонажей. А для оправдания необходимости в таких объясняющих разговорах кто-то из персонажей должен нуждаться в той же самой информации, что и потребитель произведения. То есть данному получающему объяснения персонажу надлежит — равно как и потребителю произведения — находиться не полностью в курсе событий: ему следует быть этаким недотёпой доктором Ватсоном при почти всезнающем Шерлоке Холмсе.

Наконец, ещё один общеизвестный фактор повышения понятности худ.произведения обычно называют "экономностью устройства персонажей" или "избеганием избыточного реализма". Здесь имеется в виду, что персонажи худ.произведения, в отличие от реальных существ, действуют лишь время от времени, "включаясь", "оживая" только по делу, только в ключевые моменты. То бишь в худ.произведении без особой надобности никогда не описывается, как персонажи спят, как ходят по улицам, как выполняют рутинную работу, как посещают туалет и т.д.

Персонажи худ.произведений также не отягощают своё внимание многим из того, что живо волнует реальных людей. Которые обычно по горло загружены кучами сведений о мелочах типа телефонных номеров, сегодняшних телевизионных программ, транспортных маршрутов, расположения помещений на работе, бумаг в столе, деталей на складе, назначения ключей в кармане и т.д.

Благодаря этой экономности, во-первых, в действиях, выполняемых персонажами худ.произведения, а во-вторых, в устройстве их мозгов, потребитель худ.произведения не тратит внимание и время на избыточную для него информацию. А значит, меньше утомляется — и в результате лучше всё понимает. И потому получает больше удовольствия.

Вот в общих чертах и всё, что можно сообщить по поводу факторов гипертрофированной, то есть оптимальной привычности.

Итак, привычность, оптимальная понятность в худ.произведении обеспечивается, напоминаю:

1. "Человекообразностью поведения" персонажей.

2. Немногочисленностью персонажей.

3. Несменяемостью, неуничтожимостью ключевых персонажей.

4. Лёгкой различимостью персонажей.

5. Постоянством и простотой тех обстоятельств, в которых действуют персонажи.

6. Единственностью главной цели, единственностью сильной стороны и единственностью особо уязвимого места у каждого из персонажей.

7. Чёткостью — то есть ясностью и одновременно краткостью — изложения либо демонстрации хода событий произведения.

8. Достоверностью, естественностью, "знакомостью" всех мотиваций и событий в произведении.

9. Появлением персонажей только по делу, только в ключевые моменты произведения, избеганием "избыточного реализма".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
крезот
сообщение 25.3.2020, 20:59
Сообщение #11


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 423
Регистрация: 22.1.2018
Вставить ник
Цитата




Цитата(Молчишь- Кибальчиш @ 25.3.2020, 20:45) *
Вы поступили правильно. Извините, что не оправдал ожиданий.

знаю
на будущее, пишите сразу, что это ваши личные рассуждения
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 21:10
Сообщение #12


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(крезот @ 25.3.2020, 20:59) *
знаю
на будущее, пишите сразу, что это ваши личные рассуждения на отвлеченную тему
сбережет многим глаза и время

Спасибо за совет, но я ему уже последовал (просто Вы этого, увы, не заметили):

"2. Каков он, главный признак художественного произведения?

Мой ответ на данный вопрос (и оный ответ является основой всего дальнейшего изложения) таков: главный признак художественного произведения — это его максимальная увлекательность."


Но вообще предложенный текст посвящён объективным, не кажущимся вещам. Например, скукопись типа толстоевщины - это не худ.литература, худ.литература - это муляж для возбуждения и удовлетворения любопытства и т.п.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 25.3.2020, 22:38
Сообщение #13


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8754
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Цитата(Молчишь- Кибальчиш @ 25.3.2020, 21:10) *
Но вообще предложенный текст посвящён объективным, не кажущимся вещам. Например, скукопись типа толстоевщины - это не худ.литература, худ.литература - это муляж для возбуждения и удовлетворения любопытства и т.п.

Абсолютно согласен! Ну нах всех этих Толстоевских и Горьковых! Самая лучшая лит-ра - это порно! Увлекательнее не бывает!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 25.3.2020, 23:03
Сообщение #14


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(Граф @ 25.3.2020, 22:38) *
Абсолютно согласен! Ну нах всех этих Толстоевских и Горьковых! Самая лучшая лит-ра - это порно! Увлекательнее не бывает!

Ваша Светлость, порно - это, конечно, не худ.литература. Я писал про возбуждение и удовлетворение любопытства, а не полового влечения. Сделанная Вами грубоватая подмена означает, что лучших аргументов против моих оценок Вы пока не нашли.

И ещё: предъявлением своей запрограммированности на господствующие стереотипы Вы меня, конечно, не переубедите. Хотя я, конечно, ценю Ваши охранительные порывы.

Что же касается не лично моих, а именно объективных оценок толстоевщины, то их получают в слепых экспериментах.

http://extracted-from-internet.com/tastes.htm

"Возможно, здесь у въедливого читателя возникнет следующий вопрос: а каким образом надлежит отличать предметы искусства от предметов неискусства (чтобы развешивать их по разным галереям и включать либо не включать в школьные программы)? Не обнаружатся ли тут у автора этих строк большие затруднения: ведь оценка искусства-неискусства всегда выносится на основании вроде бы глубоко пристрастных вкусов, на базе чисто субъективных предпочтений? Не сыграет ли этот субъективизм здесь злую шутку, не помешает ли он вынесению вполне объективных оценок?

Нет, особых затруднений с рекомендациями тут не обнаружится ни у одного нормального материалиста. Каждый из которых уже по своему определению — сторонник именно научных подходов. А один из главных научных инструментов — это, как известно, эксперимент. Желательно, слепой. И желательно, с использованием контрольных групп.

То есть для подтверждения, например, несравненного сладкозвучия скрипок Страдивари во Франции однажды организовали такой научный (потому что он был именно слепым и в нём использовалась контрольная группа) эксперимент.

Отделённый светонепроницаемой ширмой от дипломированных искусствоведов (с их вроде бы чисто субъективными восприятиями) музыкант исполнял на последовательности разных слегка и одинаково загримированных скрипок, в числе которых две были работы Страдивари, одно и то же музыкальное произведение. А дипломированные искусствоведы за каждое пронумерованное исполнение выставляли свои чисто субъективные оценки. Эти оценки после расшифровки номеров и показали, что скрипки работы Страдивари на самом деле обладают достаточно средненьким, далеко не выдающимся звучанием.

Для подтверждения высочайшей художественной ценности "Чёрного квадрата" можно провести аналогичный эксперимент. То бишь повесить перед самой что ни на есть субъективно настроенной комиссией ряд одинаковых чёрных квадратов, только один из которых принадлежит кисти Малевича. А все остальные нарисованы на скорость (в районе, допустим, десяти минут) как дипломированными художниками, так и людьми с улицы.

Но как поставить нужный эксперимент с толстоевщиной — чтобы она тоже воочию продемонстрировала свою художественную мощь? Ведь проблема в том, что главные российские специалисты по высококлассным текстам запросто могут до мелочей знать корявенькую писанину Толстоевских — и потому даже очень похожие по стилю на толстоевщину тексты из контрольной группы непременно будут отнесены этими специалистами в низший сорт.

Выход заключается, на мой взгляд, в следующем: на Западе братьев Толстоевских некоторые литературно образованные люди тоже ужасно любят, однако русского языка и, соответственно, точных русских формулировок толстоевщины — не знают. То есть эти западные обожатели толстоевщины полюбили её в переводах на их, обожателей, родной язык с русского. Значит, русский язык в деле формирования любви к толстоевщине — не главный по важности фактор.

Соответственно, нужно ещё раз более-менее точно перевести отрывки из Толстоевских, например, на английский, заменить в этих отрывках названия на какие-нибудь новые и не характерные для Толстоевских — и разослать затем все получившиеся тексты по англоязычным редакциям (где, повторяю, нет такого числа крупных специалистов по толстоевщине, как у нас) с просьбой сообщить: продолжать ли, мол, автору писать подобные тексты или сперва нужно всё-таки малость подучиться литературному ремеслу?

Не сомневаюсь, что большинство редакций даже не ответит на такие послания, а сразу отправит многословную графомань в мусорную корзину. В то время как в случае гениальности толстоевщины редакторы должны были бы прибежать к отправителю на цыпочках с многомиллионными контрактами в зубах."
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Vadim Astanin
сообщение 25.3.2020, 23:12
Сообщение #15


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 151
Регистрация: 23.8.2012
Вставить ник
Цитата




Цитата
Выход заключается, на мой взгляд, в следующем: на Западе братьев Толстоевских некоторые литературно образованные люди тоже ужасно любят, однако русского языка и, соответственно, точных русских формулировок толстоевщины — не знают. То есть эти западные обожатели толстоевщины полюбили её в переводах на их, обожателей, родной язык с русского. Значит, русский язык в деле формирования любви к толстоевщине — не главный по важности фактор.

Соответственно, нужно ещё раз более-менее точно перевести отрывки из Толстоевских, например, на английский, заменить в этих отрывках названия на какие-нибудь новые и не характерные для Толстоевских — и разослать затем все получившиеся тексты по англоязычным редакциям (где, повторяю, нет такого числа крупных специалистов по толстоевщине, как у нас) с просьбой сообщить: продолжать ли, мол, автору писать подобные тексты или сперва нужно всё-таки малость подучиться литературному ремеслу?


ЕГЭ - зло (причём абсолютное).
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
крезот
сообщение 26.3.2020, 0:36
Сообщение #16


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 423
Регистрация: 22.1.2018
Вставить ник
Цитата




Цитата(Молчишь- Кибальчиш @ 25.3.2020, 21:10) *
Спасибо за совет, но я ему уже последовал (просто Вы этого, увы, не заметили):

не заметил, потому что первые две тысячи знаков написаны малолетним придурком,
так что желания читать остальное отбило очень быстро
и я не один привык судить по первым абзацам
в общем, начало неудачное
остальное я тоже почитал
текст полон мусора и смысловых нулей, на десять нужных слов приходится двадцать лишних
написано научным языком с претензией на статью, то есть скучно и утомительно
вы, как автор, могли бы и почистить текст
много воды
вроде бы и сказано много, а по сути ничего толком
и почти ничего, что может помочь на практике
зато хватает истин от кэпа, навроде "писать надо интересно"
а вот из чего это складывается не раскрыто (все идет общими фразами)
некоторые факты идут утверждениями, как якобы истины, хотя на самом деле таковыми не являются
не спорю, что некоторое подмечено верно, но с частью этих утверждений можно спорить до хрипоты,
а с другая их часть не отражает сути либо частично искажена
часть же особенностей в тексте вообще отсутствует
в целом, текст можно назвать интересным, но малополезным и хреновато приспособленным для чтения (хотя сам автор пропагандирует обратное)
выводы отчасти напоминают рассуждения одного из слепцов о слоне, что потрогал хобот (мол слон это такая змея)
так-то я читал схожие мысли написанные полнее, понятней и интересней
но вопросы подняты неплохие, местами было забавно
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 26.3.2020, 2:37
Сообщение #17


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




Цитата(крезот @ 26.3.2020, 0:36) *

Спасибо, что написали так развёрнуто. Вы сообщили про мой текст:

Цитата
"написано научным языком с претензией на статью, то есть скучно и утомительно"

Что значит "написано научным языком"? С использованием ультранаучной иностранной терминологии, со сложными длинными оборотами, с многочисленными ссылками, с реверансами в адрес авторитетов? Но ничего этого у меня, надеюсь, нет.

То, что текст конкретно для Вас скучен и утомителен - не здорово, конечно. Но Вы, судя по всему, просто продвинутый человек. А таковы далеко не все. На них-то я и ориентируюсь, стараясь объяснить, донести такие сведения, с которыми многие изначально несогласны. Смотрите, какое сопротивление вызывало утверждение, что сочинитель не должен походить на братьев Толстоевских. А если почитать форум, то окажется, что на их защиту встаёт не меньше половины здешних любителей фантастики. Значит, даже для любителей фантастики слова "писать надо интересно" - это далеко не истина. Значит, её приходится доказывать, подкреплять сведениями из биологии.

Вы назвали текст "малополезным и хреновато приспособленным для чтения (хотя сам автор пропагандирует обратное)".

"Сам автор" пропагандирует увлекательность именно худ.произведений. А вовсе не увлекательность инструкций, помогающих сочинить такие худ.произведения. Худ.тексты "сам автор" пишет вот так: http://fantasts.ru/forum/index.php?showtopic=12134

Мой опыт общения показывает, что основная часть споров возникает из-за того, что люди не договариваются изначально о терминах и об основах. Конечно, даже договорённость о них споры не ликвидирует. Но обычно заметно уменьшает. Поэтому ответ человеку (Иржи Морде), с выступления которого всё началось, я и вынужден был начать с основ.

Что же касается проблем с полезностью моего текста, то вполне допускаю: да, для кого-то она нулевая. Но любителю сочинять фантастику мой текст может пригодиться. Вы просто подождите выносить очередной приговор (их у Вас уже штуки три), ведь текст ещё не закончен.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Молчишь- Кибальч...
сообщение 26.3.2020, 3:22
Сообщение #18


Играющий словами
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 71
Регистрация: 14.2.2020
Вставить ник
Цитата




"текст полон мусора и смысловых нулей, на десять нужных слов приходится двадцать лишних.
вы, как автор, могли бы и почистить текст
много воды
вроде бы и сказано много, а по сути ничего толком"


Как я понимаю, это претензия к многочисленным повторениям. Которые я сделал специально и сокращать не намерен. Повторять одну и ту же новую для читателя мысль нужно как можно больше. Раньше я думал, что хватит четырёх-пяти раз, но оказывается, этого совершенно недостаточно.

Мой друг написал книгу "Теория общества", в которой, в частности, многократно повторил, что социум зародился из материнской группы. И отношения в этой группе были не семейными, не родственными. Я и другой друг говорили автору, что нужно больше разъяснять про материнскую группу. Но автор отвечал, что ненормальны только мы двое, а остальные люди нормальны и потому с двадцати повторений точно всё усвоят.

Готовую книгу (с двадцатью повторениями) отдали на рецензирование доктору исторических наук. За рецензию заплатили 400 евро. Доктор написал разгромную рецензию, которую построил на том, что, мол, автор выдумал какую-то внеисторическую "материнскую семью". А это это, мол, глупость, поскольку коллективы перволюдей были не семейными, не родственными.

То есть материнская группа автора превратилась у рецензента в его собственную "материнскую семью", которую он и разгромил словами самого автора. http://library-of-materialist.ru/otvet.htm

Текст, который, надеюсь, будет здесь опубликован, я отослал на рецензирование известному редактору фантастики. Редактор сочинял рецензию два месяца (и в целом она получилась не отрицательной), но в ней задал вопрос: откуда столько нападок на странноватых "братьев Толстых"? Кто это такие? Ведь Алексей Константинович и Алексей Николаевич вроде бы не графоманы. То есть человек и не знал, и многократно прочитав в моём тексте, не заметил известную шутку Ильфа и Петрова про "Толстоевского".

В общем, в нехудожественных текстах нужно повторять и повторять мысли. Только тогда, возможно, их и заметят.

Кстати, стоило лишь выразить мысль без повторений

2. Каков он, главный признак художественного произведения?
Мой ответ на данный вопрос (и оный ответ является основой всего дальнейшего изложения)...


как её тут же не заметили.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
крезот
сообщение 26.3.2020, 10:27
Сообщение #19


Искатель тайн
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 423
Регистрация: 22.1.2018
Вставить ник
Цитата




Возможно я неверно выразился насчет «научного языка». Проще говоря, есть разные виды текста: статья, заметка, репортаж, научная статья, доклад. Само собой, язык там отличается от обычного.
Вот у вас именно «доклад, статья». Псевдонаучная. Этакий профессор читает доклад своим коллегам (хотя вы же вроде пытаетесь убедить простого обывателя, ну или максимум собрата по перу). Дык вот, профессору простительно писать грязно (он то не знает, как писать правильный читабельный текст). Но вы же вроде знаете. Значит либо с текстом не работали, либо сознательно натолкали туда мусора. Причин видится несколько:
- создать этакую псевдонаучную заумь, чтобы придать авторитетности своим выводам;
- скрыть огрехи в своих рассуждениях;
- перегрузить читающего кучей кривых фраз и блокануть ему мозг, чтобы влить туда свои истины (аля НЛП).
На деле же получился лишь тяжелочитаемый, пустоватый текст, который утомительно читать. Причем навязчивый. А попытки убедить в своей правоте повторами, навязчивыми и неуклюжими. Это немного раздражает. Хотя я в целом не против такого подхода, но считаю, что даже инструкция должна быть легкочитаема и понятна. Если вы конечно хотите кого-то чему-то научить, а не напустить пара.
Смысловые нули – это как раз добавленный вами или не вычищенный мусор. Аля:
«C тoчки зpeния бaнaльнoй эpyдиции и мaтeмaтичecкиx aбcтpaкций, oтдeльнo взятый cyбъeкт, имeнyeмый в цeляx yпpoщeния дaльнeйшeгo излoжeния индивидyyмoм, иcпoльзyя мeтoд квaзиквaдpoмoдyляpнoй тpaнcдeнтaции, игнopиpyeт тeндeнции пapoдoкcaльныx эмoций».
У вас не совсем то же, но лишних слов более чем хватает.
Так-то я поддерживаю основную мысль (если я ее правильно понял). Человек – животное, которому всвязи с его физиологией и психикой нравятся четкие, определенные вещи. Хотя понятие «интересного текста» в статье, больше подходит «популярному тексту». Это как-то четче отражает суть.
С утверждением же, что достаточно только увлекательности, я несогласен. Но тут расхождения на уровне вопроса «зачем люди читают книги».
Попытки сформулировать параметры, определяющие интересность-увлекательность текста, конечно же приветствую. Только полнее надо это делать и понятней.
А так-то при желании вас тут по некоторым пунктам распнут.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Граф
сообщение 26.3.2020, 12:29
Сообщение #20


Носферату
*****

Группа: Пользователи
Сообщений: 8754
Регистрация: 6.7.2011
Вставить ник
Цитата
Из: Москва




Вся суть данных рассуждений сводится к одной фразе, которую я сформулировал еще много лет назад: "Фантастика может быть любой, кроме скучной".
Все остальное - словесный понос.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

4 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 9.4.2020, 19:58